Похождения бравого солдата Швейка во время мировой войны: Роман (пер. с чеш. Богатырева П.)

«Похождения бравого солдата Швейка» — это, пожалуй, одна из оригинальнейших книг за всю историю прозы ХХ в. Книга, которую в равной степени можно воспринимать как одну большую, полную абсолютно неподражаемого народного лукавства «солдатскую байку» и как классическое произведение литературы ушедшего столетия.
Автор Гашек Я.
Издательства АСТ, Neoclassic
Язык русский
Год выпуска 2007
ISBN 978-5-17-026393-6, 5-94643-206-0, 5-17-026393-7
Тираж 5000
Переплёт Твердый переплет
Количество страниц 752
Код товара 9785170263936
206
Купить »
История изменения цены:
Средний отзыв:
4.2
Похождения бравого солдата Швейка во время мировой войны: Роман (пер. с чеш. Богатырева П.)
/ Ozon.ru
4 5

Книга Гашека настолько точно описывает нашу реальность, что даже скучно становится. Массовое безумие окружающих, свихнувшийся государственный механизм, лицемерие принятых норм поведения и прочая, и прочая. «Мы рождены, чтоб Кафку сделать былью»? Нет, что вы, мы – ходячие иллюстрации к Гашеку.

Вы же понимаете, что всё вокруг – обман и бессмыслица? Раз и навсегда определенная ежедневная круговерть среди лицемерия и лжи всех сортов. Вот и славный Швейк все прекрасно понимает и послушным шариком катится по тюрьмам, службам, поездам и фронтам.
Швейк – это человек современности 2.0, потому что выживет только он – идиот с круглыми глазами, запасом баек и справкой.

Книга сложна для прочтения, она очень большая, полна имён, обстоятельств, грубоватых подробностей и трагикомических сюжетов. Наверное, любая другая форма была бы ложью. Небольшая изящная повесть или сборник законченных рассказов – слишком красиво и искусственно для больного мира накануне мировой войны. Только немыслимое, расползающееся тело романа –затяжное, тягучее, чрезмерное… Э, да мир не болен, мир уже разлагается.

И всё равно я читала с удовольствием. Я прониклась юмором автора – не сортирным (верхний слой), а определяющим сюжеты романа. С непроницаемой серьезностью рассказывать об абсурдном, о страшном, о глубоко неправильном – и тем самым трясти и бить по щеками читателя. И горе тому, кто не проснётся, а пойдет-покатится упругим шариком по лабиринту – по роману – по жизни.

Похождения бравого солдата Швейка во время мировой войны: Роман (пер. с чеш. Богатырева П.)
/ Ozon.ru
5 5

На протяжении всей книги не перестаешь задавать себе этот вопрос. Если присмотреться, остальные персонажи ведут себя не многим более прилично, чем Швейк, разве что историй у них поменьше.

А если серьезно, эта книга прекрасна! Она такая легкая, непринужденная, в то же время глубоко сатирическая, где хохотать и одновременно задумываться можно бесконечно над каждой фразой. Это, как мне кажется "другая правда" о войне, представленная совершенно в другом ключе, отличном от взгляда Толстого и Митчел. Тут нельзя почерпнуть знания по истории войны, за исключением пары фамилий и дат сражений, зато можно взглянуть на быт армии изнутри. Даже слишком изнутри! Взглянуть на вшей, клопов, алкогольные отравления, недостаток еды... и на то, как солдаты ко всему этому относились.

Отрывки с агентами тайной полиции и уклонением солдат от службы - гениальны! Самое смешное, что автор почти ничего не придумывал, а просто рассказывал случаи из своей жизни в армии.

Очень очень жаль, что Ярослав Гашек не успел дописать эту книгу, и так обидно, что прерывается она чуть ли не на середине предложения. Остается только гадать, что будет с бравым солдатом Швейком дальше, и чего он еще учудит.

Похождения бравого солдата Швейка во время мировой войны: Роман (пер. с чеш. Богатырева П.)
/ Ozon.ru
5 5

Мне сложно назвать эту книгу смешной, ну или это будет смех сквозь слезы. Смех как защитная реакция. Настолько жизненны описываемые ситуации и настолько трагичны местами, что оторопь берет. Говорят, что эта книга о первой мировой, но не только о войне она. Живем же мы и посейчас в театре абсурда и среди идиотов без справок.
Грубоватые шутки ни капли не испортили мне удовольствие от прочтения, вот вам пример, как надо уметь шутить, пусть даже и зло.
Швейк - просто уникум какой-то. Периодически все же задаешься вопросом, он правда идиот или троллит? Чем дальше, тем больше склоняешься ко второму варианту. Наверное, это своеобразный способ выжить.
Швейк успевает побывать и в сумасшедшем доме (где всем разрешено говорить что в голову придет, как в парламенте), и в тюрьме, и в плену. Он - неиссякаемый источник баек на все случаи жизни. Историю о том, как запомнить номер паровоза 4268 с шестнадцатого пути, я, наверное, не забуду никогда))))
"Пришёл доктор и констатировал, что налицо либо солнечный удар, либо острое воспаление мозговых оболочек.
Когда фельдфебель пришёл в себя, около него стоял Швейк и говорил:
— Чтобы докончить… Вы думаете, господин фельдфебель, этот машинист запомнил? Он перепутал и всё помножил на три, так как вспомнил святую троицу. Паровоза он не нашёл. Так он и до сих пор стоит на шестнадцатом пути.
Фельдфебель опять закрыл глаза."

Ужасным огорчением для меня стало то, что книга не закончена...Я этого не знала, получился такой неприятный сюрприз. Мне и так не хотелось, чтобы она заканчивалась, а тут еще обрывается почти на середине фразы. Наверное, попробую экранизациями утешиться. Книгу однозначно буду перечитывать и настоятельно советовать всем подругам-друзьям.

Похождения бравого солдата Швейка во время мировой войны: Роман (пер. с чеш. Богатырева П.)
/ Ozon.ru
5 5
Коль ты хочешь бугагашек —
На, приятель, вот те Гашек!


10/10
В полку перечитываемых мной постоянно книг прибыло!
Позвольте представить — Йозеф Швейк! А коли грозно спросите: "Кто таков, шельмец?" — то вот вам краткая биография:
Чех, бывший солдат Австро-Венгерской Империи, комиссован по состоянию здоровья, так как был признан высокоуважаемой военной медицинской комиссией, извините, идиотом. Ныне зарабатывает продажей чистокровных и чистопородных собак, коим самолично пишет родословные на бланках из магазина канцтоваров.
И жил бы себе дальше Йозеф, не тужил, ходил в трактир рассказывать свои истории, продавал лохматых и криволапых догов и такс, размером с молодого телёнка, да грянула беда.
Война!

Йозеф Швейк вам не какой-нибудь симулянт и уклонист! Он настоящий патриот! "Не сдюжит без меня Империя — подумал Швейк, — ведь кто, если не я, станет тем самым необходимым пушечным мясом, которое принесёт победу?" — Взял костыли (ох уж этот ревматизм), да прямиком на призывной пункт. Да вот беда-то... не верят честному Швейку, как есть — не верят. А ведь он не какой-нибудь там дезертир, а рвётся всей душой на фронт!
Ну да честный человек завсегда докажет свою честность, а посему не страшны бравому Швейку ни тюрьмы, ни лазареты, ни прочие досадные недоразумения. Оно, конечно, полицейский — не простой разбойник, с ним так просто не договоришься, однако Швейк с достоинством прошёл все испытанья.
Окольными путями пробирался Швейк на фронт. Он побывал и в психиатрической лечебнице, и в тюрьмах, был он денщиком у фельдкурата, и обвиняемым в шпионаже в пользу русских тоже был. Но где наша не пропадала? Добрался и до фронта! И в ранге ординарца роты попал он войну.

Вот так вот вкратце можно описать все зло(и добро-)ключения бравого солдата Швейка. Но разве хватит такового описания? Осмелюсь доложить — не хватит! Ведь я не рассказал о судьбе брата Швейка, бывшего учителя гимназии, про каменщика Мличко из Дейвиц, никто не знает, что случилось с Боушеком из Либени, с госпожой Кейржовой и с тысячами других!
Несправедливо, батенька, получится, коли забудем мы о них! Поэтому, друзья мои, вы просто-напросто обязаны сию историю смешную и поучительную сами прочитать.

Назвать творенье Гашека "сатирическим" не поднимается рука. И даже "остросатирическим". Мой термин — острогениально! Таким и должен быть гротеск — таким, что сразу и не поймёшь: гротеск это или печальная действительность. Славяне-братья, чехи да словаки... В России-матушке этот гротеск и поныне — всего лишь повседневная норма. И в нашей стране бравый солдат Йозеф Швейк тоже бы никогда не затерялся. Салют!

Похождения бравого солдата Швейка во время мировой войны: Роман (пер. с чеш. Богатырева П.)
/ Ozon.ru
4 5

Я не люблю так называемую «юмористическую литературу», она мне никогда не кажется смешной. Все эти попытки писать так, чтобы вызвать у читателя смех, во мне порождали всегда лишь неприятие и отвращение. «Три товарища», например, вызвал у меня гораздо больше смеха, нежели «12 стульев», который в свою очередь показался скучнейшим. Всегда считал, что нет ничего более убогого, чем натужное желание «быть смешным». «Похождения бравого солдата Швейка» оказались совершенно не по этой части.

Конечно, кому-то будет трудно назвать этот роман юмористическим. Скажут карикатура, гротеск, сюрр, что-то может быть даже из Кафки. Гашек изображает чудовищные события, ужасные и мерзкие, но они вызывают искренний смех. И это удивительно. И это самый правильный способ борьбы с ужасом мира. Над ним нужно хорошенько посмеяться. Сила обличительной шутки гораздо сильнее сотен серьёзных предложений, потому что скорее дойдёт до обычного человека и не только через ум, но через эмоцию. К тому же враг не так страшен, если он смешон.

Это тончайшее и остроумное произведение. Гашек провоцирует читателя своим «глупым» и наивным героем. Швейк является носителем ультраобывательских воззрений. Швейк – идеальный гражданин, идеальный солдат, потому что оправдывает и соглашается со всей несправедливостью и кошмаром государственной и военной системы. Он такой, каким в теории хочет видеть государство каждого человека – одобряющим, покорным, правильно мыслящим. Он мыслит и действует так, как хочет общество или государство, соглашаясь и со взяточничеством, и с воровством, с развратом и падением чиновничества, военных и гражданских чинов, полагая, что иначе и быть не должно, что иначе будет неестественно. Нюанс в том, что если человек является таким «идеальным гражданином», то его все почитают за дурака, идиота. Только Швейк не дурак, а идиот в том же смысле, что и князь Мышкин. Когда он оказывается в тюрьме и ему грозит расстрел по чистой ошибке и глупости системы, он говорит лишь, что так и положено, так и нужно, и готов с радостью принять наказание, потому что иначе в государстве развал и непотребство будет. Он с радостью и готовностью переносит всю творяющуюся с ним несправедливость, почитая её за первейшую необходимость. Самого глупого и развратного начальника он уважает и чтит как умнейшего человека, начальник иным быть и не может.

Самый большой миф, что Швейк – полный дурак. С этим может согласиться лишь человек, который очень поверхностно прочитал этот роман. У него феноменальная память он помнит тысячи историй из жизни и почти каждая несет в себе какой-то моральный и нравственный посыл. Это не говоря о том, что, будучи в австрийском плену, он запомнил имена всех следовавших с ним мусульман. Швейк сильный логик и диалектик, его мыслительный процесс поражает стройностью, что подтверждается его рассуждениями в сотнях спорах показанных на страницах книги. Кроме того, он неплохо эрудирован, потому что в разговорах постоянно припоминает события из истории – войны, цари, мирные договоры, которые заключала империя. Он выкручивается из самых сложных и непростых ситуаций. Будучи денщиком фельдкурата Каца он спасал своего начальника не один раз благодаря своим умениям и житейской ловкости. После же поступления Швейка на военную службу он принялся совершать нелепейшие ошибки и сводить с ума своего начальника – поручика Лукаша. Возможно именно из-за этой нестройности поведения героя появилась в среде читателей мысль, что Швейк – хороший притворщик, умный и ловкий провокатор, который своими выходками пытается уйти подальше от боевых действий, ведь на протяжении всей книги «бравый солдат» так ни разу и не побывал в бою мировой войны. Я считаю, что это не так. Гашек выписывает наивнейшее существо, а не лицемера и провокатора.

В целом я не могу сказать, что чтение романа прошло лишь в хорошем и приятном тоне. Я всё-таки не люблю комедии и Швейк не смог не вызывать у меня скуки. Некоторые части повествования я читал с большим трудом - без интереса. К заслуге Гашека стоит отметить, что на смену малоинтересным кускам истории появлялись прекрасные и смешные, при чём до самого конца автор подогревал интерес к похождениям героя. Персонаж Швейка же стал заложником своего образа. Швейк должен на каждое случайно брошенное слово рассказывать очередную историю, что к середине книги меня стало раздражать, а к финалу я вовсе не мог их больше слышать, подобно поручику Лукашу.

Похождения бравого солдата Швейка во время мировой войны: Роман (пер. с чеш. Богатырева П.)
/ Ozon.ru
5 5
Самая смешная книга, которую я когда-либо читал!


Юмор в литературе - вещь специфическая. Заставить читателя смеяться очень сложно, ведь весь его арсенал это черные буквы и фантазия. Ни мимики, ни жестов, ни интонации, ничего того, что могло бы помочь быстрее воспринять юмор, в книге нет. А ещё сложнее смешить и веселить читателя без перерыва, и Гашеку это удаётся практически на каждой странице. Не хватит и часа, чтобы пересказать все байки, одна уморительнее другой. И уж совсем титанический труд - написать смешно и грустном, как Гашек сделал с Первой Мировой Войной.

Кто же он такой, этот "бравый солдат Швейк"?

...обладает ростом ниже среднего, черты лица обыкновенные, нос обыкновенный, глаза голубые, особых примет нет.


Йозеф Швейк - самый что ни на есть обыкновенный человек, но при этом - самый узнаваемый культурный феномен Чехии. Страна гордится своим литературным персонажем.

Однако не зазорно ли возносить лавры слабоумному? Никуда не денешься от того факта, что Швейк - идиот, и даже официальный. Этично ли возводить идиота в ранг национального достояния? Я считаю, что это не помеха. Его добродушие, непринужденность, честность, ответственность и неиссякаемый запас житейских историй в разы перевешивают это мелкое упущение. Да и автор считает так же (см. Предисловие). В конце концов, надо быть в той или иной степени безумным, чтобы выжить в нашем безумном мире.

Не исключено, что мужчинам (особенно тем, кто служил) книга понравится больше, чем женщинам. Ведь как приятно было читать про бардак в армии столетней давности, когда современный армейский бардак я наблюдал собственными глазами не далее, как полгода назад. Ничего не изменилось! Всё так же пьют, воруют, подобострастничают, без вины наказывают... На волне ностальгии на миг захотелось даже вернуться обратно в армию (а ещё - выучить немецкие военные звания и чины).

"Похождения Швейка" - тот редкий случай, когда незаконченность произведения пошла в плюс. Было истинным наслаждением следить за приключениями Йозефа, но представить, что они подошли к концу... В моём сознании Швейк - фигура нестатичная, постоянно находящаяся в движении. Он не может тихо-ровно сидеть на одном месте - обязательно попадёт в переплёт. Поэтому представить, что Швейк, допустим, отвоевал и сейчас снова продаёт собак в Праге, или что его, не дай Бог, настигла вражеская пуля или повесил какой-то генерал, решительно невозможно. Мы не знаем, чем закончились его история, а значит он вечен. Он по-прежнему бродит где-то по Европе с улыбкой на лице и песней на устах.

Я чрезвычайно рад, что наткнулся на эту книгу. И вам того же желаю! НатыкАйтесь на здоровье!
До свидания! Встретимся после войны, в шесть!

Похождения бравого солдата Швейка во время мировой войны: Роман (пер. с чеш. Богатырева П.)
/ Ozon.ru
5 5

Это любимейшая моя книга и я буду говорить о ней пристрастно. Мне нравится Швейк. Меня интересует все, что с ним связано. Я бы хотела держать фигурку Швейка на полке.

Подруга пролистала этот роман, и попался ей как раз, наверное, трактирщик Паливец, буркнувший "дерьмо", и она говорит:
- Что за грубость!
Штука в том, что Гашек, конечно, показывает и слабости человеческие - не пороки, а слабости - чтобы обострить бессмысленность войны; вот стоит слабый, простой человек, телесный, любящий женщин и кнедлики, - и вот его разорвало снарядом, и от тела остались бесформенные куски. Правда, снарядов, баталий и смертей здесь не будет, и Швейк сотоварищи будет только ехать, ехать на фронт в эшелонах, но мы-то знаем, что было дальше. Игрок и пьяница офицер, воинственные венгры, обжора Балоун, несчастный провинциальный учитель, на которого надели серое сукно и вот он - самый жалкий солдат в полку... И этих - убивать? Простеньких, смешных, с л а б ы х?
Гашек всех любит и никого не осуждает, и только иногда он делается беспощадным - не к учителю, не к трактирщику, не к повару, а к кому-то наверху, к тому, кто послал на смерть этих человечков. И все же он более жесток в своих рассказах, а в "Швейке" - нет.

А еще это порой очень смешно: и бравый наш vojak, и кража собак, и пьяный в стельку фельдкурат, и конечно же, "вонючий кадет Биглер", который у меня вызывал гомерический смех. Книга не нежная, но по-своему очаровательная - Прага, господа такие-то, мундиры, ратуши. Она, по-моему, гораздо более пронизана этим "антивоенным пафосом", чем "Прощай, оружие" - о той же войне; и пафос этот более ненавязчив.

Похождения бравого солдата Швейка во время мировой войны: Роман (пер. с чеш. Богатырева П.)
/ Ozon.ru
4 5

- Швееееейк!
Низенький человек с добродушным взглядом покорно вырастает на моем воображаемом небосводе.
- Швейк, скажи, когда люди научатся понимать, что война - бессмысленна, зла, смехотворно и жестоко абсурдна?
Низенький человек сложит ладошки вместе и проговорит:
- Ничему научить их нельзя, покамест сами не испробуют. Вот, помнится, подле нашего дома жил один башмачник, так ему что ни говори, а он тебе в ответ: "Ну-с, сударь, а ботинки все-таки лучше". Когда поняли, что он даже на вопрос "Сколько лет тебе?" это самое про ботинки отвечает, испугались, приняли за рехнувшегося. А как по мне, так он прав был. Когда пришла война, сколько бы отдали многие, чтобы на них были ботинки, которые лучше гораздо солдатских сапог!

Какой трогательный, верный, смелый роман. В нем такая сила, такая веская аргументация, что подгибаешься невольно. Устами бравого и наивного Швейка истина будет сиять даже почище, чем устами каких-нибудь младенцев. Этот человечек, смешными потоками своей нелегкой судьбы продирающийся сквозь мировую войну, носит в себе главное оружие против всех войн - смех. А еще искреннюю прямодушность, прямо граничащую с вызывающим ярлыком идиотизма, навешанного на него медкомиссией только потому, что та самая медкомиссия крайне удивилась нахождению в своей стране не уклоняющегося от службы.

Каким мастером нужно быть, чтобы в рассказы, сыплющиеся из Швейка, как из рога изобилия, поместить абсолютно всё, что нужно сказать о войне: вспороть лживость военных мотивов, осмеять непрерывающуюся чехарду перестановок боевых частей; паранойю среди верхушки, когда каждый второй (если не первый) отправляется на допрос по подозрению в подстрекательстве к бунту... Система построения повествования легка и приятна: мы плывем по течению вслед за Швейком, которого злоключения мотают с тыла на передовую, с допроса на поиски своего полка, с мчащегося невесть куда солдатского вагона до плена. И Швейк, благодаря своей невообразимой честности и стопроцентной незлобливости, будет принимать как данность самые тяжелые невзгоды, и по пути не будет уставать радовать читателя прибаутками из своей памяти.

По-хорошему смешная книга, с перчинкой, но не перегибает. Наоборот: именно таким юмором, - колким, слегка издевательским, но не злым - и можно говорить о такой трагической вещи, как война. Причем война здесь показана совсем не в смешливых интонациях, она беспощадна и грозна, бессмысленна и навевает жуть. Но каким-то образом Гашеку покорился рецепт юмористического романа о войне. Швейк - как былинка в поле, носимый ветром во все стороны. Его доброта и открытость - щит от безраздельного ужаса, его плутовская насмешка дает лучший бой всей несуразице, творящейся вокруг. Да и сами ситуации, отдам должное автору, тоже приводили временами в восторг. Чего стоит только история с дешифровкой при помощи романа-двухтомника, когда командующий читает шифр по одному тому, а все его подчиненные - по другому...

Я бы моталась по путанным командирским указаниям еще непростительно долго, будь возможность читать роман и далее. Прелесть Швейка (и не только его, конечно. Вольноопределяющийся - мой герой, прирожденный нонконформист!) во многом состоит в том, что не замечаешь, как пролетают его приключения, потому что он к любому случаю подыщет уютную историю, иногда немного сказочную, но, как все мы знаем, в ней и ложь, и намек. Слушаешь, слушаешь, а всё мало. Лукаво зовёт за собой этот милый авантюрист, и нельзя не идти.

Эту книгу будут читать и без моего нехитрого рассказа. Ее веская острота, мудрость, а самое главное, наверное, смех, - будут приводить к ее страницам все новые потоки читающих.

- Швееейк!
Что-то еще мне нужно было узнать.
А его голубые глаза с прищуром смотрят вдаль. И мне не хочется больше его ни о чем спрашивать, хочется просто помолчать рядом с хорошим человеком.

Похождения бравого солдата Швейка во время мировой войны: Роман (пер. с чеш. Богатырева П.)
/ Ozon.ru
4 5

Книга Ярослава Гашека "Похождения бравого солдата Швейка" наконец-то дочитана. Книга очень обстоятельная, как и любая история Швейка. До деталей, до мелочей, со свойственной простотой, сарказмом, иронией.
Швейк - это Форрест Гамп времен Первой мировой. Глупец, как он сам о себе говорил, "официальный идиот". Но вот какой фокус - при всем этом он оказывается чуть ли не самым честным, искренним, умным персонажем этой книги. Швейк - юродивый Христа ради, с прямым и простым мышлением, бесхитростным, наивным. Он спокойно переносит все тяготы и лишения, тюрьмы и суды.
Прямота Швейка - это разрыв шаблона для остальных. Они просто не ожидают отсутствия сопротивления, отсутствия хитрости, отсутствие двойного дна. В бессилии своем они орут, рвут волосы на себе.
По сравнению с этим "форменным идиотом", олухом Царя Небесного, остальные - просто смердящий котел пороков, и, действительно, в характерах персонажей узнаются определенные профили личностей: поручик Лукаш, подпоручик Дуб, кадет Биглер, капитан Сагнер, фельдкурат Отто Кац, сапёр Водичка, фельдфебель Ванек, повар Юрайда, телефонист Ходоунский, вольноопределяющийся Марек. Персонажи прописаны просто прекрасно, очень точно.
Как точно прописаны все глупости войны. Очень грустно читать о том как императоры играют своими солдатиками, об ужасах войны. Сопровождается книга постоянным присутствием туалетных подробностей, и на протяжении всего романа чувствуется смрад всякого рода: кухонный, тюремный, трупный, туалетный, холеро-барачный. И смех, и грех, как говориться.
Самое интересное, что на протяжении всего повествования так и не происходит непосредственно боевых действий - все съедает вечно живая глупость бюрократической машины - сначала гражданской, а потом уже военной.
Тотальный разрыв между высшими и низшими слоями общества, кризис монархии - еще одна тема романа. Ярослав Гашек периодически спускает высшие чины до низу и очень смешно описывает их изумление: как это солдаты несколько дней ничего не едят. Должен быть гуляш. И все начинают бегать искать его. Как не выдали консервы? А их уже нет долгое время.
По большому счету, Гашек рассказывает об обратной стороне системы, формализованной, мертвой, неэффективной. В ней куча вариаций к воровству, самодурству, гордыни, лени, пьянству, жестокости. Система заставляет человека действовать как все, и вот единственная белая ворона - Йозеф Швейк. ОН - вызов системе, такой же вызов, которым стал после Махатма Ганди политикой непротивления насилию. Действие романа не потеряло своей актуальности и теперь - сколько раз я видел в других обстоятельствах сцены, описанные Гашеком. Вот руководитель предприятия удивляется, что оказывается невозможно выполнить его требования, вот соседка по подъезду кричит "Вы меня еще узнаете", вот умник цитирует инструкции и законы, а вот романтик-тюремщик... Есть ли место Швейку сейчас? Есть! Но есть ли швейки?
Книга завершается очень необычно - смертью. Смертью Ярослава Гашека...