Мертвые души. Ревизор. Повести

В книгу вошли самые известные произведения великого русского писателя XIX века Н.В.Гоголя "Вечера на хуторе близ Диканьки", "Миргород", "Невский проспект", "Нос", "Ревизор", "Мертвые души".
Автор Николай Гоголь
Издательство АСТ
Серия Книжная полка
Язык русский
Год выпуска 2005
ISBN 5-17-027533-1
Переплёт 70x100/16
Количество страниц 976
Модель 60376100
Страна-изготовитель Германия
Тип упаковки коробка
Код товара 9785170275335
414
Магазин »
Нет в наличии
с 5 июня 2017
История изменения цены:
Средний отзыв:
3.9
Мертвые души. Ревизор. Повести
5 5

Ненавижу, когда люди своё мнение о каком-либо значительном произведении выражают словами: «Ну, это ж классика, и этим всё сказано». Такой сорт людей есть. На них слово «классика» действует магически. Услышав его, они поднимают большой палец вверх и делают многозначительное лицо, хотя, возможно, ничего из классики не читали.
Не люблю и тех, которые прямо говорят: «Ой, я такой некультурный, тёмный человек - я никогда не читал классику».
Первые скрывают незнание классики за стереотипами, вторые оттеняют это незнание своей откровенностью.

А я говорю: во-первых, не надо стыдиться того, что не читал великих произведений, во-вторых, далеко не вся классика - сплошь шедевры, и в-третьих, если вы не читали классику, вы всё равно остаётесь культурным и образованным.

Не надо начинать чтение, будь то классика или бульварщина, с предубеждением. Если книгу кличут великой, я не поверю, пока сам не прочитаю. Именно такой подход я применял к «Мёртвым душам». Спросите у 100 россиян, что они думают об этой книге, и 99 скажет: «классика», «шедевр», _____вставить слово с восторженной оценкой_____, хотя я сильно сомневаюсь, что все 100 человек книгу прочли.
Только теперь, прочитав «МД» (школьный опыт не в счёт), я могу подтвердить - да, это великое произведение. Классикой его делает то, что оно хранится на полке уже вторую сотню лет и передаётся из поколения в поколение, а не то, что на обложке написано «классика».

Ближе к поэме. Она пленит своим юмором, рождённым на плодородной земле русской нелогичности-уникальности-нестыковки-обособленности, но в большей степени притягивающим является сопереживание Чичикову. Читатель переживает и волнуется за любого главного героя, а если герой мерзавец и негодяй, мошенник и преступник, - тем интереснее: весело наблюдать, как «неправильный» оставляет с носом всех «правильных», а ещё подспудно хочется, чтобы наш повеса в конце осознал содеянное и исправился, условно говоря, вернув украденные деньги в банк (или раздав их бедным). Переживать за Чичикова, находящегося в окружении столь живописных персонажей, было не только интересно, но и сладостно. Вот только мы не узнали, встал ли он на тропу добродетели - первый том кончился и будущие приключения Чичикова сгорели в камине дома на Никитском бульваре. Однако, пишут, что во втором и третьем томах Чичиков должен был значительно измениться. Согласно этому мнению, Гоголь задумывал "Мёртвые души" как трёхчастное произведение, построенное по аналогии с "Божественной комедией" Данте: 1й том - ад, 2й - чистилище, 3й - рай. Если это так, друзья, то мы все живём в аду. Потому что мы, как и Чичиков, врём и льстим налево и направо, носим маски, печёмся только о себе и т.д.

Вот ещё закавыка: разве Чичиков - отъявленный мерзавец и позор общества? Разумеется, нет. Я уверен даже, что большинство назовёт его положительным героем. Всё потому, конечно, что он очень похож на нас (или мы на него) - в нём уживаются как отрицательные, так и положительные черты, он не хороший и не плохой, и решительно невозможно причислить его к какой-либо определённой категории. Причём положительного в нём заметно немногое, но мы (возьму на себя смелость говорить от лица многих) авансом наделяем его хорошими качествами, потому что нечто божественное он всё-таки излучает.

Забавно, ведь сюжет не раскрыт, картина не дописана, а поэмой всё равно восторгаются. Это свидетельствует об уникальности. Один только Гоголь знает, каким вышло бы продолжение, но и без этого мы прикоснулись к великому.

Мертвые души. Ревизор. Повести
5 5

Как занятно каждый раз убеждаться в том, что книги в тридцать с лишним лет воспринимаются не так, как в пятнадцать. Что я помню из школьного прочтения? Легкую скуку, картинки, выученные наизусть цитаты и образы помещиков. Банально, но твердый и непреложный факт.

А теперь Гоголь как-то раскрылся, заиграл таким невероятным количеством оттенков, что чтение стало просто удовольствием. С одной стороны, ты понимаешь, что язык его потому и нравится, что несколько странен, что проза его, пожалуй, иногда и пугает каким-то даже аутическим стремлением выстроить все по линии, всему придать иерархию, вписать в упорядоченную картину мира. С другой же стороны, это и делает прозу его столь упоительной, сочной, пряной. Неужели правда, что только душевно неуравновешенные люди способны создавать самые великие произведения искусства?


Иллюстрация Агина и Бернадского

И только сейчас я, пожалуй, действительно понял, что это поэма, именно поэма. Дело ли в переводчиках, которые мне попадаются в последнее время, но просто очень уж разителен контраст между переводной прозой, подчас блеклой и бесцветной, и прозой Гоголя, классической русской прозой, в которую ныряешь, чувствуя, что богатый язык принесет тебе радость.

На руку «Мертвым душам» играет и романтический флёр, окутывающий само произведение. Эти неясные слухи, связанные с пропажей второго тома, россказни о вероятном содержании третьего, эти тонны рассуждений и рефлексий, эти сравнения с Одиссеей (которую я по странной случайности читаю параллельно) и Божественной комедией . Книга переросла из просто текста в факт культуры, стала отправной точкой, сборником цитат и прочим и прочим. Я, к своему стыду, только в этот раз понял, что все эти выражения про шашки, которых давно не брал, и пишущую губернию отсюда, из этой книги. И пикенция, которую любит ввернуть мой тесть.


Иллюстрация Агина и Бернадского

И юмор. Я люблю юмор Гоголя, я, знаете ли, просто неприлично смеялся, удивляя, пожалуй, людей в общественном транспорте. Гоголь и диалоги выстраивает забавно, но именно в красочных сравнениях он превеликий мастер.

Да, еще был сюжет. Ну был, что его вспоминать. Сатира была, но сатира, опять же, до такого предела самоироничная, что она превращается из насмешки в любовь к описываему предмету. Вот вроде бы тебе и классический либерал Манилов (за двести лет особо не изменившийся), и патриот Собакевич (тип все еще с нами), и Гоголь смеется над ними, а все ж и они ему милы.

Мелочь, на полях – любопытны портреты греческих борцов за независимость на стенах дома Собакевича. Не знал, что они были так популярны у нас. Одна Бубулина чего стоит!

Эх, хорош Гоголь. «Бульбу» надо перечитать.

P.S. Гравюры Агина и Бернадского настолько слились с текстом, что трудно из оттуда вычленить.

Мертвые души. Ревизор. Повести
4 5
Русь, куда ж несешься ты? дай ответ. Не дает ответа.

Да, конечно, великое произведение, и очень жаль, что незаконченное. Даже, я так понимаю, и половины задумок автора по перерождению Павла Ивановича Чичикова не удалось реализовать. Эх, как жаль! Но даже в таком контексте дошедшего до нас одного тома с еще мальнькой четвертинкой второго тома уже показывают, какой масштаб предполагался автором. Прямо русский Данте Алигьери мог бы до нас дойти, ну или Гомер.

Казалось бы обычная локальная история о городе Н. и его обитателях, но так можно почувствовать на первый взгляд. Если уже присмотреться, мы видим в представленных лицах всю такую разную, но такую понятную нам всем Россию, которая кстати, до сих пор совершенно не изменилась, что и делает произведение бессмертным. Да, современные Чичиковы имеют другие цели, другие желания, другие способы коммуникации, но это все неважно, менталитет русских обывателей за все эти века и годы совсем не изменился. Оттого актуальность произведения никуда не девалось. И потому наши молодые поколения изучают это произведение снова и снова.

И это понятно, поколение воров и чинушников непотопляемо. Эти основные сатирические образы, данные Гоголем угадываются часто при встрече с такими реальными персонажами. Да и фамилии тех же Собакевичей, Плюшкиных, Маниловых часто употребляются нами в нарицательном контексте.

Конечно, огромное удовольствие можно получить от прослушивания "Мертвых душ" в исполнении народного артиста России Александра Клюквина. Особенно мне понравились создавшиеся чтецом образы Манилова, Петрушки и Плюшкина. Какая красота, как всё естественно нам выдается! Да, Клюквин для гоголевской литературы - свой человек! Его игра Земляники в "Ревизоре" в постановке Малого театра просто феерична. Короче, он уже проникся гоголевщиной и это настроение легко передалось при чтении "Мертвых душ".

Хотите прочувствовать настоящий русский колорит? Попробуйте послушать аудиоверсию Александра Клюквина

Мертвые души. Ревизор. Повести
4 5

Произведения Гоголя по-настоящему открываю только сейчас. Не смотря на то, что Гоголя изучать в школе не так скучно, как многих других авторов, я не смогла его полюбить. Сейчас я понимаю его гораздо лучше, чему способствует чтение бесподобного биографического романа-коллажа Вересаева "Гоголь в жизни". Повесть "Шинель" отлично иллюстрирует мировосприятие автора. Удивительно, что такое произведение было написано более чем за шестьдесят лет до первых рассказов Франца Кафки, а Гоголь, по-моему, это наш Кафка. Повесть "Шинель" можно было бы назвать абсолютно кафкианской вещью, если бы не ее первенство.

Мертвые души. Ревизор. Повести
5 5

После прочтения поэмы в голове стучит: "Я же живу в мире Чичикова!"

Гоголь - гениальный писатель, в поэме замечательный юмор, прекрасное высмеивание поведения общества в целом, когда речь идет об обществе "дам", например, или о порядках города N. Но когда речь заходит о Чичикове и помещиках, становится страшно. Вокруг так много негодяев, продажных и тщеславных людей, всех, кто описан в поэме, что после прочтения о детстве и юношестве Чичикова и объяснения его мотивов приходится начинать их жалеть. Хотя они того не стоят ни капельки. Ноздрев, Коробочка, Плюшкин, Собакевич - все настолько реалистичны, что поэма снится в кошмарных снах, и голова идет кругом. Становится плохо и болит душа. Никогда не надо такого знать детям в школе, даже если большинство из них - будущие Чичиковы.
Очень надеюсь, что все описанные личности узнают себя после прочтения этой книги, и исправляются. Но не верю в это.

Вот такой разрозненный набор мыслей получился.

Мертвые души. Ревизор. Повести
4 5

Н. В. Гоголь "Нос" Что я могу сказать об этой книге?)

Мне лично очень понравилось!

Смешная, абсурдная сатирическая повесть, которая читается легко и интересно.

История нам рассказывает о майоре Ковалёве, который просыпаясь однажды утром обнаруживает, что у него пропал Нос! А на его месте чистая гладкая поверхность. Он идет к полицейскому, чтобы заявить о пропаже но по пути встречает собственный нос в золотом мундире, который куда-то направляется. Ну и затем Ковалёв на протяжении повествования разыскивает свой нос и сокрушается о том, как же ему в таком виде появляться на глаза высшему обществу)
О чем эта повесть? Да все о том же) О продажности чиновников, коррупции, о том, что человеку важнее всего, как он будет выглядеть перед другими, его образ, внешность, что люди его могут осудить, посчитать не достойным своего общества, если он не выглядит как все) Почему именно нос? Наверное потому, что он действительно самая выступающая часть на лице и человек без носа выглядит более, чем странно (Вспомнила Волан-де-Морта:D) Очень милая сюрреалистическая сатира на общество в которой сочетаются мистика, ирония и абсурд. С которой можно расслабиться и позволить разыграться воображению)

Мертвые души. Ревизор. Повести
3 5

Ироничная манера Гоголя вводит в заблуждение, но истинно перед нами чернуха. Положительных героев нет по определению, люди и страна исключительно уродские. Если патриотизм где-то и высадился из кареты, решив на природе опрокинуть пару рюмок, то ему и спокойно выпить не дали. Сам виноват - нечего надеяться на природу, нужно напиваться заранее.

Перечитывать школьную программу чрезвычайно занимательно, особенно лет через 25, потому как она уже школьною программой не воспринимается. Но, если те же "Евгений Онегин", "Преступление и наказание" (давно забыл, что ПиН проходят в школе), "Герой нашего времени", "На дне" окрашены исключительно в радужные краски светлых воспоминаний детства, то "Мертвые души" к этому не относятся, также, как и "Война и мир". Подружившись в последние годы с поздним Толстым, браться за его историческую эпопею довольно страшновато - вдруг потускнеет образ. Три звезды, поставленные Гоголю за "Мертвые души", на основании всплывшего в памяти равнодушного отношения, заслуженно заменены на пять, но виною тому, как всегда, не школьники, а исключительно идиоты, составляющие школьную программу. Было классе этак в 7-м прекрасное, однозначное произведение "Ревизор", от которого, помнится, был я в восторге, так почему было им и не ограничиться? В самом Гоголе обнаруживается нечто такое, что не смог бы правильно осмыслить даже ближе к 30 годам, хотя особенной недоразвитостью никогда не страдал. Нервозность невротика и пошловатая насмешливость автора могут быть обнаружены исключительно в "Мертвых душах", нет ничего подобного ни в пьесах, ни в "Вечерах"(если есть, то списано на колорит), ни в повестях его. Может сие смысловой итог человека, а может и что-то более темное. Единственное в чем остался уверен и сейчас - это человек по-прежнему меня ничем не смог задеть, также не интересует, хотя "Мертвые души" невозможно не оценить. И думаю, что пусть он и останется некоей загадкой, ибо поняв его, можно и реально загрустить.

Мертвые души. Ревизор. Повести
5 5
Сложно представить, как бы это произведение было бы воспринято в школьные годы, но в данный момент сатира автора вызывала не столько улыбку от похождений авантюриста Чичикова, а скорее печаль за обстановку русской действительности в начале XIX века. Ведь карикатура карикатурой, все эти Маниловы, Собакевичи и Ноздревы явно доведенные до максимализма портреты за которыми скрывались реальные прототипы, которыми до краев полнились помещичьи ряды. Но нельзя не заметить, что юмористично-лирический тон произведения существенно облегчает восприятие - местами Гоголь отходит от повествования в воспоминания, заметки об окружающей обстановке, а то и попросту мысль приобретает какой-то нравоучительный оттенок и льется на пару страниц, все дальше и дальше отходя от сюжета. Хотя наверняка, в этом и есть одно из проявлений таланта Гоголя - соединить воедино легкую сатиру с глубокой проблематикой, требующей внимательного рассмотрения так, что это интересно не только всем возрастам, а и всем и всем слоям современного ему общества (ведь судя из предисловия, Гоголь рассчитывал, что его произведение прочтут не только люди из дворянского общества, а и простой народ).

Так вернемся к печали, не только сами персонажи представляют собой художественное воплощение пороков, ведущих к убытку, но и обстановка вокруг них. Такая картина актуальна и для нашего времени, но губернский город N, в который пребывает Чичиков, совершенно не соответствует тому, как он себя презентует в газетах и словах обитателей. Поэтому ничего удивительного не возникает в том, что живущее иллюзиями общество, в последствии легко проникается сплетней и на полном серьезе раздувает ее до невероятных размеров!

О характерах помещиков, посещаемых Чичиковым написано не мало и я не буду повторяться - смыслы, заключенные в их образы видны невооруженным глазом и не требуют детального рассмотрения - все герои немедленно проявляют свою сущность при первой же встрече с Чичиковым. А что же сам Чичиков, бывший коллежский советник в шкуре помещика? Известно, что он скупает "мертвые души" крестьян, которые по данным переписи числятся как живые, для своей, ни кому неведомой цели, а для отвода глаз каждому помещику предлагая наиболее правдоподобную тому версию. С середины произведению истина становится известна только читателю, но Чичиков, представленный нам автором как крайне хитрый и пронырливый авантюрист, умеющий чуть ли не к каждому найти подход, почему-то противоречит данной ему автором характеристике, так бездарно облажавшись на ситуации с Ноздревым. Но, возможно, в этом есть некоторая правдоподобность, ведь не могло же Чичикову на таком "сомнительном предприятии" постоянно везти?
Жажда денег, цель накопительства присуща не только обличаемым помещикам, а и самому Чичикову. Об этом упоминается не только в его "темном прошлом" на чиновничьей должности и в торгах за души, а и в оставшихся частях второго тома. Чичиков несколько отходит от наставлений его отца, беречь каждую копейку, если дело касается исключительно персоны Павла Ивановича - на себя ему не жаль и хороший обед, и костюм из дорогой ткани, и услуги лучшего портного.

В конечном счете, я еще не соглашусь с предположением Николая Васильевича, что "очень сомнительно, чтобы его персонаж понравился читателям". Да, в его портрете явно проступают отрицательные черты (неприкрытый эгоизм, трусость, уже упомянутая жадность, стремление к легкой наживе, лживость) которые должны влиять на негативное впечатление о персонаже, но они в свою очередь создают активный, жизненной полноты образ, в то время как души второстепенных героев помещиков, во многом не живее душ, которые они продают, потому что их цель лишь накопление средств и их праздный спуск. Чичиков не лучше их, более того, возможно и примкнул к их рядам, заполучи себе вожделенное состояние, но все-таки, во сохранившихся главах второго тома, время от времени мерцает в душе Чичикова луч надежды жить по другому, и кто знает, какую участь готовил свою предприимчивому герою Гоголь, допиши он таки второй том, а там, как и планировал первоначально, третий.

Мертвые души. Ревизор. Повести
5 5

Книга меня просто поразила, не думаю, что в юности я поняла хотя бы три процента. Все люди окружающие нас разные, многие из них обладают очень яркими чертами, по которым мы их и классифицируем. В школе все делятся на плохих и хороших, а в тридцать лет классификация расширяется до невообразимых размеров. Но в жизни не все так ярко и наглядно, поэтому мы и создаем предметы искусства – концентрируем, гиперболизируем, отбрасываем обыденное и учащаем нестандартное. Чичиков встречает очень ярких представителей своих характерных особенностей, я только успевала диву даваться, как живо все представало у меня перед глазами. Все эти перепалки при продаже, и потом массовый сбор, выяснения отношений, финальные аккорды. Автор показывает логику событий и действий, как четко выверенное математическое уравнение, и за эту прозрачность и понятность я очень полюбила книгу. Было много сильных моментов, очень много смешных, запоминающихся и цепляющих.