Эта русская

Сэр Кингсли Эмис (1922-1995) родился в Лондоне в семье мелкого чиновника. Учился в Оксфорде, в юности имел репутацию гения и позера, остроумца и пьяницы. С годами стал консерватором, и в течение тридцати лет посмеивался над современными ему нравами. Блестящая литературная карьера: более двадцати романов, стихотворные сборники, эссеистика и литературная критика. Букеровская премия за роман `Старые негодяи` (1986), рыцарское звание за литературные достижения (1990). Роман `Эта русская` (1992) - одно из последних (и не самых серьезных) произведений знаменитого писателя.
Автор Кингсли Эмис
Издательство Симпозиум
Серия Fabula Rasa
Язык русский
Год выпуска 2001
ISBN 5-89091-162-7
Тираж 5000
Переплёт Суперобложка
Количество страниц 448
Код товара 9785890911629
282
Магазин »
Нет в наличии
с 21 июля 2017
История изменения цены:
Средний отзыв:
3.8
Эта русская
3 5

Самое обидное - это когда твой идеальный, казалось бы, размерчик ну никак не хочет садиться. Тут поджимает, там топорщится. А ведь этикетка уверяет, что наверняка должно было подойти, да и на вешалке так хорошо смотрелось.

Гмм... о чём это я? О том, что "Эта русская" оставила ровно такое же впечатление. Ироничный роман про неудобную любовь неловкой профессуры обещал быть, как минимум, интересным, но с самого начала что-то пошло не так. Диалоги, повороты сюжета, образы героев показались нарочитыми и искусственными, может, только за исключением главного героя. Особенно это касается почти карикатурной гарпии-жены и русского полусвета в Лондоне. От последнего хочется плакать, равно как и от намёков на ужасы, творимые в СССР в конце 1980-х (а я отнюдь не отношусь к сторонникам подобных режимов). Да, перебор можно списать на огромное воображение творческой тусовки. Да, можно вообще сказать, что эти мелочи имеют к сюжету лишь опосредованное отношение (хотя позвольте, именно с бредовой идеи русской поэтессы знакомство героев и начинается). Но тем не менее, определённый скептический настрой они создают и мне это не нравится. В центре внимания влюблённость талантливого литературного критика в никудышнюю поэтессу. Я даже больше скажу: если судить по фрагментам, приведённым в тексте, Анну вообще следует отнести к категории паразитирующих на литературе и выживающих не за счёт таланта, а за счёт эпатажа. Но идея хороша. Насколько мы способны отделить интеллектуальное от эмоционального? Можно ли любить человека и чуть ли не стыдиться того, чем он зарабатывает себе на хлеб?.. Вопросы определённо заслуживающие размышлений, проверку в полевых условиях вряд ли все выдержат. Жаль только, что чистоты эксперимента у Кингсли Эмиса не найти - поэтесса хоть и бездарная, зато молодая и красивая. Как бы там ни было, одной идеи катастрофически мало, а с исполнением у нас не срослось. Подозреваю, что дело не столько даже в сюжете, сколько в неудачном шершавом переводе. Слова отказываются выстраиваться в гладкие предложения, всё время что-то выбивается, мешает, режет глаз. Да вот хотя бы. Я не знаю, как русская девушка может проговорить что-то "по-русски с хорошо ему знакомым интеллигентным европейским выговором". А начинается роман и вовсе с неудобоваримого "Человек, исполнявший в небольшом собрании обязанности председателя, хотя, конечно, называли его по-другому, явно собирался заканчивать". Кого или что называли по-другому? Собрание? Председателя? Человека?.. По-русски так не говорят.

При этом я не могу сказать, что роман плох, отнюдь. У Кингсли Эмиса всё в порядке с чувством юмора (см. цитаты), а уж как хороши университетские реалии, хоть их, к моему огорчению, здесь совсем немного. Просто зря автор сделал поэтессу русской, ничего толком о России не зная.

Эта русская
4 5

Остроумная английская книга, в которой по касательной затрагивается тема, которая когда-то сильно меня интересовала: может ли гений - гениальный поэт или писатель, - быть мудаком по жизни? Короче говоря, извечная тема "гений и злодейство". А также - сколько процентов авторской правды в хороших стихах? В свое время пришла к выводу, что гений - он все равно человек, а значит ничто человеческое... и т.д.

Также интересно показано поведение героя, размышляющего что же выбрать - собственные принципы или любовь. Omnia vincit amor, конечно.

Эта русская
5 5
Кингсли Эмис, или, как его "любовно" переанаграммировал Набоков, тоже, кажется, получивший право слова в романе, Сиг Лэмински -- очень ироничный и занятный писатель. Не без английского снобизма он рассказывает не столько о "The Russian Girl", сколько о взаимонепонимании двух миров -- английского и русского. И если первый смотрит на второго сверху вниз, научившись, как он сам думает, разговаривать по-русски без акцента, то второй хотя и не создает приличной поэзии (за единственным исключением в виде стихотворения в самом конце), но пленяет своей искренностью. По принадлежности к психологической традиции Кингсли Эмиса можно скорее отнести к продолжателям Генри Джеймса.