Петербургские трущобы. Том 1 | Крестовский Всеволод Владимирович, Отрадин Михаил Васильевич

Социально - авантюрный роман В.В.Крестовского (1840 - 1895) `Петербургские трущобы` (1864 - 1867) - одно из популярнейших произведений русской литературы XIX в. Сразу после выхода в свет он принес своему автору всемирную известность. В основе сюжета `Петербургских трущоб` - история нескольких лиц, принадлежащих к разным слоям общества и связанных между собой семейно - бытовыми отношениями.

Автор
Издательство Худлит
Иллюстратор Загоскин А.
Год 1990
ISBN 5-280-00950-4 5-280-00951-2
Тираж 75000
Переплёт Твердый переплет
Количество страниц 704
Тип носителя Печатная книга
Мелованная бумага false
Цветные иллюстрации false
Эпоха публикации Букинистические издания
Название Петербургские трущобы. Том 1
Сохранность Хорошая
Тип издания Отдельное издание
Тип книги Букинистика
Эпоха публикации Букинистические издания
420
Дата обновления
30 ноября 2019
История цены:
Средний отзыв:
4.7
* * * * *
Петербургские трущобы. Том 1 | Крестовский Всеволод Владимирович, Отрадин Михаил Васильевич
5 5
* * * * *

Одна из лучших книг что я читал в жизни. Князьки и богатеи, которые живут отвязнее чем портовые грузчики. Глупая знать и умные маргиналы. Сектанты, ростовщики, криминал, голубая кровь, иностранцы, религиозники, полицаи, нищие, юродивые - любой типаж петербужских улиц здесь есть.

Петербургские трущобы. Том 1 | Крестовский Всеволод Владимирович, Отрадин Михаил Васильевич
5 5
* * * * *

Очень долго книга была обижена тем что я её не дочитала, посчитав плохой. Разобравшись в себе и поняв в чем дело решила перечесть. Шикарная книга. Жаль что такими долгими путями к ней шла. Единственное что до сих пор расстраивает это мягкая обложка.
Кто смотрел советский прекрасный сериал по мотивам книги и из-за этого не может принять книгу как и я раньше, могу немного подсказать как быть - воспринимайте сериал как отдельную задумку, а не экранизацию по мотивам. На мой взгляд будь сериал больше приближен к книге - его было бы невероятно сложно воспринять, не говорю уж о полюбить. Если коротко все вышесказанное - книга отдельный шедевр, сериал отдельный. Когда поймёте, получите массу удовольствия.

Петербургские трущобы. Том 1 | Крестовский Всеволод Владимирович, Отрадин Михаил Васильевич
5 5
* * * * *

Да не смущается читатель в своем чувстве благопристойности оттого, что автор введет его теперь в дом отверженных и падших, который на официальном языке называется домом терпимости.
Не ради одного лишь удовольствия – показывать бесцельно-цинические картины – водил я тебя, мой читатель, по разным вертепам человеческой нищеты и порока. Удовольствия в этом, полагаю, нет нимало; и не особенно приятна обязанность писателя, взявшего на себя роль путеводителя по всем этим трущобам. Быть может, я и не взялся бы за нее, если бы не побуждала к тому некоторая надежда на долю возможной пользы, которую, по-настоящему, должно бы принести обществу более близкое знакомство с его собственными сокрытыми язвами и злокачественными наростами. Иначе, это было бы никуда не ведущее, бесцельное искусство для искусства.
Но, взявшись однажды за дело, хотелось бы показать его так, как сам воочию видел и понял, и показать в наготе, наиболее возможной.
Нужды нет, что изображение это цинично. Да странно было бы, если б кто-либо вздумал претендовать на приличное изящество такого изображения. Надо помнить одно, это – гангрена нашего общества; а вид гангреновой язвы не может быть привлекателен и эстетичен. Но кто ж не согласится, что если заражен какой-либо член организма и если нужно лечить его, ради пользы общего здоровья, то прежде чем помогать и лечить, необходимо распознать род болезни, ознакомиться с самым видом и характером ее? Мы не беремся врачевать: это уже вне наших сил, и средств, и возможностей. Обстоятельства дали нам только возможность узнать некоторые из язв общественного организма, и единственно лишь в силу высказанных побуждений решились мы раскрыть и показать их тем, которые не видели и не ведали, или напомнить о них тем, которые, хотя и видели и ведали, но равнодушно шли себе мимо. Это – почти главная цель нашего романа. Иначе незачем было бы и писать его.


Роман «Петербургские трущобы»... Ох, тяжело же далась мне эта книга — почти полтора года читал! Нет, то есть не то, что по три предложения в день, но вот прочитал тем летом первую часть, решил немного отдохнуть и заотдыхался аж до нынешнего августа. И ведь не то, что «не моё», не то, что написано плохо или не затронуло чего-то в душе, но вот как-то трудно шло.
«Трущобы» своей социальной, бытоописательной стороной очень напомнили «Москву и москвичей» Гиляровского, но если у Владимира Алексеевича находится место для шутки и для постоянной, хотя во многом и лукавой, оговорки, мол, пришла Советская власть и все притоны разгромила — всем стало хорошо, то у Всеволода Владимировича такой оговорки нет... То есть не то, что Крестовский этакую чернуху, грязь подноготную, социальное недоразумение вынес, забыв отметить достижения общества — нет. Всё то, о чём он писал 150 лет назад, актуально и поныне — лицемерие власть имущих, неустроенность слабых, псевдоблаготворительность, подлости, тотальное безразличие всех ко всем... Разве что мошенников и бандитов теперь не называют мазуриками — в остальном же ровно вчера написано!
И вот тут, когда понимаешь, что раз за полтора столетия изменилось разве форма, но не содержание, приходит какая-то тоска, тупая безысходность, словно из произведений Кафки. И верно — судьбы почти всех положительных, вызывающих симпатию героев сложились страшно. И финал вполне кафкианский — ничего, мол, брат, ты тут не изменишь, а потому езжай-ка ты в Америку... Что такое Америка для русского человека в 19-ом веке мы знаем из «Преступления и наказания» и «Братьев Карамазовых» - это не столько страна, а скорее мечта. Мечта о лучшей, справедливой жизни, где человек сам себя делает и его благополучие основано только на его же, человека, достоинствах и трудолюбии... Иллюзия, химера, которой мы, информированные жильцы 21-го века лишены, потому что знаем— всё в Америке то же самое и статуя Свободы в своём фундаменте имеет ту же самую патриархальную свалку устаревших понятий... От этого очень грустно. Грустно понимать, что выхода нет.

Петербургские трущобы. Том 1 | Крестовский Всеволод Владимирович, Отрадин Михаил Васильевич
4 5
* * * * *

Всеволод Крестовский, хоть и родился в 19 в., но все же умудрился написать настоящий захватывающий сериал про беспощадную и местами беспросветную жизнь бедняков и жуликов блистательного Санкт-Петербурга, столицы Российской Империи. Вот правда - каждая глава как серия, а с учетом объема книги, когда закрываешь последнюю страницу, кажется, четыре сезона отсмотрел, не меньше.

В книге много персонажей и поворотов сюжета. Так много, что тяжело даже охарактеризовать роман: детектив? авантюрные приключения? бытописание нравов? Роман то несется во весь опор, поражая своими поворотами и неожиданными встречами, то вдруг встает как вкопанный для того, чтоб автор мог спокойно, закинув ногу на ногу сесть и повести с читателем длинный и обстоятельный разговор о том что же он думает о происходящем. Гремучая смесь, откровенно говоря. Думаю, по этой причине роман не так популярен как произведения русских классиков: ему тяжело найти "своего" читателя. Того, кто и авантюрный дух любит, и позанудствовать о временах и нравах не прочь. Себя я, пожалуй, отношу к таким вот любителям всего понемножку, поэтому читала с большим удовольствием. Если б не затянутось второй части, то и 5 звезд можно было бы поставить.

О чем же этот роман? Если бы мне пришлось выразить свои впечатления в одном слове, то я сказала бы, что он о грязи. О грязи физической: трущобы, нищие, проститутки, притоны, больницы, тюрьмы. И о грязи духовной: алчность, тщеславие, безразличие, тупость, злоба. О том, что грязь расползается вокруг, и если ты ее затронул, то придется отмываться. Чистых и незапятнанных в романе нет. А еще это роман о голоде и его последствиях. Куда заводит людей потребность питаться и кормить свою семью при невозможности честно заработать свою копейку. Конечно, нашлось место в романе и любви, и материнской нежности, и дружеским чувствам, и благородным порывам. Но как их мало! Основной лейтмотив - это острая социальная сатира.

Сюжет строится вокруг двух незаконнорожденных детей в двух благородных семействах: князей Чечевинских и князей Шадурских. Очень по-разному сложится судьба героев, с ними мы пройдем путь от честной девушки до проститутки, от повесы-наследника до вора, от горничной до фальшивой баронессы, от влюбленной женщины до безразличной изменщицы. Мы посетим тюрьму, с десяток притонов, сумасшедший дом, заглянем и в дом публичный. Составим себе знакомства среди мазуриков, блатных, нищих и мошенников разных мастей, удивимся количеству добрых, но заблудших душ среди них. Посмотрим на благородство богатых, на их способность сопереживать и помогать. Сможем оценить и сравнить сколько добрых душ осталось среди них.

Что мне особенно понравилось в романе - в нем все как в жизни. Никаких розовых облак и сбывшихся надежд. Все очень сурово и жестко. И этому веришь. Ведь и в жизни часто побеждает тот, у кого деньги и связи, а не тот, кто прав. И наказание несет только тот, кто не смог от него отвертеться: простой мужик, пытавшийся лишь жить чуть лучше. А благородные натуры, обманывающие по-крупному, остаются при своих, так как вовремя подмазали машину правосудия. В этом плане мало что изменилось. По-прежнему социальное расслоение у нас невероятно: кто-то сорит миллионами на яхты и часы, а кто-то считает копейки, чтоб купить хлеб с колбаской из туалетной бумаги. От этого, с одной стороны, очень грустно, а с другой стороны, начинаешь еще отчаянней бить лапками.

Но знаете, что тревожит? Самые добрые и светлые герои романа сбежали из России, уехали в США: только там у них есть надежда построить новую жизнь. Так неужели и у нас нет другого пути кроме эмиграции? Неужели мы никогда не научимся жить хорошо в своей стране? Грустно от этого.

Петербургские трущобы. Том 1 | Крестовский Всеволод Владимирович, Отрадин Михаил Васильевич
4 5
* * * * *

В книге "Петербург Достоевского" я прочла, что роман Крестовского в те времена был бестселлером, которым зачитывались, и решила почитать. Кроме того, я вообще давно уже думаю, что в России помимо мэтров было еще много всяких писателей, о которых мы и не знаем, и что неплохо бы с ними ознакомиться как-то (тот же Крестовский написал сочинений аж на 8 томов). Ну, конечно, это не Достоевский - не тот язык и не тот психологизм, - однако в целом очень даже ничего роман.

В романе две интересных составляющих: сюжет (действительно весьма закрученный и захватывающий) и описание Петербургской жизни середины 19 в. - подробнейшее, всех слоев общества: аристократия, средний слой, бедные, нищие, отбросы общества и уголовники (причем последние смыкаются и переплетаются с первой). Правда, автор то и дело пускается в описательны отступления тех или иных явлений или мест, так что это, хотя и связано с героями романа (жертвами и посетителями тех явлений или мест), под конец как-то начинает утомлять. И кроме того, все это описание трущоб, кошмарной жизни бедноты и нищих - в конце концов просто уже кончаются силы читать это.

И вот, сначала ты думаешь: как же хорошо, что теперь такого ужаса нет, что мы живем не в те времена! Но постепенно как-то все больше задумываешься: а точно ли? Да, конечно, в Питере сейчас нет такой ужасающей грязи и антисанитарии, какую можно было встретить в те времена. И вроде как нет таких кошмарных притонов как дом Вяземского и пр. И вроде как нет детской проституции и пьянства, и девочек, которые рождаются в трущобах, не знают ни своего имени, ни своих родителей, с детства хлещут водку, постоянно голодают и зарабатывают на жизнь воровством и развратом, или в лучшем случае попрошайничеством, стоя у церквей или на улицах с протянутой рукой "ради Христа" - не зная вообще, кто такой этот Христос. И вроде как у всех есть более или менее сносное жилье и работа... Однако же по статистике в России сейчас 200000 бездомных детей (взрослых, надо думать, еще больше) - где они живут? что едят, чем зарабатывают на жизнь? знают ли они, кто их родители? А разве сейчас нет торговли детьми? Разве не попадают девушки в кабалу разврата точно так же, как и 150 лет назад? Разве не точно так же гораздо труднее прожить честным трудом, чем воровством и преступлением? Разве не точно так же бедный и преступник попадает в тюрьму (где, кстати, часто становится из-за кошмарных условий и окружения уже окончательно преступником, которому путь - в рецедив, а не в нормальную жизнь, для которой он становится уже клейменым и на подозрении навсегда), а богатый и влиятельный преступник откупается от суда (во времена Крестовского, кстати, как я поняла, больше подкупали или устраняли свидетелей - сейчас же подкупают именно судей) и продолжает жить припеваючи?

Многие из героев, описанных в романе - преступники. Но если все эти мазурики и нищие, крадущие из-за куска хлеба и из желания хоть как-то жить (при том, что честным трудом им это оказывается сделать невозможно), при всем своем мошенничестве и даже порой уголовщине еще иногда проявляют какие-то человеческие и благородные чувства, даже жалеют своих жертв и иногда помогают выкарабкаться из ямы, куда сами же их толкнули, и потому порой вызывают хотя бы жалость, если не сочувствие, - то не то с преступниками из высшего света: эти - законченные негодяи и вызывают исключительно гадливое омерзение. Прекрасно понимаю, почему после революции пролетариат и бедняки ополчились на них - их не за что ни любить, ни жалеть.

Отдельно доставляет всякого разлива "христианское благочестие". Они все молятся! ходят в церковь! выстаивают обедни! Княгиня, плетущая козни, чтобы избежать уголовного дела против своего негодяя-сыночка или чтобы избежать претензий кредиторов, жарко молится, прося у Бога успеха в своих предприятиях. Вор молится об успехе очередной аферы. Желающий отомстить обидчику молится, чтобы Бог помог ему отомстить. Преступник рассуждает о том, что украсть и ограбить это ничего, Бог простит, а вот убийство это уже действительно грех, на это идут не все... но при этом нормально, если убьет твой подельник, а что ты вместе с ним затащил жертву в дыру, где ее убили, это ничего, "не такой" грех. Итп, итп.

Читаешь и думаешь: нет, все-таки лучше уж пусть будут просто негодяи и жулики, чем негодяи и жулики, которые исправно молятся Богу. А с другой стороны - сделай у нас сейчас обязательную государственную религию, как было в империи, и будет абсолютно то же самое (оно уже и сейчас нередко так): негодяи и преступники будут молиться Богу утром и вечером, а днем безжалостно уничтожать любого, кто станет на их пути к благоденствию.

Полиция точно так же была коррумпирована и не очень-то заботилась о своих обязанностях. Характерно, что когда компания жуликов думает, где открыть производство фальшивых денег, то сразу решает: конечно, в России! ибо в Англии полиция быстро накроет, а у нас все будет хорошо.

Врачи платные драли деньги, а врачей в бесплатных больницах, куда обращается беднота, приходилось дожидаться (причем не пока они других примут, а пока они в карты наиграются или поспят!), пока то да се - больной умер. Ну и ладно, идеология такая: если ему Бог судил умереть, то все равно умрет, а если не судил, то дождется, пока мы его примем, ничего ему не сделается. Все же верующие, ага.

Доносы, цензура, преследования инакомыслящих - ну, это само собой.

Покупательная способность рубля была удивительной: напр., на 5 р. в месяц прислуге можно было иметь комнату и стол от хозяев. Вообще на несколько рублей в месяц бедняк мог снимать жилье и как-то питаться. Все бы ничего... да только когда героиня пытается найти хотя бы такую работу, у нее ничего не выходит - места заняты, устроиться можно только по знакомству; ей предлагают легкий выход - идти в содержанки - и удивляются, чего это она такая дура, что не хочет. "Да неужели же нельзя нигде найти работы, чтобы жить честным трудом?!" - в отчаянии восклицает она. И она тоже молится Богу. Только вот никакой помощи не получает. В конечном счете ее обманом заманивают в денежную кабалу, и она кончает жизнь от чахотки в публичном доме. Тогда как аристократ, чьей незаконнорожденной дочерью она является, может проиграть за вечер 10000 р. в карты или подарить любовнице. А сейчас не то же самое? Не те же зарплаты, только уже 5000 р. у нищих бюджетников - и траты в миллионы рублей у нынешних магнатов? И как тогда богач в карете в упор не видел бродящих по переулкам бедняков, так и теперь какой-нибудь "господин" на личном самолете или в иномарке не желает знать ничего о тех, кто живет от него через квартал в коммуналке.

Последняя часть романа называется "Коемуждо по делам его", - но это, скорее, ирония. Самые главные злодеи романа так и остались жить припеваючи, в полной уверенности, что даже и не сделали ничего плохого в жизни. Досталось разве что некоторым второго плана, их помощникам, да еще мазурикам всяким, и то не всем. Тогда как из их жертв удалось спастись, выпутаться и вернуться к нормальной жизни лишь двоим.

И, наконец, финальный аккорд: в конце романа эти двое спасшихся (муж и жена) уезжают из России навсегда. И куда же? - в США.

В целом из романа можно сделать два главных вывода:
- в России не то, что с годами, а и с веками ничего не меняется;
- никакой "святой Руси" никогда не было.

Петербургские трущобы. Том 1 | Крестовский Всеволод Владимирович, Отрадин Михаил Васильевич
5 5
* * * * *
Достоинства:
Запакованы обе книги в полиэтилен!
Петербургские трущобы. Том 1 | Крестовский Всеволод Владимирович, Отрадин Михаил Васильевич
5 5
* * * * *
Купила в подарок маме. Рада, что вместо двух больших толстых книг 2 средние и довольно легкие. Но как я и боялась - довольно мелкий шрифт. Мне то нормально, надеюсь маме будет тоже. Но в целом за такую цену я очень довольна!
Достоинства:
Компактный формат, цена
Недостатки:
Довольно мелкий шрифт