The Federalist Papers

The documents thatshaped a nation. Three of the founding fathers brilliantly defend their revolutionary charter: the Constitution of the United States, a milestone in political science and a classic of American history.

Авторы , ,
Издательство Signet Classics
Язык английский
Год 2003
ISBN 0451528816
Переплёт Мягкая обложка
Количество страниц 688
Штрихкод 9780451528810
Мелованная бумага false
Цветные иллюстрации false
Размер упаковки (Длина х Ширина х Высота) , см
Название The Federalist Papers
Тип издания Отдельное издание
Тип книги Книга на иностранном языке
571
Дата обновления
30 ноября 2019
В других магазинах:
История цены:
Средний отзыв:
4.3
* * * * *
The Federalist Papers
5 5
* * * * *

Это мое эссе по политологии, которое написано на тему цитаты из Платона. Эссе написано после прочтения "Федералиста". Возможно, юристам и политологам будет любопытно

«Так вот, тирания возникает, конечно, не из какого иного строя, как из демократии; иначе говоря, из крайней свободы возникает величайшее и жесточайшее рабство».
Платон, «Государство».

Платон выделял пять видов государственного устройства: аристократия (идеальная форма), тимократия, олигархия, демократия и тирания. Эти формы сменяют одна другую в указанном порядке. Каждую из форм губит именно что, что в ней считается наибольшим благом. Так, тимократию губят военные успехи, в результате которых богатства сосредотачиваются в руках небольшого количества лиц и они благодаря деньгам приходят к власти. Олигархию губит преклонение перед богатством: в обществе, где бедные полностью отстранены от принятия решений, зреет ненависть к правящим богачам, и в итоге богачей свергает толпа, которая устанавливает демократию. А сама демократия гибнет из-за свободы и равенства, которое при демократии уравнивает равных и неравных, позволяя принимать решения людям некомпетентным.

Согласно Платону, демократическое общество делится на три части: богачи, трутни и народ. Наибольшее влияние на принятие решений оказывают трутни. Платон писал: «… при демократии они, за редкими исключениями, чуть ли не стоят во главе: самые ядовитые из трутней произносят речи и действуют, а остальные усаживаются поближе к помосту, жужжат и не допускают, чтобы кто-нибудь говорил иначе. Выходит, что при таком государственном строе всем, за исключением немногого, распоряжаются подобные люди.».

Итогом правления трутней становится то, что народ желает наведения порядка и выдвигает своего ставленника, которого для скорейшего решения задачи наделяют практически неограниченной властью. Через некоторое время ставленник народа узурпирует власть и превращается в тирана.

Любопытно заметить, что основатели США — государства, которое сейчас преподносится как некая «эталонная демократия», прекрасно осознавали описанную Платоном опасность. Мало того, Конституция США в том виде, в котором она была принята в 1787 году, содержала механизмы, позволяющие ее избежать. Но вот более поздние дополнения эти механизмы, на наш взгляд, демонтировали. Речь идет о всеобщем избирательном праве. Поясним.

Авторы сборника «Федералист» одной из основных задач американской конституции видели нейтрализацию «крамольных сообществ» и очень много внимания уделяли вопросу защиты прав меньшинства, в частности, защите прав собственников и института частной собственности как такового: «…самым обычным и стойким источником разгула крамолы всегда было различное и неравное распределение собственности. Те, кто ею владеет, и у кого ее нет, всегда составляют в обществе группы с противоположными интересами.», — пишет Джеймс Мэдисон.

Если в обществе количество неимущих будет намного превосходить количество людей обеспеченных, то велика вероятность, что неимущие объединятся и властью большинства лишат собственников имущества. Мэдисон считает, что такое развитие событий вполне возможно при «чистой демократии». Под ней он понимает «общество, состоящее из небольшого числа граждан, собирающихся купно и осуществляющих правление лично». Альтернативой «чистой демократии» Мэдисон видит республику, которую он определяет как «правительство, составленное согласно представительной системе», и уточняет, что «…правление в республике передается небольшому числу граждан, которых остальные избирают своими полномочными представителями».

Будущий президент США убежден, что общественное мнение, выражаемое представителями народа, будет в большей степени отвечать общественному благу, нежели мнение, выраженное самим народом. Он проводит аналогию между судебной и законодательной властью, отмечая: «Ни одному человеку не дозволено быть судьей в собственном деле, поскольку владеющие им интересы повлияют на его решения… группе людей также неуместно выступать одновременно и в качестве судей, и в качестве тяжущихся сторон. А между тем, разве важнейшие законодательные акты, как и многие судебные решения … не принимаются различными группами законодателей, являющихся защитниками и поборниками тех самых дел, по которым выносились решения?».

Заметим, что данная конструкция может быть эффективна в достижении поставленных задач лишь при одном допущении, которое сформулировано Джоном Джеем в Федералисте № 3: «Редко случается, чтобы народ какой-либо страны, столь же просвещенный и хорошо информированный, как американский, в течение многих лет заблуждался относительно собственного блага».

Выбрать достойных представителей может лишь тот народ, который не только имеет доступ к объективной информации, но и является просвещенным. То есть умеет мыслить самостоятельно: может анализировать полученную информацию и делать выводы, влияющие на его волеизъявление. Только в этом случае народ способен выбрать не тех представителей, которые просто транслируют и выражают путем принятия законов настроения большинства, но тех, кто умеет вести диалог с народом и готов говорить народу неприятные вещи о нем самом; тех, чьи непопулярные решения народ будет готов принять. В противном же случае (народ не умеет и не хочет мыслить самостоятельно) к власти приходят популисты, избираемые тем самым склонным к крамоле большинством, от прямого правления которого стремился уберечь общество Джеймс Мэдисон и которых Платон в «Государстве» называет трутнями.

Именно поэтому в обществах, где народ не является просвещенным и хорошо информированным, всеобщее избирательное право может пойти во вред обществу и в конечном итоге привести его к социальному, политическому и экономическому кризисам. К власти придут популисты, которые будут вынуждены давать толпе все больше несбыточных обещаний и вместо разумных действий станут реализовывать озвученные прожекты. В результате некомпетентных действий экономика и механизм госуправления будут разрушены, народ начнет выражать недовольство. Правители, опасаясь переворота и преследования за некомпетентность и/или коррупцию, будут вынуждены прибегнуть к репрессиям, и демократия закончится тиранией.

Суть этой проблемы исчерпывающе описывает остроумная пародия на знаменитый демократический лозунг, восхваляющий всеобщее избирательное право: «Один человек — один голос!». Пародия звучит так: «Один человек, один голос, один раз».

Крайне важно отметить, что в конце XVIII века в США всеобщего избирательного права попросту не существовало. Конституция США делегировала вопрос организации выборов штатам, а штаты, как правило, вводили для избирателей ряд цензов, одним из которых был запрет на участие в выборах для тех, кто имел задолженность по налоговым платежам. Право штатов устанавливать данный ценз было отменено лишь в 1964 году XXIV поправкой к Конституции США.

Подытожим сказанное. Многие страны сейчас принимают за образец американскую политическую систему, основы которой были разработаны в конце XVIII века для общества, где существовали избирательные цензы и избирателями были собственники и налогоплательщики. То есть используется система, созданная для того, чтобы избранные могли делегировать право принимать решения еще меньшему числу избранных, но эта система «дополняется» всеобщим избирательным правом. В итоге сложнейшие и важнейшие для целой страны решения принимают люди, которые не смогли или не захотели должным образом организовать собственную жизнь. Например, иммигранты, которые живут за счет пособий и не желают ни ассимилироваться в принявшей их стране, ни трудиться на благо этой страны. Или люди, которые еще не воспринимают право выбирать власть как некую ценность, в силу чего голосуют так, как указывает им выслуживающийся перед действующей властью работодатель.

На наш взгляд, в тех демократиях, где общество не имеет подразумеваемой Джеем степени просвещенности и информированности, использование американской политической модели в сочетании со всеобщим избирательным правом весьма опасно. Такое сочетание поощряет популизм и позволяет некомпетентному политику прийти к власти. А в этом случае судьба страны будет зависеть уже не от работы контролируемых обществом институтов (они обычно превращаются в имитационные), а от личности правителя. Не исключено, что обществу повезет, и популист на поверку окажется талантливым правителем, который устроит что-то вроде просвещенного абсолютизма («правительство … единственный европеец в России»). Однако куда более вероятно, что популист действительно окажется популистом, не справится с управлением и очень быстро превратится в тирана.

The Federalist Papers
4 5
* * * * *

Я считаю, что оценивать любую книгу можно с двух позиций: первая - с точки зрения эмоций, которые вызвало то или иное произведение, понравился/не понравился сюжет, оставило ли оно хоть какой-нибудь "осадок" и прочих эмоционально-иррациональных сторон (проще говоря, оценивать влияние на себя любимого); вторая - давать характеристику тому, какую роль может сыграть или сыграло некое литературное творение, имеет ли художественную, научную или еще какую ценность для национальной или мировой, прости господи, литературы (проще говоря, оценивать необходимость прочтения другими).
В данном случае мы имеем дело с пачкой политических эссе, где нам рассказывается, что новая конституция, созданная после получения независимости от Британии американскими колониями, - это хорошо, а старый союзный договор, действовавший во время войны, - откровенная дрянь. Очевидно, что оценивать книгу данного жанра и содержания с первой позиции сложно и бессмысленно (кому какое дело, как я отношусь к государственному устройству США), со второй - не берусь (так как не имею ни необходимой квалификации, ни достаточно раздутого ЧСВ, чтобы претендовать на роль критика).
В книге подвергаются самому тщательному толкованию статьи Конституции США (изначального варианта), и, соответственно, затрагивается широкий спектр различных вопросов:
1. Преимущества нового союзного договора над старым (с точек зрения внешней агрессии, разрешения конфликтов между штатами, разного рода торговли, сохранения прав граждан; приводятся примеры не очень удачных конфедераций со времен древнего мира до новейшей истории; плюсы и минусы наличия постоянной армии или временного ополчения, в чьем ведении должны ВС находиться - федерального правительства или отдельных штатов; вопросы налогообложения на уровнях штатов и федерации);
2. Преимущества республиканской формы правления перед другими при существующих на тот момент реалиях;
3. Описание принципа разделения властей, "заточенного" под Америку:
- законодательная власть (двухпалатный парламент, сроки избрания, численный состав, полномочия и пр.);
- исполнительная власть (президентство, сроки, полномочия и пр.);
- судебная власть (несменяемость судей, суды присяжных по уголовным делам, юрисдикция федеральных судов и судов штатов и пр.);
- система "сдержек и противовесов" - описание взаимодействия 3ех ветвей, наличие механизмов, позволяющих справиться с попытками узурпации власти какой-то одной ветвью (право отлагательного вето у президента на законопроект, вопросы импичмента, трактование судами законов и право признавать их антиконституционность и отменять);
4. Отсутствие необходимости - по мнению авторов (хотя в данном вопросе консенсуса среди них не было) - Билля о правах, в котором бы перечислялись основные неотъемлемые права любого человека, посягательство на которые со стороны кого бы то ни было (особенно, государства) не допустимо. Стоит отметить, что первой поправкой к конституции как раз и оказался такой документ.
5. прочие...
Доводы в пользу такого государственного устройства, описанные в "Федералисте", мне показались довольно убедительными, может быть за исключением некоторых моментов. Например, меня весьма удивил поразительный идеализм авторов, а именно их уверенность в том, что все предусмотренные ими механизмы, не позволяющие сосредоточить власть в руках одного человека или группы заговорщиков, - лишь дополнительные меры предосторожности. И что они не понадобятся, ибо быть не может, чтобы президентами и сенаторами становились (и избирались гражданами) не добропорядочные, а жадные до власти люди, не желающие самоотверженно служить американскому народу.
Что касается процесса чтения: я бы посоветовал читать (если вы не ограничены по времени) по 2-3 статьи за раз, может быть, параллельно с какой-нибудь другой книгой, чтобы была возможность хорошенько подумать над аргументацией Публия и составить свое мнение о том или ином аспекте Конституции. Можно даже не все подряд, а отдельные статьи, где описаны интересующие вас вопросы.
Читать довольно интересно, особенно проводя параллели с современными "республиками" (не будем показывать пальцем), в которых этим же закрепленным в законах принципам в действительности не следуют, где они намеренно превращены в фарс. Ясно, что это довольно нишевая книга, в пользу чего говорит малое число прочитавших и отсутствие рецензий на нее. Несмотря на это, надеюсь, данный поток мыслей сподвигнет кого-нибудь на чтение сего творения.