Hard-boiled Wonderland and the End of the World

A narrative particle-accelerator that zooms between Wild Turkey Whiskey and Bob Dylan, unicorn skulls and voracious librarians, John Coltrane and Lord Jim. Science fiction, detective story and post-modern manifesto all rolled into one rip-roaring novel. Hard-boiled Wonderland and the End of the World is the tour de force that expanded Haruki Murakami's international following. Tracking one man's descent into the Kafkaesque underworld of contemporary Tokyo, Murakami unites East and West, tragedy and farce, compassion and detachment, slang and philosophy. The result is a wildly inventive fantasy and a meditation on the many uses of the mind. A remarkable writer... he captures the common ache of the contemporary heart and head Jay Mclnerney Here is an abundant imagination at play Sunday Times How does Murakami manage to make poetry while writing of contemporary life and emotions? I am weak-kneed with admiration Independent on Sunday Murakami is a true original and yet in many ways he is also Franz Kafka's successor because he seems to, have the intelligence to know what Kafka truly was -a comic writer Sunday Herald
Автор Hariuki Murakami
Издательство Vintage
Язык английский
Год выпуска 2004
ISBN 0-099-44878-5
Переплёт Мягкая обложка
Количество страниц 405
Код товара 9780099448785
Тип издания Отдельное издание
1059
Магазин »
Нет в наличии
с 9 января 2018
Год выпуска: 2004
История изменения цены:
Средний отзыв:
4.3
Hard-Boiled Wonderland and the End of the World
/ Ozon.ru
4 5

Харуки Мураками — это мой guilty pleasure, хотя и не то чтобы настоящий, потому что я не чувствую всерьёз вину, когда читаю его и получаю удовольствие. Он хороший и качественный беллетрист, конечно же, на любителя, поэтому я искренне удивляюсь, когда его пихают куда-то в список претендентов на Нобелевскую премию или пытаются найти глубокий смысл в этом расслабляющем чтиве. Незачем. У Мураками всё плавает на поверхности, так что не надо глубоко нырять и задерживать дыхание, можно спокойно расслабиться и получать удовольствие. В том случае, если ты вообще можешь получать удовольствие от чьего-то чужого гундения и нытья на одной ноте.

Мне Мураками напоминает такого специфического попутчика где-то в поезде, который смотрит, как ты разворачиваешь курочку из фольги и расколупываешь варёное яичко (ну ладно, ладно, я так не делаю, но пофантазировать-то можно), а сам вдруг начинает гнать ядрёную телегу за свою жизнь, про каких-то баб, про какие-то случаи, про котов, про колодцы, про жратву, про что_я_видел. Чтобы поинтереснее казаться — прибрёхивает ещё немножечко, ну а чо, попутчик же, спроса нет, можно что угодно придумать. И вот ты лежишь на полке, в зубах куриная ножка, колёса поезда стучат (додескаден-додескаден, ага), равномерное покачивание, за окном зациклились одни и те же кусты на фоне сетчатого забора, а он бубнит и бубнит. И нет ничего в его рассказе такого отталкивающего, чтобы его заткнуть, да и времяпрепровождение в поезде это не хуже прочих, живая аудиокнига с запахом пожухлых носков.

"Страна Чудес без тормозов и Конец Света" отличаются от обычных муракамных телег тем, что это, по-хорошему, две истории. Одна фэнтезийно-красивая, с лёгкой холодцой и пафосом. Другая — как раз вот эта плацкартная. В конце они, конечно, шатко и валко связаны, но всё-таки настолько разнородны, что связь кажется уж слишком надуманной. Зато сразу понятно, что автор писал от души. Замысел романа, единая структура, продуманные главы и персонажи — к чёрту это. Буду писать одну историю, буду писать другую, а там авось и выйдет из них что-нибудь, рано или поздно общее найдётся. Тем более, что все его истории всё равно о нём самом, в той или иной вероятности.

Может быть, за эту честность "Страна..." у меня давно уже лежит в ностальгически любимых книжках, которые я перечитываю с периода подростковой восторженности по петуховпопуклевательному графику раз в несколько лет. А может, я просто люблю примерять на себя ощущение того незамутнённого восторга перед экспериментальной литературой без границ, которое было когда-то и слегка некротически воскрешается теперь при перечтении. Так-то это книжка хороша для условно семнадцатилетних и вечных романтиков с тоской во взоре я_от_жизни_смертельно_устал (кстати, это может быть один и тот же человек, ха!).

Hard-Boiled Wonderland and the End of the World
/ Ozon.ru
5 5

Каждый автор считает своим долгом написать о долге и предложить свою концепцию идеальной структуры. Затем эту структуру развенчать, обвинить ее в излишней идеальности и бездушности. Камень преткновения, вероятно, в самом представлении о структуре. Если структура, то безэмоциональная, рациональная, но почему-то, как оказывается, не цельная, с недостатками, которые может определить только живой человек. Какое самомнение. Почему бы при таком раскладе не сделать наоборот - изобразить бездумного дурачка, радостного, улыбающегося и слюнявого, но, безусловно, счастливого. Такое тоже в литературе встречается, но гораздо реже. В основном это происходит потому, что каждый автор становится на защиту своего мировоззрения, а эмоционалов среди них в целом намного больше.

Харуки Мураками, естественно, с этой стороны. Там, где женщины, где переживания, где печаль в глазах. Ну, и о еде еще много написано. К маразмам автора, в виде пересчитывания монеток или описания врожденной аккуратности, тоже привыкаешь. Ловишь себя на мысли, что раз уж повествование началось со "Страны Чудес" и чередуется с "Концом света", то последним и должно закончиться. Так оно и вышло. Следовательно, поведение Мураками все же можно вычислить. Кроме описаний поедания японской пищи всегда присутствуют постельные сцены. Видения же - признак более зрелой прозы, ибо в молодости он был явно реалистичнее. В принципе все верно - нужно идти в ногу с модой. Многочисленные ссылки и ассоциации с другими авторами, радуют, хотя мне видятся левыми. Но аналогий с мышлением автора и не ищу. Вообще, в прозе Мураками больше всего занимает все, кроме самого Мураками. Этот его постоянный образ рефлексирующего мужчины под сорок, вероятно, притягивает к себе женщин, но меня только раздражает. Самым удачным произведением считаю «Мой любимый sputnik», где главный герой смещен в сторону такой же аморфной девушки, но, как оказалось, девушка такого вида более привлекательна.

Чередование двух рассказов (хотя подобный прием мне видится абсолютным враньем) по идее логично, ибо активная его часть "Страна чудес" смешана с блеклой и тягучей "Конец света". Данный труд весьма притягателен, но признать его весомым вкладом в мировую литературу невозможно, а потому и Нобелевских премий давать не за что. Смущает только то, что их уже вручают всяким китайским сумасшедшим, на фоне которых Харуки Мураками выглядит абсолютным гением.

Hard-Boiled Wonderland and the End of the World
/ Ozon.ru
5 5



Страна Чудес без тормозов
Совершенно невероятный мир. Хотите узнать про особенности шаффлинга? Кто такие жаббервоги? Что делают кракеры? Почему существует конкуренция между Фабрикой и Системой? Как нужно правильно полнеть? Каждая нечётная глава - это просто взрыв! Совершенно без тормозов. Постоянно что-то происходит, падает, ломается, случается...
Конец Света
Здесь почти ничего не происходит. Зимой наступают промозглые холода, метель. Умирают ослабленные тени. Умирают таинственные единороги, оставляя после себя точь такое же потомство. Нужно просто читать старые сны в тихой и заброшенной библиотеке. Весь этот мир обнесён стеной. Попав сюда единожды, отсюда не уйти. Уйдя один раз, сюда не вернуться. Мир в совершенстве. Утопия. Но настолько ли? Здесь нету горестей, страдания, слёз. Здесь всё тихо, спокойно, умиротворённо. Так ли это хорошо? Ведь кроме спокойствия здесь ничего нету. Нет настоящей любви, смеха, радости... Размеренная жизнь в тишине. Билет сюда: это потеря самого себя и своей тени.
В общем:
Это два мира соединяются друг с другом, точнее один вытекает из другого. Они совершенно разные. Просто оторопь берёт, как можно было построить два места, которые так отличны друг от друга, но так же и зависят друг от друга и не могут существовать по отдельности.
Что же эта книга открыла для меня? Какие истины поведала? Сказать сложно, но одну мысль я уловила чётко: мы сами строим своё внутреннее я. Мы можем потерять его, а можем сохранить. Каждый из нас живёт в своём собственном мире, каждый из нас строит его сам. И этот мир у каждого внутри.

Hard-Boiled Wonderland and the End of the World
/ Ozon.ru
5 5
Видимо, эта стена – реакция психики на ограниченность моей жизни. Тишина – шок после отключения звука. Неспособность разглядеть, что вокруг, – катастрофический кризис воображения.

Нечто болезненное, разломленное, раздвоенное. в общем "голова ушла гулять". Пока читала, выдумала с десяток интерпретаций одновременного (ли?) существования двух миров: Страны чудес без тормозов и конца Света. Однако так и не определила, в каком мире лучше. В обоих бесконечно одиноко, лишь попытки героя прорваться сквозь чужие тела к чужой душе, что заканчиваются обычно столкновение или спотыканием о чужую оболочку.
Человеку привычно жить в десятках созданных им мирах, ибо познания о действительности ничего не меняют в лучшую сторону. Так не лучше ли представлять Землю мультиваркой, кофемолкой или столиком в ресторане? более того, начнешь представлять, и найдется множество доказательств в защиту твоего мнения. Так, рождаются религии. Они мало что объясняют и являются лишь бесконечной интерпретацией ипостасей Добра и Зла. А вот дуалистичность никуда не исчезает.
Более научно обоснованные знания порождают научные теории, однако те лежат на "трех китах", или аксиомах по-научного, и легче, понятнее, проще от то не становится.
Потому человек, дабы вдруг не соскочить с ума, строит высокую стену, выключает все звуки и ложится спать.

Жить некуда, вот и думаешь в голову.
А. Платонов

Так и произошло с главным героем. То ли его внутренний панцирь, попытка убежать от действительности сотворила столь противоречивый мир, то ли он стал генией, которому дозволено жить в созданном им миру, однако тогда он превратился в Творца и в ответе за тех, кого породил. Как там говорят: "Сон разума порождает чудовищ"? Здесь активная деятельность разума заставила героя осознать собственную утрату, утрату "я", которая так или иначе происходит в процессе социализации. И становишься "собственным своим трупом", отрубаешь тень свою - воспоминания, прошлое, детство, все нити, связующие с тобой "настоящим", за которого бывает стыдно, но который человек, а не функионал Системы.
Когда же вступаешь в социально-экономические связи, начинаешь продуцировать общественне богатства, отдаляешься от себя, истрепываешься, стираешься, и в отчаянье теряешь индивидуальность. Тогда наступают заморозки, и душу сковывает защитная стена, что пытается защитить драгоценные остатки, но не дает вольно дышат, давит их, уничтожая человека, который родился ,чтобы думать, любить и становиться лучше.
И выхода здесь два:
1. Сбежать, вернувшись к себе.
2. Сбежать, бросив себя по дороге и стать всесильным, но пустым.

Не говори никому,
Bсе, что ты видел, забудь -
Птицу, старуху, тюрьму
Или еще что-нибудь...

Или охватит тебя,
Только уста разомкнешь,
При наступлении дня
Мелкая хвойная дрожь.

Вспомнишь на даче осу,
Детский чернильный пенал,
Или чернику в лесу,
Что никогда не сбирал.

Харуки всегда многосложен, это таинство по принципу матрешки заложено в нем под непритязательной подачей. За что его бесконечно люблю!

Hard-Boiled Wonderland and the End of the World
/ Ozon.ru
5 5

Когда речь идет о Харуки Мураками, в оценках его творчества не бывает золотой середины. Для кого-то это очень хорошо, для кого-то невероятно плохо. Проблема в понимании. В восприятии. В специфичности стиля. Я вхожу в число тех людей, у кого при мысли о новой книге Мураками начинает учащенно биться.
Я чувствую себя счастливой, наслаждаясь его книгами.

В предисловии к этой книге автор пишет, что "Страна чудес без тормозов" и "Конец света" - это части книги, будто бы написанные разными полушариями мозга. Книги из разных миров. И шаткие связи между этими частями он сам нащупывал по ходу развития сюжета.

И я, читая, тоже не сразу смогла нащупать эти мостки. Потрясающая книга!

Hard-Boiled Wonderland and the End of the World
/ Ozon.ru
2 5

Э...мда...Мне немного не то что стыдно, а как-то странно. Пролистала первые десяток-другой рецензий, и...Нет, читать я их не стала, я просто оценки глянула. Везде 4-5 баллов. Ни одной даже самой завалящей троечки. А я и вовсе два влепила. Это со мной что-то не так? Я чего-то не понимаю? В чем прелесть этой книги?
Сначала скажу, что мне понравилось. Мне понравились подземелья, катакомбы и жаббервоги. На этом все.))
Остальное было скучно и мерзко.
Два параллельных повествования, которые переплетаются, перекликаются и еще черт знает что делают. Должно быть интересно? Должно быть (остро-)умно? Должно быть еще как-то? Ну не знаю.
С одной стороны, какие-то фантастические технологии вроде расщепления сознания, шаффлинга и прочей лабуды. И тут же, в этом же мире - - аудиокассеты, например. Серьезно?
Мир же, существующий типа в сознании героя, и вовсе наводил тоску и скуку. Даже единороги не спасли положения.
Утопия? Схема идеального мира? Да будет вам, нельзя же так пресно и избито это подавать, в самом деле.
Ну и напоследок. Что меня дико выбесило. Это, други мои, бесконечные упоминания пениса нашего героя. Он что, больше ни о чем думать вообще не может? "пенис отказывался стоять", "пенис встал не вовремя". Или, как вам это - "Мой пенис был совершенен, как пирамида Хеопса". Штааа? Хочется вымыться с хлоркой после обилия пенисов на страницах.
Далее. Фэтфобия. Да-да, именно. Что это еще за "толстушка"? Что это еще за сексизм и объективация, м? Почему без конца упоминаются ее грудь, попка, ноги, ее возбуждающая полнота? "даже забываешь, что она толстушка", " она все равно была привлекательна". а уж про сравнение женщины с виски вовсе молчу. Почему других героев зовут, например, Страж или Профессор (даже с большой буквы, кстати), а ее просто "толстушка"? Почему это мерзкое слово встречалось почти в каждом абзаце? Почему она, едва его увидев, захотела переспать с ним? (как, впрочем, и все прочие женщины в этой книге). Про "глотание семени" можно даже не упоминать уже.
В общем - мерзко, отвратительно, напоминает просто дымящуюся кучу г###а. Больше я ни разу в жизни, ни за что, никогда не стану читать ничего у данного, если можно так назвать, писателя.

Hard-Boiled Wonderland and the End of the World
/ Ozon.ru
5 5
…Все тени умирают в Городе. Иначе от них останется нежить, которая уходит в Лес. Именно там живут люди, которые не смогли до конца убить свою тень…


Жил-был незаметный, ничем не примечательный человек. Работал конвертором в одной очень большой организации. Делал хорошо своё дело, мечтал о счастливой старости. О том как будет заниматься чем ему нравиться и не думать о деньгах. Уедет в тихий городок или в горы. Купит себе дом и будет там жить в своё удовольствие. Но как обычно бывает, не так всё просто. Всё пошло наперекосяк. Он оказался далеко не таким простаком каким себя представлял. Его затягивает в водоворот событий. По не зависящим от него причинам события развиваются стремительно и в итоге он перестаёт что-либо понимать. Не в силах противостоять действительности, он как может, пытается решить насущные проблемы. Отправляется на поиски себя.

Мураками написал книгу, где смешал многие жанры. Киберпанк, фантастика, фэнтези и даже что-то от ужасов. Впрочем себе он не изменил и здесь как и во всех книгах Мураками есть то, за что мы любим Мураками. Его язык и стиль. Неповторимая атмосфера и герой чем-то похожий на самого автора. Имени, по моему он так и не назвал. Отличная книга, становиться одной из моих любимых книг Харуки Мураками.

Hard-Boiled Wonderland and the End of the World
/ Ozon.ru
5 5

Страна чудес без тормозов и Конец света... Два мира, так отличающихся друг от друга.
С одной стороны, события, с большой скоростью (действительно, без тормозов) сменяющие друг друга, динамично развивающийся сюжет, противостояние Фабрики и Системы, кракеры, жаббервоги, главный герой часто становится участником странных ситуаций и постоянно находится в бегах.
С другой стороны, тишина и спокойствие. Сюжет развивается размеренно. В этой реальности люди и их тени живут отдельно друг от друга. Этот мир находится за большой стеной. Попав в него, человек расстается со своей тенью. Вернуться обратно почти невозможно. Тени со временем слабеют и умирают. Человек забывает свое прошлое, теряя себя. Главный герой занят чтением снов по черепам единорогов в старой библиотеке. Единственное, что заставляет читателя волноваться, это приближение страшных холодов.
Особую атмосферу создает чередование глав, позволяя прочувствовать двойственность мира.
Честно скажу, что с этой книги началась моя любовь к Мураками. Ранее я читала Мой любимый sputnik и Норвежский лес . Не могу сказать, что книги мне не понравились. Может быть, я не совсем поняла автора, или настроение не было соответствующим. Здесь же мне понравилось все. Я с большим интересом следила за повествованием, ждала развязки, выстраивала в голове версии того, как несколько реальностей связаны между собой.
Мне удалось настолько погрузиться в атмосферу Мураками, что после прочтения этой книги я сразу же познакомилась с первыми двумя произведениями его цикла "Крыса".
Еще хотелось бы отметить, что на страницах романов Мураками безумно приятно видеть героев, обладающих хорошим вкусом, разбирающихся в литературе, да и в искусстве в целом. Молодые люди обсуждают творчество Достоевского, Стендаля, Моэма и многих других. Очень хотелось бы чаще видеть таких людей в реальной жизни.
Книга приятно удивила, заставила по-новому взглянуть на творчество автора.