Раймон Арон. Мемуары. 50 лет размышлений о политике

Эта книга - повествование о встрече, встрече жестокого Века и могучего Ума, жаждавшего познать его. Ее автор, французский философ и журналист-политолог, живя в 30-е годы в Германии, одним из первых разглядел в социально-политических процессах этой страны надвигающуюся всемирную катастрофу. С тех пор стремление понять политическую жизнь людей стало смыслом его существования. Тем, кто откроет книгу, предстоит насладиться `роскошью общения` с Ш.де Голлем, Ж.-П.Сартром и другими великими личностями, которых хорошо знал автор, этот `Монтенъ XX века`, как его окрестили соотечественники.
Автор Раймон Арон
Перевод Г. Абрамов, Л. Ларионова
Издательство Ладомир
Язык русский
Год выпуска 2002
ISBN 5-86218-241-1
Тираж 3000
Переплёт Твердый переплет
Количество страниц 873
Код товара 9785862182415
Оригинальное название Raymond Aron. Memoires. 50 ans de reflexion politique
Тип издания Отдельное издание
242
Купить »
История изменения цены:
Средний отзыв:
2
Раймон Арон. Мемуары. 50 лет размышлений о политике
/ Ozon.ru
2 5
Флобер писал Тургеневу в начале 1870-х годов:
"За нас отомстите вы русские.За вами будущее. Что же до нас,латинян, полагаю,
что мы погибли навсегда. _Франция, в частности, слишком поглупела.
Она только глупа, но в фантастических размерах_."

Сии мемуары иллюстрация этого печального наблюдения Флобера.
Пошлые, серые, скучные воспоминания глупца.
Ну почему хорошие книги издают на жёлтой туалетной бумаге, да ещё и не сшитые, а клееные,
а этому графоману досталась такая прекрасная полиграфия?
Раймон Арон. Мемуары. 50 лет размышлений о политике
/ Ozon.ru
2 5
Флобер писал Тургеневу в начале 1870-х годов:
"За нас отомстите вы русские.За вами будущее. Что же до нас,латинян, полагаю,
что мы погибли навсегда. _Франция, в частности, слишком поглупела.
Она только глупа, но в фантастических размерах_."

Сии мемуары иллюстрация этого печального наблюдения Флобера.
Пошлые, серые, скучные воспоминания глупца.
Ну почему хорошие книги издают на жёлтой туалетной бумаге, да ещё и не сшитые, а клееные,
а этому графоману досталась такая прекрасная полиграфия?