Защита Лужина

Гениальный шахматист Лужин живет в чудесном мире древней божественной игры, ее гармония и строгая логика пленили его. Жизнь удивительным образом останавливается на незаконченной партии, и Лужин предпочитает выпасть из игры в вечность...
Автор Владимир Набоков
Издательство Центрполиграф
Серия Blockbuster. Экранизированный роман
Язык русский
Год выпуска 2003
ISBN 5-9524-0610-6
Тираж 7000
Переплёт Твердый переплет
Количество страниц 256
Размер 210x280 мм
Код товара 9785952406100
Возрастная категория 18+ (нет данных)
Тип издания Отдельное издание
127
Магазин »
Нет в наличии
с 7 февраля 2018
В других магазинах:
История изменения цены:
Средний отзыв:
4.2
Защита Лужина
/ Ozon.ru
5 5

Мне никогда не удавалось понять, что же творится у одаренных людей в голове. Думаю чем талантливее человек, тем больше он интроверт. Сам я тяготею к экстравертам, и потому, никакими особенными способностями не отмечен:). Но есть у меня один знакомый. Типичный интроверт. И он обладает абсолютным слухом. Музыка звучит у него в голове. Боюсь, этого мне никогда не осознать, не прочувствовать. Остается только созерцать с восторгом, и, возможно, легким сожалением (ведь нельзя же и в самом деле сожалеть о том, чем никогда не обладал!), причудливые пути гениев.

Творчество. Искусство. Тайный мир, одаренных людей. Я читал книги о писателях, о художниках, о врачах, ищущих, пытливых, желающих найти новое, нестандартное решение («путь Шеннона», к примеру). Набоков также приподнял перед нами завесу гениальности. Но своим, неповторимым, филигранным способом, в своей, исключительно ему присущей манере.

Будучи сам, гением слова, он в очередной раз, пускает нас в душу человека, позволяя пусть одним глазком, но увидеть те скрытые процессы, которые в ней происходят.
И, знаете… Ничего хорошего там не происходит. Мне кажется, гениальность, это и благословение, и проклятье для самого гения. Какой-то странный, необычный каприз в расположении генов, или чего-то там еще, дает миру этих людей, без которых немыслим технический прогресс, немыслимо искусство. Но если их одаренность - это благословение для мира, то для них самих, она идет рука об руку с проклятьем. Потому что безумие, это слишком частый спутник гениальности.

Набоков прекрасно подал это безумное блюдо гениальности. Книга читается по нарастающей, все быстрее, чем ближе к финалу, к развязке. В очередной раз склоняюсь перед его тонким мастерством психолога, в описании внутреннего мира героев.

P.s. И еще пару слов, о знаменитом «Набоковском» слоге. Вы когда-нибудь ели малиновое варенье? А когда ели, думали ли вы о нем так?:

она ловко положила ему на стеклянную тарелочку чудесного малинового варенья, и сразу подействовала эта клейкая, ослепительно красная сладость, которая зернистым огнем переливалась на языке, душистым сахаром облипала зубы.



За то и люблю.

Защита Лужина
/ Ozon.ru
5 5

Черный квадрат окна, молочно-белые квадраты звезд, грузная фигура Короля на скользкой оконечности шахматной доски под названием Жизнь, мелкая слякотная изморось в лицо. Одно движение рук, всего один ход и перед Королем открыто свободное пространство великой вечности. Игра закончена. Защита выстроена. Пешки сделали свои ходы. Ферзь отошел в сторону, Король сам выстроил свою защиту.

Ах, Набоков - Мастер игры. Им разыграна безупречная партия – одна, но разными игроками: автор-читатель, автор-Лужин, читатель-Лужин. Партия филигранно выверенная, просчитан каждый ход и Набоков, как мастеровитый гроссмейстер делает свои ходы, разбрасывая в тексте намеки, зацепки, припрятывая их за словесные финтифлюшки: дебют партии – утрата Лужиным собственного имени, затем постепенно появляются марионетки, тропинки, аллюзии с судьбой Моцарта, миттельшпиль – игра с Турати, эндшпиль – красная сувенирная коробочка с шахматами, обретение имени собственного. Игра сыграна. Финал партии. Казалось бы, такая холодная препарированная партия-наблюдение за одним-единственным человеком – Лужиным. И Ферзя автор подарил Лужину абсолютно никчемного. Эдакую ''тургеневскую девушку'', которая непонятно что хотела от Лужина: либо себя в нем полюбила – я тебя спасу милый, либо от собственной жалости задохнулась и умилилась. А Лужин…Но Набоков создал изумительный образ гения, который живет своим внутренним миром.

Для Лужина весь его мир – это мир шахмат, расчерченный черно-белыми квадратами и наполненный ходами, как музыкой. Каждая партия – создание новой мелодии, в процессе одна мелодия может трансформироваться в другую: ход – нота, ход – нота. В результате Лужин творит музыку шахмат. Она у него внутри. В голове, в его удивительной голове: драгоценный аппарат со сложным, таинственным механизмом. Для любого нормального человека Лужин маргинален, вне любой социальной группы, он за пределами этого мира, но его внутренний мир прекрасен. Его невозможно познать, невозможно проникнуть в этот мир аутиста, его собственный мир, существующий исключительно у него в голове. Почти всегда в романах Набокова жизнь подражает искусству, в этом романе жизнь Лужина – есть шахматная партия, искусство создавать музыку, творить гениальные ходы, защиты и выигрывать. Тут неприятности на полу так обнаглели, что Лужин невольно протянул руку, чтобы увести теневого короля из-под угрозы световой пешки. Для него игра в шахматы – жизнь, творчество, воздух.
Всё, что вне игры – это не жизнь, это финал партии. Его поединок с Турати как высшая точка, предел – дальше ходов у Лужина нет, можно только выстроить защиту. Самому. А если ходов нет, если шахматы перестали звучать и создавать мелодию жизни – это конец. Конец игры. И мне, как читателю, остается только слушать музыку, рожденную в драгоценном аппарате...Лужина ли? Или Набокова?

Безумно трогательно читать у Набокова о России, о запахах (ведь набоковский Берлин не пахнет): быстрое дачное лето, состоящее в общем из трех запахов: сирень, сенокос, сухие листья; о горечи утраты, насмешка над лубочной Россией родителей Лужиной.

И как можно не восхищаться вот этим: быстрое дачное лето, состоящее в общем из трех запахов: сирень, сенокос, сухие листья; между тем, лестница продолжала рожать людей…; поздравляю, налимонился…; нафталинные шарики источали грустный, шероховатый запах; черный, свившийся от боли кончик спички, которая только что погасла у него в пальцах.

Защита Лужина
/ Ozon.ru
4 5

Оттягивала момент написания, как могла. Хотелось, чтобы после "Других берегов" улеглось в голове всё взбаламученное. а вот читала, наоборот, подряд, чтобы не улеглось ещё. Потому что "Лужина" я очень люблю. Вот почему так получается, что к двум очень похожим книгам относишься совершенно по-разному?

Можно долго рассуждать, страдает ли Лужин явными расстройствами аутистического спектра или нет, так как посылки есть и к варианту за, и к варианту против. Явно лишь то, что он социопат, только совсем не такой обаяшка или приспособленец, которого любят вырисовывать в современных сериалах. Неприятие людей у Лужина совсем иного рода, не отвращение, а, скорее, непонимание. Лужин, имя которого совершенно неожиданно вспыхнет на последних страницах, но не пригодится (а в самом деле, зачем ему имя, ему нужно название — Лужин), с нашим обществом сдружиться не смог. Неудачная партия, а на попятную не пойдёшь. Выход он ищет в другой реальности, под раздачу попадают шахматы — а чем не мир? — и Лужин с головой в эту игровую среду окунается. Жил бы в наше время, наверное, ушёл бы в онлайн игры. А потом шахматная реальность потихоньку Лужина пожирает, и вот он уже в воображении пытается взять вон тем деревом фонарный столб, а потом и все свои действия рассматривает через призму шахматной партии.

И что такое защита Лужина? С поверхностного слоя обозрения — это та самая идеальная защита, которую он хочет изобрести для поединка с соперником, превосходящим его в шахматном мастерстве. Мучается, пытается, но... А если взглянуть глубже, то он уже не о конкретной партии думает с каким-то там смертным человеком, а целиком о своей жизни. Он зашёл в тупик, поставил себя если не в цугцванг, то в какое-то другое подвешенное состояние и пришёл к выводу, что в реальной жизни защиту для себя он просто так придумать не может. Остаётся один выход — смахнуть фигуры с доски в надежде на то, что реванш будет в следующей партии. Если эта партия состоится.

Мне герой Лужина очень близок. Набоков отчаянно пытается оживить его собственными чертами, воспоминаниями, подпитывает мелкими деталями, украденными из своей жизни, и Лужин постепенно разбухает плотью до приличного правдоподобия. Я ему верю, вспоминая, как можно чувствовать себя неуютно в этом мире, где каждый новый человек — как острый шип, впивающийся в твой хрупкий мягкий кокон. Возможно, впрочем, что верить Лужину будут далеко не все.

Защита Лужина
/ Ozon.ru
3 5

Три звезды совершенно не означают оценку произведения, писателя или его знаменитого языка, это только защита. Чтобы ОНО меня не заметило. Я умоляю - я хочу остаться в стороне от Набокова. От его прозы, по крайней мере. Мне страшно.
У него всегда о безумии?

Не напрасно я не верила этому быстрому движению глаз (вверх, еще вверх), этому экзальтированному жесту, этому голосу: "Я наслаждалась Набоковым, наслаждалась! Я купалась в нем, пила его, боясь пропустить хоть слово!".
Ну и наслаждения у вас, мадам...

То, что у других писателей встречается редкими находками, у Набокова рассыпано щедро - по три штуки в одном предложении. Я говорю (разумеется!) об удачно найденных образах, магических неожиданных сочетаниях слов, разворачивающих буквы в картины, вызывающих движения воздуха, блики, тени, запахи и нежные прикосновения к коже.

Однако опасны они настолько же, насколько и прекрасны: прочитав о замшевой походке, я вздрогнула от прикосновения метафизической замшевой гусеницы к моей шее... Эти находки - некоторые из них еще сохранили пыль писательских записных книжек - эти верные и меткие наблюдения, вам не кажется, что их слишком много?
В "Защите Лужина" это показалось мне попыткой украсить живыми цветами мертвенную, восковую холодность авторского взгляда.
Мне не с чем сравнивать. Кроме этой "Защиты" я читала только "Лолиту" в лолитовском возрасте и не спрашивайте о впечатлении, а то меня будет не остановить - и мои слова никак мой имидж "любительницы литературы" не укрепят.

Эти набоковские словесные камлания хватают за руки, увлекают за собой, внушают прекрасные надежды, гипнотизируют. Именно им я обязана продвижением от странице к странице - ибо сюжет совершенно не развивался, никакого последовательного движения.
Сюжет все время находился на гране обморока, незаметно переступая грань то туда, то обратно. Приходя в сознание, сюжет обнаруживал себя в определенной точке событийной прямой и там, в этой точке, вяло барахтался и обрастал набоковскими словами, образами, магическими построениями - и снова падал в небытие, чтобы снова обнаружить себя в следующей стадии существования Лужина. Ощущение вязкости, движения во сне или под водой.

А теперь эмоции:
Лужин, милый Лужин, бедный, сумасшедший Лужин - за что он так с тобой? За что он вытащил на свой безжалостный свет это дряблое, рыхлое, жалкое тело, это путанное боязливое сознание, этот яркий гений, управляющий шахматными мирами?
Ну что людям до Лужина? Зачем? Оставьте, оставьте в покое! Не гальванизируйте, не храните в формалине бездеятельности, не выламывайте дверь! Не пишите о нем книг!

Быстрее, Лужин, быстрее! Прыгай, пока тебя снова не поймали!

Защита Лужина
/ Ozon.ru
1 5

Как выразился бы Оруэлл, - "ленивая жвачка сытого ублюдка". Набоков пишет так, как будто его кто-то заставляет. Ему даже самолюбованием, к которому в конечном итоге сводится все его "творчество", заниматься лень. Равнодушное, пресытившееся всем, скучное повествование, абсолютно бессмысленное, кроме, естественно, заложенной в нем склонности и способа повыставляться - как самому, так и предоставить такую возможность претенциозному читателю. Шахматы и литература - стандартный набор бездельника, желающего таковым не казаться. Горничные, портные, постоянное упоминание величия своего рода, перманентная ссылка на своих родителей (это вообще характерно для девочек, не имеющих никакого жизненного опыта, маменькиных сынков-очкариков и неудачников. Кто из них набоков - выберите сами). Лучше всего характеризуют "защиту лужина" фразы типа - "съешь хоть кекса" - олицетворение даже не детства, а всей жизни набокова, "проговорил лужин и опять опустил пустую, легкую голову на подушку ... удивительно хорошо лежать, не двигаясь". "лужин" нужно читать как "набоков".

Шахматисты (настоящие) в общем-то люди, достойные уважения, так как относятся к занятым работой деятельности мозга, пусть и довольно бессмысленной. набоков относится к категории недошахматистов, которым понты дороже шахмат. Шахматы, хотя и считаются спортом для всех, на хорошем уровне доступны лишь некоторым однотипным людям, имеющим определенные природные данные. Поэтому по сути дела - человек, делающий из шахмат культ - фашист, ибо он делит мир на способных к шахматам и всех остальных. Всякие набоковы ставят таким в заслугу данное от рождения, то есть - восхваляют арийскую расу. Другое дело, что, как и в случае с любой лжеидеей, настоящий шахматист не занимается шахматной дискриминацией, популяризацией и коммерческой чепухой - он живет в своем 64-клеточном мире. Впрочем, за дела пролетариата всегда радели буржуазные Ленины-Троцкие, за судьбы страны - тургеневы и набоковы, проживавшие всю жизнь в теплой загранице - так и шахматной пропагандой занимаются исключительно те, кто давно понял свою собственную несостоятельность. Яркий пример - президен фиде Кирсан Илюмжинов, вводивший налоги на шахматы и заставлявший детей ими заниматься. набоков называет шахматы "игрой богов". Представьте Иисуса с Буддой за шахматной доской, пытающихся друг друга обдурить.

набоков - позор русской литературы, к которой он, американский гражданин, не имел никакого отношения, кроме вздохов под березками в своих опусах. Любой ценой заполучить читателя. Вероятно именно в силу особенного патриотизма он писал на английском языке. Дескать, чтобы русские учили иностранные языки. Приписав себя самолично к русским классикам, а вслед за козлом и все овечье стадо, набоков существует исключительно для весеннего периода, когда тянет читать всякое говно, как беспрецедентный пример бессмысленности и дурновкусицы. Наряду с высокохудожественными книжонками сары джио, петерсон и кто там еще - набоков со своим лажиным встает во весь рост, злобно выпятив свою лысину, формой и содержанием напоминая то, на что натягивают резиновое изделие. Подобным же самопровозглашенным способом набоков причислил себя к ликам святых, гениям, его нудные графоманские труды прославляют собственную персону, родственников, о чем еще ему писать, в его жизни и не могло произойти ничего интересного.

Реяли ласточки, напоминавшие в полете огурцы, мыльные пузыри после дождя, а набоков продолжал играть в шахматы, этот процесс был для него бесконечным как онанизм. Горничная приносила ему белые перчатки, а также крем для рук, чтобы мягкие, изнеженные ручки не покрылись трудовыми пролетарскими мозолями. "Он не просто забавляется шахматами, он священнодействует". Во имя отца, сына и Бенжамина Франклина. Аминъ. Кока-кола.

Защита Лужина
/ Ozon.ru
5 5

Не так страшен черт, как его малютки.


А если бы не шахматы, то что? Нашел бы Лужин что-то другое, во что бы так же мог спрятаться ото всех, или когда-нибудь он всё-таки повстречал непременно шахматы?
Для некой жизенной метафоры они подходят замечательно, и Лужин так и живет: игрой, фигурами, о!-шах-мат.
Уберите из его жизни шахматы - и она останется пустой; не учите никогда его играть в шахматы - и она таки останется пустой.
Пустой - в смысле, вялой, скучной, неинтересной. Или вы можете представить себе лужинскую жизнь другой? Поделитесь: какой?

Интересен мне образ "жены Лужина", как бишь, там её звали? Никак? Какой-то анти-образ, нам её чуть описали, немножечко, и - айда. Ведь это что-то совершенно безличностное, но любившее (?) Лужина.То есть, вот - Лужин, а вот безымянный его придаток - "жена Лужина". Она настолько милосердна, что решает себя вправе и в силах изменить ужжжасную лужинскую жизнь, придать ей настоящих красок, настоящих эмоций, в общем - чего-то Настоящего.
Но как же тут быть, когда весь мир - сложная, запутанная и коварная Шахматная Игра? Жена Лужина, ты что, не видишь, что

Ключ найден. Цель атаки ясна. Неумолимым повторением ходов она приводит опять к той же страсти, разрушающей жизненный сон. Опустошение, ужас, безумие.


С чем ты пыталась бороться и ради чего?
Всё-таки, наверное, это было неизбежно: тот, кто хочет спрятаться от реального мира, придумывает себе какой-то свой мир, а тут даже придумывать ничего не нужно было - Шахматы сами его нашли. И теперь его основная цель - выстроить Защиту. Никто ему не может помешать. Главное, чтобы удалось её выстроить, ведь стоит придумать что-то, как невидимый противник вновь надвигается, его игра коварна, хитра и - самое ужасное - бесконечна. Бесконечное ожидание последнего хитрого хода. Шах-мат.

О, этот Пафосный Набоков, всё-таки хорошо же он пишет, а. И интересно: чувствуется мне всё-таки, что он писал кое-что про себя. Какие-то презрительные, смешанные с жалостью, но всё-таки - жестокие нотки, как будто иногда проклевывающегося непрятия себя. Пафосной боязливости? Кхм. Возможно, не в Лужине даже, а в его отце. А впрочем, хватит доморощенного психоанализа, тьфу. И так уже слишком меня занесло.
Он же сам, Набоков, совершенно определенно нам сказал:

малолетний же фрейдианец, принимающий замочную отмычку за ключ к роману, будет, конечно, все так же отождествлять персонажей книги с моими родителями, возлюбленными, со мной самим и серийными моими отражениями, — в его, основанном на комиксах, представлении о них и обо мне. На радость таким ищейкам я могу еще признаться, что дал Лужину мою французскую гувернантку, мои карманные шахматы, мой кроткий нрав и косточку от персика, который я сорвал в моем обнесенном стеной саду.


Ох, уж эти малютки...

В общем, будтье осторожны, вглядитесь в тени: вдруг хитроумная комбинация уже опутывает вас, неровен час и - "Шах-мат"!

Защита Лужина
/ Ozon.ru
4 5

Стоит позорно признать, что четыре звездочки - это в первую очередь дань моему невежеству. Но - нет, моё категорическое и честное "нет" - филигранному и вычурному языку, который заслоняет сообщение, идею, подтекст. Черт, чувствую себя как в слишком пафосном ресторане, иногда так хочется стереть эти узоры разноцветного соуса и разломать башенки из фигурно нарезанных овощей на простом куске мяса! А ведь сделаешь так - все зашикают и сделают лицо "хм, кто этот хам, господа?"

Тема хороша, ох, хороша - блуждание в потёмках собственной гениальности, страсти, таланта, поиск несуществующих точек соприкосновения с миром (даже нет, не поиск, а фаталистическое следование течению в надежде на ответ, на сопричастность миру). И сам мир - где-то вдалеке, тусклый, подернутый пленкой душевной близорукости, невнимательности, равнодушия. Взгляд, обращенный внутрь, в кривое зеркало безумия.

И - финальный кадр фильма "Пи" - приставленная к виску дрель, единственно вероятный ответ - выход из игры.

Личный флэшмоб 2012

Защита Лужина
/ Ozon.ru
5 5
То и дело попадались какие-то люди, одетые только частично: скажем, в зеленой шляпе и красном пиджаке на голое тело (больше ничего); или в желтых ботинках и цветастом галстуке (ни штанов, ни рубашки, ни даже белья); или в изящных туфельках на босу ногу. Окружающие относились к ним спокойно, а я смущался до тех пор, пока не вспомнил, что некоторые авторы имеют обыкновение писать что-нибудь вроде "дверь отворилась, и на пороге появился стройный мускулистый человек в мохнатой кепке и темных очках".

Штатный программист НИИЧАВО Александр Иванович Привалов уж точно иначе бы описал свое путешествие в мир, созданный Набоковым. Не поднимается рука сказать - “описанный”- но именно - СОЗДАННЫЙ - “вначале было слово”. Даже, сдается мне, тезкам было бы о чем поговорить, не смотря на аутические наклонности одного из них. Говорят, Эйнштейн тоже страдал каким-то там синдромом аутического спектра, хотя “страдал” тут слово совершенно неуместное.

Возвращаясь к мысленному эксперименту с словесно созданной реальностью, следует упомянуть одну важную деталь. С Набоковым мы можем путешествовать не только по улицам дореволюционного Питера или междувоенного Берлина, но и поочередно влезть в души самых разных людей: обманутой жены и грустной матери, мягкотелого неудавшегося детского писателя, девушке без имени, невесты и жены, родителей этой девушки... всех их ужасно жалко. Не вызывает жалости только одна душа - собственно главного героя. Не вызывает не потому, что он ее не достоин, скорее наоборот, потому что жалость - слишком мелкое чувство для столь самостоятельного и деятельного человека. Так почему же тогда он выбрал столь странную защиту? Говорил же Фрейд, что нельзя создавать вакуум вокруг того, что человеку как бы нельзя. Нет? Не говорил? Значит, я это придумала.

Да, Набоков - тонкий психолог, как ни банально это звучит. Так и представляется эдакий сухощавый доктор в сухих и холодных перчатках, со знанием дела перебирающий тонкие синеватые нервы - едва заметные ниточки людей-марионеток. Только зазевайся - из них Судьба смастерит замысловатую сеть. Запутавшийся в этой сети человек имеет шанс развлечь себя - придумать смысл свим движениям, сочинить танец, в хореографы назначив себя или Бога, или еще кого-нибудь, наполнить свою жизнь игрой, придать всему происходящему символический смысл. Если смысл искать, его всегда найдешь. Или, если перефразировать: “Когда человек ищет, чем подтвердить свои параноидальные идеи, он всегда находит.” Кому как нравится.

Защита Лужина
/ Ozon.ru
5 5

Когда читатель, как я, всеяден и берется за самую разную литературу, Набоков оказывается совершенно особенным цветком на это пестрой поляне. Он разительно другой, и дело не только в знаменитом слоге, насчет которого я заранее скрестила пальцы – только бы понравилось, не оттолкнуло, и это, кажется, сработало – дело в построении текста, в сюжете, в проблематике. По-моему, роман «Защита Лужина» невозможно проспойлерить, даже если прилежно и последовательно пересказать все события, в нем произошедшие, от начала до последней строчки. Скажем, Раскольников со своим топором давно вошел в наш фольклор, и вряд ли кто-то будет в обиде на рецензента, порассуждавшего об убийстве старушки; но если представить себе, что «Преступление и наказание» - новый, не получивший пока широкой известности роман, то о печальной участи старушки лучше, пожалуй, все-таки умолчать из уважения к остальным читателям. Лужин же со своей шахматной доской не совершил ничего такого, о чем не хотелось бы заранее знать, приступая к чтению. Может быть, кто-то поспорит со мной, приведя в пример концовку, поэтому я не буду ее извучивать, и все-таки событийность здесь – дело десятое. А первое дело – это прыжок в болото, это затягивающая вязкость лужинского сознания, расчерченного на белые и черные квадраты, это неловкая телесность, служащая тюрьмой без окон для яркого, мучительного иного разума, весь окружающий мир для которого враждебен. Быть Лужиным, быть шахматным гением с кривой, покалеченной улыбкой – вот для чего нужно читать роман, и это ощущение не передать ни в каком пересказе.

Не так сложно написать на бумаге личность яркую, с сильным характером, всеобщего любимца или, напротив, грозного тирана. Гораздо сложнее вылепить тихого чудака-социопата с путаной речью, незаметного и серенького, и в то же время гениального, и вдохнуть в него жизнь как изнутри, так и со стороны, снаружи. Лужин ожил. Для чего он ожил, как объяснить его появление, чем обоснована его странность, почему герои безымянны, кто виноват и что делать – это все остается за кадром, захотим – сами разберемся.

Защита Лужина
/ Ozon.ru
5 5

Пока читаешь эту странную, но гениальную книгу, в голове вертится тысяча замечаний и мыслей, которыми хочется поделиться со всеми, кто только захочет слушать. Они не покидают и тогда, когда книги нет в руках, и ты занимаешься совершенно посторонним делом. Мыслями я постоянно возвращалась к пространству этого романа, оно, словно перекликаясь с одной из главных тем книги, похоже на шахматную доску - ограниченный квадрат, в котором протекают комбинации ходов, комбинации ходов жизни. И действительно, уже после середины книги появляется ощущение того, что ты сам закольцован, погружен в совершенно странную, таинственную атмосферу, которая появляется как раз не от того, что есть тайна, а потому, что тайна в каждом действии, в бездействии, просто в повороте стрелок часов или взгляде прохожего. Каждая мелочь кажется важной, во сто крат увеличенной через этот особый взгляд. каждое предложение в "Защите" - это красивая, законченная конструкции, и, наверное, поэтому я не буду добавлять цитат сюда. Решительно в каждом абзаце можно найти что-то такое, от чего замрешь, пробуя на вкус эти слова и выражения, это виденье мира.
Но вот в чем дело, когда книга заканчивается, ты сидишь в полном ступоре и не знаешь, что сказать и что думать. Даже с расчетом того, что только слепой не поймет, что к чему идет финал. И тем не менее, так мрачно, и полно он описан, что выворачивает наизнанку. История не столько про личность, не столько про шахматы, не столько про страсть игры, а про безумие, овладевающее человеком, который даже не понимает всю степень своего горя. Это и есть идеальный безумец - тот, который считает, что он абсолютно здоров. Ах, милый Лужин, сначала ты вызывал во мне отторжение: странный, чуждый этому миру мальчик, без сильных чувств, переживаний, даже не зеркало окружающего мира - картоночка, занавесочка, хилая фанера. Со времен вроде бы этот образ укореняется. Этот человек будто и не человек вовсе, но Боже упаси, считать, что он наделен какими-то магическими свойствами, демонической силой или ангельскими чертами. Это просто кто-то другой, кто-то совсем иной от остальных, чуждый миру, близким, случайным людям. Кажется, что человеческих, общепринятых черт у него нет вовсе, и даже тот факт, что все в книге обращаются к нему по фамилии, не упоминая имени, только подчеркивает это чувство. И тем удивительнее, приятнее обнаруживать в нём чувства, привязанности, эмоции. Они тоже странные, не совсем понятные, но они есть и описаны так трогательно, что невольно начинаешь сопереживать этому несчастному герою, который по воле судьбы или какой-то её злой шутки, застыл в безумном, тягучем состоянии, потерял грань между шахматным миром и миром реальным, точнее, даже не делает между ними различия.
Печальная книга о чужой болезни, о чуждой реальности. Пугающая, обнажающая мир безумца, позволяющая даже самому почувствовать себя немного безумным, проникнуться этой страстью и новым смыслом. Я бы даже сказала от себя, заставляющая взглянуть на привычный мир под новым углом, попытаться притормозить и обратить внимание на свое внутренне состояние, посмотреть со стороны на людей и их страсти. Ведь всегда очень страшно заглянуть за привычную дверь и обнаружить там черноту и бесконечности необъятной, ускользающей мысли.

Защита Лужина
/ Ozon.ru
4 5

Печальная, но в общем-то показательная, и что самое удивительное - невероятно сильная в художественном плане история про несчастного великого шахматиста, для которого сама жизнь стала шахматной игрой.

Вот что бывает с гениальностью, которая брошена одна в среди людей, не будучи к ним приспособленной. Все то же самое, что обычного человека бросить в обычное, пусть даже теплое, пусть даже без акул море, но без спасательного круга. Выплывает или нет? Черт его знает, может и выплывет. Но вряд ли.

Вот так и Лужин со своей замкнутой гениальностью. Которая проявилась на фоне того, что

Лужина перестали замечать, с ним не говорили, и даже единственный тихоня в классе (какой бывает в каждом классе, как бывает непременно толстяк, силач, остряк) сторонился его, боясь разделить его презренное положение. Этот же тихоня, получивший лет шесть спустя Георгиевский крест за опаснейшую разведку, а затем потерявший руку в пору гражданских войн, стараясь вспомнить (в двадцатых годах сего века), каким был в школе Лужин, не мог себе его представить иначе, как со спины, то сидящего перед ним в классе, с растопыренными ушами, то уходящего в конец залы, подальше от шума, то уезжающего домой на извозчике, - руки в карманах, большой пегий ранец на спине, валит снег... Он старался забежать вперед, заглянуть ему в лицо, но тот особый снег забвения, снег безмолвный и обильный, сплошной белой мутью застилал воспоминание. И бывший тихоня, теперь беспокойный эмигрант, говорил, глядя на портрет в газете: Представьте себе,-- совершенно не помню его лица... Ну, совершенно не помню..."


Я, кстати, часто замечал, что у тех людей, у кого в детстве были проблемы с общением, очень сильно развиваются какие-нибудь навыки или таланты, и стать общепринятым гением им не позволяет, пожалуй, недостаточный коэффициент везучести. Но зато этот талан компенсирует замкнутость. Как в случае с органами чувств. Помните анатомию - если человек теряет одно, обостряется другое. Если теряет два - то очень сильно обостряется третье. Одновременно слепой и глухой сильнее чувствует запах и вкус. (И деньги определяет на ощупь ничуть не хуже зрячих).

Хм... хм... уж не социальная ли теория у меня получается - чем больше искусственно создавать замкнутых в себе одиночек, тем больше гениев можно вывсети?

Бред, конечно. Иначе будет слишком много "выпадений из игры".

Что еще. Ах, у Лужина все-таки было имя. Александр Иванович... Как просто-то!

*****

Это уже четвертый мой роман Набокова, и каждый раз я вижу его в новом свете. Общее только одно - удивительный, оригинальный слог и стиль. Но пока что это - лучшее, что я прочитал у него. Интересно, что будет дальше?

Защита Лужина
/ Ozon.ru
5 5

Первая для меня книга у Набокова, и точно не последняя! Поразительная книга! Слышала разные мнения о ней, и, прочитав ее, не понимаю как ее можно назвать скучной, нудной и вялой..Книга настолько обволакивает языком, настолько все эти точные, подробные описания погружают тебя в атмосферу, что ты буквально дышишь книгой..Она тебя не отпускает..Это одна из немногих книг для меня, которую хочется сесть и прочитать сразу..Слова плетутся как кружево, тонкое и красивое, теперь я поняла, что такой слог и стиль Набокова!!!
Книга о великом шахматисте, о жизни необыкновенного человека в обыкновенном мире. Человек жил в своем мире, мире шахмат, он не только великолепно играл, просчитывал любые комбинации и ходы, но и в жизни применял только эту тактику. Он по другому не умел, вся его жизнь это квадраты. Все для него было непонятно и чуждо кроме этого, он жил внутри себя..И даже молодая интересная жена, делающая все для того, чтобы расшевелить его, показать что мир это не только шахматная доска, терпит фиаско, она бессильна..И Лужин делает последний ход...



Прежде чем отпустить, он глянул вниз. Там шло какое-то торопливое подготовление: собирались, выравнивались отражения окон, вся бездна распадалась на бледные и темные квадраты, и в тот миг, что Лужин разжал руки, в тот миг, что хлынул в рот стремительный ледяной воздух, он увидел, какая именно вечность угодливо и неумолимо раскинулась перед ним.


Тема вечности и потусторонней силы пронизывает всю книгу..Складывается такое ощущение, что Лужин чему то подчиняется, плывет по течению..Вечное дите:) Наверно все гениальные люди, в душе просто дети, малоприспособленные к реальности..

Книгу к прочтению советую тем кто любит окунаться в атмосферу красивого языка и тонкого психологизма! :)

Защита Лужина
/ Ozon.ru
5 5

Чуть-чуть спойлеры!

Очень пеальная история человека, живущего в своём мире. Человека, далёкого от реальности настолько, что даже человеческое общение даётся ему с трудом. Такой вот большой ребёнок.
Разные есть люди.Одни увлечены театром, и люди для них лишь актёры в пьесе под названием жизнь,другие видят во всём картины, третьи пишут музыку, стоит лишь посмотреть на листочек, опускающийся на землю. Все эти люди гениальны, а гении они немного странные, если сказать больше - совсем странные.
Лужин уже родился таким. Он не стал таким под стечением обстоятельств, которые его сломили, он уже родился таким. И что это было- он нашёл шахматы или шахматы нашли его, но они воссоединились и мир превратился в шахматную партию.
Мне было жаль Лужина. До боли жаль. Хотя сам по себе, в своём шахматном мире, он был, по-моему, очень счаслив. И жена ему нужна была именно такая, которая помогала, берегла, нянчилась. Как с ребёнком. Женщина-мать. Но когда ты родился и жил в своём мире, возвращаться или входить в другой, новый и неизвестный мир очень сложно. Именно это не выдержал Лужин. Он не мог уже жить как жил, но и новое было для него чуждым. Он потерялся. Потерялся совсем, а поскольку он был всё-таки большим ребёнком, нашёл для себя единственно верную защиту. Думаю, что до конца он всё-таки не осознавал эту защиту. Но если он решил прервать партию, его было уже не остановить никому.
Он никогда никого не любил. Не знаю, был ли он когда-нибудь привязан по-настоящему к своей жене, наверное был, по-своему, больше, чем к кому-либо. Но вот родителит- почему у него с ними случилось именно так? В чём причина этого отчуждения?
Книга оставила множество мыслей. Набоков не говорит прямо, обволакивая каждую фразу, каждое слово красивой обёрткой, и что бы добраться до вкусной конфеты (а у Набокова не может быть других конфет!) надо осторожно снимать эту обёртку, что бы не порвать, ведь она очень красива, и её хочется обязательно сохранить. И вот он- вкусный набоковский язык, от которого невозможно оторваться.
Я сама далека от мира шахмат, знаю как передвигаются фигуры и как в песне у Высоцкого- королей я путаю с тузами и с дебютом путаю дуплет. Но то, что сделал Набоков, показав мир Лужина..Это поразило..
Очень тонкая психологическая книга. И сам конец, когда Лужина называю по имени. А у него, оказывается, было имя..

Защита Лужина
/ Ozon.ru
5 5

Мне очень трудно выразить все свое восхищение Набоковым, потому что после его Слога особенно ясно понимаешь всю корявость собственной речи. Он прекрасен. Его страстная любовь к русскому языку, который он называл своим единственным богатством, сквозит в каждой строчке.

Маленький Лужин был особым ребенком. Он не проявлял какой либо сердечной привязанности ни к родителям, ни к друзьям, которых у него не было совсем. Какой-то полный эмоциональный паралич. Общение было для него мучительным, а учеба в школе стала тяжким испытание и являлась в кошмарах даже во взрослой жизни. Жил он в своем космическом одиночестве, полном душевном вакууме, пока в его жизни не появились шахматы и не заполнили ее собой до краев. Вирус игры проник в его кровь, постепенно вытесняя реальность из сознания.
Единственный проблеск каких-то человеческих чувств у него был при знакомстве с его будущей женой, самоотверженной девушкой, для которой любовь - это в первую очередь сострадание, жалость и забота.

Набокову удается почти что литературный фокус: поддерживать напряжение, не давать ни на минуту ослабеть читательскому вниманию, несмотря на то, что говорит он чуть ли не все время о шахматах. Именно в этом его мастерство проявляется. Шахматы у него вырастают в нечто большое, более широкое, и лишь самого немногого, какого-то последнего штриха недостает, чтобы показалось, что он говорит о жизни.
Г. В. Адамович


Я человек далекий от мира шахмат, ни разу в жизни не играла в эту игру, но тем неменее книга полностью меня захватила. И это еще один поклон благодарности Набокову за его тактичность к такому читателю, как я, за его талант написать понятно о не понятном.

Защита Лужина
/ Ozon.ru
5 5

В разного рода специальных учреждениях и заведениях по отношению к своим клиентам, пациентам и прочим «воспитанникам» приемлем и распространён термин "спецконтингент". Главный герой этого набоковского романа господин Лужин отнюдь не является клиентом/пациентом/воспитанником какого-либо учреждения или заведения, но тем не менее по отношению к нему этот термин напрашивается со страшной всесокрушающей силой — вот уж действительно Спецконтингент.

Согласно одной легенде, переведённой в литературную форму англичанином Уильямом Джонсом, некто древнеримский Марс (знакомое имечко, не правда ли!) пленился красотой не менее древнеримской красотки-дриады Каиссы. Юная соблазнительница оказалась губ-не-дурой, и только благодаря изобретению новой игры с волшебными словами Шах и Мат Марсу удалось добиться взаимности. Легенду эту я ни в оригинале, ни в переводе не читал, однако же в положенное время читал "" Александра Казанцева, откуда, собственно и узнал имя этой небесной шахматной покровительницы.

А ещё живо и ассоциативно пришла на ум ситуация с Гарри Поттером и его друзьями, когда в одной из книг (в моём случае это был только фильм) они были вынуждены играть шахматную партию с зачарованными каменными шахматными фигурами, и где расхожее шахматное выражение "съесть фигуру" означало попросту разрушение и смерть таковой. В данном набоковском случае мы имеем дело с человеком явно зачарованным, с человеком, одержимым шахматами (уж не знаю, кто зачаровал Лужина, Марс или Каисса, как по мне, так скорее мстительный и воинственный Марс в диком припадке жуткой ревности к своей возлюбленной наслал на нашего ГГ своё проклятие). А может и вообще в этом случае мы имеем дело не с человеком, страстно влюблённым в шахматы и представляющем весь мир шахматной доской, где он сам один из королей, и где и он, и все прочие только лишь участники этюдов, участники атак и защит, дебютов и эндшпилей, цейтнотов и, конечно же, шахов и матов; мы имеем дело с аватаром Каиссы? Которая явилась в наш мир посмотреть на нас, грешных, посмотреть и поиграть с нами, поиграть нами...

Не устаю возносить хвалу набоковскому языку, третья его книга и третье моё восхищённое ВАУ! Интересно, что там будет дальше...

Защита Лужина
/ Ozon.ru
5 5

Во времена блокады Ленинграда раненым солдатам устроили экскурсию по Эрмитажу. Экскурсовод показывал на пустые места от картин, и рассказывал о Караваджо там, где был Караваджо, о Рафаэле там, где был Рафаэль.. а они зачарованно слушали, смотря на эти погасшие "окна" тишины о мире, и казалось, что где-то под музеем, словно вторая часть шахматной доски, есть симметричное отражение этих окон, но только зажжённых, живых!

Квадраты шахматные окон ночей и дней.. Что наша жизнь - игра? Игры разума² ? Игра некоего пленённого и падшего духа с самим собой в ожидании приглашения на казнь ?
Это один из самых добрых и грустных романов Набокова. Лужин - эдакий неуклюжий и милый пингвин в своём забавном "фраке", с атрофией крыльев, живущий в чуждом мире людей, в неком мареве вещей...
В некотором смысле он двойник другого персонажа Набокова - Пнина, и в то же время некий Посторонний а-ля Камю, с задатками и внешностью Гамлета.
Не так уж и часто автор с такой любовью описывает своего персонажа, а тем более делится с ним самым сокровенным, что есть у человека - воспоминаниями детства.
У Лужина в роду были творческие люди, но мелкого пошиба. Некий мотылёк гениальности томился в коконе рода, но не мог воплотиться вполне ( ох, порой такой мотылёк бьётся в иной книге, вечере, народе..).
И вот, в Лужине, он словно бы родился, когда маленькому и одинокому мальчику открылся микрокосм шахмат. Но что-то пошло не так.
Ад и рай для женщины - иногда терять границы тела и души : в этом её поэзия и тайна. Лужин же, стал утрачивать границы между душою и миром, и как результат - утрата себя, растворение в творчестве и мире..узелок сердца, как на шёлковом платке факира, вдруг исчезает.
Такое ощущение, что на неком духовном плане, его бессмертное "Я" живёт в своём гармоничном мире, где предметы, люди, звёзды.. имеют иную тональность и родство.
Вот это стройное "Я" парит среди звёзд, а там, на земле, в этот момент грузное тело поднимается с одышкой по лестнице. Вот это "Я" наклонилось над дивным узором крыла мотылька - в этот же миг, там, на земле, авторучка в руках передвинулась, попала под луч, и радужный блик от неё расцвёл на листе...
И если в "Карениной" есть нравственный пат и "заедливость быта", то в Лужине - духовный пат и заедливость бытия.
Мата, т.е. смерти, ещё нет, ещё все фигурки зачарованно стоят на доске, но и сделать ход душа уже не может, если только тело, в безумии вдохновения не перепутает себя со своим бессмертным "Я", которое и не переставало двигаться и жить..
А теперь моя любимая тема - Достоевский и Набоков.
Само имя Лужина, символично промелькнёт в конце романа - Александр Иванович. Это имя мужа Исаевой, первой жены Достоевского, мужа, с которого был списан Мармеладов из "ПиН". Но в том же "ПиН", есть и сама фамилия "Лужин".
В романе есть эпизод прямо-таки эстетического катарсиса : врач запрещает Лужину читать Достоевского " ибо, как в страшном зеркале.." Удивительный момент, когда персонажа книги предостерегают от знания о том, что он всего-лишь персонаж, игра воображения писателя, творца..
Намеренно ничего не сказал о жене Лужина : обязательно прочитайте рассказ Набокова "Случайность", где есть персонаж "Лужин" и его жена и ....
Проблема сознания и бога, творца и его творения отражена во всех произведениях Набокова.
"Защита Лужина" сокровеннейшим образом связана с метафизической антиутопией Набокова " Под знаком незаконнорождённых".
Тема дождевой Лужи в начале этого романа, чернильная лужица, главный герой Круг...
Мир- един в своём вращеньи.
Душа Лужина зеркально вспыхнет мотыльковым бликом на окне писателя в конце "Под знаком незаконнорождённых".

Стихотворный "пробник" Защиты Лужина от
(перевод Апта)
Стихотворный p.s. от Ходасевича


Было на улице полутемно.
Стукнуло где-то под крышей окно.

Свет промелькнул, занавеска взвилась,
Быстрая тень со стены сорвалась -

Счастлив, кто падает вниз головой:
Мир для него хоть на миг - а иной.

23 декабря 1923, Saarow

Защита Лужина
/ Ozon.ru
4 5

Рос себе в обычной семье в предреволюционной России один мальчик по фамилии Лужин. Проявим толерантность и не скажем, что с отклонениями в развитии, а скажем просто, что не такой как все. Был он дик, нелюдим и замкнут. А так как личность его была постоянно замкнута на самого себя, то был он еще чрезвычайно раним и истеричен. Тяжело было мальчику жить, не вступая в конфликт с окружающим миром. Неприятности так любят притягиваться к тем, кто заранее трепещет при мысли о них. И не знал Лужин в какой угол забиться и спрятаться от страшного внешнего мира.

Но однажды судьба свела его с шахматами. Имея предрасположенность к этой великой игре, Лужин сразу усмотрел в ней новые возможности. Возможности для бегства от реального мира. В недолгий срок Лужин, благодаря особенному типу мышления, развившемуся из-за его замкнутости, добивается отличных результатов в шахматах и встает в один ряд с великими гроссмейстерами. Превратившись в типичного гения, всецело отдавшегося любимому делу и не следящего не то что за окружающим, но и даже за собой лично, Лужин, не зная меры и перегрузив психику тяжелой умственной работой, подводит себя к состоянию помешательства.

Он начинает даже в повседневности мыслить шахматными образами, рассматривая жизнь как шахматную партию, как игру мира против себя. Наверное, каждому приходилось сталкиваться с моментами, когда проблемы на работе, в учебе или личной жизни так нагружают психику, что кажется заполняют всю остальную жизнь. И кажется, что и нет больше никакой жизни, кроме этих проблем. А теперь представьте, что такая ситуация происходит у человека, который не знает и не хочет знать другой жизни, всецело концентрируясь на своих проблемах. Помешательство гарантированно. А трагический конец становится уже явственно близок.

Совершенство литературного языка Владимира Набокова как нельзя лучше подходит для описания процесса помешательства. Тонкая работа автора позволяет проникнуть в самые закоулки сознания главного героя и прочувствовать все стадии сумасшествия от начала безумия до закономерного акта суицида. Книга получилась атмосферная и гнетущая своей безысходностью, и надо особо отметить натурализм, происходящего на ее страницах действа.

Защита Лужина
/ Ozon.ru
4 5

Эта книга, как яд замедленного действия. При прочтении и сразу после него, кажется, что трагическая история неприятного героя не особенно затронет тебя. Даже радостно, что наконец то можно с ним попрощаться. Ставишь нейтральную оценку, а спустя пару дней замечаешь, что казалось бы, далеко не самая любимая, не самая "моя" книга Набокова стала занимать слишком много места в жизни.

У Набокова мало симпатичных персонажей, но даже самого отъявленного негодяя, можно оправдать, найдя в нем что то человеческое. Почему же Лужин человек талантливый, даже гениальный, не совершивший никакого зла, вызывает такое отторжение?
Слишком точный портрет социопата, причем лишенный всякой романтизации, восхищения перед непризнанным гением, вещи в себе. Человека отвергающего общество, страдающего от него, вынужденного защищаться, при большом желании можно понять, но полюбить, проникнуться к нему очень трудно. Он как будто под микроскопом, видно каждую черточку. Жутковато находить в нем что то общее с собой.

Это был тяжелый, болезненный, но необходимый, полезный для души опыт.

Защита Лужина
/ Ozon.ru
5 5
Что такое жизнь?

Пришли ко мне и спросили, что такое шахматы.

«Ну, как же, — ответил я, — это интеллектуальная игра, развивающая логическое мышление, изобретательность, память».
Пришли к Лужину и спросили у него, что такое шахматы. «Не знаю, — сказал Лужин, - это моя жизнь».
А потом взяли обоих и лишили всякой возможности соприкасаться с шахматами.
И снова пришли ко мне и задали тот же вопрос. «Ну, как же, — ответил я, — это интеллектуальная игра, развивающая логическое мышление, изобретательность, память».
Пришли к Лужину, а Лужина уже нет — он умер от тоски.


Книгу добавил в любимые.

Набокова, наряду с Элтанг и Валье-Инкланом, добавил в свой список виртуозов описательной прозы. Король, дама, валет.)

Защита Лужина
/ Ozon.ru
4 5

Определенная часть этого небольшого произведения до сих пор остается для меня несколько непонятной и покрытой пленкой тумана, но если в некоторых книгах это печалит или даже раздражает, то в случае с Набоковым общий принцип явно не работает. Если я чего-то не поняла, это отличный стимул перечитать "Защиту Лужина" еще раз, попозже, когда история по своему одинокого и брошенного на произвол собственного разума человека чуть уляжется в сознании.
Я безумно далека от шахмат, я не умею просчитывать ходы, но эта история меня зацепила. Зацепила не только сюжетом, где плутает в тумане не зная ориентиров господин Лужин, но и красками, неожиданно яркими при таком степенном повествовании. Суета, одиночество, стратегия защиты и нападения, шаблоны и предрассудки, брошенная жизнь и крикливая истинная красота пушистого платка - все это здесь, перед нами, пока по дорожке парка бредет человек, который в свое время спрятался, чтобы выжить, создал себе кокон, из которого сложно вылезти и не забыть себя.

Защита Лужина
/ Ozon.ru
4 5

Я в смятении. Это моя третья художественная книга Набокова и мне каждый раз кажется, что я вижу не все, что туда вложено. Прямо нутром чувствую, что помимо верхнего слоя – сюжета и среднего слоя – психологии поведения, есть еще третий, глубинный. Но в чем он? Хм.
Сюжеты у Набокова (на мой взгляд) не стандартны, что в Пнине, что в Лолите, что здесь – главные герои очень не простые личности, полные огромного мировоззрения, которое прямо мешает им жить как все. И это ужас, а ведь должно быть наоборот! Не быть как всем, иметь уникальный внутренний мир – как такое может быть плохо? «Общественное мнение похоже на привидение в старинном замке: никто его не видел, но всех им пугают». И пугают до такой степени, что у людей отклонения начинаются. И я понимаю, что всех этих странных людей встречала пачками (особенно когда работа в Университете, уж там-то среди сотрудников такого пруд пруди), но как мало мы про них говорим, о них думаем, и понимаем ли вообще? Лужину (как я думаю, большинству подобных людей) не повезло еще в детстве, родители хотели от него одного, получая другое, выказывали неудовлетворение. В школе, конечно же, издевались. Мать видела в нем предателя отца, отец видел в нем бесполезный талант. А Лужин в скором времени не видел уже ничего. Он запер себя в мире шахмат и очень скоро понял, что партию не выиграть. Даже имея любящую жену (она постоянно страдала из-за него), и какой ход не сделай, как партию не разыграй, выхода нет. Кроме одного.

Защита Лужина
/ Ozon.ru
4 5

Да,скажу я вам,Набоков это нечто!Начав читать книгу , первые страниц 20 ты словно "вкатываешься" в стиль автора , сразу ощущаешь его особенности , может сразу и не все понятно в его манере изложения , но потом просто наслаждаешься этими "кружевами" из слов , его иронией и своеобразным юмором:

«Как, вы не знаете, что я теперь снимаюсь? Как же, как же. Большие роли, и во всю морду»

Лужин - гениальный чудак,безвольный и покорный,он словно блуждает в потемках своей гениальности,субъект совершенно оторванный от реальной жизни. В его жизни , есть единственный смысл , смысл который называется "ШАХМАТЫ". Он одержимый игрой, она затягивает, засасывает в свой мир, отбрасывая все человеческое:

Он сидел, опираясь на трость, и думал о том, что этой липой, стоящей на озарённом скате, можно, ходом коня, взять вон тот телеграфный столб, и одновременно старался вспомнить, о чём именно он сейчас говорил.

А еще любовь.Странная любовь женщины к гению.Да и любовь ли это , скорее жалость , подобие материнского инстинкта. Девушка из высшего общества , привыкшая к роскоши , бросается с головой в омут супружеской жизни с человеком, реальный мир которого , мир шахматных комбинаций. Ее идея спасения Лужина - мир без шахмат, заставить жить его по человеским правилам , "нормальной" жизнью. Но остановить "лужинское" безумие крайне трудно , а скорее всего невозможно...

Защита Лужина
/ Ozon.ru
5 5

Одна из тех книг, экранизацию которой я смотреть не стану никогда, потому что потому. Где эти слова, где эти образы, где тушность(даже уже не тучность) Лужина, его складки на шее и желтые от папирос пальцы и зубы. Где неспешность, а потом раз скольжение и кто-то вдруг умер.
Нет, какие могут быть экранизации.
Мой любимый эпизод с двумя подвыпившими господами, нашедшими Лужина, я его буду раз от раза перечитывать.

Лужина внесли в гостиную. Молодые незнакомцы щелкали каблуками, пытаясь кому-то представиться, и шарахались от столиков, уставленных фарфором. Их видели сразу во всех комнатах. Они, вероятно, хотели уйти и не могли дорваться до передней. Находили их на всех диванах, и в ванной комнате, и на сундуке в коридоре, и не было возможности от них отделаться. Число их было неизвестно, — колеблющееся, туманное число. А через некоторое время они исчезли, и горничная сказала, что двоих выпустила, и что остальные, должно быть, еще где-нибудь валяются


И финальные слова, они просты и так в точку. Это первый и последний раз, когда его называют по имени.

Защита Лужина
/ Ozon.ru
3 5

Первое, на что обращашь внимание, это своеобразная манера выражения Набокова. Слова его ажурные, глубокие, мелкие детали и действия рассыпаны как-бы случайно, но имеют свой порядок и соответствуют воображаемому так, что с каждым поступком мысленно соглашаешься и понимаешь, что все происхот "по правилам". Но тем не менее, роман мрачен и не увлекает так, как хотелось бы. Жизнь героя скучна и беспросветна, сказывается полное отсутствие характера. Он как жиле - мягкий и противный, трепыхается от малейшего движения извне, безвольный и покорный. Жизнь складывается таким образом, что становится очевидной полная ее бессмысленность, но этот человек и не является заурядным неудачником, хотя бы потому, что вундеркинд, талантливый шахматист и, наконец, известный гроссмейстер.

Кое-что запомнилось особенно: Набоков погрузил меня в такую тьму, что стало даже страшно. Бредовые галлюцинации Лужина от переутомления описаны так живо и ярко, что сравнимы с результатом воздействия психоактивных веществ. Шахматы сводят с ума, приходят к нему в невероятных образах, ночных кошмарах, сопутствуют мысли и доводят до трагического конца. Я увидела подобного несчастного героя первый раз - его беда в голове.