Киндернаци

Андреас Окопенко (род. 1930) - один из самых известных поэтов и писателей современной Австрии, лауреат многочисленных литературных премий (в 2001 г. - премия имени Георга Тракля). Его роман `Лексикон сентиментального путешествия на встречу экспортеров в Друдене` (1970) во многом предвосхитил постмодернистскую литературу `гипертекста`. Поэтические сборники (`Зеленый ноябрь`, 1957; `Почему так сортиры печальны?`, 1969 и др.) блестяще соединяют в себе лирический элемент с пародийно-сатирическим началом. Роман `Киндернаци` (1984) представляет историю XX столетия в ее непарадном и неофициальном облике. Тем сильнее впечатление читателя, узнающего из мальчишеских дневниковых записей об `обыкновенном фашизме` и о той питательной среде, из которой вырастает всякая тоталитарность и которая именуется `безучастным участием`.
Автор Андреас Окопенко
Издательство Симпозиум
Перевод Инна Стреблова
Серия Австрийская библиотека в Санкт-Петербурге
Язык русский
Год выпуска 2002
ISBN 5-89091-176-7
Тираж 2000
Переплёт Твердый переплет
Количество страниц 288
Код товара 9785933812951
779
Магазин »
Нет в наличии
с 10 сентября 2018
История изменения цены:
Средний отзыв:
3.4
Киндернаци
5 5

"Киндернаци" - роман австрийского автора, лауреата нескольких премий, Андреаса Окопенко.

Казалось бы нацизм - неблагодарная тема для рядового читателя. Многие могут посчитать её мрачной, но Окопенко, несмотря необычную структуру романа, всё же сделал её увлекательной. Собственно сама форма помогает понять идею. Автор исследует такой феномен как обыкновенный фашизм. В первом эпизоде мы встречаем мальчика Анатоля Витрова в конце войны, проигранной Германией. Можно увидеть вполне типичный подростковый максимализм, тем паче герой прошел юнгфольк и мозги ему промыли основательно:

— Поди сюда, мой милый Только, тебе ведь уже пятнадцать. Мой народ, ты же знаешь, состоит из мужественных людей. Так что мужайся и ты!
— Да я же готов сражаться! — всхлипывает Только.
— Тильки! — подает с банкетки голос посеревшая лицом мама.
— Сегодня можешь еще побыть нацистом, — говорит папа, — и оплакивать ваше полное поражение.
Только понуро топчется и плачет.
— Все, хватит, Анатоль! — приказывает папа. — Гитлер проиграл войну. Понятно? Нам всем надо перестроиться. Будь разумным мужчиной! Предоставь себе, что ты был кинозвездой, знаменитым героем экрана, пока был маленький, а теперь ты взрослый мужчина и твоя роль кончена.
— Тильки! — произносит мама совсем вяло. — Теперь нельзя быть наци.
— Киндер-наци! — яростно бросает Анатоль, и снова в слезы.

То бишь вчера был нацизм, сегодня - нет. У родителей нет ни чувства вины, ни других положительных или отрицательных эмоций. Власть сменилась и теперь нацистом быть просто не принято. Но вот по мере продвижения по роману, а точнее откату к 39-ому году (начинается 45-ым и заканчивается 39-ым, в этом и есть некоторая необычность структуры), мы вникаем постепенно вглубь проблемы, психологического и физического взросления ребенка, на которого давит среда, давят родители, которые переехали в Вену с сыном и прошли "арийский тест". Десятилетний ребенок, над чьим немецким выговором в Австрии посмеивались, через несколько лет благодаря и ему в том числе превращается в одну из звезд школы (или возможно он так считает, все-таки мы следим в основном по дневниковым записям Анатоля, хотя некоторые учителя отмечали настоящий нордический тип героя, так что вполне может и было правдой). Именно в самые впечатлительные годы - с 10 до 15 лет - на него сваливается юнгфольк и агитпропаганда. Для родителей-то всё прошло, есть - есть, нет - так нет. А сможет ли ребенок уже будучи практически взрослым социально адаптироваться к новым условиям существования? Вот в чем вопрос. Или может будем иметь очередное потерянное поколение, отчужденное и неустроенное?

Роман замечательный, рекомендую.

Киндернаци
5 5

Людей, живших в нацистской Германии, мы помним только в двух случаях – если они активно поддерживали фашизм, или же, наоборот, не менее активно ему противостояли. Но кроме них, в Германии того времени были и совершенно обычные люди, которым было наплевать на «политику». Дети учились в школе и отдыхали в детских лагерях. Взрослые работали на заводах и стройках, ходили на танцы, вечерами приглашали соседей на бутылочку вина. Нацизм, страшнейшая угроза века, присутствует в их жизни эпизодически – как страшилки о «коммунистах», рассказываемые ночью в лагере после отбоя или увлекательное кино о «жидах», мешающих народу. Но проблемы пубертатного периода значат для мальчиков и девочек гораздо больше, чем все враги и войны.
Эта книга заставляет вспомнить название фильма «Обыкновенный фашизм». Для обывателей из книги Окопенко гитлеровский режим не является чем-то из ряда вон выходящим, он просто есть. Под него подстраиваются и продолжают жить дальше. Просто жить – ведь для большинства именно сардельки и пиво ueber alles, «превыше всего».