Праздник, который всегда с тобой, размер 750x360x100 мм

Париж "веселых двадцатых"... Город, вдохновивший сотни писателей, актеров, художников, слетевшихся сюда из разных уголков мира... Завораживающая, полная драматизма и романтических безумств жизнь международной богемы... Это - "Праздник, который всегда с тобой", поразительная летопись времени, города и целого поколения, созданная одним из героев эпохи - Эрнестом Хемигнуэем.
Автор Эрнест Хемингуэй
Издательства Ермак , АСТ , Neoclassic
Серия Классическая и современная проза
Язык русский
Год выпуска 2007
ISBN 978-5-17-024332-7 5-17-024332-4 5-9577-1434-8
Тираж 15000
Переплёт 70x90/32
Переплёт Мягкая обложка
Количество страниц 208
Модель 7052
Страна-изготовитель Китай
Размер 750x360x100 мм
Тип упаковки коробка
Возрастная категория 6+
72
Магазин »
Нет в наличии
с 22 октября 2017
История изменения цены:
Средний отзыв:
3.9
Праздник, который всегда с тобой
3 5

Почему Эрнест Хемингуэй - крутой писатель, а его книга маст рид.
1. Он умеет говорить банальности с таким видом, как будто первый до них додумался

Закончив рассказ, я всегда чувствовал себя опустошенным, мне бывало грустно и радостно, как после близости с женщиной


2. Он невероятно любезен и высоко ценит людей

подруга была не из очень приятных. Картины, пирожные и наливки были по-настоящему хороши.


3. Он всегда рад поделиться с читателем тайнами мастерства

Я учился у него очень многому, но не мог бы внятно объяснить, чему именно. Кроме того, это тайна.


4. Он объяснит вам, зачем нужны книги

когда приходит опустошенность, нужно читать, чтобы не думать и не тревожиться о работе до тех пор, пока не приступишь к ней снова.


5. Он по-настоящему скромен

Ванные, души и теплые уборные я считал удобствами, которые существуют для людей во всех отношениях ниже нас


6. Он научит вас любить спорт

на наших глазах разбился великий Гана и мы слышали хруст черепа под его защитным шлемом, точно на пикнике кто-то разбил о камень крутое яйцо


7. Он заставит вас по-новому взглянуть на живопись

картины становятся яснее, проникновеннее и прекраснее, когда сосет под ложечкой и живот подвело от голода


8. Он отвратит вас от пластической хирургии

Серьезная пластическая операция придает коже почти радужный блеск, – так поблескивает хорошо утрамбованная лыжня


9. Он объяснит, за что же иностранцы так любят Достоевского

– Я все думаю о Достоевском, – сказал я. – Как может человек писать так плохо, так невероятно плохо, и так сильно на тебя воздействовать?


10. К концу книги вы почувствуете себя настоящим оптимистом

Разве вы не знаете, что писатели только и говорят что о своих бедах?
Праздник, который всегда с тобой
4 5

Принимаясь за книгу с подобным названием, заранее выведав, что едва ли не главным героем книги является Париж, ждешь вихря событий, искр шампанского и оваций. Безоговорочно веришь, что первая страница обернется заводом для сумасшедшей карусели жизни, присев на блестящего скакуна которой, рискуешь унестись в пучину страстей и интриг. Ты пребываешь в ожидании образов, что сами по себе отложились в памяти при слове «Париж», описаний вкуса терпких вин, хруста французских булочек, уверенных линий Эйфелевой башни, полюбившихся ароматов и пейзажей.

В романе Хемингуэя есть все, что заведомо ожидается – богема, звон бокалов, спрятавшиеся под уютными навесами кафе. Но праздник ли это? Праздник с оттенком грусти, нежданной гостьей притаившейся между строк, в подчас хаотичных и все же связанных между собой особой интонацией главах.
Откровенно говоря, это не биография в полноценном смысле данного слова. Скорее, это книга-ностальгия, которая не разоблачает, не изобличает, а показывает то, что памятно автору. А автор… автор проникновенно холоден. Хемингуэй пишет нескучно, образно и, если можно выразить свою мысль подобным образом, - вкусно. Вот только как-то отрешенно. Позволяя читателю присутствовать, автор оставляет его лишь наблюдателем. Допускает до своей жизни, но не до сердца.
Хемингуэй не исповедуется, а пытается понять тех, кто его окружал. Окружала плеяда талантливых людей. И автор старательно пытается воскресить их образы, попутно выказывая свое отношение к фигурам парижской богемы. Здесь много лиц: Эзра Паунд, Холэр Беллок, Жюль Паскин, Джеймс Джойс, Гертруда Стайн и любимый Фрэнсис Скотт Фицджеральд. Однако почему-то за отличным стилем и чередой интересных лиц в колоритных интерьерах я так и не смогла толком разглядеть самого Хемингуэя.
Впрочем при желании в его словах можно заметить потаенный эгоизм:

«Будь я неладен, если примусь писать роман только для того, чтоб мы могли регулярно обедать» (с.)

На этот момент у Хемингуэя уже были жена и ребенок. Иногда он выражается и весьма самоуверенно:
«До сих пор я считал, что мой выдающийся писательский талант хранится в строгом секрете от всех, кроме моей жены, меня и нескольких человек, которых мы знаем настолько хорошо, что с ними можно разговаривать. Я был рад, что Скотт пришел к тому же приятному выводу касательно моего таланта, но рад был и тому, что речь его заканчивается» (с.)

Но эти проявления характера скорее исключение из правила. Нота его искреннего отчаяния слышна, пожалуй, в последней главе о Хэдли, но эта нота показалась мне столь непродолжительной в монотонном покачивании событий прошлого.
Безусловно, для начинающего писателя роман имеет определенную ценность, поскольку тема творчества, сложности выбранного призвания красной нитью проходит через всю книгу. Однако с большим интересом я прочитала о семейной жизни Эрнеста и Хэдли, Фрэнсиса и Зельды.
И все же я не вкладываю в мои слова тоску и уныние, поскольку в целом книга принесла удовольствие. Я слышала и слушала размышления художников, писателей – творцов – тех, кто вечно находится на пересечении двух желаний – желания красивой жизни и желания признания. И как усидеть на этих качелях, мерно раскачивающих из крайности в крайность? Как не упасть, не исчезнуть? А еще я гуляла по улочкам Парижа, присаживалась за столики кафе и любовалась тем, как день уступает ночи, и это было прекрасно.
Однозначно роман становится зачинателем целого роя мыслей в голове. Он позволяет осознать уже буквально после первых глав, что истинным праздником для Хемингуэя был не Париж как таковой, а способность творить и чувствовать себя по-настоящему живым. Живым и счастливым. На поверку оказалось, что счастье-то находится не на донышке стакана и не в последней ложке отменного блюда.

И напоследок меня посетила мысль, что у каждого свой праздник, который всегда рядом. У кого-то это любимый томик стихов в недрах сумки, у другого новомодный гаджет в руке, у третьего счастливые лица родных в винтажной рамке на краешке рабочего стола, а у этого уверенность в грядущем благополучии, завтрашнем дне. Как часто настоящее торжество жизни скрывается в значительных мелочах, хранящихся под рукой или в памяти. Каждый празднует жизнь так, как умеет.

Праздник, который всегда с тобой
4 5

Я всегда думала, что писать рассказы - это непросто. И тут Хемингуэй, про которого я всегда думала «мне его рано», говорит, что всё просто - точи карандаш и иди в кафе. И сиди там, пока не получится любую историю дописать до рассказа. И закуси всё устрицами, пожалуйста.
Звучит дорого, особенно, если знать, что кафе парижское. Но это сейчас. А тогда, в 1920-х в Париже можно было «неплохо прожить вдвоем на пять долларов в день и даже путешествовать». Но всё равно, тут будто бы что-то нечестно. Наверное, то, что «Праздник, который всегда с тобой» - это автобиография, но написанная спустя 30 лет после событий. В 1920-х Хемингуэю 25, а в этом возрасте всё с надрывом и яркостью. Спустя много лет это всё остаётся в памяти чем-то романтичным, первая из пяти (вроде бы) жён - твоя главная соучастница, нежная спутница, а герои-писатели, несмотря на голодную худобу - романтики. Пьют правильно виски «если маленькими глотками - надолго хватит», все, как один - бомонд, из которого, кажется, соткан весь Париж-век-назад.
Это всё - воспоминания. Того самого старика Хемингуэя в свитере как на его самой популярной фотке, мне так кажется. Воспоминания такие, от которых щемит душу и хорошо, что так было. «Все воспоминания о прошедшем - вымысел». Всё время чтения мне казалось, что за окном дождь и ветер, законов придумано меньше, а шансов на гениальность больше у каждого. И я так и не поняла какой он, этот Эрнест - американский или французский автор. Поняла лишь одно: когда его читаешь и что-то кажется знакомым, кажется, что это что-то Хем придумал и открыл первым, а ты лишь заметил его открытие.
Ну и устриц бы. Холодненьких.

Праздник, который всегда с тобой
5 5

Я и не думал, что писать рассказы так легко. А ведь Хемингуэй говорит, что рассказы писать очень легко. Нужно только найти одну настоящую фразу и с нее начать. А все остальное напишется само собой. Нужно только начать с одной настоящей фразы.

Когда Хем бросил занятие журналистикой и решил стать писателем, он поставил себе за правило написать по одному рассказу обо всех интересных случаях, которые знал. И каждый день он приходил в парижское кафе, когда еще мыли пол и расставляли стулья, доставал блокнот, карандаш и точилку, заказывал кружку кофе и писал. А заканчивал работу только тогда, когда что-то получалось.

Дождливый парижский день наполнял сыростью Миннесоту в его рассказах, а голод, который он тогда часто испытывал, делал его героев худыми и голодными. Он научился не думать о рассказах между работой, а занимался тем, что читал книги и общался с людьми. Ему было 25 лет, у него красивая была жена и маленький мистер Бамби. Рассказы плохо покупали, Хемингуэи были очень бедны, но счастливы: весь день Хем работал в кафе, вечером они с женой ходили в гости к Гертруде Стайн или Фицджеральдам или гуляли по набережной Сены, а ночью любили друг друга. И все было только впереди.

Почему они жили в Париже? Все просто. Тогда в Париже можно было «неплохо прожить вдвоем на пять долларов в день и даже путешествовать», пишет Хем. Поэтому нет для начинающего писателя места лучше, чем Париж. Сейчас на 5 долларов в Париже можно выпить чашечку хорошего кофе. Или съесть тарелку супа у марокканских братьев. Но тогда в Париж ехали, когда все начиналось. Теперь – в маститой старости, греть старые кости на солнышке открытых кафе.

«Праздник, который всегда с тобой» – светлая книга про счастье, которое возможно только в юности. С высоты своих шестидесяти пяти Хем видит жизнь в Париже чудесной. Первая жена предстает перед нами настоящим ангелом-единомышленником, неизменно нежной и любящей в радости, печали, бедности и скитаниях. Хем был женат пять раз и, наверное, каждый раз было все хуже. А в Париже нет денег на дрова, нет денег на обед, яблоки замерзают в комнате, если на ночь их не положить в карман, туалет на улице, и нет водопровода, но есть счастье.

Наверное, это прозвучит несколько наивно, но Хемингуэй всегда мне подсказывает какие-то очень простые и важные вещи, которые врезаются в память на всю жизнь. В романе «Фиеста» я прочитал, что между мужчиной и женщиной может быть дружба только в том случае, если кто-то тайно влюблен. А в «Празднике» – «Путешествуй только с теми, кого любишь». Это ведь так очевидно. Но надо запомнить, чтобы опять не забыть.

Одним словом, это роман не про Париж. Да и нет того Парижа больше. Это про молодость, надежды, труды и любовь.

Праздник, который всегда с тобой
5 5

На этот раз определенно самое светлое и веселое из всех произведений Хемингуэя. Какой еще может быть история о Париже, празднике, который всегда с тобой?

Для меня Париж - город литературный, а не символ романтики, высокой моды, хрустящих багетов или еще чего-то там, ему присущего. Просто потому, что он чаще остальных городов встречается в литературе XIX-XX веков.

У Хемингуэя свой Париж, он не описывает подробно картографии улиц, историю их названий или особенности кладки мостовых, как Гюго, например. Сам Париж при всей его богемности и изысканном шике в романе служит декорацией счастливых годов, проведенных автором в этом городе, когда его талант, подбадриваемый друзьями, только пускал корни, подпитываясь атмосферой свободы и беспечности. Хемингуэю даже не всегда доводилось обедать, он был беден, но искренне считал, что художник на голодный желудок острее воспринимает окружающий мир.

Это автобиографичная книга, которая обрела жизнь благодаря находке автором утраченного, как он думал, блокнота с зарисовками жизни в Париже. Читатель найдет забавные, даже по-доброму карикатурные истории о знаменитых друзьях Хемингуэя, первой жене писателя и его любви к ней, а еще об умении довольствоваться малым во имя большего, честности и трудолюбии, скромности и природе человеческих отношений.

Именно тот случай, когда история реальной жизни гораздо интереснее и увлекательнее, чем сотни блестяще продуманных.

Праздник, который всегда с тобой
4 5

Очень приятное впечатление от книги осталось!
Здесь именно тот Париж, который я очень хотела увидеть. У меня не получилось — не произвел этот город романтиков и влюблённых на меня такое впечатление. Но я рада, что кому-то это удалось. Хотя видели-то мы разные Парижи: Хемингуэй 20-годов XX века, а я уже начала XXI века.
Эта книга вся пропитана счастьем. Даже если где-то грустно, бессмысленно или скучно.
Понравились главы со Скоттом Фицжеральдом. Любопытно.
Нет, есть что-то в этой книге! Кафе, красота старого города, виски и душевные разговоры друзей... Вот она — романтика!

Праздник, который всегда с тобой
3 5


Очень неоднозначное впечатление от книги. С одной стороны прекрасное, временами почти поэтическое владение словом, умело переданная атмосфера и, конечно, истории о реальных личностях, которые не могут не вызывать интерес. С другой стороны монотонность, некоторая отчужденность меня, как читателя, от повествования и, порой, даже скука. Благо объем книги не дает прочувствовать эту скуку как следует. При всем при том я прекрасно понимаю, что озвученные мною минусы - это крайне субъективные моменты, но и игнорировать тот факт, что при чтении мне так и не удалось погрузиться в книгу, прочувствовать её, словить себя хоть на каком-то переживании тоже не могу. "Праздник который всегда с тобой" стал для меня эдакой книгой-картиной почти что кисти Писсарро. Да, ты можешь смотреть на неё сколько угодно, она может быть красива, она даже может тебе нравится, но все это не цепляет тебя глубоко и всерьез, не вызывает отклик и не затрагивает хоть что-то важное в душе. А жаль, потому как Хемингуэй это самое важное цеплять ох как умеет. Видно, просто не моя книга. Впрочем, если кто-то попросит у меня подсказать, чтобы прочитать такое эдакое добротное и атмосферное о Париже двадцатых, с его сигаретно-кофейной романтикой и ощущением творческого счастья, несмотря на голод и бедность и прочие невзгоды, смело буду рекомендовать "Праздник".
А ещё все чтение вспоминался мне фильм "Полночь в Париже". Есть стойкое ощущение, что его создатели вдохновлялись в том числе и этой книгой)

Праздник, который всегда с тобой
4 5
— Где твои семнадцать лет?
— На Большом Каретном.
— Где твои семнадцать бед?
— На Большом Каретном.
— Где твой черный пистолет?
— На Большом Каретном.
— Где тебя сегодня нет?
— На Большом Каретном.


Лучше всего начинаешь оценивать счастливый период своей жизни, когда ты уже далеко вышел из него, и когда оказываешься как бы вне того давешнего счастья, зачастую, на тот момент даже не осознаваемого тобой. И если в 20 лет человек смотрит практически только вперед, потому что полон еще энергии и сил, и оглядываться ему ни к чему, то в 30 уже с сожалением смотрит на свои "семнадцать лет", а в 40 так и вообще начинает бить тревогу об ушедшей счастливой молодости. И с каждым прожитым десятком лет эта картина будет только усугубляться. Вот и Хемингуэй, будучи уже в довольно преклонном возрасте, решил повспоминать о периоде жизни в Париже в начале 1920-х годов.

Будущий классик американской литературы на тот момент только-только решился отказаться от журналисткой деятельности и, поддавшись влиянию своей хорошей знакомой - Гертруды Стайн, сконцентрироваться на писательском ремесле. Париж начала 1920-х - это не тот город, что сейчас. Если теперь посещение Парижа или жизнь в нем стали элементами успешной в материальном выражении жизни, то тогда это был эпицентр творчества, в который стекались, в большинстве своем, довольно бедные и малоизвестные художники и писатели. Хемингуэй - молод и неопытен как писатель, и не нашел еще своего специфичного лаконичного стиля, принесшего ему успех. Он беден и живет с молодой женой и маленьким сыном в мало комфортных условиях дешевой съемной комнатки, не всегда ест досыта и играет на скачках, чтобы прокормить семью. Он еще не готов для романа, и пишет по утрам в кафе за чашкой кофе небольшие рассказы, постоянно отвлекаемый многочисленными знакомыми и друзьями. И не смотря на все невзгоды, он с большим оптимизмом смотрит вперед, надеется и верит в себя, любит людей, и он счастлив...

Понимание счастья пришло к нему, конечно же, позднее, уже с высоты прожитых лет. А потому книга воспоминаний получилась очень теплая, с легкими ностальгическими нотками об ушедшей безвозвратно поре молодости, пропитанная доброй иронией к себе самому и друзьям. Особенно доставил удовольствие эпизод о поездке Хемингуэя с Фицджеральдом из Парижа в Лион и обратно. Такие воспоминания, позволяющие взглянуть на известных писателей не как на людей из "особого теста", а как на простых людей, не лишенных обычных слабостей и причуд, просто бесценны.

Праздник, который всегда с тобой
3 5
От чтения, именно от текста получаешь удовольствие. Но сюжета здесь нет, и увы описания Парижа здесь тоже нет в том количестве, в котором ожидаешь. Для меня книга не стала памятной. Мне кажется на любителя.