Лето Господне

Настоящее издание кроме повести И.С. Шмелева, чье творчество изучается в школе, содержит много дополнительных материалов в помощь ученику и учителю. Это - вступительная статья, подробные комментарии, краткая летопись жизни и творчества писателя, материалык биографии, высказывания критиков, темы школьных сочинений, задания для самостоятельной работы и т. д. Завершает издание список рекомендуемой литературы. Книга адресована учащимся выпускных классов и абитуриентам.
Автор И. Шмелев
Серия Школа классики
Язык русский
Год выпуска 1997
ISBN 5-7390-0346-6 5-7390-0309 5-15-000881-8
Тираж 5000
Переплёт Твердый переплет
Количество страниц 576
Код товара 5150008818
222
Магазин »
Нет в наличии
с 18 января 2018
История изменения цены:
Средний отзыв:
4.5
Лето Господне
4 5

Лампомоб-2017
2/13

Удивительное впечатление произвела на меня книга Шмелева. Такое ощущение, что я читала о совсем другой стране. Не о той, которую вспоминали в эмиграции Бунин и Набоков, не о той, которую описывали Чехов и Куприн, и уж точно - не о той, которая встречается в романах Горького, Эртеля, Салтыкова-Щедрина или зарисовках Гиляровского. Такая яркая, праздничная, благостная, православная, невероятно вкусная!
И я не могу сказать, чего в моих первых впечатлениях оказалось больше - сомнения в правдивости автора, или изумления от совершенно иного взгляда на обыкновения московской жизни начала ХХ века.
Понятно, что этот роман, написанный Шмелевым в эмиграции, своей целью ставил зафиксировать воспоминания о детстве, о той светлой поре, когда мальчик Ваня еще был абсолютно счастлив. Не случайно история обрывается на событии, которое эту пору завершило, и дало начало следующему этапу в жизни героя. То, что последовавшие потом события не несли такого благостного оттенка, можно понять хотя бы уже потому, что писатель довольно долго не упоминает человека, который наверняка занимал в его жизни не последнее место - о матери. Возможно, я была недостаточно внимательна, но у меня сложилось впечатление, что первые упоминания о ней возникают только в "Радостях", то есть примерно к середине книги. Помню, что в какой-то момент я точно поймала себя на беспокойстве - не сирота ли главный герой, ведь все самые теплые его впечатления были связаны только с отцом и Горкиным. Но нет, мать появилась, причем где-то на краю жизни сына, и по контрасту с отцом - описанная без малейшего доброго слова, нежности и тепла. Возникли и сестры, и тоже не в праздничном контексте, а затем и братья, но вовсе уж невнятно. И тогда стало ясно, что действительно счастливым автор себя ощущал только в те самые годы, в возрасте 6-7 лет, когда его отец был деятелен и здоров. И именно поэтому он в своих воспоминаниях так сосредоточился на праздниках, вкусном угощении, интересных делах, ярких событиях и добрых людях. Все прочее, что не вписывалось в прекрасную картину безоблачного детского счастья, заботливая память позволила ему забыть, или просто посчитать не самым важным для этой книги.
Мне кажется, особенно должен нравиться роман глубоко религиозным людям. Описание православных традиций, постов и праздников дается скурпулезно и подробно, так что весьма пригодится тем, кто воспитывает своих детей в духе патриархальной русской культуры. Впрочем, небесполезна будет эта информация и тем, кто к вере равнодушен, но культуру собственной страны хотел бы понимать глубже.
Очень образный и яркий у Шмелева язык. Симпатичные слова, сейчас уже практические вышедшие из оборота, интересные выражения, необычные обороты... Единственное, что меня коробило во время чтения, это невероятное количество просторечных и искаженных выражений, которое автор употребляет в тексте. Наверное, всякие там "крылосы" и "питимьи" - должны вызывать умиление, но я искренне огорчалась, всякий раз встречая эти словечки в речи героев. Все-таки в нашей семье одним из самых важных достоинств считался хороший и правильный русский язык. Еще мне показалось, что автор злоупотреблял уменьшительно-ласкательными суффиксами. После Михаила Евграфовича с его Иудушкой меня по-настоящему пугали такие фразы, как "Смотрю на картинку у его постели, как отходит старый человек, а его душенька, в голубом халатике, трепещет, сложив крестиком ручки на груди" или "Умолк органчик. А соловушка пел и пел, будто льется водицей звонкой в горлышке у него". Так и ждала подвоха. Понимаю всё про стилистику и достоверность, но все равно я вздрагивала всякий раз, натыкаясь на такие речевые капканы.
Не правы, на мой взгляд, те, кто говорит о том, что Шмелев писал только о светлых сторонах своих воспоминаний - так, в рассказе о крестном явно видно как раз то купечество, о котором нам с блеском рассказывал Островский, да и внешне благостные истории о раздаче милостыни - заставляют задуматься. Люди приходят зимой, на Рождество, плохо одетые, замерзшие, с детьми, чтобы получить немного еды в богатом купеческом доме, чего стоит хотя бы ожидающий подачки барин в прюнелевых ботинках, пришедший с мороза? Да и грустные истории пьяниц, обездоленных вдов, калек и бесприютных скитальцев встречаем мы на страницах этого романа... Но Ивану Сергеевичу важнее другое - ему нужно было сохранить этот свет и тепло детства, свою веру и культуру, всё то, что давало ему опору в эмиграции, в грустные годы оторванности от Родины. Пожалуй, это ему удалось.

Лето Господне
5 5

Господи, прости меня! Но не могу я это читать.

Книга хорошая. Я это чувствую. У нее шикарнейший язык. Это очень образное и богатое повествование. Пусть утопическое. Пусть совершенно нереальное. Пусть насквозь пропитано несбыточной благостью. Но это из образцов художественной речи. В чем-то сродни Бунину, кстати.

Но эта книга просто не в моем вкусе.

Не могу. Ставлю пятерку и отказываюсь читать.

Лето Господне
5 5

Изумительная книга. Не книга, а песня. И почему так получилось, что Я так долго до нее добиралась?
Исполнение Герасимова только усиливает музыкальность языка, такое ощущение, что не книгу слушаешь, а песню. Недаром говорят, что Герасимов очень подходит для русской классики.
Книга воспоминаний. И таких теплых-теплых. И не только потому, что мы вспоминаем только хорошее, а, как известно, "раньше травка была зеленее". Нет. Просто ребенку действительно было среди окружавших его людей было хорошо. потому что люди были честные, работящие. Думающие о других. Не без недостатков, нет. Самые обычные люди.
И так хорошо уклад описан. У меня было почему-то ощущение, что Я читаю про свою бабушку и ее отца. Нет, они были крестьяне, не подрядчики и даже не горожане, там был свой уклад, но в чем-то он пересекался. И в частности в православной Вере. Именно с большой буквы. Не была она формальностью, не была она уделом темных людей, как нам пытались внушить. Она была неотъемлемой частью светлых людей в то время. Именно частью, ее от них нельзя было отделить. И очень хорошо это в книге показано. И понятно, а почему пост - это радость. К сожалению, утеряно многое в наше время. Но когда читаешь, то понимаешь, а как оно должно быть.
И переживания мальчика показаны. Причем очень сильные. И как он справлялся с ними.
Замечательная книга.

Лето Господне
4 5
Что пройдет, то будет мило. А. С. Пушкин

Эти слова как нельзя лучше подходят для описания этого произведения Шмелева. И тема благодатная – воспоминания о детстве. Там всегда солнце, там всегда тепло, всегда праздник. Перед нами предстает быт московской зажиточной семьи, глазами мальчика наблюдаем мы за жизнью родителей и близких, за жизнью слуг и работников, жизнью всей Москвы. При этом все повествование пропитано глубокой духовностью и светом.

Понятно, что картина эта идеализированная, во многом преувеличенная, приглаженная. Но ведь не лживая. Ведь жили тогда многие люди именно так – с уважением и почтением относились к своей семье, к своим слугам, ко всем людям. Где надо, суровости подпускали, когда надо – прощали и проявляли понимание. Во многом, благодаря вере, врожденной нравственности и справедливости, и благодаря передаваемым из поколения в поколение традициям. Удивительно, насколько доверительно мальчик в этой атмосфере выстраивает свои отношения с Богом, насколько глубоко религия переплетается с обычной жизнью.

Не скрою, однако, что вчитываться и вообще читать было тяжеловато. Как такого сюжета или действий практически нет, движение вперед не слишком значительное, а все произведение состоит, скорее, из впечатлений, ощущений, картинок и зарисовок той далекой пасторальной жизни. И не то чтобы мне не понравилось совсем, но настроение, видимо, было какое-то не то. Не смогла погрузиться до конца в повествование. Но все равно сам язык нельзя не отметить, сочный образный язык, каким прекрасно владеет Шмелев. А уж после его описаний разных яств оттаскивать себя приходится от холодильника.

Лето Господне
5 5

Меня трудно назвать человеком, глубоко верующим по православным канонам, и по всему выходило, что "Лето Господне" должно было бы даться мне с большим трудом, но, как ни странно, нет. Мало того, что книга прочиталась на одном дыхании, я еще и получил незабываемое удовольствие. Какой сочный и богатый язык у Шмелева, очень все ярко и искренне вышло. Настолько, что книга получилась не просто реконструкцией прошлого семилетнего мальчика, а полноценным вторичным переживанием во всей своей красе и полноте. Хотелось бы отметить, как заблуждался господин Островский, описывающий в своих произведениях быт купеческой среды, как "темное царство", полное лицемерного благочестия. Шмелев, не скрывая недостатков, дает нам взглянуть на картину жизни целого сословия изнутри, и мы видим, что, благодаря соблюдению исконно русских традиций и обычаев, внутренняя культура героев книги, лишенных практически всякого образования, тем не менее, находится на высоком уровне.
Книга, наполненная каким-то особенным русским духом, с богатым и "вкусным" художественным языком.

Лето Господне
5 5

Лет 10 назад вся Москва читала эту книгу: люди ехали на эскалаторе, ждали любимых, сидя в метро на скамейке - с этой книгой. Точно также как два года назад все читали "Несвятые святые" о. Тихона Шевкунова...
Те, кто книгу читал, уверена, греют до сих пор в душе образ этой книги, и им не нужны чужие рецензии... Помню, как предложила знакомой сходить на фотовыставку монастыря, который она как-то особенно любит - и та "поскучнела" лицом: "Понимаешь, - говорит, - не могу я на эту выставку идти. Сил душевных нет!". Вот также и с этой книгой...

А вот тем, кто книгу не читал - просто скажу: почитайте! Это все-таки классика, история, поэзия и просто красота!

Лето Господне
5 5

С «Летом Господнем» Шмелева я познакомилась уже в эмиграции, и попалось мне издание русского эмигрантского книгоиздательства в Нью-Йорке «Путь жизни», и напечатана книга с ятями и ерами… Мое беглое чтение споткнулось сразу об эти «яти». Оставить? Нет, все-таки любопытство победило, и я не пожалела. Именно через такое неспешное чтение на дореволюционном русском и надо было (во всяком случае мне) прочитать Шмелева. Полное погружение! Я просто оказалась в той купеческой среде, в той благостной семье, постигая веру, традиции и уклад жизни русского православного человека. Впитывала и впускала в себя по каплям, как драгоценную влагу для души. Когда-то сталкивалась с высказыванием, что «хороший человек, этот тот, от которого самому хочется стать лучше». Так и книги! От этой книги хочется стать лучше…

Лето Господне
4 5

У Шмелева мне очень понравились книги "Старый Валаам" и "Пути Небесные" , но "Лето Господне", признаюсь, шло тяжело. Может быть из-за того, что не было какой-то целостности сюжета, а обрывочные воспоминания, читала я ее с перерывами.
Но в целом Шмелев остается верен себе, великолепные описания природы, деревенского быта, вызывают щемящее чувство тоски по своему детству проведенному в деревне. А что касается описания еды, то тут автора хочется даже отругать: разве ж можно так, без предупреждения, описывать еду, так и слюной не долго захлебнуться. А дамам, сидящим на диете, так вообще про это читать нельзя, чревато последствиями)))
Очень понравились описания праздников, широко конечно состоятельные помещики отмечали. А заготовка огурцов, капусты, моченых яблок привела в неописуемый восторг.
Концовка конечно печальная, но такова жизнь.