Поднятая целина

В книгу включен роман "Поднятая целина" М.А.Шолохова. В приложении к книге помещен отрывок из литературно-критической статьи о романе.
Автор М. А. Шолохов
Издательство Дрофа
Серия Библиотека отечественной классической художественной литературы
Язык русский
Год выпуска 2006
ISBN 5-7107-7810-9, 5-358-00603-6
Тираж 15000
Переплёт Твердый переплет
Количество страниц 640
Код товара 9785358006034
Тип издания Отдельное издание
299
Купить »
История изменения цены:
Средний отзыв:
4.2
Поднятая целина
5 5

ЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕАААААААААААААААААА! Я ПРОЧИТАЛ ЭТО! ИИИИИИИИИИИХААААААААА!

***

А теперь серьезно.

Сколько большевистской литературы 20-40-х читано-перечитано. Сколько навязло в зубах от этой лакировки и пропаганды и о счастливой жизни в самой светлой стране! Но только не "Поднятая целина" такие чувства вызывает. Нет, она приводит в восторг даже сейчас, когда социализм быльем порос, и мы знаем несостоятельность той философии, которая легла в основу романа. Факт!

И что удивительно! Ведь написана книга так просто, так бесхитростно, что читаешь и думаешь - блин, да и я бы смог не хуже! Что я, таких народных перипетий не описал бы? Или не сочинил бы несколько драматичных биографий, вроде разметновской? Или у меня нет фантазии, чтобы создать деда Щукаря? Да тут и таланта особого не надо!

А попробуй-ка возьмись, и быстро обломаешься, факт! Поскольку в один сюжет, одновременно пропогандистски-агитационный (будем учитывать время написания) и в то же время ИНТЕРЕСНЫЙ - вот тут талант и пригодится!

Самый очевидный плюс "Поднятой целины" - это демократичность повествования. Персонажи-большевики категоричны в своих суждениях, но кулаки, середняки и просто недовольные тоже получили право своего голоса. И голоса их тоже звучат достаточно убедительно, мы видим, что они противятся коллективизации не из принципа, не из естественной боязни перед ломкой всего привычного, а исходя из практических результатов и раскулачивания и первых неудач обобществления. Да и полемика вокруг статьи Сталина "Головокружение от успехов", включенная в книгу, показывает, что даже среди большевиков не было единства как в действиях, так и во мнениях.

Шолохов проделал титанический труд, описав народную массу. Это не для кого не секрет, что с успехом это могут сделать только писатели, достигшие вершины творчества. Впрочем, Шолохов к тому времени уже имел подобный опыт, поскольку уже была написана значительная часть эпопеи "Тихий Дон". Остается только удивляться таланту человека, способного работать одновременно над несколькими масштабными произведениями.

В большинстве персонажей я увидел не шаблонные образы, которыми часто грешили официальные писатели того времени, а личностей со всеми их достоинствами и недостатками. Нет в книге ни одного кристалльного коммуниста, нет ни одного исключительного злодея. Даже Половцев местами все-таки вызывает сочувствие. Все поступки, все мотивы оправданы и очевидны. Пожалуй, только Давыдов у меня упорно ассоциировался с образом оптимистичного и уверенного Клима Ярко, созданного актером Николаем Коючковым. Кто не понял, о чем идет речь, тем рекомендую смотреть фильм советский "Трактористы" 1939 года.

Наконец, Шолохов в одном романе использовал элементы многих жанров. В реалистический эпос вписались и детективная линия, и парочка боевых сюжетов, и комедия, и трагическая любовь, и семейная драма. Ну как жизнь, где есть место всему.

Хотя, конечно, не обошлось и без недостатков. Один из них - это "прыгучесть" повествования. То все идет тихо-ровно-спокойно, то начинается ме-е-едленное пережевывание какого-нибудь сюжета (иногда это даже раздражало, особенно на фоне многословия и словоблудия деда Щукаря). А то как-то внезапно в нескольких словах р-р-раз! - и незаметно прошмыгнули мимо какого-нибудь сюжетика. К примеру. исключили Нагульнова из партии. И вроде как не очень справедливо. Но о том, что его восстановили, а власть в райкоме поменялась, об этом сказано таким мимоходом, что если бы Макар не был ключевым персонажем, можно было бы вообще этот момент не заметить.

Остались и откровенные недосказанности. К примеру, уперли работнички соседского колхоза у гремячинцев сено, и Давыдов пошел разбираться по этому поводу к своему коллеге Полянице. А тот его, грубо говоря, послал. Чем в конечном итоге дело закончилось? Ведь люди с характером Давыдова не из тех, которые в такой ситуации дело бросают. А в романе мы ничего про это не знаем, факт. А жаль.

Не очень убедительно получилось у Шолохова с любовной линией Давыдова и Вари. Почитать - Варя такая застенчивая скромница, а в итоге первая председателю в любви признается, да еще ругается при этом. А где женская гордость? Недоработал трошки автор.

А в целом у меня одно только заключение по книге - ее надо читать всем!

Поднятая целина
5 5

Настроение у меня перед чтением было тоскливо-боевое. Галочку напротив «Поднятой целины» как обязательного произведения для прочтения я поставила еще давным-давно, да только чтение ожидалось нудное. Предвкушался этакий моральный подвиг. Когда же мне любезно разъяснили, что речь в книге будет об колхозе, величие этого подвига возросло в разы. Люблю я советскую классику, люблю напыщенные строки, призывающие вступать в партию, трудиться на благо родины и так далее, но вот всякий подробный разбор, да еще сельскохозяйственный - это мне поперек горла. Да и чтение о жизни хуторской с ее выговором и необразованностью действует на меня удручающе и раздражающе.

Такие вот были ожидания, но, вопреки всему, они ни разу не оправдались. Да какой там подвиг! Роман мне дался без всякого труда и преподнес массу сюрпризов.

Итак, чтение началось. Ну да, понятно, речь о колхозе. Советская власть упрочивает свои позиции, народ постепенно, со скрипом перевоспитывается… В общем, что и ожидалось.

Далее. Некий мрачный персонаж сходу заявляется в один домишко к старому знакомому и призывает участвовать в заговоре против советской власти. Вот так раз! А не с этого ли следовало начинать рекомендателям романа? А то колхоз, колхоз… Тут вон какая интрига! Неожиданность раз.

Далее. Злодеи не бездействуют, и вот мы уже получаем замечательную сцену убийства при помощи топора, да в таких подробностях, что сам Достоевский бы позавидовал. Неожиданность два. (Кстати, будьте уверены, это далеко не единственное убийство в романе.)

Далее. Некоторые моменты произведения убивают (прошу прощения за каламбур) наповал. Я хохотала от души! Особенно запомнился момент, как Макар Нагульнов проникся петушиными криками, как, не вытерпев, пошел по душу убогого петушка, нарушающего хоровой строй, как потом они с дедом Щукарем отправились смотреть на петушиного «генерала» и выручать его от убоя, как после этого по хутору пошли слухи, что Нагульнов скупает петухов «оптом и в розницу». И ведь вроде все суровые мужики, а нет-нет да и доводят до укатайки. Неожиданность три!

Ну и неожиданность четыре. Роман крепко зацепил понятие дружбы, и под конец я даже ляпнула кому-то, что, мол, «Поднятая целина» - это ни дать ни взять «Три товарища» на советский лад – Давыдов, Разметнов и Нагульнов. Словами не передать, как мне полюбились все три персонажа, особенно же почему-то Нагульнов, хоть собратья-хуторяне что-то далеко не все хорошо к нему относятся. Не понимаю я их. По мне так замечательный мужик. Сказал – сделал! За подлость платит соответствующе, причем не столько за себя, сколько за советскую власть, пусть она и не одобряет такого. Рука не дрогнет. Упрям. Бесстрашен. На мой взгляд, еще и чисто по-человечески мил своими странностями – взять хотя бы эту историю с петушиными криками, которыми Макар очаровался настолько, что пошел по домам отслеживать петухов.

Ну да я отвлеклась. На самом деле, о каждом персонаже, даже второстепенном и третьестепенном, можно было бы развернуть по целой странице впечатлений. Так вот, возвращаясь к собственно роману, хочется напомнить, почему все вышеперечисленное стало для меня коллекцией внезапностей, приведших меня в полный восторг. Потому что, как я отметила сперва, мною ожидалось заунывное чтение о колхозе, сельхоз работах… А тут раз – такой букет событий и впечатлений. Нет, о колхозе тоже, конечно, порядочно, им занято центральное место, однако никакого уныния эта тема у меня не вызвала. Это тоже было здорово. Это действительно поднятая целина – ценой собственных усилий (и собственного здоровья), помощи товарищей, ошибок, бесконечных нервов, борьбы с хуторянами, не желающими работать на общее благо – ценой всего этого создавался колхоз, в то время как рядом готовилось восстание, а несогласные неистово вредили...

Как уже, наверное, понятно из всего вышенаписанного, роман мне очень понравился, и я крайне рада тому, что по счастливому стечению обстоятельств у нас с советских времен завалялась эта книга (а также и тому, что игра на ЛЛ способствовала ее прочтению). Впрочем, если бы не это, я бы приобрела ее и аккуратно водрузила на полку. Потому что хочу иметь роман при себе и однажды перечитать его снова.

К этому, пожалуй, больше и нечего прибавить.

Поднятая целина
5 5

Впервые эту книгу я читала еще в школе. Но видимо плохо читала, потому что в голове остались только общие черты, образы и основная тема. Помню, что роман понравился и все. Странно, да? Вот и я удивлена была, когда перечитала снова. Ну как можно забыть такое произведение, такую Книгу? Видимо действительно за 15 лет в голове что-то сильно меняется, акценты сдвигаются и восприятие становится более цельным, более взрослым, даже более строгим.
Сейчас я читала будто совершенно неизвестную мне книгу. По ночам я в голос смеялась над дедом Щукарем, когда он бегал со спущенными штанами и над Макаром Нагульновым, когда он спорил с фельдшером по-поводу нервного насморка. Или когда они петушиный хор вместе слушали. А потом плакала. Когда перевернула последнюю страницу.
Вроде советская литература, про коллективизацию, колхозы и раскулачивание, а настолько близкая и трогательная. Так вот просто, интересно, смешно и в то же время серьезно написать мало кто сможет. Все персонажи живые, характеры точные, образы цельные.
Каждый - со своей нелегкой судьбой, прошлыми потерями и радостями. Есть люди, за которых искренне радуешься, с которыми вместе переживаешь и которых начинаешь любить. А есть и способные на убийство, жестокие, безжалостные.
Отдельное слово нужно сказать про речь, выражения, говор, которые Шолохов использует в романе. Это чудесно, факт! Непередаваемая атмосфера получается: такая вроде из глубинки, сельская, казачья - и в то же время с новыми веяниями, новой жизнью.
И совсем не детская это литература, а очень взрослая, серьезная и нужная.

Поднятая целина
4 5

Фак ю бич, читай кирпич!!!

Толстые книги пугают. Но представлявшаяся неподъёмным чтивом "Поднятая целина" оказалась очень приятным, бойким чтением. Встречаются порой книги-жизни - на страницах которых как бы описана целая жизнь. "ПЦ" - из таких. Читал неделю и был целиком вовлечён в эту колхозную донскую жизнь. Так что, не бойтесь, увидев 685 страниц. Читайте кирпичи, господа! Смотрите цемент, нюхайте опилки или что вы там делаете, когда обторкаетесь на стройке...

- Книга отличная, факт! Ничего не скажешь, у Шолохова олрайт вышло! Да едрёна-зелёна, что вы ко мне прицепились, как репей к хвосту, сей минут зачну рецензию, вы мне на язык не становитесь! А зараз пока расскажу, как мне язык народовский в книге-то понравился. Ой, дюже необычно они там гутарют! Ёж тебя наколи! Не лютуйте, гражданы и старухи, уже кончаю свою речь. Я толь--

Верно дед Щукарь гутарит, самое ценное в книге - язык, на котором говорит народ. Сколько цитат, поговорок, присказок я выписал, не перечесть! Все слова и выражения - из быта, из природы, из хутора. Тут вам никаких "пертурбаций", "коллаборационизма" или "дистрибьютера" нет. Зато есть "астролябия", "ажиотаж", "адаптер" и пр., но дед Щукарь пока выучил (вернее, думал, что выучил) только букву "А" в толковом словаре. К слову, Щукарь (которому в Ростове поставлен памятник) самый смешной персонаж книги. Смеялся в голос с его "вустрицы", собачьих чулок и многих других приключений. А ещё смешон в своём яром фанатизме коммунизма Макар Нагульнов, гнущий до последнего линию партии. Каждую ночь учить английский (8 слов за 3 месяца) можно только ради грядущей мировой революции! Вместе с тем, такая верность идеалам достойна большого уважения, и у меня Макар вызывает амбивалентные чувства. Дедушка Щукарь, запиши ещё одно слово на "А": "ам-би-ва-лентный".

Не очень хорошо гармонировали с людским диалектом и пропагандистским характером повествования шолоховские описания природы. Этот элемент не сильно удался писателю, по сравнению с диалогами пейзажи смотрятся блекло. Так же, по-моему, не удались автору пережимы с чувствами персонажей. Мужики у него плачут из-за цветов, из-за ребёнка и ешё много от чего, не говоря уж о вечно слезливых бабах. Что Шолохов хотел этим показать? Что мужчины в пору колхозов не бесчувственные машины, а люди? Может и так, но... Другой перебор - 25 томов Ленина, найденных у революционера Половцева, дескать, чтобы "бить врага, зная его оружие".

И ещё мелочь, достойная мелкого шрифта, но тоже недостаток: Половцев сбежал из тюрьмы,... перелезнув через тюремную стену по лестнице! То же самое было у Булгакова в "Белой гвардии". Господа писатели, ну что вы из нас дураков то делаете!

Опущу одну из ключевых линий романа - казачье восстание против власти, потому что и ежу понятно, что наши (пусть и с потерями) победят. (*все понятливые ежи кивают в согласии*)

В остальном, очень живая, интересная книга. Множество житейских страстей, сцены кровавые и сцены романтические. Ярчайшие сцены раскулачивания (с поеданием чужого мёда в чужих валенках). Если "Целина" столь хороша, даже не представляю что же будет в "Тихом Доне"! А каков фильм! Действительно, а каков фильм?
(*смотрит фильм "Поднятая целина" 1959 года*)
Фильм хорош! Все актёры как влитые на своих ролях, особенно Давыдов, Нагульнов и красавицы Лушка и Варя. Не жалко было 4,5 часов просмотра.

Книга патриотичная. Прозвучит высокопарно, но если читать такие книги, рано или поздно жизнь станет лучше, и все Федотки будут счастливые!

Поднятая целина
3 5

Шолохов выбирает тему, которую нельзя толковать однопланово. Идеология, конечно, требовала описания положительных сторон нововведений, но талант писателя и художественный взгляд не мог отразить эту идею так, как требовало время и режим.

В целом зажиточные крестьяне, кулаки – понятия, которые нигде в романе не оправдываются, но есть в романе эпизоды, которые говорят о неоднозначной авторской оценке «нового строя»....

Когда толпы врываются в дома к «кулакам», все «животное» и дикое в людях, которые занимаются коллективизацией по форме, а грабежом по сути, выступает на поверхность. Люди жили рядом, бок обок, кому-то жилось лучше, кому-то хуже… Но тут они, бывшие соседи, оказываются по разную сторону баррикад – это гражданская война в малой форме, локальная, в отдельно взятом доме кулака. При виде чужого, теперь доступного каждому, люди теряют свое человеческое лицо и обнажают истинное.

Мы не можем не сочувствовать бедным, вынужденным жить в домишке с земляным полом. Но эти бедные получают возможность взять чужое – и становятся неуправляемы. Сцены «грабежа» рисуются очень живо, хорошо запоминаются, можно представить себе, как это происходило, словно бы сам был там и видел все своими глазами. При этом зрелище рисуется трагичное.

Некий апофеоз оторванная голова гуся – можно сопоставить с безумным, «безбашенным» и «безголовым» деянием. Люди не отдают себе отчет в сути коллективизации, они учиняют грабеж, разбой, словно захватчики осаженной крепости…

Радость при «напяливании» на себя чужой юбки или валенок, даже злорадство, демонстрируют нам сторонники «коллективизации» - при этом понятно, что каждого из них толкает на такие действия что-то свое, какая-то личная причина, а вовсе не идеологическая позиция. Многие просто понимают, что вступление в ряды сторонников нового режима – это их единственный путь к более-менее сносной жизни.

Озадачивает финал романа. Осуждения властями и гибель героев (например, Давыдова, к которому читатель на страницах романа не раз проникается искренней симпатией – одна только речь на собрании, которая побудила людей вновь вступать в ряды «партийцев», вызывает у читателя чувство уважения к герою) – как некий результат, штамп, итог.

При этом можно трактовать такой итог, как и весь роман, двупланово: осуждение подсобничества заговорщикам выглядит вполне оправданно. Но читатель не принимает этого, сочувствует, возмущается – не этого ли хотел добиться Шолохов?..

Поднятая целина
5 5

Он же гений,
Как ты да я. А гений и злодейство -
Две вещи несовместные. Не правда ль?

А.С. Пушкин, "Моцарт и Сальери"

Среди читавших Шолохова, наверное, мало кто ставит "Поднятую целину" выше "Тихого Дона". Ваш покорный слуга - один из этих немногих.
Впервые я прочел "Поднятую целину" еще подростком - в конце 80-х, в разгар горбачевской перестройки. И был чрезвычайно изумлен - в голове никак не укладывалось, КАК советская цензура могла пропустить такую книгу?!..
Собственно, эта мысль не укладывается в голове и сейчас, четверть века спустя. Понятно, что Шолохов - до мозга костей лояльный к советской власти и всячески ею обласканный писатель - пытался написать произведение, если не восхваляющее, то как минимум оправдывающее коллективизацию и деятельность двадцатипятитысячников, одним из которых был его герой Давыдов.
Ключевое слово в предыдущей фразе - "пытался". Ибо с этой задачей он совершенно блистательно НЕ СПРАВИЛСЯ. И хорошо, что не справился, - если бы справился, вряд ли мы бы это читали.
Главную проблему озвучил на страницах романа не кто-то из главных героев, как этого следовало бы ожидать, а совершенно эпизодический персонаж крестьянин Николай Ахваткин, упоминающийся в тексте считанное количество раз. Вот сказанные им на собрании слова:

- А у нас, ишо темно — встаешь, пашешь. До ночи сорок потов с тебя сойдут, на ногах кровяные волдыри с куриное яйцо, а ночью быков паси, не спи: не нажрется бык — не потянет плуг. Я буду стараться в колхозе, а другой, вот как наш Колыба, будет на борозде спать. Хоть и говорит Советская власть, что лодырей из бедноты нету, что это кулаки выдумали, но это неправда. Колыба всю жизню на пече лежал. Весь хутор знает, как он одну зиму на пече так-то спасался, ноги к двери протянул. К утру ноги у него инеем оделись, а бок на кирпичине сжег. Значится, человек до того обленился, что с печки и по надобности до ветру встать не могет. Как я с таким буду работать? Не подписуюсь на колхоз!

И на это никто так и не ответил. Ни истерические выкрики Нагульнова, ни упрямый героизм Давыдова, ни резонерство Размётнова, ни перемежающийся страхами и сомнениями энтузиазм Майданникова, ни язвительные сентенции деда Щукаря, ни что-либо еще адекватным ответом ни в коей мере не являются. Потому что нет его, ответа-то. Потому что невозможно до такой степени задурить голову крестьянину - деятельному, трезвомыслящему, практичному хозяину, крепко стоявшему на земле как в прямом, так и в переносном значении этих слов, - чтобы он по доброй воле отказался от собственного хозяйства и вступил в малопонятный альянс с теми, кто будет работать заведомо хуже, а получать предполагает столько же.
Единственная непосредственная реакция на выступление Ахваткина (который, на секундочку, даже не кулак, а середняк) выглядела так:

Аркашка помял кадык, горько махнул рукой, но все же не вытерпел и, садясь на место, показал ярому противнику колхоза, Николаю Ахваткину, что с ним будет после сплошной коллективизации: на обкуренный ноготь большого пальца положил другой ноготь и — хруп! Николай только плюнул, шепотом матерясь.

На мой взгляд, именно так выглядит бессилие: агрессия на фоне отсутствия разумных доводов.
В тексте "Поднятой целины" там и сям, случайной россыпью встречаются фразы наподобие "завхоз твой до коллективизации без пяти минут кулак был, стало быть, знающий хозяин". Как ни старался автор показать читателю всю неприглядность, жадность, враждебность и озлобленность кулачества, все равно не получалось до конца заретушировать очевидный, в общем-то, факт: лучше живет тот, кто лучше работает.
В результате получилась неожиданно правдивая книга. Шолохов, наверное, этого не планировал. Правда вышла наружу сама, ибо "гений и злодейство..." (см. эпиграф).
Просто для совсем уж оголтелой лжи он все-таки был слишком хорошим писателем и слишком знающим человеком. Если можно так выразиться, - слишком станичником.

Поднятая целина
5 5

Жаль, что у меня нет "читающих" друзей... Только мамочка моя любитель почитать. Я когда прочитала эту книгу, у меня было столько эмоций и переживаний, и вообще, я плакала... А рассказать не кому, и уж тем более заставить почитать. Прочитала все произведения Шолохова после Целины. Очень - очень люблю.