Возмущение

Самая нелепая и ничтожная случайность может дать трагический поворот человеческой судьбе. Так, и юного Марка череда ошибок, незаметных на первый взгляд, ввергла в кровавый хаос Корейской войны. Череда ошибок и кипящее в нем возмущение.

Автор
Издательство Амфора
Перевод Виктор Топоров
Язык русский
Год 2008
ISBN 978-5-367-00818-0
Тираж 5000
Переплёт Твердый переплет
Количество страниц 240
Тип носителя Печатная книга
Тип упаковки Целлофановый конверт
Мелованная бумага false
Цветные иллюстрации false
Размер упаковки (Длина х Ширина х Высота) , см
Страна произведения Литература США и Канады
Эпоха публикации Современные издания
Название Возмущение
Тип издания Отдельное издание
Период публикации Современная литература
Основной жанр книги Современная проза
Происхождение произведения Зарубежная литература
Направления художественной литературы Современная проза
Тип книги Печатная книга
304
Дата обновления
30 ноября 2019
В других магазинах:
Обложка: Твердый переплет
Год выпуска: 2008
История цены:
Средний отзыв:
4.5
* * * * *
Возмущение
5 5
* * * * *

Очень много эмоций и мыслей вызвала книга. И очень трудно собрать всё в единый текст. А главное - почему-то не хочется...
С одной стороны гениальный и признанный классик американской литературы Филип Рот действительно впечатлил. С недавно прочитанным "Унижением" такого не было. Захотелось прочитать всё и сразу, что я и планирую осуществить в ближайшем будущем.
С другой стороны - Марик Месснер - необыкновенный герой трагичной истории. Сюжет интересный, читается легко, но каждых несколько страниц хочется отвести глаза вверх и задуматься. О многом задуматься. Хотя события, описываемые в произведении, дела давно минувших 50-х годов прошлого столетия и относятся к американской истории, книга остаётся актуальной и теперь. И во многом. "Чудовищны и неисповедимы пути, на которых мелкие, банальные, сплошь и рядом смешные поступки и решения оборачиваются трагически несоразмерными результатами." Как абсурдна бывает жизнь. Какую жестокую шутку может сыграть с человеческой жизнью возмущение...

Возмущение
4 5
* * * * *

Короткий роман о хорошем еврейском мальчике Марке Месснере, который был гордостью и единственным сыном своих родителей, учился в колледже и планировал стать первым в выпуске, но погиб во Вьетнаме. Единственный из выпускников ньюаркской средней школы и тот, у кого шансов попасть во Вьетнам было, пожалуй, меньше всего. Так что же произошло? Филип Рот говорит: случайность, череда мелких ошибок, приведшая к катастрофическому результату. Я же не считаю это случайностью. Ну, или считаю ровно настолько, насколько все в нашей жизни можно считать случайностью.

Олдос Хаксли в своем романе "Контрапункт" сказал: "Не знаю, бывает ли в жизни вообще что-то случайное для человека. Все, что случается с человеком, неизбежно похоже на него самого". Именно эту цитату я постоянно вспоминала, читая историю Марка Месснера. Он оказался там, где оказался, потому что был очень юным, очень неопытным парнем, который многого не понимал. Не понимал происходящих с ним событий и даже собственных реакций на эти события тоже не понимал. И это нормально, мало кто в юности может похвастаться тем, что осознанно относится к своей жизни (хотя именно в этом возрасте кажется, что ты понимаешь жизнь до капельки, до самого основания; это проходит). Обычно у молодых есть время и возможности для безопасного проявления своих идеалистских взглядов, своих принципов, даже своих глупых выходок. Есть время для взросления. Позже окружающий мир их пригладит, причешет, подстроит под себя. Но у Марка Месснера не было времени взрослеть, зато идеализма было в избытке. Марк - это комок противоречий, вообще свойственных очень молодым людям. Они считают себя умными (даже умнее прочих; иногда так оно и есть), но при этом совсем не уверены в себе и мало приспособлены к жизни. Им кажется, что они-то понимают простое и ясное устройство мира, но на самом деле все устроено по-другому. Они прямы, бескомпромиссны, принципиальны, они возмущаются. Они так молоды. Марку бы еще пожить, повзрослеть, из него вышел бы отличный парень. Придание себе более или менее удобной формы, позволяющей вписаться в мир, - это грустно, но это часть взросления. Марк Месснер просто не успел. Хотя не исключено, что ему вообще трудно было бы это сделать.

Я назвала этот роман коротким. Филипу Роту удаются короткие романы. Небольшой объем без потери глубины и силы - определенно его стиль. Если кому-то претит такой Рот, как, например, в "Умирающем животном", то можно попробовать "Возмущение". Это немного другой Рот, хотя все так же хорош.

Возмущение
4 5
* * * * *

Прекрасный рассказ о юноше, экзистенциалисте и романтике, обладателе честной личности и защитнике своих убеждений. Умереть в 19 лет подобно кошерному цыпленку на бойне это правильно, хоть и страшно. Ходить в церковь на проповеди, если ты атеист, это не правильно, но и не страшно. Любить девушку, которую все считают шлюхой (черт, почему всех рыжеволосых считают шлюхами?) и чокнутой, это правильно и безумно приятно. Сказать своему ребенку: "Двери дома открыты, сынок!" это правильно и умно, но не очевидно. Быть самим собой и отстаивать свое право на индивидуальность, это правильно и жутко страшно, но что может быть важнее?


Книга понравится тем, кто умеет говорить "нет", тем, у кого есть идеалы, ну а приспособленцы скажут: "Дурак он, этот ваш Марк!"

Возмущение
5 5
* * * * *

Если история Холдена Колфилда навязла вам в зубах и вы считаете его напыщенным и ленивым богатеньким мальчиком, прочтите историю другого семнадцатилетнего парня — Марика Месснера. Он полная противоположность Холдену: из небогатой еврейской семьи, скромен, даже застенчив, круглый отличник, не лезет в драку. Объединяет их одно — принципиальность, но если у героя Сэлинджера принцип этот ради принципа и вызова, то Марк Рота просто не может иначе. Но именно эта принципиальность и губит героя. Роковое стечение обстоятельств, следующих одно за одним, потому что в силу юности и характера не смог смолчать.

Возмущение
4 5
* * * * *

люблю, когда совершенно случайно попадаются книги, затрагивающие животрепещущие для меня темы. В данном случае это отношение к религии, к семье, к своему будущему. Где заканчивается влияние на нас общества и начинаемся мы сами? Где заканчивается наша независимость и начинается неприятие чужой точки зрения? Как найти компромисс между любовью к семье и неудобством, которая она тебе иногда причиняет? Как лучше решить проблему - уйти или попытаться что-то сделать? Для меня самой так и остались открытыми эти вопросы, как, мне кажется, и для автора. Но по крайней мере, автор заставил меня задуматься и где-то пересмотреть свою твердолобую позицию. Одно точно и несомненно, нет ничего ценнее жизни. И еще некоторых людей не понять, так и что и стараться даже и не нужно)

Возмущение
5 5
* * * * *

Возмущение! Этим чувством пронизана книга от начала и до конца.
Марк возмущен тем, что должен следовать правилам ,которые ему навязывают; сопротивляется навязыванию какой-либо мысли , которая противоречит его мировоззрению. он идет против системы один, не смотря на то, что эта система просуществовала сотни лет. Бросив вызов богу, а точнее, идее о его существовании , и ,мне кажется, предчувствуя свое поражение, он не отступает назад и трагически заканчивает свою жизнь.
Его зеркальным отражением является декан, который рьяно защищает вековые традиции , веру в Бога и старается сломить Марка на свою сторону.
Отец Марка , словно предчувствуя трагическую судьбу сына, пытается всячески все изменить.Хоть и выглядит это, словно помешательство.
А в конце и сам автор возмущен всем, что произошло. Особенно тем, что трагический конец постиг Марка только из-за его несломленности и упрямства.
В итоге, это все возмущение охватило и меня. Я полностью поддерживаю главного героя, но с другой стороны, он мог в чем-то уступить и жить дальше. В конце книги я готова была взорваться от противоречивых чувств. Но что гадать "если бы"? Зачем возмущаться? Конец таков, потому что сильным людям тяжело идти против своих же убеждений, а слабым- признать свою слабость. И может возмущение, которое испытывал Марк, от противоречивых чувств, которые в нем боролись.

Возмущение
4 5
* * * * *

Читала и думала: «Да это же про меня!» Марк, главный герой романа, имеет такие черты характера, «благодаря» которым судьба его сложилась довольно трагически. Эти же черты характера всю жизнь как помогают, так и мешают мне и моим близким, портят отношения с окружающими. Да, можно назвать их одним словом – принципиальность. Но большинство называет их иначе: нетерпение, раздражение (возмущение), прямолинейность.

Вот это точно про меня:

Терпение плохо тебе дается, не правда ли, молодой человек?


И это:

Ты обнаруживаешь склонность к драматическим преувеличениям. Это не идет тебе на пользу, и тебе следовало бы над этим поразмыслить.


А такое состояние вам знакомо? Мне – абсолютно точно:

Меня понесло по-настоящему, и, захоти я остановиться, уже бы не смог.


А вот классический отрывок из моего разговора с родителями:

- Я не хотел кричать на вас, сэр. Да, мне кажется, я и не кричал.
- Нет, сынок, кричал. Уже не в первый раз и, судя по всему, не в последний.


И, наконец, то, как следовало бы мне вести себя, но я упорно отказываюсь:

Если держишь рот на замке, не ищешь неприятностей себе на жопу и мило улыбаешься всем и каждому, можешь положить с прибором на все остальное.


Что самое интересное, набор этих черт характера мог с таким же успехом сделать из Марка успешного молодого человека с большими перспективами. Но судьба, увы, распорядилась по-другому. Обидно, страшно и заставляет задуматься.

Ведь, действительно, принципиальность, прямолинейность, обостренное чувство справедливости, несдержанность не имеют четко негативной или четко позитивной окраски. В зависимости от ситуации, их можно использовать как себе во благо, так и наоборот. Наверное, важно это как-то контролировать. Но Марку в его 19 это плохо удавалось. Да что там, мне в 30 лет это удается не очень хорошо. И хотя мой характер не только является причиной проблем в общении с другими людьми – благодаря ему я и многого достигла; хотя я максимально оградила себя от контактов с людьми, раздражающими меня и раздражаемыми мной; хотя я уже немного научилась, когда надо, молчать и сдерживать себя (что, правда, далеко не всегда получается) – я могу точно сказать, что это доставляет мне не меньше дискомфорта, чем людям, «пострадавшим» в общении со мной.

Не рецензия вышла, а какой-то самоанализ... Ну пусть будет, как будет, раз уж роман пробудил во мне такие личные переживания.

Возмущение
4 5
* * * * *

Книга, которая задает море вопросов и совсем не дает ответов.
Потрясающее (в положительном смысле) наполнение мыслями молодого поколения, теми мыслями которые будут всегда и потрясающее (в отрицательном смысле) наполнение физиологическими деталями и моментами.
Всю первую половину книги мы наблюдаем процесс взросления и понимания окружающего мира Марком Месснером, мы трогаем этот мир, проверяем его на прочность, вспоминаем себя, свои стремления и в общем, не всегда соглашаясь, но все же примеряем на себя. Во второй половине книги автору показалось мало этого процесса и начинается чернуха - неподходящая женщина, разводы, самоубийства, болезни и так далее. Зачем? мне не понятно.
Произведение ошеломляет честностью и требовательностью к мозгу читателя, оставаясь очень легким чтением. Поступки героев неоднозначны и могут быть интерпретированы по-разному.
В любом случае достойная книга чтобы поразмышлять и позадавать вопросы.

Возмущение
5 5
* * * * *
Ждал от знакомства с творчеством Филиппа Рота очень и очень многого. Судя по отзывам весьма уважаемых мною людей, предстояла мне встреча с писателем не просто хорошим, но выдающимся, незаурядным. И, может быть, из-за этого предвкушения, из-за заоблачных надежд моих начало книги меня несколько обескуражило. Ну, да, – недурно, колоритно, вкусно, однако где же катарсис, где обещанный момент истины?
Как выяснилось, тревоги мои были напрасны: Филипп Рот оказался из тех писателей, что нескоро запрягают, зато едут очень быстро. И очень далеко. Дух начало перехватывать ближе к середине, а появление на сцене блистательного Бертрана Рассела меня просто сразило.
Все, против чего кипел возмущенный разум автора и его героя, что привело в итоге последнего к гибели – лицемерие, пошлость, ханжество, религиозный фанатизм – все это не должно, не может оставлять равнодушным ни одного порядочного человека. Этот пепел должен стучать и в наши сердца. Лично мне взгляды автора на войну и мир, на человеческое достоинство, на жизнь и смерть показались весьма и весьма близкими и симпатичными.
И конечно то, как изумительно он все подал, с какой пластикой и грацией изваял свой текст, каким живым, поэтичным словом его наполнил, не может не радовать и не восхищать.
Поэтому отчасти не соглашусь с предыдущими отзывами. Судьба, рок? Безусловно. Свобода выбора? Тоже да. Но это – детали, частности, из которых складывается целое. Прежде всего, эта книга – резервуар вдохновения, великолепное художественное полотно, на котором каждый найдет то, что нужно его душе.
Возмущение
5 5
* * * * *
Как почти всегда у Рота - очень страстно, очень сильно и очень горько. В этой книги много грязи и крови, что, однако, ни в коей мере не значит, что роман плох; грязь и кровь здесь отнюдь не самоцель, но лишь фон, лишь точка отсчета для осмысления того, чем может быть - и чем закончиться - человеческая жизнь. И, разумеется, стоит отметить высочайший уровень гуманизма. Трагического гуманизма, безусловно, но самого настоящего, подлинного. Удивительно, что в 75 лет можно так писать.
Однако кое в чем позволю себе не согласиться с автором предыдущего отзыва. "Возмущение" - не трагедия истинной свободы выбора (впрочем, и этот мотив тут тоже есть), но все-таки в большей мере - трагедия рока; трагедия человека на арене истории. Вначале, видимо, может возникнуть ощущение даже излишней прямолинейности романа: соотнесение исторического фона (Корейская война) и частной жизни главного героя заявляет о себе буквально с первой строчки; безумие отца Марка, преследующие его мысли о неизбежной гибели сына - мы понимаем, что этим все и закончится. Сам главный герой отлично сознает, что если вылетит из колледжа и попадет в Корею, то будет убит. Однако все движется именно к этому. Рок - как в античной трагедии, неизбежный, неотвратимый, хоть и осознанный. Архетипичный для европейской литературы мотив, раскрытый Ротом с редким мастерством и актуальность. И, может быть, именно поэтому так завораживает образ снегопада, "спровоцировавшего" беспорядки в колледже, появляющийся в конце романа - тоже почти иррациональное проявление правящих миром сил.
А после прочтения невольно задумываешься - все-таки в каком стиле написано "Возмущение"? Что это - реализм? Модернизм? Постмодернизм? Не знаю. Только не реализм. И мастерский ход, когда главный герой - после смертельного ранения, под морфием - вспоминает свою жизнь по сути уже с того света и фактически сознает свою же смерть (хотя она еще не наступила) - лишь подтверждает это. Впрочем, не в направлении дело. Как и любой большой писатель, Рот выше и оригинальнее каких бы то ни было условностей в литературе.
Возмущение
5 5
* * * * *
Чудовищны и неисповедимы пути, на которых мелкие, банальные, сплошь и рядом смешные поступки и решения, оборачиваются трагически несоразмерными результатами. История жизни молодого человека, отказывающегося подчиниться лицемерию и конформизму, бросившего вызов ханжеству и малодушию. Излюбленная тема Pота - истинная свобода выбора, не противоречущая совести и морали индивида, но ведущая к фатальным последствиям. Kнига эта откликается с другим произведением Pота - "Kлеймо", такой же захватывающий и провокативный сюжет. Bиртуозно написанная интеллектуальная проза.