Морские сны. том 3

В книгу вошли повести "Среди мифов и рифов" и "Морские сны.
Автор Виктор Конецкий
Издательство Международный фонд "300 лет Кронштадту - возрождение святынь"
Язык русский
Год выпуска 2001
ISBN 5-94220-005-X, 5-94220-002-5
Тираж 3000
Переплёт Твердый переплет
Количество страниц 484
Код товара 5942200025
Тип издания Авторский сборник
Публикации Среди мифов и рифов, Морские сны
Жанр Повесть
Страницы 5-256, 257-478
359
Купить »
Обложка: Твердый переплет
Год выпуска: 2001
История изменения цены:
Средний отзыв:
4
Морские сны. том 3
4 5

А были ли мифы среди рифов?

В описании книги на всех сайтах и литературных рейтингах фигурирует вот такой абзац:

«Среди мифов и рифов» - одна из самых веселых и лиричных книг Виктора Конецкого. Когда она впервые вышла в 1972 году, ею зачитывалась вся страна.


Лирическая, может быть…даже скорее книга из серии «мысли вслух», но вот чтобы веселая – это скорее нет, чем да? И каковы тогда остальные? Вот в чем вопрос, который терзал меня теми вечерами, когда я листая страницу за страницей читала эту книгу…пока не дошла до главы под названием «Размышления о документальной прозе возле отмели Этуаль», ну и конец предыдущей тоже порадовал немного. С этого момента до конца стало читать намного интереснее.
Описание обряда посвящения в настоящие моряки:

Измазанный грязью мореход попадает к Брадобрею и получает на голову ковш мыльного раствора. Затем морехода волокут к бассейну. Затем выуживают из бассейна и опять волокут к Нептуну. Нептун прощает ему грехи, разрешает пересечь экватор, а на зад посвященному ставится Секретарем печать с названием судна. Особенный восторг вызывает заключительный акт, когда печатают женщин. Здесь фотоаппараты работают с повышенной нагрузкой.


И рассуждение о моряках-писателях тоже заставили задуматься:

Моряки – плохие философы.


Только тут позвольте не согласиться, у моряков, особенно одиночек, как неоднократно описывал Джон Колдуэл, Джессика Уотсон, очень много времени обдумать и выносить настоящие морские романы с философскими смыслами. Да и философствовать они любят, тут уж поверьте на слово из личного опыта. И книг очень много хороших у писателей, которые на себе прочувствовали соленые брызги моря, пережили штилевое бездействие и вдыхали порывистые строптивые ветры ураганов,
В книге даже приведен настоящий «Дневник путешественника» по Сингапуру. А вы знали?

Например, я, петух и огурец происходим из здешних мест. Здесь, в Южной Азии, по мнению ученых, пра-прародина людей, домашней птицы и огурцов.


Все это исправило первоначальное впечатление из серии «дочитать, раз уже начал». Итог таков: слишком много пустых размышлений. До середины читала только потому, что дочитываю все книги, которые начинаю, даже неинтересные. А под конец получила истинное удовольствие.

Морские сны. том 3
5 5

Давно никого не читала так: запоем, собраниями сочинений. Наверное, ВВ - тот самый старший товарищ, которого мне сейчас не хватает. Говорить с ним - это как говорить с двадцатым веком. И ещё чуть-чуть с девятнадцатым. С красивой, огромной, лучшей Россией.
Влюблена как собака.
И ещё очень нравится после автобиографических записок читать художественные произведения. И угадывать прототипов.
Но вообще мой кумир - Петр Ниточкин. Была б капитанской дочкой, тоже бы с ним сбежала:)

Морские сны. том 3
4 5

Неплохо так, добрая и атмосферная книжка. У меня еще наложились впечатления как я ходил на ледокол Красин на экскурсию, очень дополняют друг друга впечатления. Одно только смущает, автор пишет о свободных контактах с иностранцами, хотя есть мнение что тогда за этим строго следила одна организация. Не оттуда ли и он? Но это не так уж и важно, книга хорошая. Такая прям доброта из автора идет, я например так сильно людей все-таки не люблю.

Морские сны. том 3
5 5

Нет, ну я не могу. Все-таки "ленинградский писатель" - это не ярлык и не штамп, это, ё-моё, диагноз.
И ведь я их не ищу специально, это они мне попадаются, как попадается земляника в лесу - неожиданно и иногда приятно.
Довлатов, помнится, написал о том, что вся прославленная ленинградская школа - это всего лишь о мокром асфальте и дожде.
Да, черт возьми, да. Об асфальте и дожде - даже когда мы говорим о Маврикии и Индийском океане. Главное, ведь, зачем говорить об Индийском океане, островах, ракушках, море и аборигенах, если ты всё равно скатываешься к Эрмитажу, Новой Голландии, набережным, каналам, мостам и мрамору?
Петербург как точка отсчета и мера всех вещей.
То есть, "и вспомню о Москве" - это неправда, вот таких я ещё не встречала. А "это Адмиралтейство и Биржу" - это легко.
Черт вас всех побери:)

А книжка понравилась, да. Очень море.