Поиск предназначения, или Двадцать седьмая теорема этики

"Сольный" роман Бориса Стругацкого, опубликованный им под псевдонимом С.Витицкий. Шедевр "жесткой" социальной фантастики, задуманный автором еще в 1991 году - и писавшийся, по его словам, "медленно и дьявольски трудно". Об истории создания "Поиска предназначения", истории возникновения псевдонима "С.Витицкий" и судьбе романа Б.Н.Стругацкий рассказывает в "Комментариях".
Автор С. Витицкий
Издательства Сталкер , Neoclassic
Серия Миры братьев Стругацких
Язык русский
Год выпуска 2011
ISBN 978-5-17-073549-5
Тираж 3000
Переплёт Мягкая обложка
Количество страниц 432
25
Купить »
В других магазинах:
Год выпуска: 2011
История изменения цены:
Средний отзыв:
3.9
Поиск предназначения, или Двадцать седьмая теорема этики
3 5
И оглянулся я на все дела мои, которые сделали руки мои, и на труд, которым трудился я, делая их: и вот, все – суета и томление духа, и нет от них пользы под солнцем!
(Еккл.2:11)

Некоторое время сомневалась, смогу ли написать отзыв на повесть Бориса Стругацкого (это он скрывается под псевдонимом С. Витицкий), да и стоит ли, ведь я сознательно не стала дочитывать “Поиск предназначения”, заставив себя остановиться на последней, четвертой части.

Ну, во-первых, хочется озвучить избитую и лежащую на поверхности мысль о том, что братья Стругацкие – это один писатель, писатель талантливый, явление в советской литературе. А в отдельности Аркадий и Борис – это умный, каждый по-своему одаренный человек, со своим жизненным путем, своими жизненными задачами, но выдающийся писатель – только вместе. Поэтому, конечно, глупо муссировать вопрос о том, кто из братьев Стругацких был все-таки лидером в творческом тандеме.

Во-вторых, тема поиска предназначения, для меня лично очень актуальна и интересна. Я убеждена, что абсолютно у каждого человека есть предназначение – то, ради чего он пришел в этот мир. И счастье, которого все мы так упрямо, как слепые котята, ищем всю жизнь, заключается именно в том, чтобы найти свое предназначение и исполнить его. Мне не кажется, что вопрос предназначения относится к категории философских, наоборот, он носит выраженный практический характер – каждый человек хочет быть счастливым, не эпизодически, не время от времени, не взирая на переменчивость обстоятельств, смену погоды и настроений.

В-третьих, раз уж я заядлый графоман, то мне, чтобы хорошенько понять что-то, нужно обязательно записать мысли. А книги здорово помогают заниматься еще одним любимым занятием – думанием. Эх, думатель, блин, выискалася

Повесть “Поиск предназначения” на 3/4 содержания состоит из описания того (внимание! небольшой спойлер), как обычный ленинградец Станислав Красногоров приходит к осознанию, что в его жизни есть “оберегающая и охраняющая рука”. Как всякий думающий человек, он не скачет от радости: “Ура, я нахожусь под защитой и родился в рубашке!” – но приходит к вполне логичному выводу: “Если могущественная сила находит нужным охранять мою жизнь, последовательно защищать от смерти, то для чего ей это нужно?”

Я нахожусь, мой Стак, при сильном подозрении, что у каждого человека есть свое предназначение. У каждого! Это — такая у меня гипотеза. Некоторые свое предназначение осознают — их имена обычно становятся потом известны всему свету. Некоторые — в своем предназначении ошибаются. Таких мы называем графоманами всех сортов. Но подавляющее большинство смертных даже и не подозревает, что у них есть предназначение. Им не подано знака! А вот тебе — знак подан. Ты — уникум. Так что — ишши! Должно что-то быть!..

Ну вот, а потом начинается совершенно невообразимая полудетективная, полумистическая история с кучей странных смертей каждого, кто осмелится противостать силе Рока, его замыслам.

Честно признаюсь, меня всегда мало волновала крутизна и новизна фантастического сюжета, не очень интересны вариации на тему “если бы да кабы”. Меня интересуют люди, точнее, то, как они думают. И вот, читая “Поиск предназначения”, в какой-то момент за перипетиями сюжета я вдруг ясно увидела Бориса Стругацкого – старого человека, наполненного до краев и пропитанного горечью и разочарованием… в людях и предназначении. Человека, в конце жизненного пути ясно увидевшего, что ум, талант, огонь, полыхавший в душе, не принесли ничего, кроме опустошения. Что задача, которую они себе с братом ставили, не принесла сколько-нибудь ощутимых результатов (на которые они, возможно, надеялись):

Задача же у нас другая совсем. Мы хотим заставить молодежь шевелить мозгами, понимаешь? Заставить её задуматься над иными проблемами, кроме «где схватить девочку» и « у кого перехватить пятёрку до получки на выпивку». Нам представляется, что эта задача не менее, а может быть и более благородная, чем «звательная» и «направлятельная». Звали нас и направляли всю жизнь, а толку не видно, потому что мыслят люди слишком прямолинейно: либо вперёд, либо назад. Вперёд – там сияющие дали, однако же вполне конкретные колдобины на дорогах, а назад стыдно, конечно но выпить можно и с девками побаловаться. Мы должны заставить людей думать глубже, мыслить шире, воспитывать отвращение к грязи и невежеству.

Из письма А. Стругацкого матери

Я увидела человека, в бессилии кинувшему в лицо неведомого Рока: “Я не знаю кто ты, но ненавижу за то, что я для тебя всего лишь ничего незначащая песчинка, винтик в огромном механизме, назначение которого мне неведомо. Огромные жернова перемололи меня, как и миллиарды других людей (хороших, плохих, умных, глупых, добрых и злых), для каких-то своих целей, не считаясь ни с чем”.

Они ушли. Навсегда. Гораздо раньше, чем покинули этот бренный мир. Нет больше тех, кто поразил меня мыслью “Человечность. Это серьезно”, кто несмотря на боль, отчаяние все-таки находил в себе скрытые резервы и кричал, заглушая всех и вся: “СЧАСТЬЯ ДЛЯ ВСЕХ, ДАРОМ, И ПУСТЬ НИКТО НЕ УЙДЕТ ОБИЖЕННЫЙ”.

P.S. Не знаю, почему вспомнилась фраза из повести “Волны гасят ветер”:

Они уходят, мой капитан. Собственно говоря, они ушли. Совсем. Несчастные, и оставив за собой несчастных. Человечность. Это серьезно.
Они были слишком несчастливы с самого начала. Только долго считали, что это лишь на время. Пока они одиночки. Пока у них нет своего настоящего общества. Своего человечества. Их стало достаточно много, чтобы увидеть: это не спасает. Общество одиночек невозможно.

А. и Б. Стругацкие

Поиск предназначения, или Двадцать седьмая теорема этики
4 5

Рецензия Поиск предназначения, или Двадцать седьмая теорема этики.

Под конец своей жизни Борис Стругацкий - стал жесток в своих оценках.
Врать самому себе - смысла уже не было.
И он - попытался проанализировать : а есть ли вообще, хоть какой-то смысл
- в жизни отдельного человека?
Волен ли - человек?
Или же, как загнанная коняга, подстегиваемая возницей - надсадно тащит за
собой воз, со странным названием - Судьба.

* * *

Мы всю жизнь - пытаемся исхитриться : сделать - по своему; выцыганить -
лишний кусок, более теплое - место; сплавить на другого - свою работу.
И надеемся при этом, что - пролезет ...
Лично у меня - не пролезло.

* * *

Ни законченный , уже во время "перестройки" - институт(учился - нудно,
заочно, отрывая от семьи - деньги).
Ни смена работы : по шабашкам - побольше выходило, чем - на заводе.
Ни попытки - совсем сменить профессию, в глупой надежде ...
Ни одно из этих метаний , из стороны в сторону - ни к чему не привело.
Графомания - душила меня.
И если я делал шаг в соторону, судьба - лупила меня наотмашь.
Удары были сравнимы с тем, как если бы я, пьяненький, вышел навстречу
летящей в лоб - электричке.
Хрясь!
Тело - отлетает...

* * *

По вечерам - я часами лежал в коммуналке на продавленном диванчике, и -
смотрел в потолок.
Мыслей - не было никаких.
Я подитоживал - все возможные варианты : смена семьи - на свободу; смена
жены - на любовницу; смена одной профессии - на другую; смена вывереного
курса карьерного роста - на лихие деньги.
И вот - варианты кончились.
А возвращаться - было некуда, и - не к кому.
Я их всех - предал и продал, выбрав - себя, этот зыбкий образ счастья :
надежду на свои силы и талант, на авось...

* * *

Я еще - иногда вскакивал, что-то - лихорадочно записывая : этот жест - в
этот рассказ; эта мысль - в эту повесть; а это - в самый раз для блога...
Но потом, опустошенный - снова валился на диван.
Зачем - все это?
Разве я - мало ходил по редакциям? Да в каждом городе, куда - меня
забрасывала судьба! Но в редакциях - глядели на меня настороженным
голодным взглядом, окидывая мой новый, скрипевший кардиган и начищенные
штиблеты.
Разве не я - бомбил подряд все журналы : от технического толка до детских.
Разве не я - рассылал свои стихи, закидывая их - на первые попавшиеся
сайты, только прочитав : что - да, можно, выкладывай ...
Разве - не я...

* * *

Звякал "сотовый".
Я подхватывался, матерясь и торопливо выдирая телефон - из брючного чехла.
Опять - "смс-ка".
Любовницы - не звонили.
Но я же - сам, извиняясь, путаясь в именах, увиливая, уходил - от встреч :
сначала - с одной, потом - с другой, третьей.
Кончились - и любовницы.
Что - дальше?
"Что дальше, Дава..." - усмехался я телевизору.

* * *

Пить, колоться, нюхать клей...
Но эти наркотики - были несравнимы по силе чувств с теми, которые я
испытывал - от творчества, от изгибов литературного сюжета, от бьющей во
все стороны - энергии стихов.
От мучительной работы - над построением монологов героев, выхваченных из
памяти - событий, фраз, впечатлений...
Пыхнуть, забить "косячок"?
Но я - не курю.
А других наркотиков - я не знал.

* * *

Оставалось - единственное : забыться в работе. Измотать, убить себя - до
изнеможения, до забытья, до отключки.
И я - стал хвататься за любую работу, приползая домой - только для сна.
На новой работе,в обед, наскоро запив холодным чаем - "мировой" бутерброд
(полбатона, разрезанные вдоль, с сыром и колбасой - посередь), я рылся в
заводской библиотеке : покосившийся старый шкаф, забитый обтрепаными
забытыми книгами...
Я перебирал книгу за книгой, блаженно улыбаясь : "Республика ШКИД",
"Кортик.Бронзовая птица", "Петр Первый","Приключения Гекельбери Финна".
Когда все это было...
"Миры братьев Стругацких", Роберт Шекли, Гарри Гаррисон, снова -
Стругацкие.А надпись - другая : Витицкий...
- Хм, - пожал я плечами, но книгу - отложил в сторону, на "почитать",во
время обеда - на работе.

* * *

Дома - я проваливался в забытье сна, но и во сне - мозг решал какие-то
проблемы. Работа - давала интересное : а что если, вот тут - так? А там -
иначе? Или, вот - еще вариант...
Я лихорадочно листал подборку книг "НТК Метод" - по методам технического
творчества.
Я чертил схемы и графики.
Я - творил.
Креатив - душил меня.

* * *

Когда в очередном венчурном фонде - мне вежливо отказали(по сути, послав
- на три буквы), я сказал себе - все, хватит.
Во вне - я больше не сунусь.
Но тогда - куда?
- Да вглубь - надо! Себя - нужно слушать... - от возмущения плевался мой
друг, - Вон, америкосы - так и говорят : успешно конкурировать - можно
только, развивая - данное природой.
И я стал ходить на медитации.
Какие-то встречи - по вечерам.
Кучка идиотов, занятая - непонятно чем.
Вездесущие психи, описанные у Григория Климова.
Но я - пер напролом.
И - что?
А ничего : привычка желать - всего и сразу, торопливость, слабые
результаты.
Да тут еще - новые шабашки и шальные деньги.
- Да на хрена оно мне все это сдалось! - отмахнулся я.

* * *

Социальные сети - вырастали, как грибы - после дождя.
Я - записался во все сразу.
Мой богатый жизненный опыт, живая речь, какие-то знания об эзотерике -
доводили до истерик любой электорат.
Троллем - я никогда не был.
И я - не славы искал .
Мне бы - "своих"...

* * *

Любые движения человеческих масс - однотипны : восторг - от нового, проба
- себя, кучкование и уход, смена - поколений.
И очередная социальная сеть, изжив себя - в виртуале, раскололась надвое,
породив еще - и многочисленные клоны.
Пришли - дети, стало - неинтересно.
Куда - теперь?

* * *

Я задумчиво перелистываю книгу Витицкого...
Герою повествования - удалось найти и свой природный талант, и -
поверить, что именно в нем - его предзначение.
Но в чем - мое?
Кто я - в этом мире?
Зачем - я?
Почему - я?
За что...

Поиск предназначения, или Двадцать седьмая теорема этики
5 5

На вопрос читателя в оффлайн-интервью "Почему книга наполнена такой безысходностью и усталостью?" Борис Стругацкий ответил: "Может быть, потому, что ее писал С.Витицкий? Ведь С.Витицкий - это сильно постаревший и оставшийся в полном одиночестве Б.Стругацкий. Согласитесь, вполне "душераздирающее зрелище", как сказал бы ослик Иа-Иа".

Книга и правда о поиске своего предназначения. А ещё об одной критической ошибке. Впрочем, это становится понятно только в конце книги.
Уж не знаю, как для остальных, а по мне Виконт всё-таки нечеловечен по природе своей.

Поиск предназначения, или Двадцать седьмая теорема этики
4 5

Роман Бориса Стругацкого, написанный им без брата, что уже само по себе трагично. Роман совершенно невозможный, тяжелый, беспросветный, словно абсурдный сон, кошмар человека, разочарованного во всем, измученного жизнью, людьми, страхами, потерями.
Главный герой - человек ведомый роком, некими высшими силами, который пытается осмыслить это предназначение, найти ему применение во благо своей родине, во благо людям, да хоть в какое-нибудь благо. Но ничего хорошего из этого не выходит, потому что рок его - это не какое-то высшее предназначение, это не бог и не дьявол, это всего лишь чья-то игра, в которой он пешка, такое же мясо, строительный мусор, как все остальные.
Ощущения после прочтения очень тягостные, такое нагнетение страха, тяжелых предчувствий, дурных воспоминаний, безысходность. Особенно последние страницы романа. Словно тебя самого придавливает этой старческой беспомощностью, нелепостью, словно это ты бежишь сквозь лес в дурацких тапочках, в каких-то смешных кальсонах, с приклеенными усами, спотыкаясь старческими ногами, а тебя преследуют какие-то чудовища, люди, а может просто твои собственные страхи, и ты понимаешь, что все, это конец.
По ощущениям чем-то напомнило Маркеса "Осень патриарха". А вот с другими книгами Стругацких сравнивать не хочется, потому что они гораздо светлее, в них еще есть какая-то вера в человечность, когда даже в самом страшном мире самый изломанный жизнью человек способен отдать все, чтобы вдруг пожелать для всех счастья даром и чтобы никто не ушел обиженным. А здесь нет, здесь все, конец, пустота, никакой веры ни во что не остается, кругом мрак, и тайна твоя некрасива, и если ты еще вспоминаешь солнце, то выход твой один - остановить свое дыхание и уйти...

Поиск предназначения, или Двадцать седьмая теорема этики
4 5

Книга буквально пропитана тоской. А тоска эта, к середине книги, начинает потихоньку проникать в читателя. Грызя его изнутри, как бродячая шавка. Весь роман, это поиск ответов на вечные вопросы. Откуда Я пришел и куда Я иду? Частица ли Я мирового потока или случайное скопление атомов или тот самый центр Вселенной? А ответов-то и нет.
Но, по моему скромному мнению, основной вопрос: Нужно ли человеку знать свое предназначение? Дает ли это знание успокоение? И вот мой ответ - нет. Я предпочту жадно кидаться из стороны в сторону, пробуя тысячу раз, так чтобы на тысячу первый раз мне повезло, чем жить, зная, что все за тебя решено.
Кратко про книгу:
- читать легко, пропускать через себя трудно;
- фантастика вплетена очень умело. В происходящее верится вполне;
- баскеры;
- много вопросов без ответов;
- эффектная, хоть и не сразу понятная смерть главного героя в конце.

Поиск предназначения, или Двадцать седьмая теорема этики
1 5

Я не разделяю мнение, что эта книга - шедевр.
Решила не начинать читать Стругацких с книг, ставших культовыми, а поискать что-то менее известное и стоящее внимания. Так ко мне в руки попала книга с интригующим названием и хорошими отзывами - "Поиск предназначения", которая в последствии очень разочаровала. Жаль зря потерянного времени.

Поиск предназначения, или Двадцать седьмая теорема этики
5 5

На этот раз это было не перечитывание одного из любимых, хотя и непростых романов, а прослушивание аудиокниги. И потому вначале пара строк именно об чтении и о чтеце. Александр Резалин — так зовут обладателя великолепного мужского баритонального тембра голоса. К этой характеристике остаётся только добавить несколько прилагательных типа "хорошо модулированный", "колоритный", "темперированный", "артикулированный", "бархатистый", "интонированный" и любые другие в превосходной степени, и звуковая картинка голоса чтеца будет более или менее закончена. Уверен, что если бы те, кто пока что не очень въехал в эту непростую книгу, ознакомились с ней не прочтением, а прослушав её именно в этом исполнении, то их мнение изменилось бы радикальным образом!

Поиск себя. Поиск своего предназначения. Уже одно это, выведенное в название романа, способно возбудить не то что простое любопытство, но, как мне кажется, нетерпеливое желание схватить эту книгу и углубиться в неё с головой. Потому что разве не поиском своего предназначения занимаемся мы начиная с младых лет и заканчивая... заканчивая... заканчивая?.. Постойте-постойте, а разве у большинства людей поиск своего предназначения когда-нибудь заканчивается? Разве много их, тех, кто убеждённо и удовлетворённо могут горделиво воскликнуть — я точно знаю, что я себя нашёл? Не зна-а-а-а-а-ю, не уверен... Конечно, на свете есть множество тех, кто сыто отрыгивая, попивая пивко, булькая пивным животом и кося соловым глазом скажет — а чо, у меня всё путём, куй куёт, бабцо липнет, бабло хрустит, хавчик не переводится, и тачка последней модели — с проблесковым маячком! — тоже под седалищем имеется. И, с другой стороны, всегда найдётся тот, кто занимается своим любимым делом, к примеру открывает М-полости и исследует тайны тёмной материи или скрытой массы, и счастлив этим... Правда этих гораздо меньше. Что ж, не буду спорить ни с теми, ни с другими, право каждого считать себя стоящим в центре Мира. С небольшим уточнением — в центре СВОЕГО мира. Индивидуального и личного.

Герой романа Бориса Стругацкого ещё в юношеском возрасте обнаружил вдруг, что обладает довольно странным Даром — его хранит Судьба. Причём хранит в буквальном смысле — он сумел насчитать две дюжины случаев, когда должен был неминуемо умереть, погибнуть, пропасть и склеить ласты, т.е. буквально из материи одушевлённой и активной стать материей мёртвой и неодушевлённой. Но не погиб, не умер, не пропал и не поменял тапочки. Остался жить. И вот, поняв, что его хранит Судьба, он задумывается над тем, а для чего его, собственно говоря, хранит его странный Рок и причудливый Фатум. Куда и к чему привели его поиски ответа на этот непростой вопрос — всё это уже в книге.

А вы знаете, для чего именно предназначены?

Поиск предназначения, или Двадцать седьмая теорема этики
5 5
Для меня две особенности в этом романе важны: описание блокадного Ленинграда глазами ребёнка и позднесоветская картина города. Реалистичность атмосферы эпох, непредсказуемый сюжет (когда непонятно куда дорога выведет вплоть до последнего предложения), более чем нетривиальный этико-философский посыл.
Вообще, мне лично эта книга очень помогла в трудный момент жизни...
Поиск предназначения, или Двадцать седьмая теорема этики
4 5
Стругацкие - мои любимые писатели, прочитала все их совместные книги, но до сольных произведений добралась только сейчас. В общем и целом роман понравился. но... Первая часть книги (которая и фантастикой-то не является) явно сильнее второй. Роман написан хорошим языком, в нем звучат важные и правильные философские мысли, но у меня сложилось впечатление, что к концу произведения Борис Стругацкий окончательно устал в одиночку пилить бревно, поэтому конец получился несколько нелогичным и смазанным. Очень уж какой-то прозаический конец, даже банальный какой-то. Не могу сказать, что роман особенно мрачный, но от предыдущих произведений братьев он, конечно, отличается суровой атмосферой и некоторой безысходностью. Но и писался роман в другое время и при других ценностях. Порадовало, что не смотря на выпавшие испытания, герой до последней секунды остается человеком.
Поиск предназначения, или Двадцать седьмая теорема этики
5 5
Талантливая и правдивая книга. Хотя это не массовая культура. Тем, кто зачитывается Гарри Поттером, эта книга может не понравиться.
Достоинства:
Стругацкие это Стругацкие. И даже в одиночку они талантливы.
Недостатки:
Маленькое поле справа - плохо читаемо начало строки нечётной страницы и конец строки чётной страницы. Но это недостаток полиграфический, а не недостаток произведения.