Пиранья. Первый бросок, размер 210x148x13 мм

Роман "Пиранья. Первый бросок" - открывает серию захватывающих бестселлеров о Кирилле Мазуре. В поисках золота с затонувшего фрегата, на который советских боевых пловцов навела сотрудник французских спецслужб очаровательная Мадлен де Ронак, им приходится вступать в бой с пиратами.
Автор Александр Бушков
Издательства Олма-Пресс , Красный пролетарий
Серия Русский проект
Язык русский
Год 2004
ISBN 5-224-04778-1 5-85197-190-8
Тираж 5000
Переплёт Твердый переплет
Количество страниц 416
Размер 210x148x13 мм
Код товара 9785224047789
Возрастная категория 18+ (нет данных)
174
Магазин »
Нет в наличии
с 25 февраля 2018
Обложка: Твердый переплет
История цены:
Средний отзыв:
4.5
Пиранья. Первый бросок
3 5

К Бушкову и его "бессмертникам" можно относиться по-разному: от полного неприятия и признания вообще нелитературой до позиции "что-то в этом есть". Это, конечно, предел, поскольку на большее аффтар не наработал, а все сюжетные начинания, которые имеют место быть, сводятся на нет тоннами откровенной халтуры. Ну, все это в принципе аксиома :-)
А в этот раз обошлось даже без секса, тем более лесбийского и принудительного(((( Нет, ну вы представляете?! Зато было отрезанное ухо.
А в защиту тезиса "что-то в этом есть" хочу привести отрывочек из только что прочитанной книжонки.Вот буквально двадцать минут назад дочитанной. С параллельно открытой новостной лентой.

Но я лучше спрошу вот еще о чем: ты газеты вообще читаешь?
– Да знаешь, – зло ответил Мазур, – как времени все не было – то одно, то другое…
– А зря, батенька, зря – увлекательнейшее дело, доложу я вам! И для тебя, как начальника аналитического, блин, отдела, – это непростительно. Напрасно я тебя похвалил… А особенно увлекательно изучать статьи, посвященные внутренней политике тут, в незалежной. Интересное возникает ощущение. Явственно попахивает назревающим политическим кризисом. Очередным. Еще все в зародыше, до выплеска пока далеко, но, наверное, когда-то это случится. Через годик, думаю, начнется… И подозреваю, что это будет нечто вроде нашего девяносто третьего года. А в бескровном случае – повторится Оранжевая революция, только значительно менее спокойная. Полный кризис власти, противостояние Рады и президента со всеми сопутствующими политическими удовольствиями, вплоть до новых и разноцветных майданов… И готов поспорить, что кризис удивительным образом совпадет с торгами по металлургическим гигантам…
Мазур нахмурился, соображая, куда клонит Самарин.
– А вот теперь представим себе, что все восточноукраинские концерны, подконтрольные Малышевскому, в случае его смерти в едином экстазе отходят этому индусу, Митталу, к его Arcelor'y, как и планировал Кривицкий, – продолжал давить Лаврик, – что тогда произойдет? Окончательный разрыв с Россией, раскол Украины на две части? А к расколу ведь все и идет, не так ли? И наши американские друзья с визгом и воплями поддержат не только успех означенной сделки по концернам, но и раскол – поскольку ясно, что Крым и юго-восток Украины никогда не лягут под НАТО, да еще и другие регионы будут агитировать против вступления в блок…
Мазур кивнул. В пальцах у него появился знакомый зуд – сволочь Самарин, как всегда, оказался прав: это был охотничий азарт.
– Значит, американцы?.. – тихо спросил он.
– Кто сказал хоть слово про американцев? – возмутился Лаврик. – Нет, ты точно тупеешь, причем прямо на глазах! А что, России раскол Украины выгоден меньше? Сколько можно, дескать, с хохлами спорить и торговаться? А так – Крым и весь юго-восток возвращается к нам, а западэнцы нехай дружат хоть с НАТО, хоть с кем, но уже без нашего газа…
– Ё-мое… – почти простонал Мазур. – Я уже ни хрена не понимаю… Ты можешь объяснить все толком?!


Вот как-то так....