Прощай, оружие!

Быстрая доставка. Простой возврат до 60 дней.

Автор
Издательство Эксмо-Пресс
Перевод Вера Топер , Евгения Калашникова , Борис Изаков , Елена Голышева
Серия Зарубежная классика
Язык русский
Год 2001
ISBN 5-04-004005-9
Тираж 7000
Переплёт Твердый переплет
Количество страниц 592
Мелованная бумага false
Цветные иллюстрации false
Название Прощай, оружие!
Тип издания Авторский сборник
Тип книги Печатная книга
133
Нет в наличии
с 20 ноября 2019
История цены:
Средний отзыв:
4
* * * * *
Прощай, оружие!
3 5
* * * * *

Бесспорно, рано или поздно, как уважающий себя пацифист, я должен был прочесть эту книгу и потом восторгаться бесчисленное количество раз. Как когда-то проделывал это после ремарковского "западного фронта", который "без перемен". Но все мои зарождавшиеся в матке сознания восклики съела сухость повествования, умело обнаруженная к третьему десятку страниц. Да, пусть это будет сослано на жанр и авторские "примочки". Но что делать, когда от таких "примочек" метастазами разрастается скука по всему телу...? А вместе с ней и зевание ... Ну вы поняли! Спору нет, бездна характеров, водоворот страстей в мясорубке сюжета не вызывает нареканий! И леймотив жуткой изнанки войны...только подпитывает правильность убеждений человека, которому отвратительно любое насилие. То бишь мне.
И как будто в подтверждение сухости военной муштры, авторский голос был полностью бездушен и бесцветен, как и зычный вопль военкома. Кто-нибудь проводил лингвистическое исследование на предмет подсчитывания в тексте романа слова "сказал" и иже с ними "сказала, сказали"? А здря... На двух страницах было обнаружено около 30. Когда перестану пить, то обязательно займусь вот такой "научной деятельностью". Возможно, что камень стоит бросать в огород переводчиков, а не автора. Но вам бы стало легче, если бы принесенное Вам в ресторане дорогое блюдо оказалось весьма сомнительным по качеству, а любезные официанты бы объяснили, что "блюдо таково в своем изначальном рецепте"?

Прощай, оружие!
3 5
* * * * *

Спустя первичный порыв эмоций, психологические объятья не кажутся такими уж глубокими. Вот так всегда хочется считать локально-приятные действия непременно неотъемлемыми шагами к формированию той самой, неясной модели счастья.
- Не трогайте нас, пожалуйста. Мы вот тут просто с краю постоим, но так же, вместе со всеми претендуем на незаслуженную любовь и покой.
В войне с собою побеждают стойкие, поверившие в свои собственные, а не чьи-то еще идеалы. Кто готов в самом прямом смысле умереть ради сохранения ценностей. Вот потому и непобедимы. Ну что ж, воюем дальше. От одной ветхой, нереализованной, мечты до другой.

Прощай, оружие!
4 5
* * * * *

Хорошо, конечно, читать эту книгу, уже перешагнув наивное юношество; история этой любви кажется не идеальной, а страшной. Тягостно-безоблачное, исступленное растворение друг в друге, бесконечная созависимость одиноких, потерянных, потерявших. Любовь, которой не дано жить, не дано продолжать жизнь; она - суть смерть. От легкой дрёмы до глубоких сладких снов в вечную темноту - логичное развитие этой линии, и герои, всё глубже засыпающие друг в друге, воспринимаются такими отчуждёнными абстракциями, что лишь в момент пробуждения вспыхивает к ним острая жалость.

А мир реальный - это мир войны, околовойны: враждебный, непредсказуемый, бесчеловечный. Усталость от бессмысленной войны - лучшее, что здесь передал Хемингуэй. Все оттенки этой тяжёлой усталости окрашивают жизнь в глазах героя.

Но мужчина не должен думать о смысле и не должен уставать, когда идёт война;
годы идут, а постулаты убийц своих народов вечны.

Прощай, оружие!
4 5
* * * * *

После прочтения осталось ощущение невыносимой печали, горечи и даже безысходности бытия. Уж, простите за заезженную фразу, но такая философия в книге, безусловно, есть. И без нее не получилось бы столь целостного произведения.

Меня очень зацепил стиль повествования, в котором я нашла некую особенность. Некоторые мысли, а точнее словосочетания, автор повторял за очень короткий промежуток. Именно благодаря такому повторению фраз я погружалась в книгу целиком. Мир вокруг растворялся, я оказывалась среди заснеженных гор далекой Италии, где иногда шли абсолютно бессмысленные и скверные бои.

Однозначных выводов по первому знакомству с творчеством Эрнеса Хемингуэя я сделать не могу, но при
том со стопроцентной уверенностью могу сказать, что это только начало. Пока у меня двойственные ощущения, я с осторожностью подбираюсь к произведениям этого автора, но откладывать в долгий ящик не буду.

Прощай, оружие!
5 5
* * * * *

Прочитав парочку других рецензий на это произведение, я понял, что как всегда это бывает : одна часть людей боготворит писателя , а другая критикует.
И осуждать в таком случае никого нельзя и не стоит . Каждое мнение это сугубо личное ( хоть и не стоит его навязывать другим ).
Лично мне книга понравилась. Да изначально было непонятно и не столь интересно ( но так бывает во многих книгах пока не познакомился с героями и их бытом ) . Это первая прочитанная мной книга Хемингуэя. И могу сказать что очень схоже с произведением Ремарка . Что то вроде совокупности "на западном фронте без перемен" и " три товарища " , но никакого туберкулёза .
В общем чтоб не многословить , считаю , что книга достойна для того , чтоб Ее прочли. Нисколько не жалею .

Прощай, оружие!
1 5
* * * * *

Не понравилось вообще. Ни сюжет, ни герои, ни язык. Наверно, Хемингуэй - это не мое, но я собираюсь еще уточнить эту информацию, потому что судить по одному произведению как-то несерьезно.

Книга заявлена вроде про войну и про любовь. Про войну крайне мало и весьма странно. Я понимаю, что это 1 мировая и она совсем другая. Но...да ладно.

Любовь тоже не поддается пониманию. Главный герой любил выпить, это факт. На каждой странице сплошная выпивка, аж тошнит. Ну а женщина его любила, конечно, но до того она бесхребетная...

О языке прямо отдельно. В некоторых местах чуть кровь из ушей не пошла...

Например,
- Когда вы будете петь здесь?
- Осенью я выступлю в "Ла Скала".
- Пари держу, что в него будут швырять скамейками, - сказал Этторе. -
Вы слышали про то, как в него швыряли скамейками в Модене?
- Это враки.
- В него швыряли скамейками, - сказал Этторе. - Я был при этом. Я сам
швырнул шесть скамеек.
- Вы просто жалкий макаронник из Фриско.
- У него скверное итальянское произношение, - сказал Этторе. - Где бы
он ни выступал, в него швыряют скамейками.
- Во всей северной Италии нет театра хуже, чем в Пьяченца, - сказал
другой тенор. - Верьте мне, препаршивый театришко. - Этого тенора звали
Эдгар Саундерс, и пел он под именем Эдуарде Джованни.
- Жаль, меня там не было, а то бы я посмотрел, как в вас швыряли
скамейками, - сказал Этторе. - Вы же не умеете петь по-итальянски.

Не понимаю, зачем столько внимания скамейкам... сама бы швырнула парочку.

Диалоги ущербные. Примерно в таком роде:

- Приятного аппетита, - сказала она.
- Спасибо, - сказал я.
- Пожалуйста, - сказала она.
- Вы очень любезны, - сказал я.
- Да что вы! - сказала она.

И так до бесконечности.

В общем, мне было тяжело с этой книгой. Но я рада, что ее осилила. Потому что познакомилась с новым для себя автором.

Прощай, оружие!
5 5
* * * * *

Великолепная, наверное, одна из самых сильных книг автора, где опять смешивается любовь и война, бесцельные смерти и яростное желание выжить. Ещё один гимн бессмысленной жестокости и ненужности войны, Первой мировой бойни, в которую оказалась затянута вся Европа. Книги Ремарка об этом вопросе мне ближе, они жестче и строже. Хемингуэй же предстает в виде самостоятельного мужчины, волевого и решительного, сам отвечающего за себя, далеко не труса. С другой стороны, он любит хорошую выпивку, качественное курево, приятное женское общество. Он не показывает (в этой книге) бой, ужас обстрела, минное поле. Его герой медик, сталкивающийся непосредственно с огнём только когда выезжает на фронт с санитарными машинами. Он показывает смерти как слепую волю случая, шальной снаряд, который разорвался именно здесь, а не там. Смерть от пули соотечественника просто потому, что все слишком напуганы неожиданным прорывом немцев. ГГ вообще случайно оказался в этой армии, он американец, просто длительное время жил в Италии, и посчитал необходимым пойти в итальянскую армию. И он честно выполняет свой долг, и после ранения, и во время отступления, но он не фанатик и не собирается им становиться. Как только возникает прямая угроза его жизни, угроза глупая, исходящая изнутри страны, от полицейских сил, он принимает решение больше не воевать.
Я все больше о войне и совсем не упоминаю историю любви, разворачивающуюся на её фоне. А ведь это не просто яркое пятно, это движущая сила героя, заставляющая его мобилизовывать все силы, защищая своё счастье. А оно не может длиться вечно, автор не забывает нам об этом напомнить. Впрочем, ничего другого от него я и не ожидала.