Хроника времен Карла IX

"Хроника времен Карла IX" - блестящий роман Мериме, в котором тонкое знание эпохи становится прекрасным обрамлением для интересного, романтического в лучшем смысле этого слова сюжета.
Автор Проспер Мериме
Перевод Михаил Кузмин
Издательства АСТ, ВЗОИ, Neoclassic
Серия Классическая и современная проза
Язык русский
Год выпуска 2004
ISBN 5-17-022469-9, 5-9602-0160-7
Тираж 5000
Переплёт Мягкая обложка
Количество страниц 320
Модель UJ99-42
Страна-изготовитель Китай
Размер 560x240x200 мм
Материал пластик, металл
Тип упаковки коробка
Код товара 9785170224692
Возрастная категория 6+
Тип издания Отдельное издание
59
Магазин »
Нет в наличии
с 27 декабря 2017
Год выпуска: 2004
История изменения цены:
Средний отзыв:
4.2
Хроника времен Карла IX
/ Ozon.ru
4 5

Основной коллизией новеллы является несоответствие представлений о любви женщинами и мужчинами.
Часто происходит так, что брак разваливается, как говорится, потому, что " не сошлись характерами". Другими словами, опостылели друг другу настолько, что смотреть тошно. С женской точки зрения, мужчина, особенно, если таковая особь мужского пола встречена ими впервые, увлекает их, кажется галантным, остроумным, интересным, умеющим развлечь и рассмешить. Затем оказывается, что танцевать на балу он согласился единожды, чтобы в брачный период отпугнуть окрасом других самцов. Что анекдотов он знает всего 4 и долгие годы рассказывает их в разном порядке, но с одинаковым невербальные сопровождением. Что с годами он лысеет и оставляет перхоть на подушке, что его брюшко обрюзгло, а выражение лица стало напоминать содержимое корзинки рыбака. Тогда женщина либо начинает искать новых острых ощущений, часто словами моложе себя, либо разочаровывается в браке и превращается в скучающую матрону, заедающую горе пирожными.
Так происходит с Жюли, что не может без гримасы отвращения наблюдать за обеднённым столом мужа Шаверни. Потому она отчаянно старается вцепиться в романтическое представление о любви, почерпанное из романов. Сначала ей подворочивается Шатофор, но выигрывает воспоминание о первом чувстве, которое назойливо "стучится в экипаж" - друг юности Дарси.
Женщин часто влекут роковые личности, собственно, таковыми они считают любого попавшегося на их пути мизантропа, что цинично относятся ко всем высоким чувствам, женщин считают лёгкой добычей, потому и не падают к их ногам, зная, что жертва сама будет падет в объятия, додумав образ самостоятельно.
Однако Мериме не был бы мастером психологической новеллы, если бы дело закончилось банальной интрижкой. Несоответствие между представляемым и действительностью образовало разлом в познании Жюли, её честь была попрана, виновницей же в век строгих нравов она целиком считала себя. К этому присоединилась тяжёлая болезнь, которая, если воспринимать её как символ крушения мировосприятия, была неминуема. Также неминуемы были последствия болезни, иначе автору неоткуда было бы извлечь мораль.

Хроника времен Карла IX
/ Ozon.ru
5 5

Пушкин некогда ради художественной мощи наделил Бориса Годунова бесспорной виной в детоубийстве. У Проспера Мериме юный болезненный Карл IX также берет на себя грех Варфоломеевской ночи. Правда, в отличие от трагедии русского поэта, французский король в романе фигура эпизодическая, почти проходная и малоинтересная. Мистификатор и романтик Мериме создал, пожалуй, самое реалистичное из своих произведений, но в центре – пламенная любовная интрига, а в ней с легкостью угадывается рука автора «Кармен» и «Коломбы». Интрига, которой мог бы позавидовать сам Александр Дюма – с живописно нарисованными дворянскими нравами, взглядом в парижские закоулки и театрально выписанными репликами. Жестокий исторический фон гражданской религиозной войны отражается в людях, привыкших к ежедневной смерти, но всё же суеверно окружающие себя оберегами и храбрыми речами.
Хитрый Мериме снабжает читателя историческим знанием, но заставляет наблюдать за легковесной авантюрой. Практически невозможно уследить, когда бесстрастный хроникальный тон сменяется иронией. И невозможно ответить на вопрос, любит ли автор своего главного героя, которому позволяет быть счастливым в дуэлях и любви, но отказывает в уме и зрелости. А Диана? Искусно завлекая Бернара Мержи в сети придворной любви, в минуту опасности она становится религиозной фанатичкой на грани безумия и истерики. Какие пласты человеческих нравов пытался вскрыть Мериме, выводя рейтара Дитриха в начале романа бравым и наглым офицером, а в финале, символично строя композицию, благородным и рассудительным воином? Резкими чертами очерчивая прямоту и недалекость Бевиля, писатель, тем не менее, витиевато сплетает коварно-призрачный характер барона де Водрейля. Читателю предлагается некий романный «шведский стол», где он может по вкусу выбрать себе авантюрное приключение о любви и магии или кровавый этюд о религиозном фанатизме и братоубийстве. Да, не всё у Мериме гомогенизируется, и слои отчетливо видны на небольшом пространстве текста. Но во всех эпизодах у него получилось найти эмоциональные крючки, которыми он прощупывает читателя.
А потому, пожалуй, «Хроника времен Карла IX» - это чувственная сублимация мучивших Мериме исторических вопросов. В публицистическом плане он всё четко изложил в предисловии. А дальше начался спектакль, пытавшийся воскресить далеких героев XVI века, суровых и пылких, умеющих любить и дружить посреди несправедливостей, интриг и смерти. Кажется, что Бог в растерянности и скорби застыл над этой картиной, не в силах заступиться за католиков или гугенотов, и трагедия разразилась. И в дальнейшей подлинной истории Мериме увидел, что за все ошибки, которые совершили реальные и выдуманные им герои, расплата последовала с фаталистской неизбежностью.
В 2005 году, когда я впервые прочитал роман, мне он показался этюдом. Уже тогда оценил мастерство Мериме-новеллиста и некую жанровую половинчатость. Но сейчас эстетическое удовольствие от текста заслонило жажду гармоничной формы.

Хроника времен Карла IX
/ Ozon.ru
4 5
А в общем-то — какие пустяки!
Всего лишь — тридцать тысяч гугенотов.

Был у меня период страстного увлечения правлением Карла 9 в целом и Варфоломеевской ночью в частности. Читалось все от известного романа Дюма до статей в Википедии, однако этот роман я, каким-то непостижимый образом, упустила.
Книжка совсем небольшая (всего то 100 с лишним страниц), к тому же и читалась она, несмотря на тематику, достаточно легко. Читая "Хронику Карла Девятого" сложно избежать сравнений с "Королевой Марго", однако оба эти романа пожалуй роднит только эпоха, в которой происходит действие. И если в "Королеве.." основными персонажами были исторические личности, то тут мы видим картину глазами рядового гугенота. Это молодой парень, Бернард Мержи, который приезжает в Париж, чтобы поступить на службу к адмиралу и таким образом проявить себя, получив возможность участвовать в настоящей войне.
Может показаться, что книга, описывающая Варфоломеевскую ночь, будет тяжелой и беспросветной, однако это не так. Повествование начинается незадолго до свадьбы Маргариты Валуа с королем Наваррским, между гугенотами и католиками заключен временный мир, хотя это не мешает им пакостить друг другу время от времени. Впрочем, и те и другие также находят время для встреч с таинственными незнакомками и дуэлей за свою и чужую честь. Все это Мериме описывает очень подробно, не без доли ехидства.
Также понравилось человечность главных героев. Это не всемогущие воины, способные порешить целый полк не запыхавшись и не святые, с уст которых, даже на смертном одре не сойдет ни одного крепкого словечка. Гугеноты априори не являются перед нами агнцами, а католики все как один безжалостными убийцами. Все относительно, как и в жизни. Тут даже есть персонажи отказывающиеся принадлежать к какой-либо вере и смотрящие на вражду с долей скепсиса, чего я не помню у Дюма (хотя и не берусь утверждать, что такого там не было, т.к роман помню лишь отчасти.)
Читать про саму Варфоломеевскую ночь, хоть она и занимает всего три последних главы, было очень сложно. Тяжело представить как тысячи людей, были готовы убивать своих же собратьев, вламываться в их дома, перерезать горло спящим мужчинам, женщинам, даже детям. Воистину, религия великое орудие в руках власти. С ее помощью можно отдать приказ на убийство тысяч невинных людей и прослыть не тираном, но освободителем. А затем помиловать тех, кто остался в живым (по чистой случайности) и заслужить еще и титул милосердного. Вспомнилается одна из арий из мюзикла "Последнее испытание":


Король-Жрец:
Молчи, сестра! Темен разум твой!
Крисания:
О Паладайн, глаза ему открой!
Король-Жрец:
Я призван зло истребить огнем!
Крисания:
Слепец! Ты первый погибнешь в нем!
Жрецы:
Ты Бога хулишь!
Крисания:
Лишь служителя Бога — не Бога.
Хотя вижу, для вас это разница значит не много…



Единственное, что не понравилось - это любовная линия. Она несколько суховата, возможно, из-за размера самого романа, все произошло слишком быстро и я в нее не поверила. Такое чувство, что автора она не слишком интересовала (и это понятно, там много куда более интересных тем). Да и чувств было мало, как для французского двора.
Однако, несмотря на все это книга все же понравилась я бы рекомендовала ее тем, кто интересуется этой эпохой или просто исторической литературой и не любит праведных и честных персонажей без единого черного пятнышка. Поверьте, тут есть чем поживиться.

Хроника времен Карла IX
/ Ozon.ru
5 5

Честно говоря, новелла меня шокировала.
Обожаю язык Мериме, как он пишет - просто и ясно. Передаёт чувства героев настолько правдоподобно, что невольно задумываешься, была ли это книга или реальность.
Видимо, так уж у корсиканцев повелось: смерть предателям, кем бы они ни были.
Впечатляет, конечно!

Хроника времен Карла IX
/ Ozon.ru
5 5

Признаться, даже не ожидал, что книга настолько увлечет меня. Не могу сказать, что в ней есть что-то глобальное или потрясающее воображение, пожалуй, что нет, однако автор в этой книге демонстрирует два поразительных качества - иронию, неяркую, но тонкую своим пониманием, и редкий такт к эпохе, о которой пишет. Да, он отмечает различие нравов девятнадцатого и шестнадцатого веков, мало того, подчеркивает это различие, однако в каждом таком моменте нет ни снисходительности, ни взгляда свысока, только внимание и уважение.

Автор не копается в мыслях и душах героев, однако вкладывает в их слова, отмечает в их манерах, и других деталях достаточно, чтобы персонажи ожили и вызвали эмоции в читателе. Показывая религиозный конфликт, Мериме не встает ни на ту, ни на другую сторону, стараясь быть объективным. Раскрывая всю трагедию гражданской войны в рамках истории двух братьев, разделенных религией и политикой.

Читая, нередко ловил себя на мысли, что на основе "Хроники" мог бы получиться прекрасный фильм. (Впрочем, кино я смотрю довольно редко, не исключено, что такой уже есть.)

Хроника времен Карла IX
/ Ozon.ru
4 5

Интересно было прочитать как пишет об одном из эпизодов Бородинского сражения французский писатель. В новелле речь идет об одной из успешных попыток французов по овладению Шевардинским редутом.
Из исторических источников известно, что французы дважды врывались в редут, и каждый раз пехота генерал-лейтенанта Неверовского выбивала их. На Бородинское поле спускались сумерки, когда противнику ещё раз удалось овладеть редутом и ворваться в деревню Шевардино, но подошедшие русские резервы из 2-й гренадерской и 2-й сводно-гренадерской дивизий отбили редут. Шевардинский бой дал возможность российским войскам выиграть время для завершения оборонительных работ на бородинской позиции, позволил уточнить группировку сил французских войск и направление их главного удара.
Автор в этом произведении старался не так показать бой, как состояние и ощущения прибывшего накануне в полк молодого лейтенанта, только что закончившего училище, о его знакомстве с повидавшим много командиром роты, выслужившегося из солдат,его психологическое состояние во время боя.

Сквозь голубоватый туман позади полуразрушенного бруствера виднелись русские гренадеры с поднятыми ружьями, недвижные, как статуи. Я и сейчас будто вижу этих солдат: каждый левым глазом смотрел на нас, а правый был скрыт за наведенным ружьем, в амбразуре, в нескольких шагах от нас, человек возле пушки держал зажженный фитиль.
Хроника времен Карла IX
/ Ozon.ru
4 5

Эта небольшая новелла - о типичной жизни типичного корсиканца, слегка нечистого на руку, хотя он уже десять лет не стрелял в людей, и прекрасного стрелка. Корсиканца, для которого законы гостеприимства стоят гораздо выше государственных законов. У которого есть свои собственные моральные принципы, которые позволяют убить собственного десятилетнего сына за то, что тот выдал человека, попросившего у него крова.
Дикость для нас, современных читателей, а это ведь правда было, и относительно недавно. И это так... странно. Это же совсем-совсем другие люди, абсолютно непонятные.