Грек Зорба

Писатель, от лица которого ведется повествование, решает в корне изменить свою жизнь и стать человеком действия. Он арендует угольное месторождение на Крите и отправляется туда заниматься `настоящим делом`. Судьба не приносит ему успеха в бизнесе, не способствует осуществлению идеалистических планов, но дарует нечто большее. Судьба дает ему в напарники Зорбу. `Грек Зорба` - роман увлекательный, смешной и грустный, глубокий и тонкий. Мы встретимся с совершенно невероятным персонажем - редчайшим среди людей, живущих на Земле. Этот человек воистину живет `здесь и сейчас`. Он совершенно свободное - в том числе и от каких бы то ни было моральных запретов - существо, для которого нет особой разницы между материей и духом, Богом и дьяволом. И при этом Ошо Раджниш считал грека Зорбу высшим проявлением буддовости.
Автор Никос Казандзакис
Перевод Евгений Мирошниченко
Издательства Гелиос, София
Серия Игра в бисер
Язык русский
Год выпуска 2003
ISBN 5-344-00298-X
Тираж 5000
Переплёт Твердый переплет
Количество страниц 464
Код товара 9785344002989
Оригинальное название Zorba the Greek
Тип издания Отдельное издание
249
Магазин »
Нет в наличии
с 1 марта 2018
История изменения цены:
Средний отзыв:
4
Грек Зорба
4 5

Жил-был молодой грек, который был не так уж молод – немного за тридцать, - незлобив, хорошо образован и совершенно не знал, куда приложить распирающие голову знания. На дворе к тому же было начало прошлого века, в воздухе витали идеи равенства и братства, а восточная мудрость начала давать первые ростки на измождённой европейской почве. Друзья нашего героя были такими же неприкаянными романтиками, разбредшимися по свету, а с женщинами у него не ладилось: желал он их, но боялся, и, переваливая с больной головы на здоровую, считал коварными хищницами. К богу его тянуло – а религия отвращала, простой люд привлекал – и был совершенно непонятен. Хотелось взяться за работу – и принялся он почему-то растранжиривать наследство на дело, которого совершенно не знал и знать не хотел. В общем, остаться бы этому любителю чтения вечным студентом, спорить об искусстве и о том, как обустроить Грецию, ходить по музеям и вздыхать о незнакомках в белых летних платьицах, но он решил посмотреть на «настоящую» жизнь –и хлебнул сполна.

На своё то ли счастье, то ли несчастье, он встречает Зорбаса – свою полную противоположность. Немолодой, необразованный, зато вечно бодрый и фонтанирующий собственного сочинения идеями по любому философскому вопросу, бродяга и авантюрист, он взваливает на себя все рабочие вопросы, варит супы и учит нашего героя премудрости. А премудрость Зорбы заключалась, кажется, в том, чтобы радоваться всему, что ни попадётся ему на жизненном пути, и хватать это покрепче: есть работёнка – отлично, будем есть от пуза! Нет работы? Вот и хорошо, можно брести, куда глаза глядят! Встретилась красавица? Повезло! Дурнушка? Ну, тем нежнее будет! Нравится, как музыкант играет? Попросись в ученики! Хочешь милостыню дать? Сыпь всё, что есть! А приходится воевать и убивать? Вот и повод проявить удаль и смекалку! Даже бог у него – такой же Зорбас, только огромный, и только хохочет да пританцовывает, когда люди делают, что им в голову взбредёт. Так и хочется упрекнуть Зорбаса в том, что он безответственный повеса, но, если подумать, везде он находит тех, кому нужен таким, какой есть, а люди иного склада от него небось отскочат, как масло от воды, да и сами не заметят.

И вот эти двое едут в критское захолустье и там становятся особенно близки: несмотря на их несхожесть, оба со своей тягой к неизведанному и своеобразной моралью совершенно непонятны местным жителям. Сами они здесь чужаки и знакомства-то заводят по большей части не с почтенными селянами, а с «отщепенцами»: престарелой актриской, вдовой с плохой репутацией, деревенским дурачком. Увы, работает Зорбас вдохновенно, но на огроменный авось, и быстро начинаешь чуять, что предприятию недолго жить. Что не мешает этой парочке друзей с пользой и удовольствием провести отмеренное время в разговорах о боге, женщинах, смысле жизни и танцах на песке, столкнуться с любовью, триумфом, смертью, а после попировать горячим жирным барашком на руинах общего дела.

Если подумать, никаких моих ожиданий книга не оправдала: я ожидала тихой радости и полнокровного веселья, остро-солёных и приторно-сладких греческих яств и...и, кажется, чтобы Зорбас стал мне кем-то вроде проводника, подбадривающего на жизненном пути и утишающего страхи. Этого не случилось: книга скорее грустная. Зорбасом нельзя стать – не стал им и наш герой – с таким лёгким и бесшабашным отношением к жизни можно только родиться. Да и порой оторвёшься от книги и чешешь затылок: а нужно ли оно мне такое, зорбасовское счастье?

Ещё оказалось, что на Крите полно как прекрасного, как первые листочки на смокве, так и противного, как морщинистые шеи старух, и хоть автор не скупится на описания, предпочтения приятным вещам он отнюдь не отдаёт. А греческий народ и вовсе показывает здесь свою тёмную сторону – жадную, жестокую и охочую до крови. По прочтению я часто вспоминала трилогию о Корфу Даррелла – какие там показаны легко живущие, лучащиеся добром и теплотой люди. И это – один и тот же народ примерно в одно и то же время?.. Казандзакис лучше знает своих соотечественников, или красота в глазах смотрящего?..

Но, подводя итог, назвать книгу плохой никак не поднимается рука – теперь, глядя на иных людей, я буду невольно думать «Ну, вылитый Зорбас! Что с тебя взять!» или «Вот мечтатель, прямо Казандзакис!», настолько удачными, яркими и цельными получились характеры героев.

Ну а напоследок хочется поделиться: самое приятное и радостное, что есть в книге, отчего я так хотела её прочитать, кажется, всё сосредоточено вот здесь и далее по списку. Всё это так смягчает впечатления: красивый-красивый Крит, ячменные булочки, жареные кальмары!

Грек Зорба
5 5
Ты знаешь историю про мельничиху? Вот и скажи, разбирается ли её зад в орфографии? Зад мельничихи – это и есть человеческий разум.

Если такой человек как Алексий Зорба не существовал, то Никос Казандзакис должен был его выдумать. Каждый интеллектуал в поисках смысла существования неминуемо загоняет себя в дебри абстракций, и выбраться из них можно только влив в себя глоток реальности, олицетворением которой в этой книге стал Зорба.

Грек Зорба – это альтер эго рассказчика, полного идей и томлений мужчины в полном расцвете сил (тридцать пять), проблема которого в том, что он никак не может перестать рефлексировать и начать жить. Вначале чтения меня раздражал этот патетический (тянет сказать «подвывающий») стиль, злоупотребляющий такими словами как «сущее», «священный», «вознестись» и, простите, «духовный аборт». Даже была мысль бросить книгу, но я крепилась, мне хотелось узнать, кто такой Зорба и как он может помочь этому человеку.

А Зорба – это сама жизнь в маскулинном и активном её аспекте. Ребёнок, зверь, мужчина, мудрец – вот кто такой Зорба. Он одновременно наивен и искушен, он не различает добра и зла и живет в текущем моменте, а когда ему не хватает слов – он танцует. Зорба работает, любит, ненавидит, страдает, ест, пьет, говорит, играет на своей сантури, как в первый и последний раз в жизни. В аннотации говорится, что Ошо Раджниш назвал Зорбу «высшим проявлением буддовости». Не знаю, не уверена. По-моему, это несколько другой путь, но «здесь и сейчас», несомненно, можно было бы назвать жизненным кредо этого стихийного грека. Только откуда взяться кредо у человека, для которого разум – это зад мельничихи?

Вообще чувствуется, что с женщинами у автора сложные отношения, его текст переполнен перинатальной и сексуальной лексикой, кроме уже упоминавшегося «духовного аборта», постоянно говорится о родах, беременностях, «чревах» и «чреслах», а такие слова как «сука», «шлюха» и «потаскуха» встречаются десятками, причем не обязательно применительно к женщинам – это и «жизнь», и «судьба», и «земля». Наш сублимирующий интеллектуал не в состоянии удержаться от навязчивых ассоциаций, поэтому наполняет каждый абзац своей латентной похотью. В то же время, рядом с ним есть вечный любовник Зорба со своим понятием насчет слабого пола, а именно: нельзя обидеть женщину отказом, даже если она стара и уродлива.

– Так вот, если ад существует, – сказал он, – и если я в него попаду, только по этой причине. Не потому, что я крал, убивал или спал с чужими женами, нет и нет! Всё это пустяки. Такие вещи Господь Бог прощает. Я же отправлюсь в ад потому, что этой ночью какая-нибудь женщина ожидала меня в своей постели, а я к ней не пошёл…

Казалось бы, как могут существовать вместе эти два антипода? Один живет словами, другой – воплощенное действие. А вот могут, и каким-то невероятным образом, взаимно обогащаясь, они приходят почти к гармонии. Зорба так же нуждается в своем хозяине-книжнике, как и тот в нем. «Ты в этом что-нибудь понимаешь, хозяин? Объясни мне, хозяин?» – постоянный лейтмотив романа. И пусть звучит это риторически, все же есть в душе Зорбы тоска по объяснениям того, что непостижимо. Стихия не всезнающа и одним чувством не обнять мир, так же как и не постичь его словами.

Но ведь это и есть жизнь, хозяин! По-твоему, это виноград свисает над нашими головами или же ангелы? – я что-то ничего не разберу. Или же совсем ничего нет, на этом свете – ни курицы, ни русалки, ни Крита? Скажи хоть что-нибудь, хозяин, скажи или я совсем одурею.
Грек Зорба
3 5

Пишешь начало рецензии: «блабла, великолепный роман, дифирамбы азбуке, что еще?»
Ммм, нет, постойте, возможно это хороший текст, но он же, на минуточку, скучный. Он из тех моралите, знаете, в которых автор вам и шанса не даст возразить, вам расскажут о неких людях, которые в обычной жизни неприметны, а здесь раскрываются их мысли и поступки. И в жизни ты бы и в голову не взял интересоваться у таких людей, ну не ровня тебе, чем они живут-дышут, а здесь раз страницы открыл, кушай досыта. И всё это на фоне средиземноморского колорита, который жителям наших широт экзотика, а им вон, посмотри, пыль и будни.
Начало 20-го века. Некий молодой человек, автор романа, провожает на войну своего друга, а сам отправляется на Крит и нанимает старика Зорбаса старшим мастером на лигнитную шахту. Ну то есть по сути это рассказ о нашей обычной жизни через призму мировоззрения двух людей - рассказчика, повторюсь, молодого, рефлексирующего книжника и Алексиса Зорбаса. Я вот книгу прочитала и не знаю, как рассказать кто такой Алексис Зорбас.
Проще, следуя за принципами апофатического богословия, рассказать кем не является Алексис. И соответственно, кому этот роман читать - только время зря тратить.
Если ты, дорогой читатель, сколько бы тебе ни было лет, уверен в завтрашнем дне, не в материальном плане, в нашей стране всё сложно с завтрашним днём, а в смысле себя, что уж я то никогда не буду делать вот, или вот к этому возрасту у меня то и то уже будет, цели там себе прописываешь и живешь по тайменеджменту, позитивное мышление и вот эту голландскую хрень про уютный дом исповедуешь, то вот этого всего в Зорбасе нет. Как нет и такого знаете старческого брюзжания, когда самым важным событием всей жизни становятся внуки или размеры камня в почке. А что же есть в Алексисе Зорбасе? В нём есть вопросы, которые человек, подняв глаза к небу или глядя в глаза другого, тысячи лет задает, и не получает ни одного верного ответа.
И если ты, читатель, ловишь себя на мысли, что если человеку много лет, и пора бы не вопросы продолжать задавать, а осесть и в землю врастать, то у меня для тебя плохие новости.

Грек Зорба
3 5

Книга начиналась так многообещающе, так хорошо. Но по мере чтения я все больше и больше разочаровывалась и в ГГ, и в Зорбе. Зорба - что-то бесцельного прожигателя жизни. ГГ итак сожалеет о том, что годы будто бы зря проходят, а тут еще и Зорба, который к местуи не к месту глаголет о том, что главное в жизни - пить, есть, трахаться с кем попало и т.д. И тут же смачно заключает, как это классно и здорово! А ГГ еще больше загоняется " в угол" и думает о том, что он так никчемен, а вот Зорба...Зорба прекрасен и удивителен....
Накинула звездочку за хороший язык и стиль произведения.
Кто хочет найти размышлений - вам сюда, но вряд ли вы оцените эти размышления. Они пусты, многоцветны, но ни о чем... Кто ищет богатого событиями сюжета - вам явно не сюда. Сюжет статичен, практически неподвижен, а...еще предупрежу: хронологически разорван и слабо связан с разными частями романа.

Грек Зорба
5 5

Серия «Азбука Premium» радует каждый раз: то пять впервые переведённых книг Фрэнсиса Скотта Фицджеральда издадут за один год, то вот Никоса Казандзакиса переиздадут, хорошее дело (Казандзакис? Казандзакис... Это по его роману снят фильм «Последнее искушение Христа»). Согласитесь, греческих авторов русскоязычному читателю известно мало. «Грек Зорба», - а именно под таким названием известен роман 1946 года и фильм с тремя премиями «Оскар» 1964 года, - это ещё и уникальное событие: специально для фильма был придуман танец сиртаки, ныне ставший самым популярным греческим танцем в мире и одним из символов Греции.

Если искать аналог роману, то лучшим сравнением будет «энциклопедия русской жизни» «Евгений Онегин»: история об Алексисе Зорбасе – это определённо энциклопедия греческой жизни, подробнейшая, аутентичная, этническая настолько, что, похоже, можно между строк ненароком считать генетический код настоящего грека. Кинематографическая аналогия – фильмы Эмира Кустурицы, жизнелюбивый бродяга-грек и разудалая цыганщина определённо близки.

Простонародный говор Зорбаса, малообразованного, за всю жизнь прочитавшего только «Путешествия Синдбада-морехода» (Синдбад – книжный двойник главного героя) – то, что стоит услышать: «Арбузов и дынь – горы. Стоило только нагнуться, взять – и никто тебе не скажет: «Эй ты! Чего здесь делаешь?!» Так вот, брал я арбуз, разрезал посредине – и ну туда мордой!». Книгу всю целиком стоит разобрать на цитаты: «есть столько видов счастья, сколько и людей разного роста», «женщина – это и есть нескончаемая история» (Зорбас – тот ещё Казанова). На страницах – дела давно минувших дней, начало ХХ века, но всё узнаваемо, например: «В те времена рубль ценился не больше бумаги». У Алексиса Зорбаса за душой нет ни монеты, но он не унывает, и этому у него стоит поучиться.

«Некоторое время мы молчали, сидя у мангала. Я еще раз получил возможность убедиться, что счастье – вещь простая и неприхотливая: стакан вина, печеные каштаны, скромный мангал, шум моря и ничего больше. А чтобы почувствовать, что все это – счастье, нужно только простое и неприхотливое сердце. <...> В глубине души оба мы понимали, каждый по-своему, что мы – два маленьких недолговечных насекомых, которые удобно устроились на коре земной, нашли уютный уголок на берегу моря, за тростником, досками и старыми канистрами и сидят рядышком, и перед ними находятся приятные и съедобные вещи, а внутри – покой, любовь и уверенность».
Грек Зорба
3 5

Мудрость приходит со старостью, но иногда старость приходит одна...

Грек Зорба
1 5

У этой книги есть тег "мысли"

Ничего другого у женщины на уме нет, женщина – создание больное и жалостное.

Это самое точное определение всего сюжета. То бишь полного его отсутствия.
Причем, мысли нам предлагает завернутый на поисках Бога (а на самом деле - всего лишь себя) меланхоличный автор, которому периодически является Будда

Пришел час. Буддистское колесо закружило меня, пришел час освободиться от пребывающего внутри меня Божественного бремени

и пожилой грек, в свою очередь, завернутый на нехитрых физических радостях мира.

Но спустя несколько дней жила исчезала, а Зорбас бросался навзничь на землю и делал руками и ногами оскорбительные жесты, адресованные небу.

То есть перед нами такой симбиоз духовного и физического, души и тела. Видимо, у автора была некая глубокая задумка, но реализована она нудно.
Возможно, книга и понравится тем, кто пребывает не в самом радужном расположении духа, овеянный такими же меланхолическими мыслями. Остальным, как по мне, читать ее крайне сложно. Слог автора показался мне тяжелым. Буквально читаешь и кривишься. И не всегда от того, что говорят, думают и/или делают персонажи. Просто предложения так завернуты, что, дочитав до конца, сидишь и вспоминаешь, что там было в начале...
По жанру я бы, скорее, отнесла эту книгу к очерку с эзотерическим налетом, чем к чему-то художественному.

Грек Зорба
4 5

Ох, уж эти греки :)

В последнее время меня только они и окружают. От них не скроешься - найдут везде :)
А если серьезно, то Грецию я очень люблю, изучаю греческий язык и даже собираюсь поехать туда на отдых. Поэтому, весьма интересно было прочитать эту книгу.

Честно говоря, думала, что будет много на религиозную тему, ведь греки очень религиозны, но нет. Здесь этого нет совершенно. Зато есть похождения, в прямом и переносом смысле этого слова. Этакая трагикомичная история жизни с описаниями обычаев Греции. И смешно и грустно одновременно.

Никогда не думала, что автор "Последнего искушения Христа" (по ней снят фильм "Страсти Христовы, кстати) может написать забавную книгу. А он написал.

Грек Зорба
3 5

Эта книга - нечто странное, ее трудно описать и трудно оценить. В нее трудно сначала въехать, трудно вжиться. Два главных героя - один рефлексирующий мямля, второй -ммм... хотела написать философствующий эгоист, но ни то, ни другое к Зорбе в полной мере не относится. Ох, Зорба. Честно признающийся в своих грехах, но никак не раскаивающийся - ни в убийствах, ни в мародерстве, ни в насилии... Ведущий жизнь стрекозы, которая лето красное пропела, только умудряющийся перепархивать из лета в лето, не попадая в зиму. Не зря он так носится с женщинами - потому что он ничто без женщин, которые находились всегда рядом, спасая его шкуру и укутывая комфортом. Какое же это проявление буддовости? Почему автор считает Алексиса высшим проявлением мира, гуру и т.д.? Меня не зацепил этот персонаж, полный пофигизма и пустозвонства. Читая первую главу, ожидаешь совсем другого. Видимо, для автора, как и для многих мужчин такой образ жизни кажется образцовым - никаких обязанностей, в голове ветер, в попе дым. Пляши, пой, меняй женщин - до самой смерти. Глубокого смысла не нашла, но как же красиво это написано. Эстетическое удовольствие от каждой строчки! Впервые мне попалась книга, в которой форма намного выше содержания. И которую захочется перечитать только ради стиля и слога автора.