Три Дюма

Андре Моруа был не менее плодовит, чем его знаменитый герой Александр Дюма. Наследие неутомимого корифея французской литературы огромно - 200 книг, более тысячи статей. Его перу принадлежат романы и новеллы, критические статьи и философские эссе, литературные мемуары и исторические труды. Но прежде всего Моруа - непревзойденный мастер биографического жанра. И его замечательная книга "Три Дюма" - лучшее тому подтверждение. Писательская биография - жанр без правил. Моруа не домысливает от себя какие-то сюжеты, используя и без того живописный свод архивных документов, семейной переписки и воспоминаний современников. Но без щепотки личной фантазии автора в создаваемом блюде никак не обойтись. Тем более, когда речь о таком явлении, как династия Дюма. По сути дела, жизнеописание этого славного французского рода улож...

Автор
Издательства АСТ , Астрель
Перевод Лариса Беспалова , Серафима Шлапоберская
Серия Классики и современники
Язык русский
Год 2011
ISBN 978-5-17-068657-5 978-5-271-29352-8
Тираж 4000
Переплёт Твердый переплет
Количество страниц 544
Тип издания Отдельное издание
196
Нет в наличии
с 24 января 2019
История цены:
Средний отзыв:
4.2
* * * * *
Три Дюма
4 5
* * * * *

Одна из самых увлекательных биографий среди прочитанных мною. Правда, должна признаться, что данный жанр к любимым не относится и знакомство с жизнеописаниями известных людей происходит редко и, чаще всего, случайно. А уж запомнившихся биографий (до этой книги) было буквально раз, два и обчелся. Если придется вспоминать, смогу назвать только Стефан Цвейг - Мария Антуанетта да Рафаэль Сабатини - Жизнь Чезаре Борджа . Слог Моруа прекрасен и любим мною со школьных лет, когда я увлекалась серией «Проклятые короли». Биография трех поколений Дюма читается с таким же интересом, легкостью и азартом. И секрет не только в таланте Моруа, но и в благодатном материале. Жизнь у потомков чернокожей рабыни Сессеты Дюма с острова Сан-Доминго была наполнена кипучий энергией, талантом и амбициями. Понадобилось целое столетие, чтобы утихомирить эту страсть, напор и жажду жизни.

Самая яркая, интересная часть посвящена основателю династии -Тома-Александру Дюма Дави де ля Пайетри.

Отец его, бывший полковник и генеральный комиссар артиллерии, потомок нормандского дворянского рода и маркиз милостью короля, в 1760 году отправился на острова, решив попытать счастья на Сан-Доминго.

И он, определенно, нашел это счастье. Если не для себя, то для всех будущих почитателей писательского таланта Дюма-отца и Дюма-сына. В первой части понравилось все - местность, эпоха, характер. Шаловливое описание маленького городка Вилле-Коттре, расположенного к северу от Парижа, на пути из Суассона в Лаон и царивших там нравов при регенте Франции Филиппе Орлеанском. Удивил и восхитил благородный мулат - первый Дюма. Этот французский геркулес славился отвагой, силой и благородством. Был честен и романтичен. В 30 стал генералом, но ему больше нравилось сражаться, чем планировать. Стратегия не относилась к числу его талантов. Оказавшись под командованием Бонапарта, тогда еще генерала 26 лет, он не проникся его честолюбием и имперскими амбициями. В египетской компании они рассорились окончательно и Дюма впал в опалу. Амбиции не выдержали схватку с судьбой, хотя борьба была упорной. Он удалился в Вилле-Коттре и умер рано, оставив миру главное свое наследие - Александра Дюма, будущего автора Трех мушкетеров, Графа Монте-Кристо и огромного количества чуть менее известных произведений.

Сын унаследовал силу, внешность и неистощимую энергию. В детстве он любил фехтовать и слонялся по лесу вместо учебы. Имел витиеватый почерк и стремился стать повелителем судеб. Сорванец, балуемый матерью. Став юношей, он отказался принять титул маркиза и выбрал театр своей стезей. Открыл в Шекспире себя. Разве могло быть иначе? Ведомый энтузиазмом и жаждой славы, черпал вдохновение изо всех источников без разбора. Случайно открытая страница энциклопедии или любой другой книги могли натолкнуть на гениальную идею пьесы или романа. Он дерзко совмещал выхваченные у других сюжеты, додумывал, путал, увлекал. Невежественный самоучка в 28 лет стал самым почитаемым драматургом. Он легко и быстро писал пьесы, мастерски выстраивал сюжет. Всегда добивался, чтобы за его творением следили восторженно, затаив дыхание. Но жизнь Дюма-отца превосходит по увлекательности все созданные им романы. Он щедро удовлетворял потребность общества в силе, энергии, великодушии.

Третья часть книги, посвященная жизни Дюма-сына самая неоднозначная. То ли жизнь его была не так колоритна, то ли не стоило вмещать три такие самобытные истории в одну книгу. Жизнь Дюма-сына малоизвестна и Моруа сделал все что мог, чтобы привлечь внимание к талантливому человеку с непростой судьбой. Но, настроившись на приключение мушкетеров, трудно перестроиться на даму с камелиями. Но я оценила старания автора и с интересом прочла всю книгу от первой страницы до последней.

Поразил Моруа нетипичной характеристикой Наполеона. Я привыкла к тому, что французы на него едва не молятся. Особенно Гюго. А тут обвинения в тщеславии, стремлении окружить льстецами, отсутствии великодушия. С удивлением узнала, что Жозефина - креолка и прочие интересные детали. Без знания которых вполне можно жить, но которые так украшают чтение. Обязательно продолжу знакомство с биографиями, созданными Моруа. Пожалуй, лучше всего подходит книга о Гюго. Очень уж не хочется расставаться с девятнадцатым веком.

Три Дюма
4 5
* * * * *
Его обвиняли в том, что он забавен, плодовит и расточителен. Неужели для писателя лучше быть скучным, бесплодным и скаредным?

Первое, о чем хочется заявить: Андре Моруа - прекрасный биограф! Хотя это первая биография, которую я у него прочла, но уверена, что остальные не менее хороши. Прочитанные пару лет назад Письма незнакомке меня как-то не вдохновили на дальнейшее знакомство с автором, зато "Три Дюма" подарили массу интересных впечатлений. Это было легкочитаемо, познавательно и просто любопытно.

Тут, конечно, дело и в самих описываемых личностях. Три жизни - деда, отца и сына - и сами потянут на роман, которым почти что и стала написанная Моруа биография, за тем исключением, что все, в ней упоминаемое - правда.

Дюма-деду уделена самая маленькая часть книги. Связано это с тем, что жизнь его оборвалась довольно рано, но насколько яркой она была! Подобно героям романов его знаменитого сына, он за короткий срок чего только не успел пережить. К примеру, побывать в тюрьме, в которой его пытались отравить, но его могучий организм был настолько крепок, что выдержал яд и Дюма смог остаться в живых. Вот только ослеп на один глаз и был частично парализован... Конечно, происходило все во времена Великой французской революции, Республики и установления императорской власти Бонапарта, когда события сменяли друг друга с головокружительной быстротой и солдат мог в считанные недели стать генералом. Но тем не менее, даже на этом фоне судьба Дюма-деда очень интересна (особенно, если вспомнить, что он к тому же был полукровкой - сыном маркиза и чернокожей рабыни).

Дюма-отец почти не помнил своего собственного отца, тот умер, когда ребенок был совсем маленьким. Но у него на всю жизнь сохранилось впечатление об отце-герое, олицетворении человека необыкновенно сильного и благородного. Этот образ, еще усиленный романтическим воображением, он потом нередко воплощал в своих романах.

Дюма-отец вообще был натурой широкой, всеобъемлющей, если можно так выразиться. Любил размах, масштабы, грандиозные замыслы. Если он что-то задумал - его ничто не могло остановить. Если чего-то хотел - не жалел никаких сил, чтобы этого добиться. Брал настойчивостью, "нахрапом". Методичное и целеустремленное движение к результату - это не про него. Дюма - это стихия, вихрь, ураган. И для окружающих этот ураган далеко не всегда было легко выносить... Вечно новые идеи, что ни день - то новый смелый план и непременно такой, на который никто, кроме него, не смел бы замахнуться. И ведь получалось! Препятствия в виде банального отсутствия денег, знаний, опыта и прочего для него не существовали в принципе, он их просто не замечал, как совершенно несущественные.

При всем при том это был добрейший человек, то, что называется "душа нараспашку". Кто угодно мог взять у него деньги, даже особо не спрашивая разрешения, всегда вокруг была толпа прихлебателей, что не прочь красиво пожить и вкусно поесть за чужой счет, а уж угощать друзей и вообще всех вокруг Дюма-отец любил! А еще и толпы любовниц, бывших и настоящих, многих из которых он тоже "подкармливал" еще долгие годы, много после того, как и забыл об их существовании. Неудивительно, что, несмотря на баснословные гонорары, получаемые за свои произведения, Дюма постоянно был в долгах. Он никогда не считал деньги (разве что в ранней юности), они текли к нему рекой и так же быстро от него утекали... Так что нередко ему приходилось скрываться от кредиторов. Вот только такому известному человеку (да еще с примечательной внешностью этакого Портоса во плоти скрыться не так-то просто).

Казалось бы, как при таком бешеном ритме жизни он еще успевал что-то писать? А ведь писал невероятно много (о чем лучше всего говорит его библиография), работая по 10-12 часов в сутки.

Никто не читал всех произведений Дюма (прочесть их так же невозможно, как и написать), но весь земной шар читал Дюма...

Любопытно, но у него самого были вполне спартанские привычки и лучше всего ему работалось в комнате, где не было ничего, кроме стула да просто некрашеного стола (и кучи бумаги и перьев, разумеется). Вся роскошь и комфорт - это для окружающих. Дюма любил создавать для людей атмосферу праздника.

Еще один любопытный момент - это как он пришел к написанию исторических романов (точнее, поначалу исторических пьес). Дюма ведь, по тем временам, был человеком чудовищно невежественным, в том числе и в области истории. О многих героях своих произведений он впервые услышал прямо перед тем, как начал эти произведения сочинять (например, случайно прочитав статью о каком-либо занятном случае, произошедшем с тем или иным историческим персонажем). Он не имел ни малейшего представления об особенностях той или иной эпохи. Но у него был талант писать так, что невозможно оторваться. Создавать интригу. Накалять драматические эффекты. И за это читатели прощали и прощают ему любые промахи и искажения по части фактов.

Он не был ни эрудитом, ни исследователем. Он любил историю, но не уважал ее. "Что такое история? - говорил он. - Это гвоздь, на который я вешаю свои романы".

Нередко основой произведений служили реальные события. Например, "Граф Монте-Кристо" (раньше я этого не знала) основан на совершенно реальной истории, в которой также фигурировали несправедливое обвинение по доносу, умирающий аббат, сокровища и месть спустя годы. История сама по себе интересная и вполне способна привлечь к себе внимание. Вот только Дюма с его соавтором удалось сделать из этого нечто невероятное! Написать такую вещь, что вот уже многие десятилетия входит в списки любимых книг множества людей и которая нисколько не устаревает, продолжая радовать все новые поколения читателей.

А подлинные истории могут служить великолепной основой, если к ним приложит руку настоящий художник.

Кстати, о соавторах. Их у Дюма было великое множество. То, что называется "литературные негры". Многие из них приносили ему сюжеты, с интересной идеей, но безобразным исполнением, которые он затем превращал в "конфетку". Некоторые, как Огюст Маке, работали и на "постоянной основе" (отчего становится немного понятнее, как именно Дюма удалось написать столько произведений, что физически невозможно для одного, даже очень плодовитого, писателя). Вот только имена их, конечно, почти никогда не упоминались. И вовсе не потому, что сам Дюма был против. Против были издатели и владельцы газет, в которых печатались романы. Дюма - это был, как бы сейчас сказали, бренд. То, что на что клюют читатели. А если рядом с его именем появится никому не известный соавтор?.. Потому большинство соавторов соглашались просто молча разделить гонорар, пожертвовав своей долей авторского права (тем более, что зачастую, при попытке начать такие права качать, выяснялось, что первоисточник настолько никуда не годился, что без переработки Дюма никто его и до конца бы не дочитал).

Еще один забавный факт, позволявший Александру экономить время: работая над романами, он игнорировал знаки препинания и их потом расставлял за него секретарь. А заодно и даты проверял))

Сочетание же широты характера, природной доброты и большой любвеобильности тоже давало интересный эффект. В частности, Дюма всегда было мало одной женщины и он искренне не понимал, для чего, собственно, нужно сохранять верность. Он готов был и вовсе не расставаться ни с одной из своих любовниц, и чтобы все были в мире и согласии, вот только они почему-то были против такого положения вещей. Странные женщины, как их поймешь, действительно. Такой был бы чудный гарем, всем на радость и заглядение. Одна вот нашлась женщина, которая мудро закрывала на все глаза, и ее-то писатель и выбрал себе в жены. Потом, правда, и сам не рад был, да было поздно.

А отношения Дюма с его детьми и их матерями - вообще отдельная тема. В частности, как он поступил со своим сыном. Сначала, в течение 7 лет, мальчик жил полностью на попечении матери, отец его толком и не знал, и не видел, и вообще ребенок был и считался незаконнорожденным. А потом вдруг папеньке втемяшилось в голову усыновить ребенка, причем так, чтобы иметь на него больше прав, чем мать. С какого, простите? Но это ладно, больше всего меня поразило своеобразие французского закона того времени, касающегося таких детей. Оказывается, матери, чтобы иметь права на такого ребенка, требовалось его усыновить при рождении! Т.е. вот женщина рожает вне брака и должна при этом официально заявить, что желает усыновить собственного ребенка. Иначе он будет считаться как бы ничейным, несмотря на то, что живет с матерью и воспитывается ею. «Благодаря» этому чудному выверту законодательства мать Александра Дюма-сына, не подумавшая вовремя соблюсти эти формальности, в результате вообще лишилась прав на ребенка, проиграв процесс Дюма-отцу.

С дочерью тоже интересно было. С ней он провернул ту же схему, что и с сыном. Отобрал у матери. Поселил в своем доме, где жил с новой любовницей. Потом с другой, третьей... И каждый раз он искренне надеялся, что дочь найдет с его дамой общий язык и привяжется к ней (один раз ему повезло, и так и случилось). А когда Мари Дюма стала старше и возраст любовниц папочки стал сильно приближаться к возрасту дочери, он столь же искренне каждый раз надеялся, что они станут подругами и, более того, дочь станет помогать ему в его любовных делах (в частности, скрывать существование одних любовниц от других и т.п.) Святая наивность.

Тем не менее, и дочь, и сын были привязаны к своему отцу, и каждый из них по-своему любил его. Молодость, проведенная "под руководством" отца, любопытно отразилась на жизни Дюма-сына. Он очень рано успел "познакомиться" со всеми развлечениями, что может предложить "взрослая жизнь", да к тому же в Париже, при наличии денег и возможности входить в круг знаменитых людей.

Но характер сына разительно отличался от отцовского. Он был более сентиментальным, пессимистичным, склонным к анализу, размышлениям и сильным душевным переживаниям. (В скобках можно заметить - еще более разумного в тратах и бережливого - следствие жизни с отцом и его вечной нехватки денег при общей роскоши). Добавим к этому пару достойных любого писательского воображения романов с куртизанкой Мари Дюплесси и коварными представительницами русской аристократии, оставивших неизгладимый след, - и получим яркий портрет человека "умудренного жизнью" и "разочарованного". В конце концов он пришел к тому, что стал морализатором. Это стало в некотором роде его жизненным и писательским кредо. Он сурово осуждал порок, адюльтер и тому подобное. Однако же сам никак своей жизнью не мог соответствовать собственным идеалам, что его довольно сильно мучило. Про него говорили, что жизнь он знает только с одной стороны, т.к. вращался всегда исключительно в высшем кругу, но уж зато его и его нравы он изучил досконально.

При этом он еще был и борцом за права женщин. В частности, права на развод. В некотором смысле он олицетворение одного из своих героев - "друга женщин". Моруа приводит отрывки из его переписки с различными женщинами и можно наблюдать интересный эффект. Дюма-сын морализаторствует, "наставляет их на путь истинный", предлагает поддержку и советы, а в ответ нередко получает признания в любви и в том, что он один способен их понять и поддержать и общение с ним уже стало для них необходимым. Что-то, видимо, было в нем такое, что заставляло женщин чувствовать в нем "родственную душу", с которой всем можно поделиться, несмотря на то, что он никаких ответных намеков на чувства или хотя бы симпатию не проявлял, всегда выступая в роли "советчика" и "интерпретатора грехов". Ну, почти всегда. За исключением одного-единственного случая, когда, почти что по законам жанра, он таки встретил женщину, что поставила его в тупик. Которая не укладывалась в его классификацию, не вела себя так, как он привык этого ждать от женщин, заранее подозревая их во всех смертных грехах. На ней-то он и женился под старость лет. И так бывает, чем не роман.

Впрочем, вся жизнь Дюма - это сплошной роман. А в исполнении Андре Моруа он получился просто блестящим. Определенно стоит ознакомиться.

Три Дюма
5 5
* * * * *

Ну и как мне поступить?! Как, скажите, мне в формат лайвлибовского отзыва/рецензии вместить тот объем впечатлений, которые произвела на меня эта книга?! Меня переполняет интеллектуальный и эстетический восторг - я б так назвала это состояние.
Читая, я просто физически ощущала, как у меня расширяется диапазон моих знаний, представлений, пониманий.
О чем?

1. О целой эпохе. Европейский 19 век (если можно так выразиться), оказывается, не так уж и знаком мне, а тут он заиграл яркими красками, звуками, вкусами... Читала насыщенные историческими фактами строки и постоянно проводила параллель с событиями в России, например: о, 1830-ый год - Болдинская осень! 1861-ый - отмена крепостного права, и пр., и пр. Невероятно интересно! Политические настроения (читай: метания и катаклизмы), социальные расслоения, культура, мораль, нравы - обо всем можно найти не только размышления-комментарии автора, но и справочные материалы, цитаты из газет, фрагменты переписок и мемуаров... Живой учебник истории! И какие имена, какие имена: Наполеоны всех мастей, герцог Орлеанский, Виктор Гюго, Сара Бернар - десятки тех, о ком мы знаем из учебников истории и литературы!...

2. Об истории театра, в частности, европейского. И о развитии драматургии. Боже, этот роман Моруа - практически справочник и методичка для желающих посвятить себя подмосткам. Сколько ценного, на мой взгляд, может найти на страницах книги и режиссер, и драматург, и актеры!.. Не буду скрывать: не знала, что и А.Дюма (оба), и В.Гюго сделались великими прежде всего как драматурги, причем и как драматурги-новаторы. Итак, театр - как явление, как целый пласт культуры, как сообщество неординарных личностей - является одним из главных героев книги Моруа.

3. Безусловно, о биографии трех Дюма. Три ИСПОЛИНА - вот как я воспринимаю теперь эти личности. Неожиданным было узнать, что в крови Дюма присутствует африканская кровь, внесшая еще больше эмоциональности, страстности, колоритности в характеры деда, отца и, в меньшей степени, сына. Удивительным было узнать, насколько ярка и необычна (особенно с сегодняшней точки зрения) была их жизнь. Сколько приключений, романтических поворотов, непредсказуемых коллизий выпало на долю каждого из них!
Самый старший Дюма - отец отца - стал для меня полусказочной фигурой, вызывающей детский восторг. Благородный герой-богатырь - вот он кто! Трагический факт предательства со стороны Наполеона Бонапарта делает генерала Дюма-старшего еще более восхитительным: гордая и неподкупная жертва вероломного политического гения.
Александр Дюма-отец - это предмет моей любви и обожания. Прям до слез. Я ему всё-всё прощаю: чрезмерную хвастливость, чрезмерное мягкодушие, чрезмерную влюбчивость, чрезмерную расточительность... Что всё это по сравнению с безмерной жизненной энергией, почти сказочной работоспособностью, безграничной гениальностью, проявляющейся в способности создавать литературные шедевры играючи, выхватывая почти наугад из сотен кишащих в сознании грандиозных идей и сюжетов. Но не за это я люблю его - меня сразили его человеческие качества, проявляющиеся до самых последних дней: великодушие, отзывчивость, щедрость - не только в материальном выражении, но и в первую очередь в душевном. Эти, чуть заезженные нашим частым употреблением, понятия ярко раскрываются в поступках А.Дюма-отца, лежат в основе его взаимоотношений с людьми. Это пример того, как можно ЛЮБИТЬ людей. Андре Моруа позволяет нам увидеть за мишурой пышных обедов, торжественных речей, ссор, судов, любвеобильностей - настоящего труженика и благородную личность. Что касается темы "литературных рабов", о которых я читала и раньше, то здесь можно вынести главное: даже при наличии большого числа помощников, соратников, технических исполнителей литературное величие Дюма отрицать невозможно.
Александра Дюма-сына люблю и побаиваюсь. Сочетание великодушия, благородства, ума со строгим морализаторством и порой ханжеской беспощадностью - это повод смотреть на данную личность с опаской и некоторым недоверием. Дюма-сын для меня является примером того, как детские переживания, потери, сформировавшиеся комплексы могут наложить отпечаток на формирование характера, жизненных ценностей, мировоззренческих ориентиров.
Любопытна, кстати, параллель Дюма-отца с Портосом и Дюма-сына с Атосом. В "Трех мушкетерах" моим любимым героем был как раз Атос. В книге же Моруа Дюма-отец/Портос нёс больше тепла и человечности, чем его более правильный сотоварищ - и вызывал у меня больше симпатии.
Но еще раз отмечу: люблю всех трех Дюма! После прочтения книги А.Моруа трудно не попасть под их обаяние...

4. О природе человеческой, о мире человеческих взаимоотношений, психологии привязанности и отчуждения. Андре Моруа НАСТОЛЬКО глубоко позволил нам проникнуть в душевный мир своих героев - главных и второстепенных, - что нельзя было не поразиться яркостью переживаний мужчин и женщин, чьи судьбы прошли перед нашими глазами. Аристократы, политики, интеллектуалы, представители богемы, светские дамы, куртизанки - за описанными фактами их биографии, за фрагментами их переписок и воспоминаний стоят вечные темы поиска себя и смысла жизни, поиска тепла и взаимопонимания... Во все века практически одно и то же. Это морально успокаивает и придает силы в преодолевании жизненных трудностей.

Книга удивительна своей объективностью и эмоциональностью одновременно. Своей историчностью. Своей биографичностью и библиографичностью. Современники А.Моруа поражались, как удалось автору к 1957 году найти СТОЛЬКО неизвестного и неопубликованного ранее - пусть и касающегося не самых значительных фактов биографии трех Дюма: к моменту написания данной книги существовало уже немало биографических изданий о Дюма - Андре Моруа создал именно романизированную биографию, превратив ее вдобавок и в увлекательное чтение.

Три Дюма
5 5
* * * * *

Самое правильное, что можно сделать перед тем, как писать рецензию на «Трёх Дюма» — это с некоторым сожалением кинуть в воображаемую печь гору заметок, сделанных во время чтения: вдоль и поперёк исписанные странички блокнота с жирными подчёркиваниями и энергичными курносыми стрелочками; гигантский столбец мелкого курсива «Моих заметок» на ЛЛ-странице книги... Потому что невозможно руководствоваться этими заметками. Потому что половину книги хочется взахлёб пересказать, а другую половину — процитировать.

Оставим в стороне то, что Моруа для «симметрии» и для литературной устойчивости назвал свой том «Три Дюма»: совсем немного места/времени уделено в книге «Дюма-деду» по имени Тома-Александр. Он тоже был человеком удивительным, практически национальным героем, но — воином, судьба которого со временем стала представлять интерес лишь для историков. Пусть его великая тень вечно несёт караул у двойного пьедестала, возведённого сословием читателей для его сына и внука, ставших известными миру как Дюма-отец и Дюма-сын.

Не так давно, читая «Мандарины», сформулировала для себя «статусы» нескольких главных действующих лиц: человек-вчера, человек-сегодня, человек-завтра.
Александр Дюма-отец, вне всякого сомнения, был «человеком-сегодня». И не только потому, что жил только настоящим, не печалясь о прошлом и не тревожась о будущем, загораясь сиюминутными идеями и остывая к очередной возлюбленной, едва она скрылась из глаз... хотя и всё это тоже, замечу мимоходом. Нет-нет, подумалось мне: дело в том, что автор «Трёх мушкетёров» был бы совершенно уместен и даже не особо удивителен именно в XXI веке... Не торопитесь возражать. Представьте...

— вот Александр Дюма азартно роется в интернете, который по первому загугливанию предоставляет ему монбланы исторических сведений для его будущих книг;
— вот он устраивает холивар на форуме и, разя оппонента острым словцом, за комментом в карман не лезет;
— вот он выводит свои киноприёмчики из прозы и драматургии действительно на большой экран и организует кинофабрику «Монте-Кристо», для которой сам же тоннами пишет сценарии; в ход идут сиквел («Три антракта к «Любви-целительнице» — продолжение пьесы Мольера), приквел: Дюма написал сначала пьесу «Мушкетёры» (1845), а уже потом — «Юность мушкетёров» (1849), — и франшиза (ну, это все читатели А.Д. сами назовут...);
— а теперь Дюма-пер организует литературную фабрику Дюма и Компания, делающую ставку на массовую культуру и приносящую щедрые жертвы богам Тиража и Гонорара...
Тут справедливости ради следует сказать, что не только на Дюма-отца пахали литературные негры (что стало общим местом), но и сам он был литературным негром у целого взвода других авторов, «ремонтируя» их колченогие пьесы, с пылом и фантазией доводя их до сценического совершенства и успеха в залах и в кассах театров;
— этот писатель королей и король писателей был не прочь поиграть в монополию. Литературную, конечно. Против него бунтовали отдельные МТА (которым не повезло просочиться в литературные негры);
— Дюма, всегда стремясь быть на виду, участвовал в революциях, пытался заняться политикой (последнее как-то не удалось, но он особо не расстроился), носился с идеей завести свой ресторан и сам прекрасно готовил, причём частенько — на огромное число гостей или на театральную труппу, гастролировавшую с его пьесой;
— легче лёгкого представить себе Дюма-папу, сбрасывающего на мобильнике звонок от кредитора и с лукавой улыбкой проматывающего список номеров бесчисленных любовниц...

Шутки шутками, а ведь Александр Дюма-отец не только талантливейший писатель, работоспособности которого люто завидуешь, но и очень обаятельный человек, узнав которого лучше на страницах биографического романа Моруа, проникаешься к нему искренней любовью и горячей симпатией.

Совсем не таков Александр Дюма-сын. Унаследовав от отца рост и стать, талант и творческое долголетие, просто-таки гипнотическое влияние на женщин, он, этот «человек-вчера» (искренне полагающий себя «человеком-завтра») не вызывает симпатии. Он, кстати и к его чести сказать, трезво оценивает свои писательские качества:

...я вообще не художник. Ни по форме, ни по содержанию. У меня зоркий глаз. Я вижу достаточно ясно и говорю достаточно чётко — это так, но в том, что я пишу, нет ни энтузиазма, ни поэзии, ни волнения. Это иронично и сухо. Произведения этого сорта развлекают, удивляют, затем утомляют публику, автора же это убивает.

Практически всю жизнь, испытав сладость и горечь настоящей (и обречённой) страсти в ранней юности, он предпочитал быть непримиримым моралистом и язвительным резонёром, рвался воспитать всё общество разом, не умея навести порядка в собственной душе. Вёл себя младший Александр всю жизнь как человек в футляре; его душил высокий крахмальный воротник собственных моральных принципов, которые не принесли ему счастья. Женщин, только и мечтавших о том, как бы это половчее броситься к нему в объятья, он предпочитал держать на расстоянии — от вытянутой руки до пушечного выстрела.

И всё же жаль, что знаем мы его практически по одному произведению — «Даме с камелиями». Переведены на русский, но не сказать, что очень популярны, несколько его романов. А мне, несколько перекошенному в театральную сторону человеку, очень хотелось бы прочесть его пьесы (пьесы Дюма-отца читала, больше всего понравились «Кин, или Беспутство и гениальность» и «Молодость Людовика XIV»).

Этого стоика, этого занудного воспитателя общественного вкуса трудно представить в XXI веке. Разве что на ЛЛ: здесь бы он угрюмо отмалчивался, писал рецензии раз в полгода, а раз в год или два выкладывал свои опусы о падении нравов и ничтожности женщин в теме «Творчество наших читателей»; впрочем, уязвлённый недостаточно почтительными, недостаточно восторженными или недостаточно компетентными комментариями, он бы, пожалуй, попросил администраторов закрыть его аккаунт...

Андре Моруа — отдельная моя читательская любовь — красноречив и афористичен, фразы его старомодно пространны и при этом романтически легки: их окрыляет искреннее восхищение автора личностью и талантом Дюма (в первую очередь, конечно, Дюма-отца). В то же время это не только художественный, но и документально-исторический текст. Практические подробности, суммы в франках и сантимах, точные даты, лаконичные либо обширные (соответственно сюжетной необходимости) цитаты из газетных статей, рецензий, личной переписки, дневников и записных книжек — всё это не только интересно, но и внушает настоящее уважение.
Честно говорю: эту книгу в ходе «Долгой Прогулки» я перечитывала (первый раз с «Тремя Дюма» встретилась в 1987 году), воспользовавшись соответствующим пунктом правил. Ничуть не пожалела, потому что читала с интересом, с удовольствием, с азартом даже. Потому что это действительно роман, а не просто набор биографических фактов. Отличная книга, рекомендую.

Мини-бонус: а ещё рекомендую старенький чёрно-белый, кажется, ещё фильм «Секрет великого рассказчика», посвящённый Дюма-отцу. Прелестно.

Три Дюма
4 5
* * * * *

Замечательная биография не одного, а целых трёх Дюма (два из которых нам хорошо известны). Написана интересно, приятным языком, не приукрашая жизни великих людей, не боясь показать неприглядные стороны, не скупясь на похвалы, когда они этого заслуживают. Жизнь каждого Дюма описана подробно от рождения до старости.
Тома-Александр Дюма Дави де ля Пайетри ( отец всемирно известного писателя Александра Дюма-отца), сын рабыни- мулат, благородный, сильный воин, славился честью и отвагой, получил звание генерала в тридцать лет, воевал с удовольствием, но не всегда сходился во мнениях со своими главнокомандующими. Умер в 40 лет, оставив после себя сына.
Александр Дюма-отец унаследовал огромный рост, богатырскую силу, но быть военным не захотел. Его манил театр, он хотел вершить судьбы и творить. Это был почти великан с негритянскими волосами с проседью, отличался детским простодушием, обладал тщеславием большого ребенка, в котором не было ничего раздражающего, искрился остроумием и был необычайно талантлив. Был очень падок на красивых женщин, имел множество любовниц, незаконнорожденных детей, двоих из которых официально признал. Деньги текли у него сквозь пальцы, 10 раз он становился богачом и 11 раз - разорялся. Был необычайно плодовит в сфере своего творчества:

Руки, написавшие за 20 лет 400 романов и 35 драм - это руки рабочего!

Александр Дюма-сын внешне походил на отца - такой же могучий и великолепный, с голубыми глазами, но отличался от отца большей сдержанностью и в плане любви и в плане денег. Поль Бурже писал о нём:

это человек могучей и великолепной зрелости, с плечами атлета и взглядом хирурга, с повадкой военного. Голубые навыкате глаза словно заглядывали в душу собеседника.

Он отличался отвагой и независимостью, никогда не пресмыкался перед высокопоставленными лицами, умел отстоять своё мнение, защитить свои произведения. Написано ним было гораздо меньше чем Дюма-отцом, но это тоже очень известные и горячо любимые нами произведения. И лучшими его пьесами были автобиографические пьесы, прожитые каждой частичкой его души.
Это были великие люди, достойные славы и почестей. Их книги читают и любят миллионы, на них выросли многие поколения и будут помнить вечно.

Одно поколение может ошибиться в оценке произведения. Четыре или пять поколений никогда не ошибаются. Прочная популярность "Трёх мушкетёров" во всём мире свидетельствует о том, что Дюма, наивно выражая через посредство своих героев собственный характер, отвечал той потребности в энергии, силе и великодушии, которая присуща всем временам и всем странам.

Эта цитата может смело относиться к каждому из Дюма.
От этой книги получила истинное наслаждение, побольше бы таких биографий.

Три Дюма
4 5
* * * * *

Помню, как сейчас: мне лет 5 и я завороженно смотрю "Мушкетеров". Потом: мне 10 и я нахожу в книжном шкафу собрание сочинений Дюма-отца. Черный переплет, и вот они - "Три мушкетера". Я открываю книгу и забываю про сон. Любимая история обрастает подробностями, обретает новые краски, а я как будто прикасаюсь к сокровищу, на которое раньше любовалась издалека.

И вот мне 29 и я принимаюсь за "Три Дюма" Андре Моруа. Мне уже мало увлекательных сюжетов, мне хочется узнать, как они появлялись, и кто за ними стоит. Андре Моруа готов раскрыть все секреты.

Недоверие, с каким обычно берешься за биографию, улетучивается мгновенно: Моруа оперирует документами и фактами. В комментариях педантично разъясняет ошибки других биографов, ссылается на источники. И ты вдруг понимаешь, что перед тобой не просто биография, а обстоятельное скрупулезное исследование. Ведь не зря в заглавии "Три Дюма" - Моруа начинает с фигуры Дюма-деда, чтобы потом протянуть нить наследния через три поколения.

Вот именно в этом главная ценность книги: она не только о жизни двух писателей, но и о природе творчества, которое рождается из кипучей смеси врожденного таланта и приобретенных травм и обид, счастливых случайностей и закономерностей истории, взлетов и падений, потакания спросу и риска пробовать новое.

Чтобы раскрыть каждую из этих граней, Моруа потребовалась не одна сотня страниц, чтобы ввести читателя в курс дела. Описания исторических событий, нескончаемая галерея лиц, события светской жизни начинают утомлять.

Но именно в этот момент начинается магия - вот дама полусвета превращается в Даму с камелиями, вот над морем вздымается скала в форме сахарной головы - остров Монте-Кристо и Дюма-отец решает написать роман в память о путешествии на Эльбу, вот Маке приносит план романа об эпохе Людовика XIII - и ты, затаив дыхание, понимаешь: "Мушкетеры!"

Моруа препарирует литературный процесс: раскапывает корни новых жанров, приоткрывает завесу писательского и театрального закулисья. Вы думали, это только в эпоху айфонов придумали блогеров отправлять в путешествия ради пиара новых туристических направлений? Ха! Дюма так делал до того, как это стало мейнстримом.

Но тут история поворачивается новой гранью и превращается в семейную сагу: сын, выросший в лучах славы отца, одновременно единодушный его страстям и не приемлющий их. Он перенял эстафету отца, но вместе с ней и груз отцовских грехов, который не мог сбросить. И так формируется второй Дюма.

Читала и вспоминала "О водоплавающих", прочитанных в минувшем месяце: живые люди становятся персонажами книг, писатель рождает и формирует писателя, а все они вместе становятся героями третьей истории. И с этого самого момента угол зрения меняется и ты начинаешь все воспринимать по-новому и вот уже хочешь перечитать любимое, и познакомиться с еще нечитанным.

Моруа как будто бы по кирпичикам собирал Вселенную имени Дюма, чтобы если вдруг по нелепой случайности все произведения отца и сына исчезли и лица Земли, у читателей все равно бы остался шанс хоть немного, но познать их творчество. Он одинаково педантичен как в описании сюжетов, так и в фактах. А сама биография тянет одновременно и на энциклопедию истории и нравов 19 века, на очерк истории театра и литературоведческое исследование, на психологический анализ и на семейную сагу. И ведь тут дело не только в таланте биографа, но и в том, как его "предмет исследования" "писал" свою жизнь.

Фердинанд Брюнетьер, который отказывал Дюма-отцу в таланте, тем не менее дал очень точное описани его жизни:

Жизнь его - самое увлекательное из всех его
произведений, и самый интересный роман, который он нам
оставил, - это история его приключений.


И это счастье для читателя, что благодаря Моруа мы можем насладиться этой историей в мельчайших подробностях.

Три Дюма
4 5
* * * * *

Выбирая книгу Андре Моруа, я некоторое время колебалась между Гюго и Дюма, но потом, решив, что пора перестать уже путать отца с сыном, решила взяться за Дюма. Кстати, на страницах этой книги нередко появляется и Гюго, так что эти писатели были, оказывается, связаны не только в моем восприятии, но и в реальной жизни, и даже дружили. Появляется на страницах и такая еще загадочная для меня личность как Жорж Санд, лишний раз напоминая о том, что мне пора получше ознакомиться с французской литературой и одним Золя она не исчерпывается.
Но мы забегаем вперед, придется опять вернуться к началу книги. И в самом же начале меня поразил тот факт, что небезызвестный в истории Дюма-дед, оказывается, был мулатом, сыном чернокожей рабыни с острова Гаити и французом-полковником. И мне не могла не прийти в голову такая параллель, как предок Пушкина Ганнибал. Не знаю уж, какие конкретно черты кем определялись, но оба писателя были талантливы и плодовиты, творили с легкостью, вызывающей зависть окружающих, а еще были невероятно ветрены и жить не могли без красивых женщин и бесконечных любовных похождений.
Несмотря на своё незаконное происхождение, Дюма-дед смог стать даже генералом. Впрочем, в этом ему помогла революция, иначе бы никаких шансов у него не было. Хотя нельзя сказать, что незаконнорожденные дети - такая уж редкость для Франции. Этим отличился и Дюма-отец, и Дюма-сын.
А запомнился дед своей невероятной силой, отвагой и энергией. Иной раз, читая о мощном Портосе, подумывалось мне, что автор уж слишком преувеличивает. Но, оказывается, он просто срисовывал со своего отца.
Та же революция, которая помогла генеральскому взлету, его и сгубила, он ушёл в могилу очень рано, забытый сильными мира и оставив семью почти без средств. Но это не помешало его сыну вырасти легкоувлекающимся мальчишкой, предпочитающим охоту, не любящим учёбу, единственным дарованием которого, как казалось тогда, был хороший почерк.
Но Александр был не только легкомысленен, но и очень упрям. И здесь мы видим юного гасконца д'Артаньяна, который приезжает в Париж с парой луидоров в кармане, но готов покорить его. И ему это удаётся, мы знаем это. Очень быстро он становится автором пьес, а позже и знаменитым писателем.
Однако для меня оказалось новостью, что у многих его известнейших произведений, таких как Мушкетеры и "Королева Марго", есть соавтор. Впрочем, по уверениям Моруа, тот делал лишь черновой сюжет, а оживало происходящее только под пером Дюма. Подтвердились и насмешливые выпады в сторону автора, что объем его произведений зависел от построчной выплаты. И, когда изменились условия, Дюма стал вымарывать прежде часто используемые им односложные диалоги. Да, это так, но если именно такие выплаты породили молчаливого слугу Атоса Гримо, то честь им и хвала, очень колоритный и запоминающийся персонаж!
Дюма всегда был по уши в долгах, но не потому, что ему мало платили, а потому что он щедро тратил заработки, содержал нескольких любовниц, ввязывался в прожектерские проекты. По его собственному высказыванию, он разбогател 10 раз и разорился 11. Его единственный сын оказался незаконнорожденным, его матерью была белошвейка. Не знаю, кому как, а мне на ум сразу пришёл Арамис. Правда его очаровательная кузина-белошвейка была на "короткой ноге с самой королевой". Сам отец довольно спокойно воспринимал такое положение вещей, он просто признал своё отцовство. А вот для сына это осталось большой психологической травмой. Он получил в наследство от отца ту же неодолимую любовь к женщинам, но если отец встречался и расставался с ними с лёгкостью, то сын вечно чувствовал себя виноватым. Как сказали о нем, женщины оказывали ему услугу, бросая его, потому как сам он не собрался бы с духом бросить кого-нибудь. Такие же переживания сопровождают его и в творчестве. Если отец довольно легкомысленен в отношениях с женщинами, то он и не старается их обидеть, и не чувствует угрызений совести. Это позволило создать ему своих мушкетеров, сделать их героями, несмотря на их авантюрные любовные похождения. Сын же, делая то же самое, разрывается от противоположных чувств, он обличает порок на сцене, творя его в жизни. И в пьесах отражается раздвоенность автора, и публика это чувствует. И как человек сын не может служить такой же душой общества как его отец, зато он более бережлив и рачителен, пытаясь в очередной раз спасти отца от кредиторов. Отец когда-то мечтал о политической карьере, сын политикой не увлекается, занимаясь исключительно социальными вопросами. Говорят, сын был талантлив не менее отца, но мы сейчас можем вспомнить мало его вещей, разве что "Даму с камелиями". Прототип этой героини, кстати, будет подробно описан в романе Моруа. Скорее всего именно раздвоенность личности сына, невозможность жить в ладу с собой и не позволили ему довести свои произведения до такого логического конца, избавить их от излишнего морализаторства, чтобы они с радостью принимались и ценились и нынешним поколением.

Три Дюма
4 5
* * * * *

Его обвиняли в том, что он забавен, плодовит и расточителен. Неужели для писателя лучше быть скучным, бесплодным и скаредным?



Для меня Дюма это возвращение в детство ,когда до дыр были зачитаны "Три мушкетера","Графиня де Монсоро", "Граф Монте -Кристо"...И я искренне не понимала в том своем возрасте за что же так французы так не любят этого прекрасного писателя. После прочтения этой книги все более менее прояснилось и это было очень познавательно.
Надо сказать,что книга в основной своей массе рассказывает нам все таки о Дюма отце , о деде во обще все было коротко , о сыне побольше,но главный и центральный здесь персонаж все же Дюма отец. Я считаю ,что только такой легкий ,бесшабашный ,непосредственный человек мог создать то ,что он создал . А это всегда вызывает чувства зависти . Потому что кто -то пыжится,старается, а результат так себе, а тут так все легко и непосредственно и такой итог. Я конечно и не предполагала насколько вольно Дюма отец относился к историческим реалиям, когда во главу угла ставился интересный поворот сюжета,а не исторические факты. Но положа руку на сердце, мы же не историческую достоверность любим "Три мушкетера" это просто фон для прекрасного приключенческого романа. Во общем я в восхищении от масштаба личности Дюма отца.

Три Дюма
5 5
* * * * *

Я не очень люблю читать биографии, т. к. даже если они написаны о незаурядной личности, которая меня лично чем-то заинтересовала, мне всё же в процессе чтения периодически становится скучно. Но только не в случае, если автором является Андре Моруа.

В книге "Три Дюма" Моруа обращается к жизни трёх поколений представителей знаменитой фамилии. Небольшая часть повествования посвящена Дюма-деду, в которой Андре рассказывает о блестящей военной карьере Александра-старшего, закончившийся совсем не так, как представлял себе этот герой. Но, несмотря ни на что, генерал Дюма оставил после себя богатое наследие - своего одаренного сына.

Андре Моруа проделал огромную работу, раскопав все факты о жизни знаменитого писателя. Он рассказывает о личной жизни Дюма-отца, о его отношениях с женщинами, со своими детьми, о его быстром взлете, о работе драматургом, благодаря которой и проявился его дар как писателя. Моруа отмечает, что успех Дюма далеко не случаен - сын французского дворянина и черной рабыни очень хорошо чувствовал потребности публики и умел подстраиваться под её вкусы. Он вовремя увидел интерес к историческим романам-фельетонам и, благодаря своему таланту, смог написать несколько удивительно захватывающих произведений, которые пользуются популярностью до сих пор. При этом он весьма вольно обходился с историческими реалиями, позволяя себе смелый вымысел и некоторое искажение фактов. Но назвать его знатоком Моруа не может - он подчеркивает, что Дюма-отец не изучал историю, а лишь находил интересный её отрывок с неизменными интригами и заговорами, добавлял туда любовную линию и вымышленных персонажей, замешивая удивительную смесь на контрасте черного и белого. Ведь публике было важно, чтобы было ясно, кто тут плохой, а кто хороший.

Он не был ни эрудитом, ни исследователем. Он любил историю, но не уважал ее. «Что такое история? — говорил он. — Это гвоздь, на который я вешаю свои романы». Дюма мял юбки Клио, он считал, что с ней можно позволить любые вольности при условии, если сделаешь ей ребенка.

В отличие от своего отца, Дюма-сын писал совсем другую литературу. Его книги были в чем-то автобиографичны. Он описывал в них то, что сам когда-то пережил или чему стал свидетелем. Если отец шел по пути коммерческого успеха, то для сына литературный труд стал способом рассказать личное. Поэтому сын не снискал той славы, которой сумел добиться отец.

Но главная ценность книги "Три Дюма" не в том, что Моруа поведал о творческом пути писателей и рассказал, как сочинялись их произведения, откуда брались сюжеты. Автор биографии потрудился не ограничиться простым описанием жизни и творчества, а раскрыть своих героев, как людей. Он постарался понять и донести до читателя их характер и мотивы поступков, рассказать, кто и как оказывал влияние на представителей трех поколений Дюма. И, надо сказать, что людьми они были сложными и совсем не идеальными. Вовсе не такими, как благородные герои их романов. Что и понятно.

"Три Дюма" - очень интересное чтение. Не только в познавательном плане, но и в развлекательном. И ещё, в этой книге Моруа отлично передал жизнь самого общества, его дух и стремления, что несомненно отразилось и на судьбе главных героев книги.

И Дюма-отец, и Дюма-сын являются одними из тех уникальных писателей, что на века. Их читали, читают и будут читать. Думается, что недоброжелатели и злопыхатели в гробу вертятся от злости на то, что все их "труды" по очернению этой семьи пропали даром, а их имена остались в истории в основном благодаря тому, что они когда-то имели счастье связать себя со знаменитой фамилией Дюма.

Одно поколение может ошибиться в оценке произведения. Четыре или пять поколений никогда не ошибаются.

Не поспоришь.