Жизнь и мнения Тристрама Шенди, джентльмена

1949 год, Государственное Издательство Художественной Литературы, Москва - Ленинград. Издательский переплет. Сохранность раритета хорошая. В ряду классических английских романов XVIII века, сыгравших столь важную роль в утверждении европейского буржуазного реализма, роману Л. Стерна "Тристрам Шенди" принадлежит одно из наиболее заметных и почетных мест. Несмотря на свою более чем двухсотлетнюю давность, это произведение все еще обладает той особой свежестью, которая присуща лишь действительно выдающимся памятникам мировой литературы.
Автор Лоренс Стерн
Издательство Государственное издательство художественной литературы
Язык русский
Год выпуска 1949
ISBN 978-5-699-73341-5
Тираж 30000
Переплёт Твердый переплет
Количество страниц 686
819
Магазин »
Нет в наличии
с 17 мая 2018
В других магазинах:
Год выпуска: 1949
История цены:
Средний отзыв:
3.7
Жизнь и мнения Тристрама Шенди, джентльмена
4 5

Есть в мировой литературе такие книги, которые нужно прочитать даже не потому, что они значимы, прекрасны или интересны сами по себе, просто эти книги или их авторы оказали влияние на такое множество других, что прочтение одной эффектом домино оказывает влияние на восприятие сразу многих. Филологам читать эту мою мысль будет смешно, а я вот всегда читала абсолютно бессистемно, так что собственные литературные пробелы чувствовала скорее постфактум, после их ликвидации. Так вот кто там еще думает, что поток сознания придумали в ХХ веке? Все случилось гораздо раньше. :)
Не знаю, действительно ли Стерн собирался написать сотню томов о жизни и мнениях своего героя, но если он об обстоятельствах рождения и пяти лет детства успел написать их девять, о всей жизни Тристрама томов могло быть совершенно бесконечное количество. Потому что Стерн отвлекается и на других персонажей, и на различные случаи из жизни, и на общие рассуждения по какому-то поводу... Это как раз тот случай, когда совершенно неважно, что роман не дописан. Мне кажется, дописать его было бы совершенно невозможно. :)
Совсем немного, но мы все-таки успеваем узнать о родителях героя, о его дядюшке Тоби, появляющемся вместе со своим слугой капралом Тримом, о дядюшке Йорике, который (конечно же!) тот самый бедный Йорик, шут из "Гамлета", но гораздо больше мы узнаем о вещах, напрямую к истории отношения не имеющих вовсе. Так что перечитывать её можно с любой страницы, раскрывая книгу наугад. :))
Главная литературная ассоциация - тривиальная, конечно же, с "Улиссом" Джойса. Еще одна, более вторичная - со "Сказкой с подробностями" Остера. И вот тут я местами ловила полный кайф, включаясь в литературную игру.
Главная эмоция при прочтении - любопытство. Местами - мне было невероятно забавно читать этот метатекст, местами - это было грустно.
Впрочем, Лоренс Стерн немыслимо многословен. Его можно читать несколько лет, по паре страничек в день (или лучше - по фрагменту истории), и только в том случае, если вы любите сатирические зарисовки, раскованный юмор и постоянные уходы сюжета в сторону (иногда чуть ли не с середины слова). Ни в коем случае себя не заставляйте. Этот роман не из тех, которые обязательны в списке прочитанного. Это для тех, кто оценит. :)
И мне кажется довольно символичным, что книга обрывается упоминанием "Сказки про Белого бычка", напоминая нам о бесконечности.

Жизнь и мнения Тристрама Шенди, джентльмена
4 5
Пятого ноября 1718 года, то есть ровно через девять календарных месяцев после вышеустановленной даты, с точностью, которая удовлетворила бы резонные ожидания самого придирчивого мужа, – я, Тристрам Шенди, джентльмен, появился на свет на нашей шелудивой и злосчастной земле. – Я бы предпочел родиться на Луне или на какой-нибудь из планет (только не на Юпитере и не на Сатурне, потому что совершенно не переношу холода); ведь ни на одной из них (не поручусь, впрочем, за Венеру) мне заведомо не могло бы прийтись хуже, чем на нашей грязной, дрянной планете, – которую я по совести считаю, чтобы не сказать хуже, сделанной из оскребков и обрезков всех прочих; – – она, правда, достаточно хороша для тех, кто на ней родился с большим именем или с большим состоянием или кому удалось быть призванным на общественные посты и должности, дающие почет или власть; – но это ко мне не относится; – – а так как каждый склонен судить о ярмарке по собственной выручке, – то я снова и снова объявляю землю дряннейшим из когда-либо созданных миров.

Об этой книге нам рассказывал преподаватель зарубежной литературы в университете ещё пару лет назад. Тогда у меня возникло желание прочитать "Тристрама Шенди" и вот, наконец-то, оно реализовалось.
Необычная история человека, который хотел поведать о своей жизни, но всё время отвлекался на какие-то другие темы — описание родственников, второстепенных разговоров и т.д. В итоге, к концу книги он успел рассказать о себе лишь до 5-летнего возраста. Не знаю, было ли так запланировано, или Лоренс Стерн и правда хотел описать всю жизнь Тристрама, но роман остался незаконченным из-за смерти писателя.
Читается сложно и полностью понять роман невозможно из-за многочисленных отсылок. Что делает честь переводчикам, так это более 400 сносок, в которых они пытались объяснить какие-то моменты. Но это невозможно. Представьте, что вы смотрите "Теорию большого взрыва", не будучи знакомым с элементарной физикой, Стар Треком, видеоиграми и американской поп-культурой. Примерно так же выглядит чтение "Тристрама Шенди" без необходимого багажа знаний.
Так что я многое, скорее всего, упустила, но о прочитанном не жалею — хороший юмор, интересный сюжет, необычные приёмы.
Но не рекомендую читать без предварительной подготовки. Я думаю, необходим список "Что нужно знать перед чтением Тристрама Шенди".
В нём обязательно должны быть такие работы, как: Джон Локк — "Опыт о человеческом разумении", Роберт Бёртон — "Анатомия меланхолии", Франсуа Рабле — "Гаргантюа и Пантагрюэль", Фрэнсис Бэкон — "Эссе о смерти" и другие. "Если мне не будет лень, если я буду в силах", то когда-нибудь позволю себе составить такой список.

Мой деверь Тоби, – сказала мать, – собирается жениться на миссис Водмен.
– Стало быть, – сказал отец, – ему уже до конца жизни не удастся полежать в своей постели диагонально.

Жизнь и мнения Тристрама Шенди, джентльмена
5 5
Несчастный Тристрам! дитя гнева! дитя немощности! помехи! ошибки! и неудовольствия! Есть ли какое-нибудь несчастье или бедствие в книге зародышевых зол, способное расшатать твой скелет или спутать волокна твоего тела, которое не свалилось бы тебе на голову еще прежде, чем ты появился на свет? Несчастный Тристрам! дитя гнева! дитя немощности! помехи! ошибки! и неудовольствия!


Клянусь усами моего прадеда! Нелёгкая это задача – рассказывать о жизнеописаниях Тристрама Шенди, джентльмена из рода Шенди, написанных Лоренсом Стерном, не менее джентльменом, без малого два с половиной века назад, в течении почти девяти лет, и рассказывать так, чтобы всякий добрый читатель, случись ему вдруг оказия читать эти строки и окажись у него настроение моему под стать, - проникнулся бы духом сего славного произведения и возжелал бы свести знакомство с ним не менее плотное, чем то, которое связывает его голову со, скажем, подушкой либо шляпой; или, к примеру, бороду с бритвой цирюльника и пятку с обувной стелькой.
И пусть всякий добрый читатель знает, что если у него достало сил прочитать первый абзац и у левое веко его не начало мелко подрагивать, предвещая приближение нервного тика, - пусть знает он тогда, что история жизни и мнений Тристрама Шенди, джентльмена, в которой самым значительным его, Тристрама, деянием является его же появление на свет божий, - история эта подарит ему, читателю, немало приятных минут и даже часов, а также чувство приятной душевной лёгкости, а может, даже воздушной легкомысленности, и мысли его приобретут ту приятную текучесть, каковая свойственна разве что полноводному ручью, текущему меж вековых деревьев и замшелых камней.

Клянусь прахом моего дорогого Рабле и еще более дорогого Сервантеса!


Да, дорогой читатель, перед нами достойный продолжатель Рабле; Стерн – один из основоположников постмодерна – причём труд его написан задолго до становления жанра; роман о Тристраме написан в стиле «потока сознания», и если вы ни на йоту не поумнеете, прочитав его в первый раз, не робейте – перечитайте снова. Цитаты и отсылки ко многим литературным и научным трудам разных времён, упоминания сонма, нет, сонмища учёных мужей, философов, политических деятелей, живших от древних времён до современности автора нашли место на страницах «Жизни и мнений….», переплелись с мнениями пусть не самого Тристрама, но его отца и дяди, а также с философскими размышлениями самого Стерна.

иными словами, остроумие и рассудительность, — являются, как было мной доказано, вещами самонужнейшими — выше всего ценимыми — — — лишение которых в высшей степени бедственно, а приобретение, стало быть, чрезвычайно трудно, — — — по всем этим причинам, вместе взятым, нет среди нас ни одного смертного, настолько равнодушного к доброй славе и преуспеянию в жизни — или настолько не понимающего, какие в них заключены для него блага, — чтобы не желать и не принять мысленно твердого решения быть, или по крайней мере слыть, обладателем того или другого украшения, а лучше всего обоих разом, если это представляется тем или иным способом достижимым или с каким-либо вероятием осуществимым.


Кроме того, мне представляется, что человека, который точно знает день, точнее, ночь своего зачатия, и который может описать подробности своего рождения, сопровождая их рассуждениями о носах, любимых коньках, фортификациях и осадах почтенных вдов, стоит послушать, несмотря на эти самые рассуждения и прочие весьма объёмные отступления; «Подумать только!» - может вскричать иной читатель, - «ему понадобилось четыре главы только на то, чтобы его герои перешли по лестнице с одного этажа на другой»; «Не срам ли…?» – вопрошает и сам Стерн. Не срам, наш милый Лоренс, продолжайте, мы вас очень внимательно слушаем, и веки наши пребывают в покое. Невероятно жаль, что в свет вышло только девять томом «Жизни….», а Тристрам достиг всего лишь пятилетнего возраста и успел только разбить лоб об оконную раму, да и то не сам, а с помощью аж двух взрослых слуг; смерть автора в 1768 году не позволила ему написать продолжение.

Праведное небо! — этим можно было бы наполнить двадцать томов


Что касается «Сентиментального путешествия....», то в нём Стерн описывает свой собственный визит во Францию и Италию в 1762 году. На страницах произведения он снова помещает реальных деятелей того времени, а также людей, с кем ему случилось свести знакомство в поездке: таковым является, к примеру, хозяин трактира в Кале мосье Дессен, которому упоминание в книге принесло немалый доход; находится место и для Рабле с Сервантесом, которые явственно милы сердцу автора.

— Во Франции, — сказал я, — это устроено лучше.

— А вы бывали во Франции? — спросил мой собеседник, быстро повернувшись ко мне с самым учтивым победоносным видом.

— «Странно, — сказал я себе, размышляя на эту тему, — что двадцать одна миля пути на корабле, — ведь от Дувра до Кале никак не дальше, — способна дать человеку такие права. — Надо будет самому удостовериться».



Историю освещает Йорик, alter ego Стерна - своего рода мостик между «Путешествием...» и «Жизнью и мнениями Тристрама Шенди», где также есть Йорик, приходской священник; впрочем, Йорик-путешественник обнаруживает знакомство с Тобиасов Шенди, дядей Тристрама, а сам Лоренс Стерн в своё время тоже был священником. Обе книги схожи меж собой, хотя в «Путешествии» значительно меньше отступлений и витиеватых словесных конструкций; и сюжет движется вперёд быстрее, хоть и на меньшее временное расстояние.

Книга была написана только наполовину, и Йорик, таким образом, не сумел добраться до Италии; мы оставляем его во французском трактире, и нам остаётся только гадать, за какую часть тела он, Йорик, ухватил fille de chambre (горничную) своей случайной попутчицы. «Путешествие...» было встречено современниками автора куда как менее восторженно, чем история мистера Шенди, но оно, без сомнения, является прекрасным образцом английской литературы 18 века и будет интересно всем добрым читателям, полагающим себя литературными ценителями, а также любителями карет, монахов и Парижа.

Этим я и заканчиваю свою главу о главах, которую считаю лучшей во всей моей книге; и поверьте моему слову, всякий, кто ее прочтет, столь же плодотворно употребит свое время, как на толчение воды в ступе.


Закончу и я. Лоренс Стерн не успел окончить свой монументальный труд, но той малой части (если судить по первоначальным намереньям), что он успел написать, довольно, чтобы оставить в умах потомков неизгладимую и светлую память о себе и своём произведении.

Я бы пошел, — отвечал он, — спать. — Можете пойти хоть к черту, — отвечала жена нотариуса.


Отдельной благодарности заслуживает Адриан Антонович Франковский, выполнивший великолепный перевод трудов Стерна, настоящий мастер своего дела и глубокий знаток английской культуры. Огромное спасибо за этот выдающийся литературный подвиг, вручивший нам, добрым читателям, этот прекрасный подарок.

Жизнь и мнения Тристрама Шенди, джентльмена
5 5

Девять томов чисто британского юмора и абсурда.
Главы о главах, главы о коньках, главы о служанках и пуговичных петлях, главы о чем-то, кое-чем, обо всем на свете и ни о чем.
А именно вот что там есть:
старинные католические анафематства, вымышленные новеллы из вымышленных сборников вымышленных авторов, псевдоисторические анекдоты, многочисленные истории из жизни семейства Шенди, их домочадцев и приближенных, длительной выдержки подъемы по лестнице и подглядывания в замочную скважину - и многое другое.
Вот кто там есть:
Рассказчик, он же титульный герой, о котором мы знаем, что он родился (рождался на протяжении двух, а то и трех томов и сам об этом сетует) и имеет некие мнения, а также пока еще весьма успешно убегает от смерти, тщательно протоколируя свой побег и совмещая его с негласно обязательным большим путешествием на Континент.
Его отец, обо всем имеющий свое парадоксальное мнение, совмещающий исполнение супружеского долга в своем расписании с заводом часов в гостиной, человек твердых убеждений (попросту говоря, вздорный упрямец).
Его жена, мать рассказчика, молчаливая женщина, вовсе не имеющая мнений.
Дядя Тоби, брат отца героя, бравый капитан, получивший неприятное ранение и увлекающийся реконструкцией осад крепостей всех противников доблестной британской армии, душа человек.
Его слуга капрал Трим, красноречивый и преданный хозяину во всех его причудах.
Некто Евгений, Дженни, Футаторий, Гастрифер, Кисарций, Триптолем.
Разумеется, бедный Йорик и доктор Слоп.
В общем славная такая книга о книге, книгописательный роман. Там даже есть схемы развития глав и места для интерактива.

Жизнь и мнения Тристрама Шенди, джентльмена
5 5

Почему-то когда мы изучали английскую литературу в школе, у меня сложилось впечатление, что она такая суровая и серьёзная. Из-за Вальтера Скота наверно. Но сколько я знакомлюсь с классической английской литературой после этого, она всегда оказывается забавной, остроумной или просто уморительно смешной. Даже о серьёзном английские писатели говорят с большой иронией, что уж говорить о том, когда они берутся за юмористический роман...
Так вот, я опять считала, что классическое произведение "Тристрам Шенди" будет зубодробительно скучным из-за нравоучений и всяких там джентльменских подробностей. Но с первых же строк стало понятно, что скучать не придётся. Роман Стерна начинён отличным английским юмором как пороховая бочка. Когда она рванёт, устоять на ногах сможет не каждый (хотя количество негативных рецензий на книгу говорит о том, что некоторые со мной очень не согласны).
Основная фишка обоих произведений, "Тристрама Шенди" и "Сентиментального путешествия", это якобы линейность произведения, которая слишком часто, "совершенно нечаянно" уходит в сторону на самые разные отвлечённые темы, которые отнюдь не хуже. Оба произведения были задуманы как практически вечные, которые можно бесконечно дописывать, потому что из-за хаотичности произведения оно в каждый момент и имеет законченную мысль, и каждая мельчайшая ниточка может быть продолжена слабо связанным рассказом. Не думаю, что Стерн так и планировал завершить оба произведения, как они закончены сейчас, но оба они заканчиваются весьма пикантно и главный сюжет обрывается на полуслове. С другой стороны, главный сюжет как бы и так интуитивно ясен, особенно в "Путешествии", дело в конкретных сценках. А их в какой-то момент становится немножко слишком много, так что даже весьма логично оборвать их как придётся. Так что в незавершённости есть даже приятная завершённость.
"Тристрама Шенди" буду считать за одно из величайших произведений классического английского юмористического романа, основу основ (если не считать комедий Шекспира и "Кентерберийских историй"). "Сентиментальное путешествие" возвращается к предпоследнему тому "Тристрама", а также действующий герой нам уже известен (хотя и не с такой стороны, я бы сказала). Так что второе произведение уже всё-таки второе, слишком сильно вильнувшая вбок история, которая отпочковалась из "шендианы".
Не судите строго и сделайте скидку на возраст произведения. Просто расслабьтесь и получайте удовольствие от английского юмора.

Жизнь и мнения Тристрама Шенди, джентльмена
1 5

Сразу скажу - я не пишу бесполезных рецензий на понравившиеся книги - зачем, их и так полно, они всем нравятся.
Моя цель - сэкономить ваше время.

О книге- такое чувство (по данным отзывам), что люди ,которые читали эту книгу жаждят, чтобы их причислили к лику святых...
Ну как можно писать о книге "Наконец-то дочитал", а потом рассказывать какая это гениальная книга???Книга, где главный герой рождается пол книги и весь сюжет про то, как его дядюшка то встает с дивана, то думает какие-то отвлеченные думы...

Ну вам читать было не интересно, раз вы "Наконец-то осилили" , так зачем писать, что это потрясающая книга ??(Вы и на работу так же ходите - "наконец то отработал" - ну так найдите ту работу, которую вы захотите работать, а не отрабатывать!) Читайте на досуге труды Ленина ( их 50 томов я лично выбрасывал в помойку по приказу директора школы 10 лет назад ) и скажите себе, что, мол, я молодчина, я наконец-то осилил, хоть и засыпал под эту книгу...но я молодец и съем с полки пирожок пойду.
Вот из-за вас приходится пролистывать такие книги и тратить своё время.

Любителям мазохизма эту книгу читать обязательно!
НО если вам нравится образовываться с адекватными авторами, прочтение которых не убивает в вас желание читать, читать быстро, читать взахлеб, а заодно ещё и познать пару-тройку жизненных уроков,и пофилософствовать об этом на досуге совет :
эту книгу сдайте в библиотеку и забудьте о ней!

Жизнь и мнения Тристрама Шенди, джентльмена
4 5

Аплодирую стоя, хотя вообще-то редко склонна отрывать своего Осла от сиденья ради автора, который все равно меня не услышит. Не только потому что умер, а потому что у него свои тома и главы, а также время, когда нужно - растянутое, когда нужно - пущенное вспять, когда нужно - опереженное. В последнем случае, конечно, речь о таланте самого Стерна, а не только о повествовании.

Читатель, примирившийся с тем, что структура романа весьма своеобразная (а может, обрадовавшийся этому) и заткнет за пояс половину двадцатого века, не сможет не попасть под обаяние семейства Шенди, где сам Тристрам - только один его представитель, причем блещет скорее как рассказчик, нежели как герой своего рассказа. Основные прелести приходятся на долю дяди Тоби с его пахом и стыдливостью, в меньшей мере - на Тристрамова отца Вальтера, а также на плеяду менее благородных, но не менее интересных окружающих персонажей.

Раз уж я упомянула, что, по моему мнению, Стерн заткнул за пояс половину двадцатого века, не могу удержаться, чтобы не сказать и о веке девятнадцатом. После "Тристрама Шенди" глядишь на него с недоумением и думаешь, бог ты мой, что же с тобой сделали-то?

Ну и в заключение еще немного аплодисментов за то, что кроме утоления чисто литературного интереса роман господина Стерна прелестен тем, что вызывает неконтролируемые приступы смеха.

Жизнь и мнения Тристрама Шенди, джентльмена
5 5
Несчастный Тристрам! дитя гнева! дитя немощности! помехи! ошибки! и неудовольствия! Есть ли какое-нибудь несчастье или бедствие в книге зародышевых зол, способное расшатать твой скелет или спутать волокна твоего тела, которое не свалилось бы тебе на голову еще прежде, чем ты появился на свет? Несчастный Тристрам! дитя гнева! дитя немощности! помехи! ошибки! и неудовольствия!

Клянусь усами моего прадеда! Нелёгкая это задача – рассказывать о жизнеописаниях Тристрама Шенди, джентльмена из рода Шенди, написанных Лоренсом Стерном, не менее джентльменом, без малого два с половиной века назад, в течении почти девяти лет, и рассказывать так, чтобы всякий добрый читатель, случись ему вдруг оказия читать эти строки и окажись у него настроение моему под стать, - проникнулся бы духом сего славного произведения и возжелал бы свести знакомство с ним не менее плотное, чем то, которое связывает его голову со, скажем, подушкой либо шляпой; или, к примеру, бороду с бритвой цирюльника и пятку с обувной стелькой.
И пусть всякий добрый читатель знает, что если у него достало сил прочитать первый абзац и у левое веко его не начало мелко подрагивать, предвещая приближение нервного тика, - пусть знает он тогда, что история жизни и мнений Тристрама Шенди, джентльмена, в которой самым значительным его, Тристрама, деянием является его же появление на свет божий, - история эта подарит ему, читателю, немало приятных минут и даже часов, а также чувство приятной душевной лёгкости, а может, даже воздушной легкомысленности, и мысли его приобретут ту приятную текучесть, каковая свойственна разве что полноводному ручью, текущему меж вековых деревьев и замшелых камней.
Клянусь прахом моего дорогого Рабле и еще более дорогого Сервантеса!

Да, дорогой читатель, перед нами достойный продолжатель Рабле; Стерн – один из основоположников постмодерна – причём труд его написан задолго до становления жанра; роман о Тристраме написан в стиле «потока сознания», и если вы ни на йоту не поумнеете, прочитав его в первый раз, не робейте – перечитайте снова. Цитаты и отсылки ко многим литературным и научным трудам разных времён, упоминания сонма, нет, сонмища учёных мужей, философов, политических деятелей, живших от древних времён до современности автора нашли место на страницах «Жизни и мнений….», переплелись с мнениями пусть не самого Тристрама, но его отца и дяди, а также с философскими размышлениями самого Стерна.
иными словами, остроумие и рассудительность, — являются, как было мной доказано, вещами самонужнейшими — выше всего ценимыми — — — лишение которых в высшей степени бедственно, а приобретение, стало быть, чрезвычайно трудно, — — — по всем этим причинам, вместе взятым, нет среди нас ни одного смертного, настолько равнодушного к доброй славе и преуспеянию в жизни — или настолько не понимающего, какие в них заключены для него блага, — чтобы не желать и не принять мысленно твердого решения быть, или по крайней мере слыть, обладателем того или другого украшения, а лучше всего обоих разом, если это представляется тем или иным способом достижимым или с каким-либо вероятием осуществимым.

Кроме того, мне представляется, что человека, который точно знает день, точнее, ночь своего зачатия, и который может описать подробности своего рождения, сопровождая их рассуждениями о носах, любимых коньках, фортификациях и осадах почтенных вдов, стоит послушать, несмотря на эти самые рассуждения и прочие весьма объёмные отступления; «Подумать только!» - может вскричать иной читатель, - «ему понадобилось четыре главы только на то, чтобы его герои перешли по лестнице с одного этажа на другой»; «Не срам ли…?» – вопрошает и сам Стерн. Не срам, наш милый Лоренс, продолжайте, мы вас очень внимательно слушаем, и веки наши пребывают в покое. Невероятно жаль, что в свет вышло только девять томом «Жизни….», а Тристрам достиг всего лишь пятилетнего возраста и успел только разбить лоб об оконную раму, да и то не сам, а с помощью аж двух взрослых слуг.
Этим я и заканчиваю свою главу о главах, которую считаю лучшей во всей моей книге; и поверьте моему слову, всякий, кто ее прочтет, столь же плодотворно употребит свое время, как на толчение воды в ступе.

Закончу и я. Лоренс Стерн не успел окончить свой монументальный труд, но той малой части (если судить по первоначальным намереньям), что он успел написать, довольно, чтобы оставить в умах потомков неизгладимую и светлую память о себе и своём произведении.
Жизнь и мнения Тристрама Шенди, джентльмена
5 5

Наконец-то, сбылась мечта, - "Тристрам Шенди" прочитан!!! Похлопаем мне)
Сказать, что роман великолепен, на мой взгляд, - просто ничего не сказать! Ведь это же предтеча модернизма и постмодернизма!, пусть и в слегка неординарной форме. Да, Стерн "подрубил" целое литературное течение (имеется ввиду английский просветительский роман), ну и что собственно? Зато результат!
Сам роман многоуровневый, неоднозначный и многопроблемный, с достаточно циничным и ироничным юмором, но реалистичный. Стерн критикует государство, короля, общество, сословия, церковь, военных, философов, горе-ученых и т.д. и т.п. (как известно логически несвязанный синонимический ряд можно продолжать до бесконечности...). Все герои романа являются своего рода "представителями" превозносимого или хулимого, то есть писатель старается показать общее через частное, чему нельзя не радоваться (и еще раз за торжество индивидуализма!).
В романе Стерн исходит из утверждения, что "в центре мира человек", показывая тем самым мир объективный, но и обращая внимания на то, что каждый человек создает свой собственный мир, находится в своем особом измерении. Это приводит к тому, что люди, живя рядом, не слышат, не понимают и не замечают друг друга. Стерн поднимает вопрос о понимании человека человеком и о самой принципиальной возможности этого понимания.
Отдельных слов заслуживает сложное композиционное построение романа: огромное количество отступлений, перепутанный порядок глав, вводятся элементы других знаковых систем + открытый финал.
Вердикт: 10 из 10 (Роман шедеврален, хотя бы за то, что опередил свое время на 200 лет! И как ТАКОЕ можно не любить?)