Божественная Комедия

Плод всей жизни "Сурового Данта" (так назвал гениального итальянца Пушкин), творение, в эпоху Средневековья ставшее предвестником Возрождения, труд, который стоит в ряду величайших достижений человеческой мысли - так говорили, говорят и будут говорить о произведении, которое сам Данте Атигьери назвал просто "Комедией", а его потомки нарекли "Божественной". С момента появления "Божественной комедии" на свет прошло уже более семи веков, а историки и критики до сих пор не прекращают споры о том, что же это такое: "путеводитель" по загробному миру (в представлении обычного земного человека) или нечто большее, попытка человеческого гения познать непознаваемое, найти рациональное в иррациональном, показать людям путь от мрака и скорби к свету и радости. В любом случае, "Божественная комедия" - это классика, которая будет жить вечно.
Автор Данте Алигьери
Издательство Эксмо
Перевод Дмитрий Минаев
Серия Библиотека всемирной литературы
Язык русский
Год 2015
ISBN 978-5-699-30858-3
Тираж 67400
Переплёт Суперобложка
Количество страниц 864
363
Магазин »
Нет в наличии
с 16 июня 2018
История цены:
Средний отзыв:
4.2
Божественная Комедия
5 5

Когда-то Флоренция была центром вселенной. Это удивительно и закономерно одновременно. Наследница римского государства, развивающаяся не только в аграрной сфере, но и в экономической - торговой, поставившая на информационно-духовные технологии и как следствие получившая корону культурного, научного первенства, отодвинувшая необходимость военного искусства на задний план. Каких сынов нарожала Флоренция? В мировом пантеоне богов искусства и науки ее детей больше чем чьих бы то ни было. В чем тут дело? «Я рано встала»
Действительно, рано. Данте живет и пишет в 13-14 вв, остальные проснуться гораздо позже. Данте удивит знаниями астрологии, анатомии, архитектуры, политологии, теологии, психологии. 13-14 век… Только айфона у него и не было.

Только наследник античной и христианской культур мог позволить себе такое путешествие как Данте. А провожатый какой! Вергилий, написавший знаменитую Энеиду. Именно благодаря ему труд Данте носит такое имя. Комедия! С ужасом ада вначале, умиротворением рая в конце. Нет, не в конце, в бесконечности. У Вергилия все наоборот. У него трагедия, где все хорошо в начале и плохо в конце. Он более реалистичен, как и мир античности, который он представляет. Сразятся в Комедии два мировоззрения. Сразятся два Данте. Данте - античный философ и Данте - христианский философ. Будут вести спор между собой, не забывая и о счете. Так кто выиграл? Никто… Смысл не в истине, смысл в поиске. И вере. В истину. Античное христианство по-Данте.

Можно иметь сколько угодно средств, но не каждое путешествие себе можно позволить. Мужества и понимания Данте не занимать. Но как так получилось, что смертный смог не просто проникнуть в иные миры, но быть там неприкосновенной духовной единицей с уважаемым проводником с правом на возвращение? Все дело в женщине. Или в женском начале. Или благотворном заступничестве святой девы. Или просто любви. Это уже кому как нравится. Беатриче она такая. Это она преисполнившись жалостью к любимому, оплакивающему ее телесную смерть, благославляет его путешествие, потому что Данте заслуживает иного понимания вещей. Не мирского. Духовного. Такой какая была их любовь. И неважно, что просветленные невезучи в мире живых людей, в который ему придется вернуться.

О местах и достопримечательностях, которые Данте посетил, лучше рассказывать не буду. Скажу лишь, хорошо что книги не пахнут. От описаний ада можно задохнуться. Чистилище - дань античному в христианстве(католичестве). Шанс спасения античным героям. Ценой молитвы. Ведь античные герои не молились. Они договаривались с богами. Рай… Это мудрость и покой.

Скажу лишь, что обитатели всех трех инстанций - италийцы всех времен. От античных героев до интриганов и святых Тосканы, Пизы, Венеции и прочих городов. Знакомых Данте, его врагов и друзей. Микеланджело, земляк Данте, творивший чуть позже, тоже в своем Страшном суде, грешников наделил лицами своих недоброжелателей. Что там лицами… Грешников жарят, парят и это самое безобидное. А сам Микеланджело повсюду св. Варфоломей.

Скажу лишь, что грехи свои надо знать в лицо. Что толку отрицать факт их наличия? Это гордыня… Данте смотрит на грехи очень субъективно. Об одних песнь за песней, с доводами защиты и обвинения. Долго думал… О других вскользь. Несложно догадаться какие грехи носил Данте. Но что Данте? За собой лучше смотреть. Нам сложнее, не у всех нас есть проводник Вергилий и вдохновительница и охранительница Беатриче.

Гордыня? Ну что поделать, без нее не проживешь, и ничего не добьешься… Зависть? Беда в том что не понимают завистники, что счастья и удачи выделено на всех, лишают себя счастья лишь те, кто смотрит на чужое. Гнев? Это происки темных сил, рождаются то люди без гнева. Уныние? Мало в человеке любви к миру и даже к самому себе, если есть уныние - не прав сам в своих чувствах к миру. Корыстолюбие? О, наказание для них не тяжко, эти существа наказывают себя сами всю свою жизнь. Их жизнь уже ад. В Чистилище их просто пожалеют. А сластолюбие - по Данте это содомиты. И все те кому не повезло встретить в детстве Беатриче.

Знаете, где оно, Седьмое небо? В Раю. Но это место далеко не для всех обитетелей Рая. Только для просветленных мудрецов, проживших ежечасно помня о грехах. Просящих высшие силы о помощи в преодолении животных порывов грешить. Не спорящих, не бунтующих, не ищущих. Мне очень любопытно попал ли туда сам Данте? Ведь спорил, бунтовал, искал. Есть ли там место для античного христианина? Но как бы там ни было, и где бы то ни было - он будет рад месту рядом с Беатриче, от красоты которой он изнемогал. Это и есть его Седьмое небо Рая.

Божественная Комедия
4 5

Сколько ни говори о магии терцин и великой суровости Данта, а рай читать невозможно. Политические разборки Италии эпохи средних веков-возрожения меня - о ужас! - не трогают))) Ад и Чистилище занимательны своей пугающей назидательностью и -да - зрелищностью. Невольно сверяешься с этим мерилом, когда что-нибудь делаешь... нехорошее)

Божественная Комедия
3 5
"Божественная комедия" без Бога.

О подобных памятниках либо хорошо, либо ничего. Оценивать и тем более рецензировать их как произведение литературы – занятие глупое и бесперспективное. Слишком далеко от собственно поэмы произведение Данте. Это эпоха, веха, занимающая в амфитеатре всемирного наследния самый верхний ряд (метафора показывает, что я действительно дочитала эту поэму до конца, до самого Эмпирея :) ). Поэтому и я не буду заниматься бесполезным делом. Замечу лишь, что, вероятно, в этом издании был не самый лучший перевод. Потому что никакого восторга перед "поэтикой Данте" я не испытала. Ни одного трехстишия выписать себе для цитирования не захотелось. Ну о чем говорить, если даже первая строфа здесь не каноническое "Земную жизнь пройдя до половины...", а
Переступив границу зрелых лет,
Я в тёмный лес забрёл и заблудился.
И понял, что назад дороги нет…

"Забрел и заблудился"??? Будто детский стишок. И таких примеров много. Второе – это просто жуткие опечатки в комментариях! Я, простите, не могу получать удовольствие от литературы, когда в двух абзацах постоянно путается родительный и дательный падеж (эти самые "и" вместо "е"). Это даже не опечатка, это банальная неграмотность. Аж до скрежета зубовного! И третье, то, что делало чтение "Комедии" похожим на "прогулку по зыбучим пескам" – это невероятное количество имен. Особенно в Аду. Все эти Гвидо и Карлы, Пьетро и Бонифации... Я понимаю, что во времена создания поэмы все эти персоналии были понятны и хорошо знакомы читателю. Но когда в каждой строке упоминается по паре грешных гиббелинов или черных гвельфов, то никакую мелодику стиха не поймаешь. Может, нужно было просто не читать краткие биографии каждого из врагов Данте или просто неприятных ему людей, которые попали в Ад. Никакого дополнительного знания мне это не дало, а ритм стихов, звучащий в голове, неизменно сбивало. Обязательно через несколько лет попробую перечитать хотя бы одну из частей "Комедии" именно так.

Но все же и без рецензирования мне есть, что сказать по поводу "Божественной комедии". Как это часто последнее время у меня случается, при прочтении книги возникают мысли, лишь отдаленно связанные с сюжетом. Примерно на середине "Ада" я задумалась об интересной черте христианства (да и вообще любой мировой религии). Как же далеко уходят догматы и постановления церковных иерархов от сути христианского учения. Как удобненько в каждую эпоху из Библии достаются одни суждения и обрасываются другие. Например, важно в конкретную историческую эпоху обосновать крупный военный поход – так сразу акцентируется внимание на Святой земле, "порабощенной неверными". Толкуя по-своему Священное Писание, и добавляя новые сентенции от себя, правители (церковные и светские) прекрасно манипулируют сознанием верующих, используя религию, как мощнейшее идеологическое оружие.

Эта идеологизированность религии (я еще раз подчеркиваю, речь не о Вере, а об официальной религии) отлично видна на примере "Божественной комедии", когда cовершавшие похожие, по сути греховные, деяния, но находящиеся по разные "стороны баррикад" правители и полководцы разделены лишь прихотью автора на грешников и праведников. И заповедь "не убий" как-то забывается, или обрастает условиями, "убий", но покайся или "убий", но в благих целях. Почти каждый второй персонаж, распределенный Данте по разным кругам мучений или блаженства, заставлял задуматься: почему это так? Почему некрещеные младенцы не достойны Райского спасения? Чем действительно праведно жившие мудрецы древности хуже отправлявших на смерть полководцев, что одни сидят в адском Лимбе, а вторые на райском Марсе? И я не говорю о действительно очень выборочном размещении врагов Данте в Ад и друзей в Рай (в крайнем случае, в Чистилище, с надеждой на перемещение выше). Конечно, "Божественная комедия" – это художественное произведение, несущее в себе частичку автора. Поэтому мы видим именно его Ад и Рай. И, как можно ожидать, он воздает по заслугам так, как сам считает справедливым. Но точно так же действуют реальные властители: короли, папы, верховные служители церкви. Так же по собственному представлению меняют наше восприятие хорошего и плохого, переключают внимание с одного греха на другой. Но, в отличие от Данте, они ставят под предлагаемой моделью мира, под провозглашаемыми идеями, не свое имя, а имя Бога.

Скажу честно, такие мысли у меня давно: слишком уж странные сентенции, моральные суждения выдает официальная церковь (и православная и католическая). В 1992 году (!) Католическая церковь признала свою ошибку и реабилитировала Галилея. А Лев Толстой по прежнему находится под анафемой РПЦ. А уж роль церкви в тысячелетних гонениях на евреев, погромах и ужасах Холокоста до сих пор признается лишь частично: "ошибочные и несправедливые толкования Нового Завета относительно иудейского народа и его вины продолжались очень долго, порождая чувство вражды в отношении еврейского народа" (Иоанн Павел II). Это цивилизационные ошибки, это урон, исчисляемый миллионами (если не миллиардами) жизней, это задержка прогресса на десятилетия. Это разрушенные культуры и уничтоженные народы. И все это заканчивается Раем для убийц именем Божьим и скромным заявлением об ошибке спустя столетия. Как во всем этом потоке противоречий, обмана, манипулирования не потерять истинную Веру – вот в чем вопрос. Как за всеми интерпретаторами и ретрансляторами слышать Бога? К сожалению, "Божественная комедия" ни на шаг не приблизила меня к ответу на эти вопросы. Потому что я в ней увидела истоки огромного пласта религиозного искусства Возрождения, не услышала, но уверена, что он там есть, настоящий итальянский язык. Но Бога в "Божественной комедии" для меня не было.

C. R.
Обложек не будет, их тысячи.
Но поделюсь с вами схемами загробного мира из первого издания "Комедии".

Божественная Комедия
5 5

Ах, ах, ах, шедвер божественного Данта с профилем орлиным! Эдакая средневековая мысль, достигшая своей наивысшей формы, да так и застывшая. На самом деле современным читателем поэма воспринимается довольно неоднородно. Самая интересная часть - это, конечно, Ад. Тут тебе и веселые истории, и разнообразные пытки, и элементы карнавальной культуры, все как положено. С Чистилищем ситуация гораздо более напряженная, и уж совсем дело плохо в Раю: он битком набит ультраправедными старцами, которые только и поджидают главного героя, чтобы в стихах изложить ему свой взгляд на текущее положение дел в итальянской политике. Что, впрочем, только лишний раз подтверждает, что христианский рай - место чудовищно унылое, и если бы не возможность посмотреть на пытки грешников, то в том загробном мире и вовсе можно было бы второй раз помереть от тоски.
Разумеется, эпического размаха поэмы, ее композиционно-стилистического совершенства это никоим образом не отменяет. Пожалуй, именно вот эта безупречная внутренняя структура, а вовсе не развитие сюжета и отступлений от него, делает ее шедевром, любимым многими поколениями. А по-итальянски это должно звучать в тысячу раз круче, нежели в переводе. У этих ребят даже статьи по кристаллографии хочется читать вслух как поэзию.
Еще любопытный факт напоследок: поэма битком набита метафорами и аллегориями математического свойства. Помимо уже порядком замусоленного "И склон был много круче полуоси,// Секущей четверть круга пополам" там присутствуют и многие другие. Это должно говорить нам о том, что математика в соответсвующем объеме входила в культурный багаж образованного современника Данте наравне с богословскими измышлениями и обрывками античной мифологии. Вот так-то, чистые гуманитарии!

Божественная Комедия
5 5

Данную книгу искал лет пять, наверное, потому что очень долго искал достойное издание, радующее сердце любого читателя и коллекционера книг, ибо книг быстро превращается из предмета первой необходимости в предмет коллекционный, ибо с появлением электронных читалок и прочих навороченных гаджетов книга стала достаточно дорогой. Труд Данте Алигьери «Божественная комедия» я нашел в своем городе в Магазине «Читай город». Взял ее с достаточно обширным списком книжных покупок («Обитель» Захара Прилепина, «Зов Кукушки» Роберт Гэлбрейт и «Битва королей» Джорджа Мартина – и это далеко не полный список того что я приобрел). Начать решил с Данте потому что было великое желание прочесть его «комедию» в любом переводе. Попался перевод Ольги Чюминой, за который она получила Пушкинскую премию. Ну что ж приступим.
До прочтения книги в данном переводе первая песнь Ада в моей памяти начиналась так «Земную жизнь пройдя до половины, я очутился в сумрачном лесу…», а в переводе Чюминой это звучит так: «На полпути земного бытия утратив след, вступил я в лес дремучий…». На примере этих строк можно увидеть разницу и как зависит восприятие текста от переводчика. Вообще перевод Лозинского является классическим, но я счастлив был и такому переводу, поскольку мне показалось что в имеющемся у меня переводе Чумина активно использовала ямбический строй, который был характерен для пушкинской поэзии, а поскольку я любой язык близкий к Пушкину перевариваю несколько лучше, то поэтому мне было удобно читать данный перевод. Это что касательно технической стороны дела, а теперь перейдем к эмоциям, анализу и сравнениям, ибо их явно больше.
Поэма «Божественная комедия» была создана Данте Алигьери в 1321 году. Называя свое произведение «комедией», писатель характеризовал его как поэтическое произведение, написанное на народном языке с устрашающим началом и счастливым концом.
Все жанры высокой литературы в то время писались на латыни. И только поэтому автор не мог назвать свое творение трагедией. Плод второй половины жизни Данте – «Божественная комедия» (анализ его мировоззрения представлен с наибольшей полнотой на родном итальянском языке). В средние века Данте был последним величайшим поэтом, развивающим феодальную литературу. Произведение состоит из трех частей: «Ад» - первая часть из 34 песен, «Чистилище» - вторая и «Рай» - третья, по 33 песни в каждой части.
В первой части описан ад, в котором не может быть гармонии. Писатель привнес в свое произведение элемент абстракции, столь любимой Льюисом Кэрроллом, создавшим "Алису в стране чудес". Поэма писалась терциями из трех строк, так как числу «три» автор придавал мифическое толкование. Число «три» христиане связывают с Троицей, а число «тридцать три» напоминает о продолжительности земной жизни Христа. «Божественная комедия» насчитывает сто песен, а данное число является символом совершенства.
По католической традиции в загробном мире существует ад – место осужденных грешников, чистилище - место, где грешники искупают грехи и рай – обитель блаженных.
Данте максимально точно описывает загробный мир, фиксируя малейшие детали его архитектоники. Во вступительной песне автор повествует о том, как посреди жизненного пути он заблудился в лесу. Поэт Вергилий пригласил его в путешествие по загробному миру. Узнав, что Вергилия послала умершая возлюбленная Данте - Беатриче, тот сразу соглашается. Извиняюсь за ряд сюжетных вставок, но без них никак. Теперь перейдем к описанию Ада.
Ад представлен в виде гигантской воронки. Воронка состоит из концентрических кругов, конец которой упирается в центр земли. Преддверие ада населено душами нерешительных, ничтожных людей. Его надо пройти, чтобы вступить в лимб – первый круг ада. Это место пребывания душ добродетельных язычников. Они не смогли познать истинного Бога, но приблизились к этому познанию и были избавлены от мук ада.
Здесь автор наблюдает самых выдающихся мужей античной эпохи – Гомера, Эврипида, Аристотеля и других. Души людей, предававшихся в прошлом необузданной страсти, заполняют следующий круг. Автор видит, как носит дикий вихрь жертв запретной любви – Франческу да Римини и несчастного возлюбленного ее – Паоло.
Данте в сопровождении Вергилия спускается все ниже и ниже. «Божественная комедия», анализ которой пытались произвести многие литературные критики, отражает мучения чревоугодников от дождя и града, скупых и расточителей, катящих валуны, гневливых, которые увязли в болоте. Еретики объяты вечным пламенем, убийцы и тираны плавают в потоках крови, самоубийцы обратились в растения, богохульников и насильников сжигает падающее пламя.
Для самых ужасных преступников предназначен 9-й круг ада. Здесь обитает столько демонов, сколько не встретишь даже в книгах Стивена Кинга. Это обитель изменников и предателей, величайшими из которых являются Кассий, Брут и Иуда Искариот. Царь зла – Люцифер грызет их тремя своими пастями. Описанием его ужасного вида заканчивается первая часть поэмы.
Из всех трех частей книги в Аду больше всего песен и он гораздо более детально описан, чем Чистилище и Рай, хотя всем досталось в меру. Именно в песнях «Ада» автор призывает нас задуматься о нашей жизни, и описывается весь потусторонний мир согласно схоластическим воззрениям «Темного средневековья», ибо христианство фактически навязывалось всем людям и те, кто не принял веры, попали в Ад.
В целом это очень массивное произведение, которое способно заставить о многом задуматься и показать чего нам нужно бояться в своей жизни, а к чему нам нужно стремится, но здесь все настолько однозначно и понятно что казалось бы ни в чем не надо упрекать классику, но я уверен что есть люди, которые спорят со взглядами средневековых схоластов, но именно эта книга должна приблизить нас к познанию сущности бытия. Обладая большим философским смыслом, эта книга до сих пор влияет на умы и сознание людей, как жаль что не многие дойдут до такого сложного в эмоциональном плане чтения, ибо путь «от Адских мук до Райского наслаждения» не для всех, чтобы пройти этот путь нужно понять насколько вы готовы к таким потрясениям, но книгу определенно стоит прочитать. Я прочитал и счастлив, потому что после прочтения в душе происходит настоящий катарсис (очищение через страдание) и если вы готовы к таким ощущениям, то добро пожаловать в мир «Божественной комедии» Данте Алигьери.

Божественная Комедия
4 5

Итак, "Божественная комедия" в серии "Библиотека Всемирной литературы" - паршивенькое, неудобоваримое издание. Не знаю, можно ли считать недостатком то, что перевод здесь совсем не "каноничный", но многочисленные опечатки постоянно срывают глаз с повествования, а ближе к концу я наткнулась на вовсе непонятное явление, цитирую: "согат те". Я минут пять ломала голову над тем, что это за согат такой таинственный, пока не заглянула в примечания и не обнаружила, что это - неведомым типографским способом зашифрованное "Coram me" *(лат. передо мною).
Ввиду этого я решила, что не буду оценивать текст с точки зрения его мелодики и звучания - хотя, конечно, несколько годных рифм в этом переводе мне попались.

Теперь, хорошенько распотрошив форму, мы переходим к содержанию.
Что сказать о содержании? Я - человек своего века, поэтому мне "Божественная комедия" больше всего напоминает компьютерную игру: какие-то уровни с главным боссом в финале, NPC-проводники, монстры, квесты и подсказки. Впрочем, если бы это и впрямь была игра, то выкарабкаться она могла бы только за счет эффектной графики, потому что сюжет тут... ну, не за сюжет же мы ее любим, правда?
Для "дележки впечатлениями" лучше всего поговорить о каждой части в отдельности.

Ад. Здесь испуганный Данте, который спервоначалу с непривычки валится в обморок после каждого мало-мальски зрелищного действа, в компании мудрого и прокачанного Вергилия совершает свою пешую экскурсию по Аду, которую ему устроила безвременно почившая праведница Беатриче. Описание каждого круга снабжено графическими описаниями мучений и страданий грешных душ, из-за чего именно в первой части больше всего видно, как Данте в белом пальто стоит красивый. Данте, конечно, в белом пальто стоит красивый на протяжение всего произведения, но именно в толпе грешников это так основательно прописано. Уже к середине мы узнаем, что в современной ему Флоренции людей приличных нет, а все остальные либо уже коптятся в аду в какой-нибудь гниющей речке, либо совсем скоро к своим товарищам присоединятся.
Персонально для меня Ад оказался самой длинной, унылой и неудобоваримой вещью, в том смысле, в каком мне кажется неудобоваримым вся эта концепция в целом - нагрешил и страдаешь без всякого смысла. Короче, бойся, очень бойся.

Чистилище. В чистилище Данте ненадолго снимает свое белое пальто, и оказывается, что у него тоже рыльце в пушку, и надо бы самому искупить семерку классических грехов - гордыню, зависть, гнев, чревоугодие, лень, алчность и похоть (кажется в таком порядке, хотя я могу и ошибаться). И несмотря на то, что он делает это довольно читерским способом (методом полевого опроса населения), "Чистилище" выглядит куда более рациональным местом для пребывания. Тем более, что места там райские, если верить географическим координатам - вообще курорт (гора с Чистилищем, согласно описаниям Данте, находится недалеко от Таити).
Мне бы не хотелось называть "Чистилище" оптимистичной частью, но какая-то доля "грядущего светлого будущего" в ней все-таки есть: старайтесь, таскайте камни, сидите с завязанными глазами, и по истечении определенного срока вас все-таки допустят до Рая.

Рай. Вот Рай - это по-настоящему интересная часть. Именно в "Рае" и сосредоточены все астрономические и теологические выкладки, именно в "Рае" больше всего говорится о Библии. Хотя, конечно, есть у этой книги и минус - Вергилий в ней уже не появляется. Ну нет Вергилию места в Раю, он очень сильно провинился тем, что родился намного раньше Иисуса. Зато "Рай" - это уже что-то осмысленное и серьезное, со всеми этими описаниями божественной любви и благодати, с ангелами, праведниками, рассказами о монашестве и богопознании. В действительности, "Рай" - самая познавательная часть "Комедии", она же самая светлая - в религиозном смысле, потому что только эта часть, собственно, и дает представление о том, как Бог на самом деле всеблаг (ответа на вопрос "почему" там нет, по крайней мере - удовлетворяющего современному типу европейской рациональности).

Что касается общих деталей - то "Комедия" прекрасна в метафорах и как философский и в какой-то степени научный материал, но она чрезмерно флоренциецентрична, и приходится затрачивать очень много усилий на то, чтобы каждый раз напоминать себе, что в аду томятся не одни итальянцы, и что наверняка более, чем 99% обитателей всех этих мест лично с Данте не знакомы. И да, постоянно гнать от себя образ, где Данте в белом пальто стоит красивый, потому что сил никаких нет постоянно встречать упоминания о том, как родина с ним несправедливо обошлась. Вероятно, если бы я владела итальянским, то я могла бы отметить безупречную геометрию построения, эстетику текста, другие особенности поэтического текста, которые стоит рассматривать...

но нет. Несовершенная я, несовершенная Флоренция, несовершенный мир. Искупайте грехи, и не ждите ответного гудка.

Божественная Комедия
5 5
Эта книга - одна из прекраснейших жемчужин нашего литературного наследия.
Пожалуй, даже и не найдётся здесь таких людей, кто бы никогда не слышал о Божественной Комедии, ведь за школьными партами всем нам пытались вдолбить её в голову, хотя бы в отрывках и кратком изложении. Но уже гораздо меньше найдётся таких, кто бы добровольно осилил этот труд целиком... а вот очень жаль, товарищи. Дело в том, что в школьном возрасте такие произведения способен воспринять вовсе не каждый, а вот отвращение на долгие годы вырабатывается элементарно. Зато, когда всего через несколько лет накапливается определённый писхологический опыт, "Комедия" читается уже совершенно по-другому, но многим просто не приходит в голову её открыть.

По сути, это увлекательнейший, грациозно написанный, одухотвореннейший психологический роман, а заодно просто великолепный справочник по мифологии. Пожалуй, действительно, все самые великие вещи создаются из любви, потому что то, что сделал Данте в этой книге - иначе, как подвигом, не назовешь. У меня просто слов нет, чтоб достойно сформулировать гениальность построения, логику и лаконичность использованного стиля. Рифме и ритмике стиха уделяется скурпулезнейшее внимание, а если вникнуть в пронизывающую произведение структурность и магию чисел - просто едва ли не дурно становится, потому что надо быть сумасшедшим и гениальным фанатиком, чтобы сотворить такое. Многих пугает, что произведение написано стихами, причем достаточно сложным для восприятия на первый взгляд размером. Но здесь главное - начать, и уже очень скоро гармония и благородство стиля буквально затянут и привяжут к произведению, воспринимать с каждой новой страницей - всё легче и проще, да и вообще, просто сам процесс чтения приносит чисто эстетическое наслаждение (чем может похвастаться ох далеко не каждый образчик современной литературы).

Кроме того, видимо, мне достаточно повезло с переводом. Я читала Комедию в переводе М.Л. Лозинского, (ещё в 1946 году увенчанном Госпремией СССР). Тоже ещё один фанатик, блистательно сделавший своё дело. Ведь помимо просто великолепного перевода самого произведения, им был создан потрясающий построчный комментарий (собственно, и превращающий книгу в столь замечательное историко-мифологическое пособие). Лично я всю книгу читала по принципу: читаю песнь целиком, потом комментарий к ней, потом эту песнь ещё раз. И так всю книгу, потому что лишь после того, как доходит указанная в комментарии информация, доходит собственно весь смысл, а не его иллюзия. Пожалуй, когда-нибудь мне явно предстоит перечитать Божественную комедию снова, потому что это одна из таких книг, которую сколько не перечитывай, с каждым разом будет открываться что-то новое.

А в целом, хочется всем посоветовать пополнить свой багаж знаний этим произведением ещё и потому, что оно наполненно необыкновенной, вдохновляющей нравственностью и высотой чувств. И, естественно, очень интересен и любопытен взгляд Данте на систему мироздания. Его описание ада, чистилища и рая столь вдохновенно, столь искренне, просто и естественно, что очень трудно заставить себя усомниться в истинности его описания, оно настолько убедительно, что заставляет поверить, будто он и правда всё это видел своими глазами. Такой дар описания я всегда ценю на вес золота, поэтому тем более могу в итоге сказать одно - книга не просто достойна прочтения, она сама делает читателя чуточку достойнее.
Божественная Комедия
3 5
«Божественная комедия» - дилемма для современного читателя. На нее масса ссылок во всех, кажется, возможных областях искусства. Но вместе с тем нас с ней разделяют века, и читается она чудовищно тяжело: сказывается даже не столько непривычная нам форма повествования, сколько огромнейшее количество фактов, для большинства современных людей значения не имеющих, да еще и переданных иносказательно. Где мы, и где политические деятели Италии 13 века.
Причем чем дальше, тем больше Данте пишет о близком и современном себе и меньше о, так сказать, вечном. «Рай» читается с колоссальным трудом.
В общем до осознанного желания совладать с этим произведением надо дорасти.
Божественная Комедия
5 5

Когда мне было лет 10 или 11, я жутко мешала маме и она не выдержав, посадила меня на диван и сунула эту книгу.
Ничего более интересного я не читала ни тогда ни сейчас.Очень многое из "Божественной комедии" я выучила наизусть.
Мне нравится сам язык. Впоследствии мне предоставился шанс прочесть это произведение на итальянском. Чистый восторг.

Божественная Комедия
3 5

"Среди плодов человеческого воображения Ад больше других потерял с годами"
(Борхес)

"Божественная комедия" - тот нечастый случай, когда, признавая ценность и величие художественного произведения, я вместе с тем не могу сказать, что оно мне нравится. Ад Данте меня не пугает, Рай - не вдохновляет; о Чистилище читать было интереснее, но не намного.

Перечитывая "Ад", я чувствовала себя Жихарем из книги Михаила Успенского: "Ага, вот этот круг ада мне подходит... хм, да и этот тоже... что ж мне теперь, разорваться?" Данте описывает мучения грешников очень красочно, очень... физиологично, но от этого сама идея Ада как-то мельчает, напоминая скорее застенки инквизиции, чем метафизический проект. Конечно, описание ледяного озера, в которое вмёрз Сатана, сжимающий в зубах Иуду, впечатляет; картины Ада вообще впечатляющие - но не страшные, как ни напрягай воображение.

Конечно, очень трогательно, что автор изображает свою погибшую возлюбленную как особо приближённое к Богу лицо, свою заступницу и почти ангела-хранителя; но тем не менее, "Рай" читать мне было попросту скучно.

В целом, при всём уважении, "Божественная комедия" не стала в ряд любимых мной книг, хотя прочитана была с интересом (постепенно убывающим, увы).

Вместе с тем, произведение, безусловно, классическое, масштабное и снабжённое несколькими смысловыми пластами; знать его, на мой взгляд, нужно каждому.

Божественная Комедия
5 5

Не понимаю, чем это произведение может не понравиться.
В каждое время Ад и Рай воспринимались одинаково, но и в то же время с некоторыми отличиями. С самого начала «Божественная комедию» я восприняла двояко: с одной стороны еще один взгляд на загробный мир и что нас ждет после смерти, с другой же – легенда, миф с элементами юмора.
Данте так легко и просто подает нам самые простые истины, что читая их, они кажутся нам гениальными. Впрочем, так оно и есть.
Очередное произведение, после прочтения которого я решила, что стоит выучить итальянский язык, чтобы прочесть «Божественную комедию» в оригинале. Не сожалею, что именно сегодня еще раз прочла эту книгу, и я еще больше уверена, что это не последний раз. Мой список книг, которые стоит перечитывать, пополнился очередным шедевром.

Божественная Комедия
4 5

Вот и сбылась моя давняя мечта. Я прочитала "Божественную комедию". Стала ли я от этого умнее или счастливее сложно сказать. Наверное счастливее стала - я ведь так давно этого хотела. И ведь не зря. Какой божественный слог. Я и саму по себе поэзию люблю, но тут она сама звучит как музыка.
Сама подача тематики загробной жизни в такой форме весьма впечатляет. Мы много и неоднократно слышим о жизни после смерти, о том, что будешь плохим попадешь в Ад. А что и как там ведь неизвестно. И вот Данте дарит нам свое видение загробной жизни. Со всеми муками, страданиями и преодолениями. Любовь, злость, гнев - все находит место в его сне. Нас скурпулезно и подробно проводят буквально по каждому сантиметру каждого из миров.
Однако вынуждена согласиться с мнением большинства. АД самая сильная и лучшая из всех частей "Божественной комедии". Дальше автор уже позволяет себе вплетать политику в столь тонкую материю. И это существенно портит общее впечатление. Но все равно трилогия невероятно сильная и мощная. Она во всех смыслах Божественна.

Божественная Комедия
5 5

Если Вы слабонервны или впечатлительны, не читайте ночью!

На самом деле книга не страшная,это то где мы все будем и через что пройдем, если хотите задуматься над своей жизнью и что-то исправить,хоть немного,то советую.
Я как-то проходила мимо этой книги,но в этом году приобрела и с ней "Кентерберийские рассказы"
после фильма "Семь" ,в частности меня фильм и подтолкнул.
Что из себя представляет книга,первое-Ад и 9 кругов
Дальше-Чистилище
и последнее Рай
самое запоминающее, это Ад
Читать сложно,ведь это поэма!

Божественная Комедия
5 5

Я думала у меня так только с Шекспиром, но теперь окончательно поняла. Если книга в стихах не на родном языке - я ее не чувствую. Как бы переводчик не старался, я плохо улавливаю красоту стиха и могу лишь воспринимать сюжет. Сюжет комедии мне понравился - такая добротная философская фантастика))) Очень зрелищно, не смотря на форму изложения картины рисуются яркие и четкие. Очень религиозно и политически. В чем-то нужно разбираться, в чем-то прочувствовать перекликание согласия с точкой зрения Данте. Хорошая психология человеческой сущности в сжатой форме. Хотите больше? Читайте библию xD

Божественная Комедия
4 5

Не преступив границу зрелых лет,
Я в руки книгу Данте взять решилась,
И поняла - назад дороги нет.

И я бы точно в дебрях заблудилась
Имен и символов. - Ни дать, ни взять
- Тот темный лес, куда поэт пустился -

Коль в примечаниях не взялась описать
Все тонкости сотканные поэтом
Шеховцева. И знаний благодать

Понять глубокий смысл - а он везде там -
Мне помогла. И я забылась сном
Прекрасных рифм. По всем приметам,

Тогда спустилась в ад я с мудрецом,
Что этот труд создать не поленился.
Там всюду были слышны брань и стон

И с пеплом пыль проклятая клубилась.
То место не видало света дня.
Дай Бог, чтобы оно мне не приснилось!

Сквозь всполохи могучего огня
Кругами ада начали спускаться
К ядру Земли - туда вели меня

Мудрец и проводник. Сопротивляться
Им было бесполезно. А мудрец
Смог с духами в то время пообщаться.

Нескоро тем речам пришел конец -
Там многие горели, даже папы.
Их успевал наш дорогой мудрец

В том мраке отыскать. А эти "шляпы"
Пророчествами сыпали во тьму.
А я б давно засунула им кляпы.

И только одного я не пойму:
За что в сей ад попали все герои?
За то, что шли на лютую войну?

Иль за победы вкус от боя к бою?
Да...Ад католиков мозгами не понять...
И ада дверь захлопнув за собою

Мы стали обороты набирать
К горе Чистилища, иначе Искупленья.
Там было мрачно, крики, стон опять,

Но брани не было - все жаждали прощенья.
Все тот же разговор завел поэт -
Пророчества и просьбы, одолженья -

От духов им конца и края нет,
А на гору не так легко взбираться.
Но впереди блеснул волшебный свет -

Я поняла, что стоило пытаться
Карабкаться наверх. И Рая дверь
Вдруг стала потихоньку открываться.

Пусть вы мне не поверите теперь,
Но то чего ждала я так тревожно
Мне показалось скучным. Эта твердь

Была пресна, и даже невозможно
Обычными словами передать.
Тогда я поспешила неотложно

Последние страницы дочитать,
Чтобы оставить Данте с Беатриче,
Им не мешать друг друга воспевать.

Такая мне путевка непривычна,
Но если мнение мое хотите знать
Я, в целом, время провела отлично!

Советую всем Данте прочитать.

Божественная Комедия
5 5

ПЕСНЬ СТО ПЕРВАЯ

Земную жизнь пройдя доселе мало,
Я половины больше был ведом,
И вот судьба на Данте указала.

(4)Его за семь столетий чтимый том,
Как апогей, на что поэт решился,
Я взял читать, не усомнившись в нем.

(7)Семнадцать раз свет за окном садился,
Пока «светила» в третий раз прочел,
И двух листочков наконец лишился.

(10)Поставив книгу снова на подол,
Пожалуй, слову Данте приклониться
Я не забуду, утвердив то, мол.

(13)Но не «комедии» любовь светиться
Начнет, но все эпитету пред ней,
Ведь в этом мне не станет усомниться.

(16)Как будто взяв себе в руки хорей,
Вергилием одел себя мне Данте,
А я – примерял плащ его, скорей.

(19)Меня дивили Библии брильянты,
Чьи мифом грани были точены,
А после – миром глаженые канты.

(22)Эпох обличья – мне обращены,
Звезд паутины точно, словно стрелки,
И расстоянья не изменены.

(25)Меня тревожили богов проделки,
К Прокрусту загнаны в конфессий стиль,
Простых людей тяжелый грех и мелкий.

(28)Но более манил меня звук миль,
Апофеоз, даренный Беатриче,
Как мастер в молитву раскрасил быль.

(31)Сокрыть зеркальное сумел обличье
За пеленой божественных картин
Он смог; и в этом есть уже величье.

(34)Но на сием я даре вставлю клин,
Ведь величая Данте – я взвышаюсь,
Мол, вычерпал всю правду из пучин.

(37)Но «нет» ответ мой, я вам не внушаю
Поверить, что осмыслить стало мне
Потуги все, я этих слов лишаюсь.

(40)Мне говорили, чтоб я стал в челне,
Чтить нужно между двух у двух заветов,
И мифы, Firenze не в новизне.

(43)Я отрекаюсь от слепых куплетов:
Всех нужных знаний вовсе не собрать,
Поэту лишь дано понять поэта.

(46)А кто другой – тому в конце читать,
Что собирали многие когорты,
И на их труд в надежде уповать.

(49)Но нам не знать, заслуженно ли горды
Они своим писаньем сверх чужих
Тех слов, чии покровы нынче стерты.

(52)Поэмы половина лишь без них
Доступной станет: только оболочка,
А сердцевины вкус утратит стих.

(55)«Комедия» подобна одиночке –
Пустые стены, с зала в новый зал,
И ни картины от точки до точки.

(58)А примечаний суть – портретов вал,
Каскады знаний, мастерство сравнений
И любознательным все тот закал.

(61)Как я сказал уже, признаться рвенье:
Не всех картин открылся мне секрет
И через зал ходил я в заблужденьи.

(64)Но не дивитесь мне, было букет
На ощупь трогал с мертвыми глазами,
Ведь формы у стен те же – лучше нет.

(67)Так, где глаза то чудо осязали,
А где его минул я, не узрев,
Я все блуждал, ведь не бескрайни дали.

(70)И помогали стены мне, воспев
Где Беатриче, где Дант после жизни,
Где Люцифер свой воплощает гнев.

(73)Я слышал звуки, что неслись о тризне,
Хоть сам не знал – по ком была она,
И не грустил, слеза у Данте брызни.

(76)Но мне внушала полная стена,
Что где та капля – дорог друг поэту,
Во что поверить был готов сполна.

(79)И все мы шли - не разменяв планету,
А я все думал, что меня влечет
В его поэме то, как она спета.

(82)Его математический расчет:
Не треугольник, что вписал в окружность,
А как всех частей сумма сто возьмет.

(85)За тем, как каждой из миров наружность
Он структурировал так, будто был
И вправду там, где была ему нужность.

(88)Я уважаю Данте за тот пыл,
С которым он лелеял ямб пятьстопный,
И как в терцину прочно заключил.

(91)Когда сегодня стих стал расторопный
И пляшут строчки, правила браня,
Меня утешил труд его столь плотный.

(94)Дойдя к чистилищу, еще внял я
И даже в плоти на его скелете
Почуял храбрость, трудность заслоня.

(97)За то, что Данте не бывал в совете,
На сем готов упорно я стоять,
И ни пред кем не был за суть в ответе.

(100)Пример удобней вряд ли можно взять,
Чтоб описать восторг от написанья,
Чем вдруг излить, что не давало спать.

(103)Когда нам Рай с ним стал вконец пристаньем,
Восторгся я, как там он описал
Любимую, что рай ей стал засланьем.

(106)Вот, где всю магию утаивал,
И что влекло с начала – к Эмпирею
(К нему я и сейчас почти пристал).

(109)Но перед тем, как руки я согрею,
Хочу еще похвалу поднести
Не Данте, он все взял уже щедрее.

(112)Я восторгаюсь тем, перевести,
Который смог «Комедию» достойно,
И в Алигьери мир нас провести.

(115)Не знаю я, насколько беспокойно
Чтецам, что молвят словно Данте в точь,
Но я уверен, что сей текст пристойный.

(118)Не только за слова, за форму-дочь,
За сто страниц последних я склоняюсь
Перед Лозинским за поэта мощь.

(121)Ну, вот и все, я верха достигаю,
К которому меня поэт провел,
Я для себя ни в чем не заблуждаюсь.

(124)Стою, вокруг – сияет ореол,
Внизу – земля, где проза согрешила,
Но в небесах я этот час провел,

(127)Где Данте мне открыл свои светила.


ПРИМЕЧАНИЯ

ПЕСНЬ СТО ПЕРВАЯ

Рецензия на «Божественную комедию» Данте

2. Я половины больше был ведом. – Большинство сознательной жизни автор ходил в школу, где подбирали список литературы для прочтения.

4-6. Сегодня, приблизительно 700 лет спустя 1321 г, когда Данте дописал свою «Божественную комедию», многие считают ее величайшей поэмой в истории.

7. Семнадцать раз свет за окном садился. – Автор прочел поэму за семнадцать дней.

8. Пока «светила» в третий раз прочел. – Поэма состоит из трех частей, каждая из которых заканчивается словом «светила».

9. И двух листочков наконец лишился. – Ввиду весомости примечаний автору приходилось читать поэму с двумя закладками: одна для основного текста, вторая – для примечаний.

11-12. Автор не намерен скрывать желания приклониться перед Данте за «Божественную комедию».

13-14. Автор преклоняется в первую очередь не перед поэмой как комедией, а перед ее самой известной чертой, эпитетом – божественностью.

16-18. Для автора Данте стал проводником в мир ада, чистилища и рая, подобно Вергилию в самой поэме; сам автор почувствовал себя ведомым – как будто нацепил плащ Данте из самой поэмы.

19-21. Смысл: в своей поэме Данте смог удачно объединить свои познания Библии, мифологии и истории, то есть того, что накладывал на природу событий мир.

23-24. Речь идет о познаниях Данте в астрономии и географии.

26. К Прокрусту загнаны в конфессий стиль. – Данте удалось написать поэму чуть ли не в стиле религиозного письма, настолько возвышенно она звучит. Прокру́ст - персонаж мифов, разбойник (известен также под именами Дамаст или Полипемон), подстерегавший путников на дороге между Мегарой и Афинами. Он обманом заманивал в свой дом путников. Потом он укладывал их на свое ложе, и тем, кому оно было коротко, обрубал ноги, а кому было велико, ноги вытягивал — по длине этого ложа. Выражение «прокрустово ложе» стало крылатым и означает желание подогнать что-либо под жёсткие рамки или искусственную мерку, иногда жертвуя ради этого чем-нибудь существенным.

31. - Сокрыть зеркальное сумел обличье. – Данте далеко не главный персонаж поэмы, он сумел скрыть свою личность за всеми событиями, которые с ним происходят в трех мирах.

40-45. – Автор считает, что для того, чтобы понять поэму в полной мере, недостаточно изучить между двух у двух заветов – то есть Ветхий и Новый Завет от корки до корки, мифы и историю Firenze – Флоренции (итал.). Ему кажется, что полностью понять поэму, все равно, сможет только сам Данте.

46-48. Не умеющим достаточных знаний, остается только уповать на труды тех, кто пытался толковать поэму и изложил результаты поисков в примечаниях, расположенных в конце.

52-60. - Автор сравнивает песни поэмы с залами, пустыми без картин - сердцевины, которую раскрывают примечания, но все же – с рельефными стенами, которые помогают постичь стрежень поэмы даже тому, кто слеп к красоте картин, то есть не обладает нужными знаниями.

69. - Я все блуждал, ведь не бескрайни дали. – Автор знал структуру поэмы.

71-72. - Беатриче у Данте в раю, сам он – ожидает себя в чистилище, а Люцифер – в аду.

73-78. – Автору были знакомы не все личности, что встречались Данте в поэме, потому ему были ясны не все эмоции поэта, но он был готов верить их искренности.

79. И все мы шли - не разменяв планету. – Все еще на земле, то есть в аду, а не в чистилище или раю.

83. Не треугольник, что вписал в окружность. –
И можно ль primum motum допустить;
Иль треугольник в поле полукружья,
Но не прямоугольный, начертить.
(описание из песни тринадцатой Рая).

84. А как всех частей сумма сто возьмет. – Сумма всех песен по трем частям – 100.

89-90. Поэма написана терцинами в пятистопном ямбе.

91-93. Автор презирает современные тенденции поэзии, возводящие верлибр и другие формы стихов неклассических на вершину сегодняшней поэзии.

95. И даже в плоти на его скелете. – Речь о той же сердцевине, наполнении поэмы (см. прим. к ст. 52-60).

97-102. Данте наверняка не внял советам и писал поэму исключительно для себя, поскольку другому, как писалось раньше, ее не дано в полной мере постигнуть.

108. К нему я и сейчас почти пристал. – Автор в своей рецензии тоже постепенно восходит к Эмпирею, на фоне своего путешествия рассказывает о впечатлениях от поэмы.

115-116. Речь идет о людях, которые знают и русский, и итальянский языки, а потому могут оценить, насколько перевод Лозинского хорош или плох.

118-119. Автор выносит благодарность переводчику не только за переведенный текст поэмы, но и за то, как он сохранил форму поэмы, размер стихов и, конечно же, за примечания.

IN SANE

Божественная Комедия
3 5

Здесь нужно, чтоб душа была тверда;
Здесь страх не должен подавать совета.
(Данте Алигьери)

Да уж, я себя явно переоценила. Как сквозь круги ада продиралась я через новые и новые стихи. А рай и вовсе стал не избавлением от мук, а сущей карой. Еще в школе пытались донести до меня ценность этой литературной жемчужины... Ну, скажем так: я честно пыталась раскрыть раковину, но видно мне этого не дано.

Слог - шикарен, адовы муки - в полной мере адовы, рай - зануден до изнеможения, а книга в целом - слишком сложная для моего примитивного восприятия (кидаться камнями и плевать в мою сторону можно с 3 до 5, каждую пятую среду месяца).

Скорее всего, через десяток лет я в третий раз попробую читать эту вещь. Может тогда пойму больше. А может, и нет=)

Божественная Комедия
5 5
Путь к спасению

Для меня это было мучительное и в тоже время захватывающе путешествие в глубины человеческой души. Концепция потрясающая. Я не знаю никакой другой средневековой работы, столь всеобъемлющей в ее видении - каждый тип человеческого поведения осмыслен и мелко категоризирован.
Одной из центральных проблем( как это вижу я) Божественной комедии является индивидуальный поиск спасения.

В двух словах, все произведение - одна эпическая хроника поиска Данте духовного искупления. Он сначала проходит через ужасы Ада, переходит к испытаниям Чистилища, а затем, наконец, восходит к блаженству Небес. Поэтичный аватар, Данте фактически был потерян в «темном лесу», брошенном по течению в пустыне и неуверенным в том, кем он был и куда он направляется. Таким образом, можно предположить, что Данте писал свое произведение для записи в поэтической, метафорической форме своего личного путешествия по смыслу и к спасению.

Также хочу отметить, что индивидуальный аспект этого путешествия является значительным. Хотя Данте был, очевидно, набожным христианином, он критиковал большую часть установок навязанной Церковью, как видно из его решения разместить несколько высокопоставленных церковных чиновников в недрах его поэтической версии Ада. Таким образом, тот факт, что Данте должен совершить самостоятельное путешествие , а не тот путь, который облегчается Церковью, является признаком его отказа от коррумпированных установок Церкви в пользу Более подлинного, независимого духовного (простите меня за неуместное словечко) квеста.

Каждый из нас в какой-то момент жизни, чувствует себя потерянным, смущенным и неспособным найти свою путь. Что бы найти выход из от этого затруднительного положения, мы часто идем на испытания, которые являются необходимой частью наших усилий, чтобы оставить позади "темный лес"нашей жизни.
Поэтому, исследование Данте поиска спасения становится поистине универсальным ответом, к которому может относиться любой человек. И я не имею ввиду спасение как религиозный феномен, иногда достаточно просто разобраться в себе: в своих слабостях, пороках , страхах и добродетелях , чтобы пробудиться к подлинной жизни в реальном мире.

Божественная Комедия
2 5

Как-то утомительно.
Может быть во времена написания это и было шедевром, но сейчас, когда ты из всего несчетного количества душ можешь узнать 1-2 в лучшем случае, это навевает сон. Постоянно читать ссылки с пояснениями тоже не доставляет великого удовольствия, из-за этого постоянно сбивается ритм.
К слову, ритм сбивается не только всяческими отступлениями, но и вынужденным изменением ударения в некоторых словах. Мой внутренний голос цеплялся за эти слова и с минуты пытался прочитать их правильно, снова и снова.
Но все же такой труд не стоит оставлять без внимания. Просто следует быть готовым ко всем неприятным моментам.

Божественная Комедия
5 5
Земную жизнь пройдя до половины,
Я очутился в сумрачном лесу,
Утратив правый путь во тьме долины…


Надо сказать, что путь Данте очень ощутимо шарахнул в свое время по моим подростковым мозгам, в которых прочно поселилась подхваченная в разных, больше развлекательных книгах мысль всенепременно ознакомиться с этим шедевром. Так что в один прекрасный день я самолично отправилась в магазин, приобрела объемистый том и храбро принялась за чтение. Храбро – потому что в то время ознакомление с любым признанным шедевром литературы было своего рода подвигом. Прочитать я и тогда могла что угодно, но удержать себя за книгой было все-таки достаточно сложно, особенно если произведение написано в стихах. Плюс к тому, отношение к Раю-Аду и всему прилагающемуся у меня в то время было очень и очень скептическое – несуществующие, мол, вещи, а потому и не стоят описания. Сплошные глупости.

В ответ на это упрямое детское утверждение первые же песни «Божественной комедии» недвусмысленно велели мне заткнуться и читать. К своему вящему изумлению, я оказалась пригвождена к книге, которая с каждой новой песней приводила меня во все больший восторг. Меня восхищали и описания Ада и Чистилища, и смелость Данте, которая позволила ему вот так просто сделать из себя героя, путешествующего по загробной части мироздания с самим Вергилием (!) и – самое главное – преспокойно разместить по уровням грешности великих, всем известных людей. Наконец, меня очень тронули отдельные персонажи и их истории.

Мой герой – Капаней. Поход против Фив тут, конечно, не при чем; мне просто безумно понравилось его поведение (стыдно признаться, но гордость и упрямство – мои неотъемлемые и, между прочим, высоко ценимые качества).

«…Кто это, рослый, хмуро так лежит,
Презрев пожар, палящий отовсюду?
Его и дождь, я вижу, не мягчит».

А тот, поняв, что я дивлюсь, как чуду,
Его гордыне, отвечал, крича:
Каким я жил, таким и в смерти буду!


Потрясающий, по-моему, человек. Продолжать распылять свою гордость в Аду – это сильно.

«О Капаней, в гордыне неугасной -

Твоя наитягчайшая беда:
Ты сам себя, в неистовстве великом,
Казнишь жесточе всякого суда».


Тут, в общем, Вергилию нечего возразить. Но любопытно то, что мне и не хочется с ним спорить, даже примеривая эти слова на себя, когда нужно. Они вызывают у меня лишь мрачное согласие и только малую толику здравого смысла, который, впрочем, помогает спуститься с небес упрямства на смиренную землю.

А больше всего впечатлила меня история графа Уголино, которого при жизни заточили в башню вместе с детьми и морили голодом. Когда его сыновья выступили с «заманчивым» предложением, у меня аж волосы дыбом встали от ужаса.

«Отец, ешь нас, нам это легче будет;
Ты дал нам эти жалкие тела, -
Возьми их сам; так справедливость судит».


Не так уж меня легко впечатлить, но, помнится, после меня даже кошмары мучили. Но и, во всяком случае, отпечаталось в памяти как следует.

Вообще, то ли я любитель острых ощущений, то ли все действительно так, но мне показалось, что именно Ад – самая интересная часть поэмы, мрачная, иногда по-настоящему пугающая. Описание Чистилища, впрочем, мне тоже понравилось, а вот Рай… О, об Рае разговор особый. Так много там было сияния, что у меня все три раза, что я читала книгу, оставалось неизменное впечатление, что я побывала в месте, где в глаза бьет солнечный свет – им, понятно, больно, голова от этого тоже побаливает, и потому уловить что-то в этом сиянии и впечатлиться достаточно сложно. Хотя, Рай это все-таки не для простых смертных зрелище (вот Ад и Чистилище – другое дело; поглядите, что вас ждет за грехи (то есть практически в любом случае), ну а вечное блаженство – ни-ни, пока не заработаете), что Данте с успехом и передал.

Подытожу: «Божественная комедия» очень впечатлила меня после первого прочтения, когда у меня вовсе не имелось совсем никакой базы; полюбилась еще больше после повторного знакомства; и окончательно закрепила за собой место одной из любимейших книг после третьего прочтения. С того времени, как я впервые начала читать это творение Данте, не перестаю восхищаться его гением.

Божественная Комедия
5 5
Христианская логика или «Сад в аду»

«Что ж ты не спросишь, - молвил мой вожатый,
Какие духи здесь нашли приют?
Знай, прежде чем продолжить путь начатый,

Что эти не грешили; не спасут
Одни заслуги, если нет крещенья,
Которым к вере истинной идут;

Кто жил до христианского ученья,
Тот бога чтил не так, как мы должны.
Таков и я. За эти упущенья,

Не за иное, мы осуждены,
И здесь, по приговору высшей воли,
Мы жаждем и надежды лишены».

Стеснилась грудь моя от тяжкой боли
При вести, сколь достойные мужи
Вкушают в Лимбе горечь этой доли.

То, что всякий нехристианин уже самим этим фактом обречен на вечные муки – это, конечно, само собой разумеется. Но вот что на пребывание в аду обречены и те, кто родился до возникновения христианства, то есть те, кто собственно и не могли, ни при каких мыслимых и даже фантазийных условиях, быть христианами (несмотря на достойный образ жизни) – это я думаю, представляет немалый интерес. Концепция Лимба (первый круг ада у Данте) в этом смысле может показаться воплощением всей беспощадности христианской логики (средневековой, во всяком случае).

- Ты добродетелен? - Да. - Ты христианин? - Нет. - Гореть тебе в аду! – Постойте, но ведь я и не мог быть христианином, христианство возникло и утвердилось уже после моей смерти. – Фактическая и даже чисто мыслимая невозможность быть христианином не освобождает от загробной ответственности.

Справедливости ради стоит отметить, что Лимб у Данте очень мало похож на Ад. Там даже не плачут, а только вздыхают. Там цветет сад и по саду, как и полагается, разгуливают философы, да какие!

Потом, взглянув на невысокий склон,
Я увидал: учитель тех, кто знает,
Семьей мудролюбивой окружен.

К нему Сократ всех ближе восседает
И с ним Платон; весь сонм всеведца чтит;
Здесь тот, кто мир случайным полагает,

Философ знаменитый Демокрит;
Здесь Диоген, Фалес с Анаксагором,
Зенон, и Эмпедокл, и Гераклит;

Есть что-то поразительное в том, с какой постоянностью образ сада соседствует с образом древнегреческой философии. Где сад, там и философия, где философия – там и сад. Даже и в аду это так:) Правда, само понятие философского сада в первую очередь ассоциируется с Эпикуром, а Эпикура в Лимбе нет, Эпикур у нас в круге шестом - поджаривается по полной программе.

P.S. Конечно, стоило бы еще отметить, что концепция Данте является картиной литературной, и что в самом богословии Лимб вроде бы и вовсе не считается адом (отсюда и Данте рисует его скорее не как ад), а скорее некоей областью…. Хотя, откровенно говоря, статус Лимба, как и состав в нем проживающих, так и остался для меня не вполне ясным. Зато ясно, что Лимб представляет собой любопытную с чисто логической точки зрения проблему – и то, как она решается, хоть в литературе, хоть непосредственно в богословии – весьма интересно. Лимб является своего рода исключенным четвертым: это и не Ад, и не Рай, но и не нечто среднее между ними – не Чистилище. Вот и ломай голову! Данте решил, что четвертого быть не может и поместил Лимб в ад. Это решение может показаться жестоким, однако, я думаю по-другому. Я думаю, что перемещение Лимба в ад - это единственный способ (в рамках средневеково-христианской логики) облегчить загробные страдания философов и писателей (а Гомер то у нас тоже в Лимбе, и Вергилий, и Гораций), поскольку при всякой другой интерпретации, они оказались бы в настоящем аду. Логика Данте такая: все равно античным писателям и философам гореть в аду, так уж пусть это будет не настоящий ад, а Лимб. А в богословском Лимбе, насколько я смог понять (признаюсь, при крайне поверхностном знакомстве с проблемой) – писателям и философам делать нечего – он задуман для ветхозаветных праведников и некрещеных младенцев. И, по-моему, надо быть слишком писателем и философом, чтобы решиться назвать (подобно Данте) писателей или философов – праведниками. Младенцами – еще куда ни шло.

Божественная Комедия
3 5
Книга завернута в супер обложку, листы белые, гравюры присутствуют, но их немного, довольно объемная. По произведению, скажу, что с первого прочтения я не проникся, там более перелистывал, смотря сноски на незнакомые слова, со второго раза влюбился в книгу, одно из лучших произведений которое я чииал, НО к сожалению тут перевод на Лонзинского, а Минаева и это большой минус. Лонзинский переводил книгу 12 лет, получил за это всевозможные награды, да и читается у него интересней, Минаев не плох, но не более.
Из за перевода 3 звезды, если бы был Лонзинский все 5 заслуженно
Божественная Комедия
2 5
Претензии, собственно, не к изданию, - вся эта серия великолепно напечатана и оформлена.
Во все времена лучшим переводом считался выполненный Михаилом Лозинским, тот самый "земную жизнь пройдя до половины, я очутился в сумрачном лесу"... Так какого, простите, лешего, нам сдались переводы Минаева, Ольги Чуминой и прочих? Вот за то, что это не Лозинский, ставлю двойку. Ибо нефиг.
Божественная Комедия
4 5
Эта книга - отличная возможность открыть знакомую со школы классику во всей полноте красок, эмоций и переживаний, прочувствовать насколько близко связан сам Данте со своим произведением, являющимся по сути квинтэссенцией его жизни. Пройти вместе с автором и Вергилием от мрачного, гротескного ада через чистилище к фантасмагорическому, идиллическому раю. Увидеть срез целой эпохи через призму религиозного восприятия.
Необычное в своей фундаментальности произведение.

Издание хорошее, в конце книги имеются примечания, помогающие разобраться в тонкостях; в начале - предисловие, повествующее о нелёгкой судьбе Данте, а также о политических раскладах того времени. Всё это помогает понять часть отсылок, метафор и аллегорий, которыми усеяна "Божественная комедия".
Божественная Комедия
5 5
Книга в супер обложке все страницы белые - это большой плюс. Очень качественная бумага. Полиграфия(картинки) очень красивые видимо это рисовали художники прошлого.
Такую ценную книгу можно поставить в коллекцию не боясь что засмеют. Если кто-то решит такой экземпляр в подарок кому нибудь подарить, то думаю он не ошибётся.
Моя оценка за издание 5 звёзд
Божественная Комедия
2 5
кто выпустил в свет это издание? опечатка на опечатке, иногда по нескольку на одной странице. портится всё впечатление от прочитанного. неужели издательство полагает, что доступная цена может окупить недостатки издания?