Триумфальная арка

Роман известного немецкого писателя Э. М. Ремарка (1898 - 1970) `Триумфальная арка` повествует о жизни в Европе накануне Второй мировой войны и посвящен хорошо знакомой автору теме эмиграции.
Автор Эрих Мария Ремарк
Издательства Фолио, АСТ
Язык русский
Год выпуска 2004
ISBN 5-17-012940-8
Код товара 9785170129409
286
Магазин »
Нет в наличии
с 25 октября 2017
История изменения цены:
Средний отзыв:
4.5
Триумфальная арка
/ Ozon.ru
5 5

Я много лет старательно избегала Ремарка. Еще в институте мы учили немецкий язык, и мои однокурсницы из рук в руки передавали его книги. Они читали Ремарка в метро, дома, на парах, выходили из аудиторий с заплаканными глазами, приезжали утром на занятия невыспавшиеся и абсолютно удрученные. Я смотрела на них и понимала – не хочу таких книг! И яркости такой не хочу. Тогда в 20 лет яркость эмоций представлялась мне только в позитивном свете и никак иначе. Тогда я еще не умела плакать над книгами, и уж точно не считала нужным выбирать подобную литературу специально.
В общем, прошло уже достаточное количество лет, я пролила немало слез на страницы книг, но от Ремарка по-прежнему шарахалась. Где-то там, на подкорке, ясно и отчетливо было записано: «Ремарка не читать!» Так и было – не читала, – до недавнего времени.
И вот сижу я на кухне с чашкой горячего чая в одной руке, с яблоком – в другой, и перед глазами у меня – «Триумфальная арка», или красивейший из европейских романов XX века. Роман о любви, войне и смерти. Эрих. Мария. Ремарк. И я знаю, что в этой книге отчаяние, тоска, боль, знаю, что пролью немало слез, знаю… и все равно открываю первую страницу… Говорят, что запретный плод – сладок. Вот и Ремарк стал для меня таким «запретным плодом». Сама того не зная, я построила для себя железный занавес, разрушить который было так же восхитительно, как и неимоверно ужасно. Я читала, глотая слезы, и не могла остановиться. Меня засасывало, эта книга притягивала, не отпускала, била по сердцу, заставляла задерживать дыхание от отчаяния, но не давала уйти, не позволяла отдохнуть, прийти в себя. До самой последней страницы она тисками держала меня и безраздельно владела моим вниманием. Она не дарила ни капли надежды, но бросить и не дочитать было совершенно невозможно.

Читать о боли тяжелее, чем испытывать ее самой. Даже сам факт необратимости меркнет перед невозможностью помочь или хотя бы поддержать. Нужно быть неимоверно сильным человеком, чтобы согласиться стать сторонним наблюдателем без единого шанса быть услышанным – хоть связки себе сорви от крика.
Я до сих пор не могу понять, как можно так писать, что даже в счастливых моментах сквозит печалью? И она притягивает – эта сладковатая, терпкая печаль с привкусом одиночества, – в буквальном смысле слова манит. Ей хочется дышать, как дышишь дымом сигарет, ее хочется пить, как кальвадос. И легкий яблочный оттенок в горечи водки будет постоянно напоминать о том, что грусть может быть с привкусом сладости, с ароматом лета. И с ней невозможно бороться, нельзя противостоять, устоять, пережить: либо принять – вдохнуть глубоко в легкие дым, который подарит минуты наслаждения и будет медленно отравлять организм изнутри; либо попытаться сбежать, отказаться, забыться – оставить бутылку кальвадоса на столе нетронутой… хотя бы на сегодня.
«Триумфальная арка» не поразила меня, нет. Эта книга превратила свои печатные слова в кулак и со всего размаху ударила меня в солнечное сплетение. Она заставила меня сжаться от ужаса в комок, тихонько заплакать в подушку и восхищенно замереть перед ней, перед ее величием и каким-то совершенно необъятным пониманием жизни. Ремарк совершенно не жалеет своих читателей, он предлагает им самую жесткую, самую необратимую и удручающую правду жизни – и этим он прекрасен. Его произведения как будто светятся – тусклым желтым светом уличного фонаря, блеклыми каплями дождя на оконном стекле. Но вместе с тем этот приглушенный отсвет настолько уютен и притягателен, что даже в самой критической боли, в самом бездонном отчаянии можно разглядеть потрясающую красоту, нежность и легкость.
Моя однокурсница как-то охарактеризовала книги Ремарка: «Безысходность». Мне показалось, что именно ради этой безысходности и стоит читать его произведения. Пусть я скажу безумно банальную фразу – но именно безысходность учит замечать мелочи вокруг. Когда мир сужается до пределов боли, то в этих границах человек начинает обращать внимание на мелочи – на бабочку, капли дождя, огонек от спички… Книга «Триумфальная арка» заставила меня другими глазами взглянуть на свою обыденность и повседневность.
У Ремарка совершенно потрясающий, просто невероятный язык! Его манера повествования буквально вскружила мне голову. Ремарк столь мастерски простым языком описывает самые повседневные мелочи жизни (которые, порой, и не замечаешь), что хочется сейчас же, немедленно оказаться там и все это прочувствовать самой, увидеть своими глазами.

В окно мягкими пальцами стучался дождь.

На улице стоял вечер с фиолетовыми глазами.

Манто соскользнуло с плеч и черной пеной легло у ее ног.

Спичка крохотной кометой летит на землю.

С площади Этуаль на серебряных ступнях незаметно пришла прохлада.


И это только малая часть примеров прекрасного, волнующего слога Э.М. Ремарка.

Теперь утром, проезжая мимо высоток, я смотрю на окна. За этими окнами чего только не происходит: люди просыпаются, завтракают, ссорятся, мирятся, расстаются, кому-то звонят, кто-то просто смотрит в окно на рассветное небо… А я вижу, что солнышко, которое только-только начинает просыпаться, одинаково радостно и ярко отражается в каждом окне. Ему не важно, что происходит за каждым стеклом, оно просто дарит всем свою яркость, начиная наше утро. Я не могу так же красиво, как Ремарк, написать про эти самые оранжевые лучи в окнах домов, но я вижу их, вот просто вижу солнечных зайчиков и улыбаюсь. И эта красота находит свои слова в душе – те самые, которые нельзя выразить буквами.
Вот так через призму боли и уныния можно увидеть красоту и тепло в самых обычных и повседневных вещах. Учиться жить можно и нужно всегда: в любом возрасте, в любое время, в любой ситуации. Безусловно, хорошо, что есть такие книги – в «Триумфальной арке» настолько большая концентрация ада при жизни, что невольно начинаешь искать те малые крохи позитива, которые автор скудной россыпью поместил на страницах. А после, отрывая взгляд от книги, начинаешь с настойчивой дотошностью осматривать свой мир – здесь лучше, чем там, и это уже совсем неплохо.
Мне кажется, что Эрих Мария Ремарк до умопомрачения любил жизнь. Он видел ее с разных сторон: в его жизни была и любовь, и потери, и война, и смерть. Все это, безусловно, отразилось в его произведениях. Да, конечно, в них слишком много гнетущего, разящего, сбивающего с ног, но невозможно не увидеть безмерную жажду жизни, нескончаемую любовь к ней, желание творить и дышать полной грудью.

Триумфальная арка
/ Ozon.ru
5 5
Любовь как болезнь – она медленно и незаметно подтачивает человека, а замечаешь это лишь тогда, когда уже хочешь избавиться от нее, но тут силы тебе изменяют.


Это не книга, нет. Это целая жизнь, пробирающая до мурашек, от которой невозможно оторваться и которая надолго останется в сердце.
На такие книги сложно писать отзывы, даже слишком. Потому что они сбивают с ног и не дают времени, чтобы опомниться. С самых первых строк читателя как будто подхватывает волной, такой огромной, а он сидит на гребне, не в силах ничего изменить, не имея возможности выбраться на берег. Потому что книга – как море. И даже больше.

Два человека. Мужчина, «жалкий романтик, лишенный иллюзий и временно именуемый в этой короткой жизни Равик». Женщина, «амазонка с глазами цвета морской волны, наделенная инстинктом наседки и проповедующая банкирский идеалы», Жоан. Профессиональный хирург, лучший из лучших, которому приходится прятаться от полиции в чужой, однако более родной, чем Германия, стране, не выдавая себя, работая подпольно, отдавая все свои заслуги другому. Актриса, и сама понимающая, что ее талант не идеален, яркая и эмоциональная, отличающаяся от многих и мечтающая о том, чтобы любили и восхищались только ей. Что их объединяет? Любовь, конечно же она. Трагичная, в чем-то сумасшедшая, но однако любовь. Они потрясающие, их невозможно не полюбить. А как меняется Жоан на протяжении всей книги! Впервые мы встречаем безучастную ко всему, «пустую женщину», а к концу она расцветает, меняется до неузнаваемости. И вместе с тем меняет Равика, с ног на голову перевернув его жизнь, всколыхнув старые воспоминания.
А между всем операции, удачные и неудачные, мальчик без ноги, женщина, которая больше никогда не родит. И Кэт со смертью в животе. К ней я особенно привязалась. Она смогла. Она смогла принять это, смогла смириться.
Потом сестра, которой выздоравливающие дарят подарки, а умирающие не дарят ничего. Семья евреев и мальчик, задающий глупый, однако все равно безответный вопрос. И женщина, видящая тараканов, одних тараканов вокруг.
Столько людей, столько образов. И все это в предвоенном Париже, понимающем неизбежность войны, однако все еще надеющемся на то, что кровавые бои его не заденут.
И между тем там остается место для мести, беспощадной, угнетающей, затуманившей рассудок. Однако справедливой. Для меня она более, чем справедлива. Пусть Хааке лишь жалкий человек, выполняющий чьи-то поручения, пусть он на деле никто, однако именно в нем выражается вся злоба, все несчастья - это именно он.
«Время лечит». Люди постоянно твердят это, считая эти слова лучшим утешением, ведь «через пару лет ты и совсем про это забудешь». Однако это не правда, теперь я не верю. Это глупые, глупые слова. Время с прошлым всегда у тебя за спиной, от них никуда не деться, если днем еще возможно скрыться, соорудить неприступную стену, то ночью они обязательно тебя найдут. И они не дают ране зажить, снова и снова напоминая о ней. Время не лечит. Это мне рассказал Равик, а ему я верю.
Знаете, бывает такое, когда полностью, со всеми концами, погружаешься в книгу, что из нее не вытащить никакими способами. А ты как будто стоишь где-то в стороне, за углом, и наблюдаешь за героями. Ведь бывало такое? У меня с «Триумфальной аркой» все было именно так и никак иначе. Хотела смаковать описания, чтобы она тянулась, как патока, эта потрясающая книга, и в начале это даже получалось, а в итоге проглотила ее за один день.
А как она закончилась! И теперь я понимаю, что конец не мог быть никаким другим, только так, пусть жестоко, пусть тяжело, но никак иначе. В конце эта книга ударила наотмашь, а потом выстрелила в шею, попав прямо в седьмой позвонок. И у меня парализовало ноги, потом руки, а потом стало сложно дышать. Это сильная книга, производящая не менее сильное впечатление.

Потрясающий момент, когда каждый их них заговорил на своем языке. Они сломили все преграды, разрушили все стены, но это случилось слишком поздно. А ведь Жоан не раз говорила, что между ними какая-то стена. А когда преграда исчезла, она не смогла вдоволь насладиться этим, не смогла насладиться и тем, что наконец-то полностью заполучила Равика. Именно эта сцена очень сильно меня потрясла.

- Ti amo,* - произнесла она.
Жоан сказала это на языке своего детства. Она слишком устала, чтобы говорить на другом. Равик взял ее безжизненные руки в свои. Что-то в нем оборвалось.


* Люблю тебя (итал.)
И во мне тогда что-то оборвалось.
И до сих пор я под впечатлением, эта книга о многом. Это книга, которая оставляет после себя горькое послевкусие.

Триумфальная арка
/ Ozon.ru
5 5

"Вы же сами прекрасно знаете, как на нас, беженцев, смотрят везде и всюду.
От своих отстали, к чужим не пристали.
На родине нас считают предателями, а на чужбине — иностранными подданными."

"Триумфальная арка" - не единственное произведение с эмигрантской тематикой. До сих пор хранится в памяти роман "Возлюби ближнего своего". Так уж Ремарк пишет, что забыть его произведения не получается - слишком натуральны в них боль, отчаяние, безысходность, страх... Писателю не нужно было выдумывать душещипательные истории, он прошел через многое, и в честности его книг не сомневаешься.

Как жить человеку, у которого нет будущего? Он не может иметь дом, семью, он не вправе позволить себе любить и мечтать... Куда спрятать душу и в каких тайниках схоронить прошлое?
Возможно, герою этой истории легче - он врач. Не просто специалист, а талантливый хирург, которого хотела бы иметь в штате любая больница. И его нелегальные услуги востребованы, им пользуются (или его используют), закрывая глаза на немецкий диплом (который не признают во Франции) и отсутствие паспорта.
Благодаря работе и имея заработок, Равик (настоящая фамилия Людвиг Фрезенбург, а еще множество придуманных после каждой высылки из страны) может позволить себе жить в гостинице, нормально питаться, немного развлекаться, то есть вести образ жизни, который кажется приемлемым.
Ему уже за сорок, он многому учился и переучивался, падал под ударами судьбы и поднимался вновь, он скептичный и невозмутимый. Но что горит лучше на костре чувства, чем сухой цинизм — это топливо, заготовленное в роковые тяжелые годы?

"Триумфальная арка" роман о любви. Что значит любить и какая она - любовь?
Равик слишком умен, чтобы самообманываться, он прекрасно знает, что ждет его в будущем, он не может позволить впустить в себя любовь - это горячее, нежное и необъятное чувство. Чувство, способное растопить лед равнодушия и безразличия, которым сковал себя Равик.
Только появляется Жоан, и весь предыдущий опыт оказался бесполезным.
Кто в силах победить эту самую зыбкую разновидность счастья?

Она не только озаряет радугой мечты серое небо повседневности, она может окружить романтическим ореолом и кучку дерьма… Чудо и чудовищная насмешка.
Любовь не знает ни меры, ни цены.

Любить и чувствовать, знать, предвидеть до самых мелочей исход этих отношений - разрушительных и беспощадных - и не иметь сил что-либо изменить...
"Я анатомирую свое чувство, как труп в морге, но от этого моя боль становится в тысячу раз сильнее. Знаю, что в конце концов все пройдет, но это мне не помогает" - обреченность страдающего, вновь подпавшего под простую власть такого непростого чувства Равика лишь подчеркивает общую обреченность.
На пороге сентябрь 1939 года.
Немецкие войска вторглись в Польшу...

Триумфальная арка
/ Ozon.ru
5 5
Быть может, потому вновь и вновь возникают войны, что один никогда не может до конца почувствовать, как страдает другой.

Восхищённо немею перед талантом Ремарка, хотя хочется сказать о многом... Ведь роман как сама жизнь, поднимает огромное количество вопросов самой разнообразной тематики. Болезненная любовь и отношения между двумя людьми, с одинаковым одиночеством в душе, но разницей в понимании что же им нужно от жизни и друг друга; попытка не потерять чувство собственного достоинства в условиях социальной несправедливости; праведный гнев, заставляющий творить выстраданную годами месть; дружба и сострадание, помощь ближнему и попытка обрести если не крупицу покоя, то хотя бы толику уравновешенности в рушащемся, словно карточный домик, мире.

А над головой тёмное небо в грозовых тучах будущей неминуемой войны... И ничего нельзя сделать, раскаты грома уже слышны, ливень людского горя скоро обрушится неумолимым потоком.

Доктор Равик - немецкий хирург-беженец, живёт и работает в Париже 1939 года под вымышленной фамилией и без паспорта. Когда-то на родине он возглавлял клинику, но потом Германия заболела проказой нацизма и начала уничтожать в своих гражданах всё человеческое, - всё, идущее вразрез с её государственной политикой. Так гестапо убило возлюбленную Равика Сиббилу и разбило вдребезги будущее самого героя. Покалечило не только тело, но и душу. Но не ожесточило, не сделало "глухим" к проблемам других людей, не вытравило достоинство и доброту.

Новая жизнь во Франции рискованна, тяжела и беспокойна. Кто здесь Равик? Бесправный нелегал. Домокловым мечом над ним висит депортация. Работа - единственное спасение от горечи мыслей, - не имеет постоянного характера и оплачивается не в соответствии с квалификацией. Но Равик рад и такому раскладу. Главное, его умелые руки сберегают человеческие жизни. И пусть награды и благодарности достаются не ему, суть в другом: операции проведены успешно.

В одну из бессонных ночей, недалеко от Триумфальной арки, Равик спасает от самоубийства незнакомку по имени Жоан, личность творческую, эксцентричную.... итальянскую. Улаживая её дела, помогая одинокой, потерявшейся в горе женщине, Равик начинает ощущать себя живым. Нужным кому-то... Он влюбляется. Взаимно.
Равич любит или спасается от безжалостного бытия, придумывая себе собственную влюблённость? Он любит Жоан из плоти и крови или свою к ней любовь и возрождённый смысл жизни, который думал что потерял?
Он хочет простого человеческого тепла, но по сравнению с настоящими проблемами его отношения с Жоан самому ему кажутся дешёвым фарсом. Или просто дешёвкой...

Быть умным - мука. Быть остро чувствующим умным - мука вдвойне. Равик знает наперёд исход этого романа, он понимает цену поступкам Жоан и её требованиям, он видит: они не пара. Но вина ли Жоан, что она не такая глубокая и умудрённая жизнью, как Равич? Начинающей актрисе нужна показная любовь и восхищение. Неважно насколько в них истинности, главное умелый антураж.
Говорить кто из героев прав, кто поступил неверно и упустил свой шанс на счастье - было бы слишком легко для произведения Ремарка. Тысяча нюансов выводят роман из категории истории про отношения двоих, где всё ровно и понятно. Скажу лишь, что Равик стал одним из моих любимых героев, что совершенно не исключает наличия его неправильных поступков или неверных решений. Просто мне этот человек близок.

Целая галерея ярких, выпуклых персонажей живёт на страницах книги. Все эти люди: друг Равича русский беженец Морозов, работающий швейцаром, доктора Вебер и Дюран, американская богачка из высшего света Кэте, нацист Хааке, акушерка-коновал мадам Буше, милые проститутки из борделя или мальчик Жанно, потерявший ногу при аварии и радующийся тому, что им с матерью теперь выплатят страховку на открытие бизнеса - надёжно захватывают внимание, становятся по значимости на один уровень с главными героями.

Потому что "Триумфальная арка" - это не история любви, это история неприкаянности.
Это потрясающая по накалу и мощи История Жизни как она есть, во всей своей непричёсанности и неидеальности, написанная красивейшим, поэтичным языком, где звучащие истины удивительно афористичны.

Конечно же, забираю в любимые.

Дальше...

Триумфальная арка
/ Ozon.ru
5 5

Ничего не меняется: сборная России не умеет играть в футбол, Путин презик, а Ремарк всё так же пишет про войну, любовь и бухло. Ремарк как старый знакомый - всегда знаешь, что от него ожидать; идёшь к нему, зная, что гарантированно получишь много диалогов, лёгкую патетику и грустинку. Вот уже четвёртую книгу (я прежде читал "На Западном фронте без перемен", "Три товарища" и "Ночь в Лиссабоне") у Ремарка повторяются те же элементы и сюжетные ходы:
- война/околовойна;
- алкоголь/выпивание; (Почему у него пьют каждые 2-3 страницы текста? Текст "Арки" вовсе, кажется, пропах алкоголем - в ликёро-водочном не найти столько разновидностей и сортов! Наверное, герои Ремарка алкоголем пытаются заглушить свой страх перед лицом эпохи (см. пункт выше). Неопределённое будущее или горькое прошлое. Выпил - и на полдня стало легче.) ↵ это не смайлик, а закрытая скобка; я не поддерживаю выпивох
- трагическая любовь со смертью женщины в конце ("Три товарища", "Ночь", "Арка"); (Почему у него красотке суждено умереть? Это тоже касается первого пункта. В эпоху, когда мир сошёл с ума, и когда миллионы людей гибнут ни за что, ни про что, смерть двух-трёх красивых женщин в самом расцвете не является чем-то из ряда вон выходящим.) ↵ и гибель женщин мне тоже не по нутру
- преследование гестаповцами/эмигранты ("Ночь" и "Арка");
- проститутки ("Три товарища", "Арка");
- дружба (Три товарища", "Арка").

Развернём тему любви (на ваш взгляд, какова ключевая тема романа: любовь, война, смерть или, может, нечто иное?).

...любовь – не зеркальный пруд, в который можно вечно глядеться. У нее есть приливы и отливы. И обломки кораблей, потерпевших крушение, и затонувшие города, и осьминоги, и бури, и ящики с золотом, и жемчужины...

По Ремарку, счастью в любви не бывать. Любая любовь обречена. И опять таки, виной тому пред- (после-) военное время. Мир в слишком большой агонии, чтобы находить время для любовных утех. Равика в первую очередь заботит мучительное прошлое (Хааке), неустойчивое настоящее (сидение на чемоданах, опаска) и размытое будущее (депортация/концентрационный лагерь), а не любовное вечное (Жоан). Понравился образ бесплодной пациентки, которой вырезали матку - вот она, красивая, великолепная, молодая, но она уже мертва, ибо не сможет родить. Так и любовь во всех ремарковских романах: какой бы сильной и трепетной она ни была, волею случая или по вине ирода диктатора=хирурга, полоснувшего ножом=залпами по нежной плоти, ей суждено умереть.
Что лучше: год любви, но затем смерть, или жить без любви как ни в чём ни бывало? С позиции Равика: не встреть он Жоан, он прожил бы этот год, как жил в Париже предыдущие два. Но! Он бы наверняка уцелел, ведь после смерти Жоан у него опустились руки, наступила апатия (неудивительно: любимая сгинула, война наступила), а живи он как жил, он бы мог скрыться от облавы и бежать в другую страну. С позиции Жоан: Равик подарил ей своей любовью год жизни, иначе бы она умерла ещё раньше, после "ухода" Рачинского.
Считаю любовь Равика и Жоан самой на есть настоящей, ради которой можно прожить год - а потом хоть потоп! Но, но, но, но... Многое смущает. Была ли это любовь такой, когда не можешь жить без другого? Когда мир рушится без? Для Жоан да (хотя, с оговорками: её метания от одного к другому - желание усидеть на двух стульях), а для Равика она стала такой лишь после потери Жоан. Она бы без него погибла, а он всячески пытался от неё отделаться.
Эта любовь к тому же наполовину состояла из людских приличий. Говорят, мол, когда спасаешь чью-то жизнь, то берёшь на себя ответственность за этого человека. Равик не мог бросить Жоан на произвол судьбы. Потому он как бы был "обязан" заботиться о ней, что вылилось в большое чувство. Она: после такой помощи "обязана" была поблагодарить его, что тоже вылилось в любовь. А когда все "обязанности" были исполнены, в сухом остатке осталось много недопонимания и нестыковок.
Только по тому, что я употребил слово "любовь" уже 17 раз (опупеть!), вы могли понять: на мой вкус, это главная тема романа. А по вариациям умереть/сгинуть/погибнуть понятно, что смерть нависла над тем книжным Парижем и всей Европой, как чёрная грозовая туча.

Из 4 прочитанных ремарковских книг не могу выделить фаворита. Все хороши по-своему, хоть и похожи. В этом и класс - знаешь, что Э.М.Р. тебя не разочарует. Я пока в основном ориентировался на самые популярные в читательских кругах романы. А вот какую ремарковскую вещь я куплю следующей - тут вы можете подсказать ;)
Ну а пока, я прохожу под Аркой и выхожу на новое открытое пространство, где ещё обязательно наткнусь на циников-полуалкоголиков и обворожительных обречённых женщин. Зайду в ближайшее местечко, заряжусь парой рюмок кальвадоса - и в путь!

Триумфальная арка
/ Ozon.ru
4 5

Ну что можно сказать… Ремарк – всеми признанный классик, настоящий профессионал своего дела, каждое из произведений которого – маленький шедевр в мировой литературе. Его книги нужно читать, перечитывать, изучать, мучиться и наслаждаться…
«Триумфальная арка» стала для меня неким экзаменом читательской зрелости, что ли… Потому что сразу понять и принять эти невероятные описания, эти пронзительные эмоции, эти потрясающие образы совсем непросто. Их надо буквально пропустить через себя, стать частью всего этого, а это может и не получиться, слишком уж глубок надрыв этого божественного многословия, но им невозможно не восхищаться.
Это было странное, удивительное чтение. Повествование в большой степени состоит как будто из штрихов, зарисовок, беглых впечатлений:

Утешает только самое простое. Вода, дыхание, вечерний дождь. Только тот, кто одинок, понимает это. Тело, благодарное воде. Легкая кровь, стремительно несущаяся по тёмным жилам. Отдых на лугу. Березы. Белые летние облака. Небо юности. Куда девались все треволнения сердца? Они заглохли в мрачной суетности бытия.

Я не слишком люблю такой стиль, но у Ремарка это выглядит так пронзительно и откровенно, так органично вписывается в общую структуру романа, что продираясь через паутину многозвучных образов, иногда с усилием постигая смысл написанного, получаешь настоящее наслаждение.
И все же, несмотря на все свое великолепие, роман придется по душе не всем. Болезненная лихорадка чувств на фоне атмосферы грядущего апокалипсиса, какой-то неуловимой ауры обреченности, может вызвать и совершенно другие эмоции: скуку, непонимание, отторжение, ощущение бреда.
К тому же в книге почти полностью отсутствует сюжет, здесь нет какого-то стержня, события, вокруг которого строится повествование. Это просто рассказ обо всем…о жизни, о смерти, о любви… изломанные люди с изломанными судьбами в дождливом предвоенном Париже… И эта совершенно нулевая интрига тоже может оттолкнуть потенциального читателя.
К счастью, для меня все вышеописанное недостатком не стало: я смогла принять и стиль и суть произведения, смогла получить удовольствие от чтения. И все же пару моментов я бы назвала спорными.
Совершенно не понравилась героиня: взбалмошная, чрезмерно чувственная, эгоистичная. Хотя, надо признать, красок в книгу она добавила, но все равно раздражала от первой до последней страницы.
Ну и несколько покоробило, что львиную долю времени герои проводят за распитием различных спиртных напитков. Эти постоянные рюмки водки-коньяка-кальвадоса и иже с ними реально резали глаз. Следовать за персонажами из одного питейного заведения в другое в какой-то момент стало весьма утомительно. Они употребляли пару рюмок в одном кафе, потом шли выпить кофе и покурить в другое, а на закуску вполне могли отправиться в следующее еще на пару рюмочек… ну и дома (в смысле, в отеле) тоже всегда ждала порция-другая чего-нибудь горячительного. Может, конечно, это такой парижский стиль жизни от рюмки до рюмки, но я не прониклась абсолютно.
Но это, конечно, частности, совершенно не мешающие считать «Триумфальную арку» очень сильным и глубоким произведением, однозначно заслуживающим прочтения.

Триумфальная арка
/ Ozon.ru
5 5

Как фатальна жизнь человека! Так часто об этом можно забыть, можно строить планы по поводу отпуска, мечтать о ремонте или новой мебели, сетовать на начальство и чиновников и не понимать, как все мы бесконечно счастливы, потому что у нас есть завтра, ну мы так думаем, по крайней мере. Ремарк показал мир между двумя войнами, мир Европы, где насилие является нормой, где смерть уже, кажется, не пугает, а зачастую и приветствуется. Мир, где десятилетнему малышу легче смириться с участью инвалида, чем с возможностью остаться без страховки, где память заглушают алкоголем, но спасительного опьянения не получают, мир, где люди без дома и без завтра. Возможна ли в таком мире любовь? В мире, где живут люди-мотыльки, летящие на свет с отчаянным желанием насладиться, потому что завтра не будет. Этот роман - печальная сказка о любви, печальная, потому что не будет "и жили они долго и счастливо", в нём и просто на "жили они" рассчитывать не приходится. Но и это приносит счастье, невероятное счастье, как будто если ты любишь - ты ЖИВ! А это так важно среди неживых людей, никто не живёт сейчас, кроме Морозова с его умением жить просто и быть довольным, чаще живут прошлым, иногда редкие счастливчики цепляются за будущее и выбивают визы. Но большинству некуда больше бежать, остаётся только ждать, что погонят тебя или в концлагерь или в окоп.
Всё взаймы: документы, язык, страна, судьба. Именно эта обречённость и объединяет и несчастных беженцев из "Энтернасиональ", и преуспевающих буржуа. Никто не останется на месте, всех погонит жестокий ветер, и погонит на гибель.
Роман нельзя назвать историческим, хоть и излагаются события 80-летней давности. Автору так удалось создать мир, что история кажется сегодняшней, так грустно за свою хрупкую жизнь, таким глупым и ничтожным кажется теперь любое желание, любая обида. Почему именно Триумфальную арку выбрал Ремарк для заглавия? Триумф в честь победы, победы над чем? Над страхом за свою жизнь? Над желанием своего завтра? Безусловно, самая трогательная и глубокая книга, прочитанная в этом году. 10 из 10!

Триумфальная арка
/ Ozon.ru
5 5
Я хочу разъяснить моим мальчуганам, что такое их отечество в действительности. Их Родина, понимаешь ли, а не та или иная политическая партия. А Родина их — это деревья, пашни, земля, а не крикливые лозунги.

"Возвращение" - такое же сильное произведение Ремарка, как и перед ним написанного "На западном фронте без перемен". Фактически, этот роман является логическим продолжением. Есть даже упоминание о героях из предыдущей книги. Да, служба солдатом в военное время является своего рода стеком, куда сначала "закидывают" элементы (наших героев), а когда война заканчивается, их "выкидывают назад", из стека обратно. И, понятно, что сначала наши герои должны привыкнуть к этому стековому аду, а затем, при мирном времени - наоборот, необходимо отвыкать от этого марафона. К сожалению, не все выжившие солдаты, возвращающиеся домой, могут снова "окопаться" в этом, другом, мирном мире. Именно о возможных путях "выхода из стека войны", о выживании в этом новом марафоне, о трудностях, последствиях, последействиях написана эта антивоенная книга.

Может быть, я никогда не буду счастлив, может быть, война разбила эту возможность и я всюду буду немного посторонним и нигде не почувствую себя дома. Но никогда, я думаю, я не почувствую себя безнадежно несчастным, ибо всегда будет нечто, что поддержит меня, — хотя бы мои же руки, или зелёное дерево, или дыхание земли.

Как красиво придумано. Одиннадцать главных героев, солдат и офицеров, знавших друг друга, получили после первой мировой войны, одиннадцать совершенно различных судеб, и, понятно, что если государство всегда получает в подарок послевоенный кризис, то и здесь мы видим, что практически все персонажи не смогли успешно достигнуть финиша марафона в ранге победителей. Что же - это логично. И так будет всегда! Это показывает нам автор и мы видим это на примере последующих войн и разрушений государств.

И пусть многие критики говорят, что "Возвращение" не так глубок как роман-предшественник, потому что якобы "в романе не так явно показаны состояние той послевоенной Германии, борьба на политических фронтах, экономический кризис". Но ведь автор не ставил своей целью углубиться именно в эти аспекты. И тем не менее в конце романа мы видим, как Козоле становится свидетелем военной подготовки юношей. Вот они - предшественники второй мировой... Я считаю, что даже такое "повествование с близкого расстояния" без учета глобального исторического фона той Германии двадцатых годов должно больше воздействовать на читателя.

Быть может, только потому вновь и вновь возникают войны, что один никогда не может до конца почувствовать, как страдает другой.

Я думаю, книги Ремарка будут всегда актуальными. И в наше неспокойное время и в будущем, пока будет жить наше человечество. Как бы можно было бы повлиять на политиков и радикалистов, чтобы они до конца поняли, разобрались и отказались от этого жестокого военного бизнеса. Именно поэтому я ценю этот роман выше предшественника.

И вообще, считаю, что "Возвращение" является абсолютным мастридом. Ценю и преклоняюсь перед автором.

Прощание всегда тяжело, но возвращение иной раз ещё тяжелее.

Пусть бы наше и последующие поколения человечества встретили как можно меньше, а лучше ни одного более стека войны!

Триумфальная арка
/ Ozon.ru
5 5

Вот вам и Ремарк... Вот вам и Эрих Мария... Такой мощи я от него не ожидал даже после того, как прочёл "На западном фронте без перемен". Знаете, по силе воздействия я бы эту книгу осмелился сравнить, наверное, с несколькими совершенно разными писателями и книгами. Сначала Шолохов, у которого, помнится, в "Донских рассказах" есть такие, которые выворачивают пласты души такенными огроменными неподъёмными комьями, что потом ни одной "бороной" не загладить. Потом на ум пришла недавно прочитанная "Ангелова кукла" Кочергина — возможно на сходство подтолкнула описанная Ремарком картина демонстрации разного рода военных калек, хотя параллель лежит глубже. И, как ни странно, припомнился вдруг один небольшой рассказ Джека Лондона, там, где заболевает мальчик-подросток, и пока он болеет — подсчитывает количество движений, сделанных им за свою короткую фактическую, но очень длинную трудовую жизнь. У Ремарка один из его героев тоже вдруг оказывается поражённым схожей мыслью-идеей... Но самым важным для меня стало то, что после чтения обеих ремарковских книг я окончательно признал за их автором право быть пожалуй самым мощным из известных мне и прочитанных мной зарубежных антивоенных писателей.

Вторая сторона этой повести — её ярко выраженная социальная составляющая. Ремарк в совершенно неприглядных и неприглаженных тонах и выражениях показывает нам послевоенную Германию — страну, одержавшую поражение в Первой Мировой войне. Страну, ставшую одной из самых революционных стран послевоенного периода. Страну, внутриполитическая и внутриэкономическая жизнь которой привела к власти в ней спустя полтора десятилетия одного из самых страшных тиранов и политических авантюристов всех времён и народов. А ведь это поколение нашего ГГ бурно голосовало "ЗА" партию НС, это его сверстники и их старшие и младшие братья и сёстры привели в германскому "рулю" Адольфа Гитлера. И я вчитывался в ремарковские строки, ища хоть малейшие признаки появления в этой растрёпанной и униженной войной Германии будущего Фюрера и будущих "ариев" и потомков "нибелунгов"...

Отличная книга! Пятизвёздная! И автор отличный. Нелёгкий для чтения, но одновременно с этим великолепный рассказчик и талантливый художник слова. Совершенно однозначно буду читать его книги и дальше.

Триумфальная арка
/ Ozon.ru
5 5

Шумная толпа заполнила перрон
И мальчик за стеклом всё машет мне рукой.
Каждая судьба завязана со мной,
И в памяти живой давно снесённый дом.
Любовью чужой горят города,
Извилистый путь затянулся петлёй;
Когда все дороги ведут в никуда -
Настала пора возвращаться домой.


Роман Э. М. Ремарка "Триумфальная арка" по праву называют одним из самых трагичных романов ХХ века. Он буквально пропитан безумством ХХ столетия, пережившего две ужасные войны. "Триумфальная арка" - роман о любви и смерти.

На эту книгу очень сложно писать отзыв, настолько она сбивает с ног с первой же страницы, не дает читателю хотя бы немного опомниться. Тебя будто бы подхватывает волна и уносит в море отчаяния и горечи без возможности выбраться на берег.

Место действия - Париж. Но у Ремарка это не город влюбленных, а маленький мир, приютивший беженцев со всей Европы. Гостиницы и притоны, эмигранты с документами и без, проститутки, алкоголь и безысходность. Именно здесь встречаются главные герои романа - немецкий беженец Равик, бывший в своей стране известным хирургом, и итальянская певица и актриса Жоан Маду. Что их объединяет? Конечно же любовь - сумасшедшая и трагичная. Равик наперед знает исход этого романа, чувствует его разрушительное воздействие, но не может что-либо изменить.

Я анатомирую свое чувство, как труп в морге, но от этого моя боль становится в тысячу раз сильнее. Знаю, что в конце концов все пройдет, но это мне не помогает.

Нельзя сказать, кто из героев прав, ибо Ремарк пишет настолько тонко и жизненно, что разделить на черное и белое поступки Жоан и Равика невозможно. "Триумфальную арку" никак не разобрать по полочкам, это вихрь чувств, в котором ты вращаешься вместе с героями, в силах только смотреть и сопереживать им.

Ремарк просто удивительно талантлив. Произведение написано будто бы штрихами, набросками, что дает возможность читателю самостоятельно в полном объеме воссоздавать образы у себя в голове.

Утешает только самое простое. Вода, дыхание, вечерний дождь. Только тот, кто одинок, понимает это. Тело, благодарное воде. Легкая кровь, стремительно несущаяся по тёмным жилам. Отдых на лугу. Березы. Белые летние облака. Небо юности. Куда девались все треволнения сердца? Они заглохли в мрачной суетности бытия.

Когда читаешь последние страницы, понимаешь, что по-другому закончиться и не могло. Финал оглушает так, будто тебе выстрелили в шею, и пуля попала прямо в седьмой позвонок. А этот момент, когда Равик и Жоан заговорили каждый на своем языке? Все преграды между ними были сломлены, но, к сожалению, слишком поздно.

- Ti amo, - произнесла она.
Жоан сказала это на языке своего детства. Она слишком устала, чтобы говорить на другом. Равик взял ее безжизненные руки в свои. Что-то в нем оборвалось.

Хочется еще многое отметить: и потрясающих второстепенных героев, и обилие афоризмов, красивых метафор, просто мудрых мыслей, и линию с отмщением и освобождением... Но слова так трудно найти, не хочется повторяться.

Это книга обо всем, о жизни. Оставляет после себя горькое послевкусие.