Страдания юного Вертера

Без суперобложки

Автор
Издательства Российская академия наук , Наука
Серия Литературные памятники
Год 2001
ISBN 5-02-028431-9
Тираж 2000
Переплёт Суперобложка
Количество страниц 254
Вид издания Букинистическое издание
Тип издания Отдельное издание
Составитель Геннадий Стадников
Публикации Страдания юного Вертера (Автор: Гете Иоганн Вольфганг)
Жанр Стихи
580
Нет в наличии
с 21 октября 2019
История цены:
Средний отзыв:
3.5
* * * * *
Страдания юного Вертера
4 5
* * * * *

С самого начала меня очень интриговала эта книга. Настольная книга Наполеона, от неё покатились целые волны самоубийств. Уже с большим предвкушением брал эту книгу и мечтал, когда же я её прочту.

Но вот эмоции от "Вертера" САМЫЕ неположительные. Точнее, не к книге, а к главному герою - книга сама по себе превосходна. А вот его мне очень хотелось застрелить собственноручно. Ибо его постоянное нытьё и нюни просто выводили меня из себя. Вертер страдал буквально от всего - от "несчастной" любви и до чтения книг. Он прямо таки купался в своём мазохизме (и в садизме к читателю - как в очень остроумном комментарии к подобной рецензии). Вот дайте только повод - и герой обязательно пострадает, повздыхает и поноет в письмах к своему брату. И что самое главное - эта книга стала прекрасным очистителем мира от подобных же страдальцев. Но думаю, Наполеон носил с собой эту книгу, чтобы напоминать себе - каким быть ему совсем не нужно.

Страдания юного Вертера
3 5
* * * * *

Внимание спойлеры! Очень приятно когда автор думает о читателе и особенно когда называет его своим другом. Не все писатели могут так расположить к себе. Но Гёте это удалось. Он не только мило побеседовал с читателем, но и рассказал интересную хотя уже и наивную историю. Подобных книг на тему самоубийства от несчастной любви очень много. Возможно эта первая из них. Главный герой Вертер испытывает сильные любовные чувства к женщине по имени Лотта. Эти чувства, увы, безответны. И вместо того чтобы уйти в работу или найти другую женщину, главный герой начинает по-маньячески её преследовать и искать частых встреч с ней. Не добившись её, главный герой думает, что единственный выход из положения - смерть.
Вертер определённо глупый человек. Возможно, это всё молодость.

Страдания юного Вертера
5 5
* * * * *

Тяжело было читать о мучениях человека и жаль его. Понравилось открытое, гуманное и сочувственное отношение книги к самоубийству, без ханжества, без презрительной грубости, без трусливой избегательности. Ситуация как с любовью героя, так и с его светскими трудностями, и с иными его печалями напомнила вечные истории - элементарные и повсеместные, но от этого не менее тяжело переносимые человеком. Понравилось правдоподобие того, как развиваются и произрастают деструктивные мысли героя, того, как его пытаются лечить от любви "трудом" или разлукой, того, как вообще беспомощны люди бывают перед своими и чужими горестями и стремлениями. Параллельные мелкие истории такие же живые и печальные, как история самого Вертера, и столь же открытые и не ханжеские.
Книга понравилась. За эту человечность, прежде всего.
Люди зачастую чванятся тем, как хорошо они умеют справляться с жизненными горестями и сбегать из жизненных ловушек, а на самом деле ничего такого они не умеют.

Страдания юного Вертера
3 5
* * * * *

С Гете у меня не складывается второй раз. «Фауст» я читал долго, мучил, с трудом осилил, но понял, что совсем не впечатлило. Просто диалоги в виде пьесы и сама форма поэтическая – это не мое. Думаю, в прозе Фауст звучал бы практичнее и лучше, ведь самая идея сильная, а форма реализации мне не подошла вообще.

Теперь о Вертере. Впечатлительный, ранимый, мнительный, эмоционально-неустойчивый молодой человек, который впадает в разные крайности. Современная психиатрия отнесла бы Вертера к акцентуированным личностям (циклоидный и психастенический тип скорее всего, хотя я не психиатр, могу ошибаться).

Роман написан в эпистолярном жанре. Язык вычурный, поэтичный, легкий. Очень много описаний, внутренних переживаний, рефлексий Вертера. Сам герой прямо как кисельная барышня, вечно сомневается, впадает в истерию, накручивает себя. Т.е. женское начало в нем доминирует над мужским. В нем нет мужественности, силы воли и твердости характера. Адекватная женщина не полюбит такого рохлю, мямлю и слюнтяя, который не имеет четких ориентиров и стремлений в жизни. Экзальтированного героя могли вывести в своих книгах Бальзак или Флобер, ведь для немцев не типична такая проза.

Вертер изначально был обречен. К Лотте он испытывал не любовь, а лишь влечение, кратковременную страсть. Его черты характера (истерия, меланхолия) постепенно разрушали изнутри, отравляли ум, душу и тело. А ведь так просто было решить проблему неразделенной любви: найти новую девушку, которых во все времена свободных можно найти. Вожделение, слепая страсть, неистовость, праздная леность, не желание активно жить погубили его.

Так и хотелось крикнуть ему: Чувак, займись спортом, найти новое хобби, работай, знакомься с девушками на улице (правда тогда уличного пикапа и близко не было), чаще бывай в людях, перестань загонятся, ведь ты молодой еще, все будет. В крайнем случае сходи к жрице любви, чтобы сбросить возбуждение и снизить значимость Лотты. Думаю, Вертер меня бы не послушал и все равно бы застрелился. Тонущий, должен сам захотеть спастись, иначе протянутая рука не поможет.

Не понравилось нытье Вертера на протяжении всего романа. Слишком все просто, пафосно и пресно. Я понимаю, в какую эпоху это писалось, и тем не менее из 10 ставлю 6.

Страдания юного Вертера
4 5
* * * * *

Первый раз я читала «Страдания юного Вертера», когда училась в университете. У меня был отдельный курс, посвящённый немецкой классической философии. То есть семестр должны были прицельно изучаться Кант, Гегель, Фихте, Шеллинг и Фейербах (для тех, кто в теме — да, про необходимость вносить в этот список последнего можно и нужно спорить). Так задумывалось. В итоге мы семестр читали одного только Канта, а по остальному пробежались. То есть читали частично. Потом Гегеля, которого тоже читать можно семестр, мне пришлось дочитывать в рамках изучения философии права. Там как-то время было, всё сложилось. Но это совсем другая история. Короче говоря, в то время я была совершенно поглощена Кантом и какие-то вещи просачивались в мою реальность именно из-за него.

Так было и со «Страданиями юного Вертера». Читала в связи с Кантом. Потому что они с Гёте жили в один период, потому что имели друг о друге представление, потому что Гёте знакомым писал о некоторых своих взглядах, полемизируя в этих письмах с кенигсбергским философом. А мне все это было интересно.

К чему я это? Да к тому, что я пришла к «Страданиям юного Вертера» с разумом, а не с чувствами. Мне нужно было знать, что там думал Кант про возможность цели у искусства и природы, что об этом думал Гёте. Меня занимала телеология, каузальность и прочее, не имеющее ничего общего с размышлениями о страданиях самих по себе. Я взяла в руки книгу Гёте не для того, чтоб пораскачивать чувственность, эмоциональность. Не для того, чтоб справиться с какой-то собственной неразделенной любовью.

Книга мне тогда понравилась. В контексте моих исканий она меня удовлетворила. Тем интересней было прочесть ее спустя немалое количество лет. И не только из-за того, что теперь я смотрела на Гёте, а не на Канта, но и потому, что, как мне казалось, я смогу больше увидеть в ситуации главного героя. Уверена, что чем объемней личный опыт человека, тем больше нюансов «Страданий юного Вертера» будет ему открываться. И если когда-то я видела только мужчину, влюблённого в замужнюю женщину, не справившегося с собой и совершившего суицид, то теперь я хорошо понимаю, что описанное Гёте не настолько прямолинейно.

Если видеть описанное в свете «полюбил замужнюю — застрелился», то можно легко обвинить героя в экзальтированности. Можно даже сказать, что он — дурак. Я шутливо про старость говорю, что старость — когда у тебя партнёров будет явно меньше, чем было. И если кого тошнит от такой формулировки, то можно серьёзней сказать, что старость — когда твоего «было» больше, чем твоего «будет». Так вот у Вертера этим «будет» можно ещё объесться. Нам и название дает понять, что он молод. В этом случае какая-то там замужняя женщина не должна становиться кем-то таким, кто уничтожает. Тогда можно было бы считать, что накал страстей не адекватен ситуации. Ведь у Вертера нет острой, точечной ситуации для самоубийства. История разворачивается, занимает не так уж и мало времени. Значит, Вертер должен был быть втянуть ситуацию, которая его вращала, вращала, вращала. Без возможности выбраться из неё каким-то менее радикальным способом. Там же, где есть простая невзаимность, там боль есть, а вот сохранения стабильно высокого уровня страдания нет. Со временем боль уменьшается, рассасывается.

У Гёте в книге повод для суицида был. Его главный герой познал нечто более изощрённое, чем невзаимный интерес к замужней женщине.

Вертер предстаёт перед нами человеком, который достаточно приятен и который нравится разнообразным людям. При этом сам он не такой уж коммуникабельный и у него не наблюдается голод в области человеческого. Герой не изолирован, не тяготится своими буднями. Кроме того, мы узнаем его историю преимущественно из писем, адресованных другу. Получается, что у него есть близкий человек, с которым можно разделять повседневное, к которому можно мысленно обращаться, которому можно регулярно писать. В том числе и очень личные вещи. То есть у Вертера все достаточно прикрыто в плане близости.

Выходит, что его знакомство с Лоттой — не луч света в темном царстве. Вертер не сходил с ума от одиночества, от непонятости. Не выл на луну, не бился головой об стену. Он не находился в состоянии «хоть бы кого». Получается, что она была не соломинкой для утопающего. Можно сказать, что девушка просто его неплохое существование сделала ещё лучше.

На первый взгляд, так легче сделать шаг назад. Потому что он не из рая в ад. Он просто из лучшего в хорошее. Кажется, это вполне можно пережить.

Но Вертер не просто симпатизирует женщине, которая «другому отдана» и остаётся к нему равнодушной. Вертеру нравится женщина, которой он тоже небезразличен.

Влюблённый человек склонен фантазировать о взаимности, видеть какие-то знаки, которых нет. Но в случае с героем Гёте речь не об альтернативной реальности, существующей в сознании Вертера.

Когда герой знакомится с Лоттой, то у той уже есть жених. Но не муж. При этом она весьма молода, у неё не так давно умерла мать, оставив ей на попечение всех ее младших братьев и сестёр. И чуть ли не навязав ей этого жениха. Да, он — положительный человек, с неплохим финансовым положением, не старый, без каких-то странностей. Но нам ничего не сообщают о какой-то особой человеческой близости между помолвленными, тогда как у Вертера с Лоттой как раз она и формируется. Речь не идёт о том, что жених ей противен и вообще неинтересен, а без Вертера она жить не может. Но это и не тот случай, когда у женщины есть пара, которая устраивает во всех смыслах и никто другой не нужен. Она сама отмечает, что взгляды на те или иные вещи у неё чаще совпадают с Вертером, что он ей приятен. В книге есть и вот такое: «О, какое счастье было бы превратить его сейчас в брата или женить на одной из своих подруг, какое счастье было бы вновь наладить его отношения с Альбертом!
Она перебрала мысленно всех подруг и в каждой видела какой-нибудь недостаток, ни одной не находила, достойной его.
В итоге этих размышлений она впервые до глубины души почувствовала, если не осознала вполне, что самое ее заветное, затаенное желание сохранить его для себя. Но наряду с этим понимала, что не может, не смеет сохранить его; невозмутимая ясность ее прекрасной души, которую ничто не могло замутить, теперь омрачилась тоской оттого, что пути к счастью ей закрыты».

И едва ли можно в чем-то обвинить Лотту. У неё были свои метания между рациональным и иррациональным. Она едва ли себя до конца понимала.

Так или иначе, пережить отказ незаинтересованного в тебе человека намного легче, чем пережить отказ того, кто в каком-то смысле заинтересован (например, проще вздыхать по какому-то знакомому или коллеге, чем влюбиться в близкого друга без взаимности). Ещё более сложной ситуация становится тогда, когда это не столько отказ, продиктованный нежеланием, сколько отказ, продиктованный обстоятельствами, социальными установками, невозможностью разобраться в желаниях.

Думается мне, что если б там было однозначное «нет, ты мне не нужен», то у Вертера были бы шансы жить. А у него было «я и сама ничего не знаю» или же «ты мне дорог, хочу тебя видеть, но у нас нет будущего».

Вертер же не просто не мог быть с женщиной, в которую влюбился. Он понимал, что мучает ее. Потому что она дверь не может ни открыть, ни закрыть для него. И он топчется на пороге. Все страдают. В том числе и муж Лотты.

Говорить о том, что Лотта должна была руководствоваться разумом, что Вертер должен был с помощью разума выйти из этой сложной ситуации — как раз возвращаться к базовым установкам эпохи Просвещения. То есть к идее, согласно которой разум может познавать и трансформировать не только природу вообще, но и природу человека. К мысли, что существуют какие-то разумные и нерушимые основания для того самого морального закона внутри нас.

Думаю, что книга «Страдания юного Вертера» была популярна во многом потому, что человек — не один только голый интеллект. И читатели себя узнавали в пусть избыточном Вертере, но таком, которого можно прочувствовать даже тем, кому сложно его понять.

После эпохи Просвещения европейская культура обогатилась иррациональной философией в лице Ницше и Шопенгауэра, психоанализом, экзистенциальной философией. Речь наконец-то шла о том, что человек не только не сводится к разуму, но и что разум — не нечто, определяющее и могущее контролировать все действия человека. И уж поверьте мне — большинство людей скорее привлечет это, чем Кант или Гегель. Наверное, потому что это будет в большей степени про читателей.

Так и «Страдания юного Вертера». Книга и сейчас вполне способна вызвать отклик, а уж тогда, когда она только увидела свет, это точно было как встретить понимающего друга. Не только из-за того, какая именно ситуация в ней описана, но и потому, что Гёте не осуждает своего героя и не впадает в морализаторство. Он позволяет ему чувствовать. Он позволяет ему быть живым. А это состояние, как нам прекрасно известно, неминуемо ведёт к смерти. Не умирает только то, что уже мертво.

Страдания юного Вертера
4 5
* * * * *

Книга была прочитана несколько раз, если быть точнее - 3 раза. Перечитывалась не из-за того, что очень понравилась - ближе к концу лично для меня книга становится слишком нудной и заунывной. Хорошо, что это не продолжается до окончания книги, а заканчивается довольно быстро.

Что я имела ввиду в заголовке? Роман - любовный. Только вот - не знаю, возможно, это только мне показалось - любовная линия с понравившейся главному герою женщиной идет фоном. На переднем плане его любовь к себе. Нет, любовь к себе - это прекрасно, но у Вертера это скорее нарциссизм, чем здоровая самооценка.

И вот моя основная проблема, которая тоже повлияла на то, что с первого раза книгу я прочесть не смогла: меня раздражают персонажи.

Но язык Гете - это нечто прекрасное. Некоторые отрывки из романа я перечитываю достаточно часто. И, возможно, когда нибудь я перечитаю его целиком.

Страдания юного Вертера
5 5
* * * * *

От лица 16-ти летней девочки, этот роман мне понравился.
Обязательно к прочтению(!!)

Страдания юного Вертера
3 5
* * * * *

Вот уже во второй книге мне встречается молодой романтичный юноша, который из-за любви идет на необдуманный поступок. И если первым, Клайдом Гриффитсом, я смогла проникнутся глубоко и серьезно, то с Вертером у нас как-то не сложилось.
Герой произведения Гёте показался мне слегка чрезмерным, проникнутым юношеским эгоизмом и максимализмом. К тому же, то к чему он пришел в финале, мне вовсе не близко, считаю это проявлением слабости характера, хотя здесь скорее всего виной всему горячность, мальчишеское безрассудство. "Так пусть же все страдают".
Однако, чего у автора не отнять так это красоты слова, язык чудный, описания и мысли Вертера облачены в очень приличную форму.

Страдания юного Вертера
3 5
* * * * *

Наконец-то и я познакомилась с известным представителем классической немецкой литературы. Что ж, знакомство оказалось не слишком удачным из-за раздражающего меня главного героя. Но слог Гёте прекрасен! А как он описывает переживания персонажей и их внутренний мир!

Но, скажу честно, давно я не встречала настолько неприятного мне книжного персонажа. Конечно, у Вертера есть хорошие качества: он любит природу, умеет быть сострадательным, хорошо относится к слугам и людям ниже его по положению. Но ему не хватает стержня и силы воли. Вертер слишком увлечён своей безответной любовью и страданием, слишком сосредоточен на своих переживаниях и при этом не пытается изменить ситуацию. Он лишь рассуждает в письмах к другу о том, что у него всё плохо, никто не в состоянии его понять, все вокруг виноваты в его несчастье. Промелькнула у него мысль, что надо бы чем-то заняться, работать, например, но и загнанной лошадью наш герой быть не хочет, поэтому путь ему один - в могилу. Я не понимала такой пассивности Вертера. Если ты так страдаешь, делай хотя бы что-то, чтобы изменить своё положение! Ведь можно найти хобби, перестать постоянно видеться с женщиной, которая не может ответить взаимностью, уехать в конце концов, но не предаваться страданиям месяцами!

И всё же после прочтения романа я ещё больше хочу знакомиться с творчеством Гёте и дальше. Интересно будет узнать, каковы другие его произведения, какими мыслями он делится с читателями. А "Страдания юного Вертера" всё-таки стоило прочитать, чтобы узнать о нравах Германии 18 века и насладиться красивым языком повествования.

Страдания юного Вертера
4 5
* * * * *

Без Гёте и его Фауста сложно представить себе мировую литературу, как и невозможно представить себе изобразительное искусство без, скажем, "Джоконды".
Горя желанием познакомиться с другими творениями великолепного Гёте, я начала читать "Страдания юного Вертера".

Примерно через 10 страниц я тоже начала страдать. Не от переживаний за Вертера и не потому что сочувствую и соболезную ему.

Я страдала, потому что не понимаю, как можно столько страдать. Я страдала, потому что не понимаю, зачем он лез в чужую семью и чужую жизнь, при этом, заставляя страдать и их, а от этого страдать еще больше (напоминает чем-то Альхена, который страдал, от того что воровал, а не воровать он не мог). Словом, трудно сопереживать тому, кто делает все для увеличения и продолжения страданий.

Дочитывала я просто по инерции, чтобы понять, почему же все так фанатели (и фанатеют сейчас, я думаю) от этого произведения.

Да, скорее всего, в эпоху романтизма и бесконечных вздохов и печалек, кисейные дамы рыдали над несчастным Вертером и разделяли его страдания. Но, к сожалению, сопереживать Вертеру в нашу эпоху я могла бы лет в 15, да и то под грузом первых влюбленностей.