Пхенц и другие

В книгу ранней прозы крупнейшего русского писателя и ученого Андрея Синявского вошли написанные с 1955 по 1963 год рассказы и повесть "Любимов". Эти произведения были переданы автором за границу и с 1959 года начали там публиковаться под именем Абрама Терца, некоторые сначала в переводах. Произведения Терца этой поры отличаются необычайной степенью внутренней свободы. Социальное несовершенство советской жизни предстает в них не как следствие перекосов системы, а как следствие, в первую очередь, изначальной несвободы людей. В творчестве Синявского последовательно выражен культ свободной личности, самоценной и суверенной. Абрам Терц обнаружил себя как настоящий модернист, впрочем, ведущий свою родословную от таких реалистов, как Гоголь и Щедрин, и ощущающий генетическую связь с такими писателями, как Замятин, Булгаков, Платонов. Нельзя не заметить перекличку между антиутопией Терца "Любимов" и платоновским "Котлованом". Представляем широкому кругу читателей произведения Андрея Синявского, давно не публиковавшиеся в нашей стране.
Автор Абрам Терц
Издательство Аграф
Язык русский
Год 2003
ISBN 5-7784-0227-9
Тираж 2000
Переплёт Твердый переплет
Количество страниц 336
Код товара 9785778402270
411
Купить »
В других магазинах:
История цены:
Средний отзыв:
4
Пхенц и другие
5 5
"Не кончается пытка и карлик трясёт головой..."
Э. Шклярский и В. Самойлов


Наверное, это маленькое произведение войдёт у меня в рубрику "открытие года". Неужели в то время можно было так думать и так писать? Совсем другой мир, совсем другие мысли и другое восприятие действительности! И это в то непростое время, когда каждый инакомыслящий мог навсегда кануть в лету.
Я прочла краткую биографию автора (настоящее имя Андрей Синявский). И что-то мне подсказывает, что эта маленькая повесть, выпавшая нам на обсуждение в нашем клубе, в чём-то биографична. Автор наверное чувствовал себя таким существом, которому приходится быть не собой, прятаться и искать себе подобных... Не знаю, не знаю... Но повесть меня просто поразила. Я пыталась угадать, пыталась додумать, но нет, нет!!! Ничего угадать было нельзя. Скрытые намёки на действительность, о том, как трудно быть ОДНОМУ в чужом мире, когда забыл откуда ты... и каждый раз ищешь в звёздном небе свой дом... И какое отчаяние охватывает, когда понимаешь, что тот, кого нашёл, думая, что это твоя родственная душа, оказывается не тем...Рушится последняя надежда. И даже умереть нормально не предоставляется возможности.
Повесть очень маленькая, но сколько эмоций и мыслей она вызывает...И как чувствуешь это всё...Как понимаешь главного героя...
Пхенц!
Заклинание? Название или какой-то пароль?
И проживая столько времени вдали от всего родного, ностальгируя и пытаясь вспомнить, только и остаётся повторять: "Пхенц". И это слово не даёт совсем потеряться в чужом мире...
Пхенц!Пхенц!

Пхенц и другие
3 5

Очень мрачная проза у Синявского, особенно в рассказах это прочувствовала. Вроде как по жанру это фантастика, но большого ума не надо, чтобы понять, что автор пишет о советской действительности, пусть и завуалировано. Из данного сборника порекомендовала бы рассказ "Пхенц". Думаю, что и как главный герой этого рассказа, Синявский чувствовал себя чужим в рамках советского общества. Во что это вылилось всем известно.