Книга пяти колец

"Святой меча" - так называли современники Миямото Мусаси - человека, который сумел воплотить в себе идеальные, почти недостижимые в действительности качества воина и стратега. Став еще при жизни легендарной фигурой, Мусаси вошел в историю как символ духа Бусидо. Дошедшие до наших дней предания о поединках Миямото Мусаси со своими знаменитыми противниками дают основание утверждать, что он был настоящим гением боя на мечах и выдающимся стратегом. За два года до смерти Мусаси удалился в пещеру для работы над своим духовным завещанием - трактатом о воинском искусстве, - которому суждено было стать настольной книгой многих поколений самураев. Автор дал ему название "Горин-но се" - "Книга пяти колец". Вот уже более 300 лет этот труд знаменитого средневекового фехтовальщика используется миллионами людей, причем область применения простирается от основ государственного управления и военной стратегии до методов ведения бизнеса. В Японии и ряде азиатских стран "Книга пяти колец" является настольной для любого уважающего себя бизнесмена и считается классическим учебным пособием по ведению бизнеса.

Автор
Издательства Неоглори , Феникс
Серия Японская коллекция
Язык русский
Год 2008
ISBN 978-5-222-13944-8 978-5-903875-54-2
Тираж 2500
Переплёт Твердый переплет
Количество страниц 208
Тип издания Отдельное издание
Мелованная бумага Да
Цветные иллюстрации Да
240
Нет в наличии
с 18 января 2018
История цены:
Средний отзыв:
4
* * * * *
Книга пяти колец
3 5
* * * * *

Кто такой автор и чего он предлагает (то ли школу, то ли искусство, то ли чё), я вообще не поняла. Благодарите организаторов игр на ЛЛ, которые нагоняют на, возможно, великие книги толпу нубов.

Первая часть (Книга Земли) так похожа на современные книги по личностному росту, что со мной случилось то, что обычно и случается, когда я такие книги пытаюсь читать – в одно ухо влетает, в другое вылетает. Я только и успела заметить кучу банальных советов, разбавленных тоннами пафоса и самовосхваления.

Книги Воды и Огня полностью посвящены приемам боя на мечах, причем как один на один, так и в толпе, а также стратегиям ведения войны. Если бы я увлекалась фехтованием или ведением войны, мне бы это было интересно. Но поскольку я – книжный червь, то, увы.

В Книге Ветра рассказывается о других школах и стратегиях. Снова мимо, но кое-что важное я успела выхватить, чем и спешу поделиться:

Человек не должен зависеть от длины своего меча.

Что правда, то правда!

В Книге Пустоты автор конкретно так прогружает, но снова мимо кассы. Вообще не люблю восточную философию за подобную манеру выражать свои мысли. Так говорят коммивояжёры, пытающиеся впарить бесполезную вещь за очень большие деньги. А еще так, в моем воображении, дьявол предлагает продать душу.

Вроде, все. Огромная получилась рецензия на книгу, которая не зацепила.

Книга пяти колец
4 5
* * * * *
Адресат: бабушка Тэки

Привет, бабушка.

Запасайся теми прекрасными пирожками, что ты дала мне в путь, ибо письмо будет длинным.

Я всё-таки решился на путешествие в Средневековую Японию, но вместо того чтобы меня здесь встречали хлебом и солью, как принято у нас, в Украине, меня встретили хорошим замесом, и не одним. Но все по порядку.

Сначала очутился я в сосновой роще, лежавшим на игольчатом ковре. Оглянувшись по сторонам, я невольно вздрогнул, увидев за несколько метров от меня парня возрастом 25-30 лет, с двумя мечами, лежащими у его ног. Он бросил на меня быстрый взгляд, приставил поднятый вверх указательный палец к губам и едва заметно улыбнулся. Я, перепуганный к чертовой бабушке, высунул голову немного вперед и увидел отряд солдат, которые окружили богато экипированного самурая, лет так двадцати. После нескольких минут ожидания Малый что-то сказал и все начали дружно хихикать.
Парень, что лежал недалеко от меня, махнул рукой и указал на лежащий в стороне рюкзак. Как оказалось, там находился маленький глайдер, хвала Богу, я знал что это такое, ибо через несколько секунд паренек схватил мечи и понесся на отряд того самурая. Я же раскрыл крылья, подпрыгнул и полетел за пареньком над деревьями. Бабушка, ты видела когда-нибудь, как змея хватает свою добычу? То же было и здесь. Несколько секунд и Малый упал, истекая кровью, вместе с несколькими солдатами. Один козел заметил меня, парящем над соснами, и выстрелил из мушкета, раздробив часть левого крыла. Я пошел стремительно к земли, пролетев еще около ста метров, и неожиданно предо мной раскинулась речка, в которую я и приземлился.

С криками, вынырнув из глубины, я заметил, что речка то широкая, но воды в ней мне по пояс. На поверхности воды качалась лодка и с нее меня сверлил взглядом мужчина, очень похожий на того парня с мечами, только лет на десять старше:

- Чего ждешь, запрыгивай, у нас нет времени. - бросил он.

Я залез в середину и понял, не из-за его взгляда, в последнюю очередь, что те два весла, лежащие по двум бортам, - для меня. Третье он держал сам, но помогать он мне и не думал, тесал что-то из него.

- Берем курс на противоположный берег, вооон в том направлении. - махнул он тесаком, похожим на нож мясника.

- А что с теми солдатами и самураем?

- Забудь этого пижона, он уже много лет, как мертвый и не стоит даже упоминания.

- Меня предупредили о твоем прибытии, ты знаешь кто. - продолжил он. - Но я надеюсь, ты понимаешь, что здесь ты не в качестве туриста и за девушек местных можешь тоже забыть.

- Да! Да! Конечно, сер!

- Мастер! Мы не в Англии.

- Хорошо. Мастер..?

- Мусаси Миямото.

- Да, точно. - вспомнил я. Миф Японии, не проигравший, по легендах, ни одного боя.

- Для начала, я хочу, чтобы ты запомнил первую и главную идею моего учения:

Если ты живешь, свыкнувшись с мыслю о возможной гибели и решившись на нее, если думаешь о себе как о мертвом, слившись с идеей Пути Воина, то будь уверен, что сумеешь пройти по жизни так, что любая неудача станет невозможной, и ты исполнишь свои обязанности как должно.

Тут из ниоткуда появился в лодочке еще один самурай. Если мастер Мусами был только в одном кимоно, подвязанном лентами, то этот парень был тем, кого и представляешь при слове самурай. Панцирь и подобие юбки, защищавшие большую часть тела, были сделаны из множества мелких металлических пластин, соединенных между собой. Остальное было покрыто наплечниками, нарукавниками, обувью, тоже сделанными из тонкого металла. На голове у него был надет шлем, чем-то напоминающий русскую шапку-ушанку, а под ней лицо было закрыто металлической маской. Весь доспех переливался на солнце ярко-красным цветом. Через плечо у него был перекинут большой лук, а с правой стороны подвязан небольшой меч.

- Почему ты так долго? Там уже все ждут! - немножко нервно проговорил красный самурай.

- Да вот, нового ученика ждал. Прислали его ко мне поупражняться в искусстве меча. - потом он посмотрел в мою сторону и сказал - знакомься, бог войны - Хатиман.

Мой рот, наверное, выдал то, что богов я раньше еще не встречал. Хотя Хатиман даже внимания мне не придал, снова исчез.

Мы плыли дальше, а мастер Мусаси все говорил и говорил о искусстве боя. Половину я не понял, потому что меч я держал в руке еще в детстве, и то из дерева, на крапиве учился воевать. Он рассказывал о своей школе, о стойках, способах перемещения на поле боя, о том, как правильно наносить удары. Меня потянуло на сон. Но тут мы приблизились к желаемому берегу и он начал рассказывать о Пустоте. Он сказал слова, к которым я пришел сам в свое время, и приятно было услышать их от легендарного человека: "Приняв Пустоту, как Путь, увидишь Путь, как Пустоту".

Мастер сказал:

- Хатиман бессмертен, или, по крайней мере, будет бессмертен, пока жива человеческая Глупость. Мы же с тобой смертны. В какой-то момент мы начинаем ощущать эту пустоту, которая ждет нас через пять, десять, сорок лет. Да? Можно в страхе всю жизнь бегать от нее, усыплять себя надеждами на вторую жизнь и тому подобное, а можно взять и впустить её в себя. Думать, как прожить то, что осталось, чтобы потом плюнуть ей в лицо в последнюю секунду. Ты не станешь никогда настоящим самураем, пока не примешь Пустоту в свое сердце. Запомни это.

С этими словами он выпрыгнул с лодки, прихватив с собой бывшее весло, превратившееся по дороге в деревянный меч, и пошел в бешеной атаке на другого самурая, который уже ждал его на берегу. Бой длился не долго, тот парень упал, захлебываясь в собственной крови, но последним ударом своей катаны он рассек кимоно мастера Мусаси.

Секунданты, которые наблюдали за дуэлью, стояли с раскрытыми ртами, только Хатиман в ярко-красных доспехах, но уже без шлема, стоял со скрещенными руками и улыбался. Кажется, они его даже не замечали, как и меня.

Еще несколько секунд и мастер отбросил весло в сторону, развернулся и пошел в направлении лодки, сверкая задницей.

- Отчаливай, у нас еще много дел. - бросил он мне.

Бабушка, я очень прошу, никому не показывай письмо, ибо за "сверкающий зад" я еще могу получить несколько ночных упражнений сверху.

Next
Before

Книга пяти колец
3 5
* * * * *

Наверное, сказала бы я, это книга из тех, которые надо читать, будучи к ней подготовленными - и морально, и, хорошо бы, подкованными технически, потому что в противном случае она пройдет мимо.
А я - из тех людей, которые после мотивирующих книг просто лежат на диване мотивированно.
В общем, очень мотивированно я после неё лежу. Нельзя так с книгой.
Я не говорю, что она плохая - нет, она хорошая, как образец... эм... среза жизненной философии определённого класса/типа людей/исторического периода. Ладно, это звучит глупо, но именно так я её и восприняла. Хорошо ли это? Могло бы быть и лучше, вот честно.
Хотя, конечно, глупо смотреть на это, как на учебник фехтования. И как на мотивирующую - глупо. Даже не столько глупо, сколько неполноценно. В общем, в том суть, что это - всё же - в первую очередь действительно срез жизненной философии. Можно принять к сведению, если есть желание.

Книга пяти колец
4 5
* * * * *
…приняв Пустоту как Путь, увидишь Путь как Пустоту.


У каждого человека есть свой эксклюзив – что-то, что может сделать только он или он может сделать это с наилучшим качеством. Реализация этого эксклюзива на востоке называется следованием Пути.
Правда, сразу следует оговориться, что существует два вида Пути.
Малый – когда человек достигает совершенства в каком-либо ремесле или искусстве. Традиционно различают четыре вида – земледельца, торговца, воина и ремесленника.
Миямото Мусаси (1584 – 1645) вначале шел Путем воина и к 30 годам достиг совершенства. После шестидесяти поединков насмерть никто в Японии больше не хотел вызывать его на бой, т.к. результат был заранее предрешен.
Но только в 50 лет он понял, что такое Большой Путь – путь духа.
Через многолетнее отшельничество, постижение законов прекрасного в поэзии, каллиграфии, живописи, он расширил сознание до такой степени, что смог увидеть свое предназначение в этой жизни.
За несколько недель до смерти, уже прекратив странствия и удалившись в пещеру, он пишет «Книгу пяти колец» - свое духовное завещание.
***
На первый взгляд, это книга об искусстве боя на мечах. Действительно, значительная ее часть посвящена различным техникам боя. Но почему-то, в Японии она стала обязательной к прочтению на всех курсах подготовки менеджеров и на ее основе выстраивают идеологию бизнес-поведения.
Возможно, это происходит из-за двух главных мыслей, проходящих через весь текст «Пяти колец».
Первая, истинный воин не только в совершенстве владеет техникой меча, но это еще и Воин духа.

Одни люди способны к неожиданным озарениям. Другие плохо осваивают ситуацию и приходят к решению проблемы после долгого обдумывания. Способности людей различны. Однако, если ты держишь в уме Четыре Заповеди, твое сознание поднимается выше забот о собственном благополучии, тобой начинает управлять мудрость, не зависящая от низменных помыслов. Многие тщательно размышляют о вещах, скрупулезно планируют будущее, но зачастую их расчеты имеют целью достижение личных выгод. Такой пагубный образ мыслей влечет за собой пагубные поступки и приводит к плачевным результатам. Глупцам трудно отстраниться от заботы о своем благосостоянии.
Поэтому, когда начинаешь какое-либо дело, вначале сосредоточься на Четырех Заповедях и устрани себялюбие. Тогда неудача станет невозможной. Вот они:

Не опоздай встать на Путь Воина.
Стремись быть полезным хозяину.
Чти предков.
Поднимись над личной любовью и личным страданием - существуй во благо человеческое.


И к ним еще добавляются Заповеди Пути воина.
- Не допускай бесчестных мыслей.
- Путь - в упражнении.
- Познакомься с каждым искусством.
- Познай Пути всех профессий.
- Различай выигрыш и потерю в делах мирских.
- Развивай интуитивное понимание окружающего.
- Прозревай невидимое.
- Обращай внимание даже на заурядное.
- Не делай ничего бесполезного.

Вторая мысль более жестокая. Путь воина – это смерть. Мусаси считал, что только воин уже считающий себя мертвым, может полностью отдаться поединку, и надо стремиться к гибели всегда, когда есть выбор между жизнью и смертью.
Вот такой получается самурайский бизнес.
***
Последняя часть «Книги пяти колец» называется «Книга пустоты».
Когда у мастера не остается больше слов, чтобы выразить свои мысли, он зовет на помощь Пустоту.

«И вот тогда, когда вы поймете, что Путь — это Пустота, а Пустота — это Путь, вот тогда вы поймете все!».


***
Александр Ф. Скляр, лидер бывшей группы «Ва-банк», а сейчас сольный артист, можно сказать, проповедует идеи Миямото Мусаси в России и даже сделал аудиозапись «Книги пяти колец».
Возможно, кому-то покажется интересным его интервью «Путь воина и Путь артиста», где он примеряет идеи книги к своей жизни.

Книга пяти колец
5 5
* * * * *

Воину ночи никто не скажет бранного слова,
А если не можешь петь, молчи ему в след,
Удачи проси ему у духа лесного,
Проси ветра хранить его сотни лет...


О пути воина и разных школах стратегии.
Вернее, о жизни и том, как прожить ее верно и мудро.
"Нетленка", написанная давно, но актуальная и сегодня.
Более не скажу ничего.

Книга пяти колец
4 5
* * * * *

Принципы описанные в книге не потеряли своей актуальности и сегодня. И применяя их можно достигнуть победы.

Книга пяти колец
4 5
* * * * *
Некоторые додзе утверждают, что глаза должны быть фиксированы на длинном мече противника. Некоторые школы фиксируют глаза на руках. Некоторые фиксируют глаза на лице, некоторые – на ногах, и так далее. Если ты будешь фиксировать глаза на этих местах, твой дух может смешаться и твоя Стратегия будет испорчена.


Жаль, я не Воин. Жаль, не могу понять всех принципов, описываемых Мусаси. Жаль, что сейчас во многом другое время.
Зато прекрасно понимаю, почему эту книгу используют в качестве настольной в компаниях для понимания Пути Стратегии. Если открыть глаза чуть шире - всё становится более очевидным и очень многое можно перенять и для бизнеса, и для повседневной жизни.
Изучи это хорошо.

Книга пяти колец
3 5
* * * * *

Как японисту, мне было интересно немного углубиться в историю и "заповеди" самураев.
Половину книги я прочитала, а половину прослушала аудиокнигой. Аудио-версия отличается по тексту, но(!) в лучшую сторону - рассказчик повествует понятной речью, делая замудреные предложения в книге понятнее.
Вобще, в книге часто затрагиваются такие моменты, которые можно сопоставить и с обычной жизнью, а не ттолько с путём самурая.
"Сборник наставлений на воинском пути" показался мне интереснее, чем "книга пяти колец". Хотя, возможно, послушая я всю книгу в аудио-версии, было бы по-другому.
Книга скорее для тех, кто как-то связан или интересуется с иторией Японии и порядками в некоторых ее аспектах. "Простому смертному" может быть тяжеловато.

Книга пяти колец
5 5
* * * * *

Мне доводилось читать несколько переводов "Го Рин Сё". Это хороший перевод, издание тоже хорошее, с иллюстрациями.
Что же касается самой книги, могу сказать, что, как и "Хагакурэ", "Книга пяти колец" писалась тогда, когда самураи перестало быть тем, чем они изначально являлись, - воинами. Более-менее мирная жизнь, большее увлечение "путём кисти" (мирными искусствами вообще, а не только каллиграфией), чем "путём меча" - всё это привело к тому, что самураи стали забывать наставления и идеалы прошлого. Во время расцвета самурайства мало кому приходило в голову записывать какие-то "кодексы" - это было не нужно, потому что все и так всё знали. Великие полководцы, даймё оставили для потомков множество посланий, бесед, завещаний, но часто эти послания касались практической стороны дела, например, "каждый вечер самостоятельно обходи всё поместье по периметру, проверяя, заперты ли замки". Поэтому "Го Рин Сё" содержит положения скорее ностальгические и почти стерилизованные, лишённые практической составляющей. Я, конечно, не говорю о собственно технике ведения боя на мечах, которая раскрывается довольно подробно. Но даже здесь, в наиболее практической части книги, описываются поединки, а не грандиозные сражения. Это не умаляет полезности советов, но если вы хотите читать "Книгу пяти колец" ради знакомства с традиционными идеалами самурайства - это не совсем правильный выбор.
Тем не менее, книга стоит прочтения.

Книга пяти колец
4 5
* * * * *

Она хороша. Хороша, но не идеальна лишь только потому, что я не поняла ее с самого первого прочтения на все сто процентов. Так сложилось, что я не сильна в боевых искусствах, так что понять объяснения автора, говорящего образами на тему оружия, мне было сложно. Тем не менее, как раз сейчас мне нужна была книга про Стратегию, именно такая книга. Конечно же, она отправится в список тех, которые нужно время от времени перечитывать - напоминать себе, что же на самом деле есть Истинный Путь. Одно могу сказать точно - я пока до нее не доросла.

Книга пяти колец
5 5
* * * * *
Очень понравилось издание, помимо самого содержания в наличии великолепные иллюстрации, поэтому покупать подобную книгу нужно только в подарочном издании - удовольствие от чтения повышается в разы.
Книга пяти колец
5 5
* * * * *
Если честно, сама я ее не читала, покупала в подарок, но этот подарок очень-очень понравился.