Сероглазый король

Поэзия Анны Ахматовой светла, мудра и прекрасна. Такой она и предстает перед читателем этого сборника, в который вошли лучшие лирические стихотворения великой поэтессы.
Автор Анна Ахматова
Издательство Эксмо-Пресс
Язык русский
Год выпуска 2002
ISBN 5-04-008995-3, 5-699-12143-9
Тираж 84000
Переплёт Твердый переплет
Количество страниц 416
Код товара 9785699121434
Тип издания Авторский сборник
Публикации А меня будут читать..., Сероглазый король
Жанр Предисловие, Стихи
Страницы 5-6, 7-402
179
Купить »
Год выпуска: 2002
История изменения цены:
Средний отзыв:
4.6
Сероглазый король
/ Ozon.ru
5 5
А я росла в узорной тишине,
В прохладной детской молодого века,
И не был мил мне голос человека,
А голос ветра был понятен мне...

Лирика Анны Ахматовой обладает своим неповторимым характером и звучанием. Ностальгическая, лёгкая, волнующая, уютная, и всегда цепляющая. Её стихи - настоящие маленькие шедевры, полные чувственности и мудрости. Хочется перечитывать снова и снова, и окунаться в этот неторопливый, приятно несовременный, чуткий мир.

Сероглазый король
/ Ozon.ru
5 5

У каждого поэта или писателя есть такая книга, которую он пишет от начала пути до самого конца. Как словесное времяисчисление их жизни. Перед нами именно такая поэма: о пересечении временных пространств, пророчествах и клятвах, о сожалении и невозможности что-либо исправить и, конечно, о прозрении в наивысший момент, момент раскаяния.

Сероглазый король
/ Ozon.ru
5 5

В страшные годы ежовщины я провела семнадцать месяцев в тюремных очередях в Ленинграде. Как-то раз кто-то "опознал" меня. Тогда стоящая за мной женщина, которая, конечно, никогда не слыхала моего имени, очнулась от свойственного нам всем оцепенения и спросила меня на ухо (там все говорили шепотом):
- А это вы можете описать?
И я сказала:
- Могу.
Тогда что-то вроде улыбки скользнуло по тому, что некогда было ее лицом.

1 апреля 1957, Ленинград

Впервые у меня нет слов.. Такая буря эмоций нахлынула.. Я прочувствовала каждое слово,пронизанное болью. А как иначе?

Муж в могиле, сын в тюрьме,
Помолитесь обо мне.

И перед глазами ужасная картина.. Эта ужасная очередь..Люди, на которых нет лица.. И страшная боль..

Узнала я, как опадают лица,
Как из-под век выглядывает страх,
Как клинописи жесткие страницы
Страдание выводит на щеках


После прочтения остается некий осадок ..
Впечатлило.

Сероглазый король
/ Ozon.ru
5 5

Как можно писать отзыв о гениальности? Что можно сказать о гениальных строках?

С одной стороны есть огромное наследие, о котором можно говорить не переставая, но с другой стороны это настолько талантливо, что мои слова будут ненужные.
Эти стихи - они написаны не рукой и не пером. Они выведены слезами, кровью, глубокой болью и конечно же неистовой любовью.
Анна Ахматова - это наше золотое наследие. Человек с необычайным даром и несокрушимой силой.
Я очень люблю поэзию, потому что поэтам удается в двух-четырех строках передать такое разнообразие эмоций, вложить в них столько чувств и рассказать о самом сокровенном. Нам же остается благодарить их за то, что они жили, творили и позволили нам прикоснуться к их душе.

Сероглазый король
/ Ozon.ru
5 5
У меня сегодня много дела:
Надо память до конца убить,
Надо, чтоб душа окаменела,
Надо снова научиться жить.


Я еще со школы безнадежно влюблена в поэзию Ахматовой.
Такая тонкая, простая и вместе с тем пронзительная.
Каждый раз сердце как будто останавливается, мир вокруг замирает и не остается ничего кроме образов, что описывается Ахматова.
Это не только боль и потери одного человека, это боль целой страны, находящейся во власти революции.
Не знаю даже, что такого вдумчивого можно написать о подобных сборниках, их нужно читать самим.
Читать и чувствовать.

Сероглазый король
/ Ozon.ru
5 5

Писать отзыв на поэтический сборник, да и еще составленный издателем, а не поэтом, довольно трудно.
Да я особо и не собиралась.
Просто произошла довольно странная вещь - стихи сменяли друг друга, год за годом, и постепенно я начала видеть, как проходила чья-то жизнь. Пусть по касательной, неуловимо, но осталось ощущение причастности, и в этом самое большое волшебство. Совершенно иные ощущения, нежели от привычных школьных чтений отдельных стихов со вдумчивыми пережевываниями.
И, самое поразительное, что из многих стихотворений десятого-тринадцатого годов нарисовался тот самый сероглазый король. Из отдельных строк, спокойный, чужой, холодный. В которого ты под конец сам влюбляешься без памяти и вздрагиваешь, когда его образ вновь искрой проскакивает в паре слов.

Было душно от жгучего света,
А взгляды его - как лучи.
Я только вздрогнула: этот
Может меня приручить.


А вот это - в самое сердце.

Сероглазый король
/ Ozon.ru
5 5

Поэму "Реквием" Анна Ахматова писала 6 лет, и так как была опальным поэтом, не могла выпустить произведение в свет. Публикация стала возможной лишь после смерти Сталина, огда стало возможным рассказать о всех тех репрессиях и гонениях на во многом невинных людей.
Поэма пронизана не только народным горем, но и личными переживаниями самой поэтессы за своих родных: бывшего мужа и сына. Сама Ахматова отстояла бесконечные тюремные очереди к мужу и сына. В таких очередях она видела переживания, безысходность и горе людей, и для того, чтобы выжить в таких условиях, нужно стать каменной, не чувствовать ничего.
Произведение А.Ахматовой стало одним из художественных "памятников" того времени, воспоминаний о тех трагических событиях.

Сероглазый король
/ Ozon.ru
4 5
Однажды в квартире Пуниных на Фонтанке, где в то время жила и Анна Ахматова, собрались литераторы. Один сказал, что написал рассказ, который не будут читать, второй пожаловался, что и его роман «нечитабелен». Тему продолжил хозяин дома, искусствовед Николай Николаевич Пунин: дескать, и он только что закончил статью, которую тоже никто не прочтет, потому что сейчас вообще ничего не читают. Анна Андреевна, как правило, в подобных перепалках не участвовала, но на этот раз вдруг вмешалась в разговор… Эмма Григорьевна Герштейн на всю жизнь запомнила и эту сцену, и голос Ахматовой – «звучный и мелодичный», и ее реплику: «А меня будут читать».


И да, права оказалась Анна Андреевна: и читаем, и грустим, и переживаем, и сопереживаем.

Что теперь мне смертное томленье!
Если ты еще со мной побудешь,
Я у Бога вымолю прощенье
И тебе, и всем, кого ты любишь.

Сероглазый король
/ Ozon.ru
5 5

Цикл віршів, написаний переважно у 1935-40 рр., відкриває нам жахливу картину Ленінградської в’язниці, страждання у її межах, особливо страждання тисяч тих, які разом з А. Ахматовою відвідували там своїх рідних, місяцями вистоюючи довгі черги. Їхній біль вона знає зсередини, адже там перебував її син.

«Реквієм» А. Ахматової звучить за всіма тими, хто потрапив під колеса сталінської репресивної машини. Як розповідає сама поетеса у пролозі: «В страшные годы ежовщины я провела семнадцать месяцев в тюремных очередях в Ленинграде». Там одна із її сестер по горю впізнає відому поетесу й запитує: «А это вы описать сможете?» І А. Ахматова відповідає впевнено: «Могу».

Усі вірші циклу переповнені відчаю, туги, страждань, але разом з тим несуть заряд терпіння, мужності, віри. Лише мати може так тонко вловлювати страждання своєї дитини, а разом з нею і інших, які переживають схожу біду.

«Хотелось бы всех поименно назвать,
Да отняли список, и негде узнать.
Для них соткала я широкий покров
Из бедных, у них же подслушанных слов.»


Муки матерів, які вболівають за долю своїх ув’язнених дітей, А. Ахматова порівнює з муками Матері Божої при Хресті:

«Магдалина билась и рыдала,
Ученик любимый каменел,
А туда, где молча Мать стояла,
Так никто взглянуть и не посмел.»


Для реалістичності зображених картин поетеса використовує характерні для цього часу жахливі образи й метафори: «Кресты», «шины черных марусь», «паровозные гудки», «кровавые сапоги», «кремлевские башни», «тифозный чад», «тюремные затворы», «ключей постылый скрежет».

А. Ахматова пише «Реквієм» і собі як частці цих нелюдських страждань:

«Я была тогда с моим народом,
Там, где мой народ, к несчастью, был.»


Вкінці вона говорить про символічний пам’ятник собі, який означає згадку про всіх арештантських матерів:

«А если когда-нибудь в этой стране
Воздвигнуть задумают памятник мне,
Согласье на это даю торжество,
Но только с условьем - не ставить его
Ни около моря, где я родилась:
Последняя с морем разорвана связь,
Ни в царском саду у заветного пня,
Где тень безутешная ищет меня,
А здесь, где стояла я триста часов
И где для меня не открыли засов.»