Когда диктует ночь

Путаный, сбивчивый, но очень образный и колоритный рассказ о поисках сокровища, зарытого маврами, изгнанными из Испании в XVI веке, рассказ, в котором есть и любовь, и темная уголовщина, и низкопробные портовые бордели, и романтическая жажда приключений.
Автор Монтеро Глес
Издательство Амфора
Перевод В. Симонов
Серия Амфора 2004
Язык русский
Год выпуска 2004
ISBN 5-94278-565-1 84-96095-04-5
Тираж 5000
Переплёт Твердый переплет
Количество страниц 304
Модель 8122
Страна-изготовитель Китай
Код товара 9785942785659
86
Магазин »
Нет в наличии
с 16 июня 2018
В других магазинах:
История изменения цены:
Средний отзыв:
1.7
Когда диктует ночь
3 5

Роман, "растрепанный ветром Тарифы", с уверениями в зависти от Перес-Реверте на обложке, посвященный бабушке Хулии (наверняка, как у Гарика Сукачева, она "курит трубку в суровый моряцкий затяг") оставил меня в легком недоумении из серии где-то кидают, но непонятно где.
Это "история, придуманная, чтобы издевнуться над реальностью, вечно завидующей поэтическому вымыслу и страстно желающей найти достойного главного героя, малявка. История, берущая начало в Мадриде, с серебряного портсигара и путешественника, которого он нежданно-негаданно приведет к краху." Автору это удалось. Издевнуться.

Повествование ведется от лица подростка, жизнь которого (родители неизвестно где, живет с сестрой-проституткой) налагает свои особенности на то, что и как он нам поведает. Тут переплетаются притоны и бордели Мадрида и Тарифы, Филипп III и алхимик-мавр, фантасмагория и реальность, волшебные зеркала в другой мир и кишки на асфальте, жизнь и смерть... Я не могу сказать, что книга мне прямо совсем не понравилась - у меня, скорее, осталось ощущение, что я ее так и не поняла до конца.

Любая эпоха производит то, что ей требуется. А этой эпохе рабы требуются больше, чем какой-либо другой.


И какая, в сущности, разница как благовидно мы пытаемся затушевать это от самих себя.

Когда диктует ночь
1 5

Глес Монтеро хочет выглядеть скандальным писателем. Это видно во всём. Он упивается описаниями грязных притонов. Ему нравится кровь на стенах, шлюхи, торгующие нездоровым телом, сутенёры в портовых борделях. Словом всё, что диктует нам ночь. А правила её просты. Ночью городу снятся кошмары, и под покровом темноты совершаются жестокие убийства, насилие, разбой и грабежи.
Меня хватило ненадолго. На сто страниц. Очень редко так делаю, лишь в исключительных случаях, но видимо случай подвернулся подходящий: не выдержав, стала усиленно пролистывать. Действия в романе никакого. Хваленый жанр "космического фольклора" здесь уж точно не канает. Чем дальше, тем сюжет всё больше приобретает какие-то уродливые очертания, без искры и без интриги. Всё монотонно топчется вокруг убийства путешественника и нездоровых отношений между местными обитателями. Опять же, это только моё мнение, кого-то это может захватить. Надо признать, что перевод с испанского В.Симонова безупречен, как и оформление книги. А вот содержание оставляет желать лучшего. До откровенной брутальности Уэлша и Рю Мураками Глес явно не дотягивает, хотя и очень старается.

Когда диктует ночь
1 5

Читала давно и до конца осилить не смогла, уж больно она затянутая, сюжет будто клещами вытягивают, к тому же не понравился язык повествования

Когда диктует ночь
2 5
повествование крайне утомительно. эксперимент несвеж. книга очень метафорична, как в целом, так и в частностях, однако все метафоры сводятся к задо-генетальной области. много проституток, ляжек, гнилых зубов и невразумительного секса. причем настолько много, что уже к середине небольшой книжки в 300 страниц ОЧЕНЬ крупным шрифтом начинает казаться, что у автора не все в порядке с психическим развитием (ну да Марсель Пруст вообще в бессоницу любил крыс ловить и головы им отрезать). однако послесловие автора многое объясняет: садо-мазо из слезных благодарностей и горделивых обид живо рисуют его портрет.
в плане лексики (может, сказывается недобросовестный перевод) повествование похоже на фарш из слов, в котором герои и автор вязнут и совершенно теряют направление мысли.
недобрая и грязноватая история, подобная тем, спрос на которые был в начале девяностых. как говорит моя бабушка, сказал, как в лужу пер..л.
зерна не чувствуется. азарта не вызывает.
советовать не буду. уж точно на любителя.