Оскар Уайльд. Избранные произведения в двух томах. Том 2

Издание 1993 года. Сохранность хорошая. Во второй том включены лучшие образцы литературной, критической и философской эссеистики, а также поэзия этого разностороннего художника, главным образом в переводах русских поэтов XX века. Здесь же читатели познакомятся с пронзительной по искренности и глубине переживания "Тюремной исповедью" Оскара Уайльда.

Автор
Издательство Республика
Серия Оскар Уайльд
Год 1993
ISBN 5-250-01969-2 5-250-02330-4
Тираж 75000
Переплёт Твердый переплет
Количество страниц 544
Статус Букинистическое издание
Тип издания Авторский сборник
Публикации Оскар Уайльд. Избранные произведения в двух томах. Том 2 (Автор: Уайльд Оскар)
167
Нет в наличии
с 23 августа 2019
История цены:
Средний отзыв:
4.8
* * * * *
Оскар Уайльд. Избранные произведения в двух томах. Том 2
5 5
* * * * *

Извечная тема, пережевываемая рецензентами, критиками, режиссерами, зрителями, читателями. Тема, бесспорно, вечная. Смертность и порок, индивидуализм и, как там его, коммунизм что ли. Если смотреть на все эти постоянные лица с экранов телевизоров, то мысль о том, что грех обязательно оставляет свои следы на физиономии, кажется абсолютно несостоятельной. Прошло много времени, нравы и приоритеты общества изменились и сейчас, к примеру, никто бы бедного Оскара Уайльда не засадил в тюрьму за невинную содомию. Старая добрая тема Теодора Драйдера в "Американской трагедии" - является ли грехом то, что сам человек грехом не считает. Вопрос очень сложный и исторически неоднозначный. Тот же самый Гитлер был уверен в правильности своих действий, это мы считаем его исчадием зла, у него же было на этот счет другое мнение.

Лирическое отступление затянулось, вернемся к Оскару Уайльду. Основную тему самого портрета хотя и считаю важной - именно ее автор поставил во главе стола, но не считаю первостепенной. Нельзя не отдать должное совершенству стиля, красотам языка и содержания, гармоничного сочетания трусов с носками - всему тому, на что Оскар Уайльд убил большую часть своей видимой жизни и чем абсолютно запудрил мозг обывателям. Одна из глав в произведении выглядит абсолютно издевательски - долго и нужно перечисляются бренды того времени. Это сейчас они стали достоянием искусства и культуры, а на тот момент это были 50 страниц из "Американского психопата" Эллиса.

На нем — легкий льняной костюм от Canali Milano, хлопчатобумажная рубашка от Ike Behar, шелковый галстук от Bill Blass и кожаные ботинки на шнурках от Brooks Brothers. На мне — легкий льняной пиджак и такие же брюки в складку, хлопчатобумажная рубашка, шелковый галстук (все от Valentino Couture) и кожаные ботинки в дырочку от Allen-Edmonds

И также, как и в те стародавние времена, кто-то делает вид, что это все понимает - более того, вся эта требуха является основой его жизни.

Впрочем, я снова отвлекся. Что же основное в "Портрете Дориана Грея"? Образ лорда Генри является как бы второстепенным, но мы почему-то только и ждем его появления и всякий раз, когда он открывает рот, ловим его фразы в цитатник. Их там очень много и лично от Лорда Генри примерно 90 процентов. Вот он, настоящий Оскар Уайльд, который спрятался от зрителей. Вот они его долбанутые, неординарные взгляды на жизнь, он вне общества, он выше него, он для него слишком умен, тонок и оригинален. Разумеется, автор не мог сделать лорда Генри главным героем тогда, не сделал бы его и сейчас. На то он и Оскар Уайльд, на то он и склонен к загадкам и розыгрышам. И именно поэтому у подавляющего количества критиков, режиссеров и всяких других чудаков в руках остался только голый сюжетец, очень оригинальный, но мало общего с Оскаром Уайльдом имеющий. Дориан Грей - всего лишь исполнитель. Разум и идеи принадлежат лорду Генри. Поэтому на афише мы видим "Портрет Дориана Грея", но Оскар Уайльд только усмехается, ибо все свое он оставил при себе.

Нам не с чем сравнить "Портрет Дориана Грея", ибо по существу это единственное полновесное произведение автора. Возможно, это правильно, ибо любой настоящий автор всю свою жизнь пишет единственную свою книгу вечности. Потому нам только остается - всматриваться в сохранившиеся портреты Оскара Уайльда и ломать голову на тему - где же он нас еще обманул. Не являются ли все эти его искусственные образы такими же "портретами дориана грея" и где же он, настоящий Оскар Уайльд?

Оскар Уайльд. Избранные произведения в двух томах. Том 2
5 5
* * * * *
Искусство — зеркало, отражающее того, кто в него смотрится, а вовсе не жизнь.

Литературное творчество можно тоже считать искусством. Есть такие произведения, где читатель может познакомиться с неприятными ему героями без больших последствий, следить за их необъяснимыми для него поступками и понимать, какая губительная судьба может ожидать эти персонажи.

Почему-то мне сейчас вспомнился фильм "Человек с бульвара Капуцинов", где мистер Фёст нес через показываемые им фильмы народу добро и благодетель, а мистер Секонд - наоборот зло и алчность. А еще мне вспомнился "Парфюмер" Зюскинда, где французский дориан грей проходит по-другому свой жизненный путь.

Роман Оскара Уайльда я бы на сто процентов отнес к тем классическим произведениям, которые даже нужно проходить в школе и обсуждать на уроках литературы. А ведь здесь есть, что пообсуждать. Одно дело - мистическая составляющая романа - самое скандальное, на мой взгляд, что есть здесь. "Портрет" явно выделился из принятого спокойно-положительного подхода писателей-викторианцев, что буквально озлобило всех тогдашних критиков. Однако, как говорится, в семье не без урода. Уайлд вскрывает человеческие пороки своим, жестоким способом, в котором буквально каждая микроистория очередных поступков Дориана, подначиваемые лордом Генри может восприниматься как отдельная притча. Можно описать много психологических аспектов, поднимаемых в романе. Если бы я был глубоким знатоком человеческой души и педагогом в области литературы, то я бы растянул обсуждение книги уроков этак на десять.

Вообще хочется сказать, что стиль у Уайльда здесь грандиозный, неповторимый, романтико-мистический. Я слушал книгу в исполнении Александра Водяного, его студия пыталась подобрать музыкальное сопровождение по всему ходу романа, и за исключением буквально одного двух мест, у них это получилось. Но все же главные лавры надо отдать автору романа за необычную поэтику. И психологическое состояние героя вовремя и после определенных поступков переданы необычайно тонко и изобретательно. Мы видим восход и закат супер-звезды и по его жизненному пути можем как в зеркале покопаться и в своем портрете, еще можно многое сделать, чтобы не повторить историю с портретом. Вот в этом, на мой взгляд, спрятана главная мысль писателя, указывающая нам великую силу искусства.

Оскар Уайльд. Избранные произведения в двух томах. Том 2
3 5
* * * * *

«Люби себя, чихай на всех и в жизни ждёт тебя успех».
Я, конечно, могла бы начать свою рецензию с одного из пафосных высказываний Лорда Генри, благо, страницы книги этим пафосом сочатся и можно в слепую ткнуть пальцем в любую из них и попасть в один из знаменитых афоризмов ("Единственный способ избавиться от искушения - поддаться ему" о боже мой...), но мне хочется процитировать его альтер-эго - старого черта из старого советского мультфильма, тем более заповедь его суммирует все учения Лорда Генри вместе взятые.

Еще месяц назад я радовалась привычке перечитывать некогда полюбившиеся книги - я повторно влюбляюсь, повторно восторгаюсь, повторно окунаюсь в милый сердцу антураж, повторно знакомлюсь с успевшими позабыться героями. Я знала, что эта белая полоса однажды закончится, но и подумать не могла, что конец ей положит "Портрет Дориан Грея". Во-первых, я обожаю книги со сплошь отрицательными героями. Они вырывают из зоны комфорта, заставляют испытать уйму негативных эмоций, возмущаться, спорить, беситься, но в итоге получить от книги удовольствие и удовлетворение.
Во-вторых, в моей памяти Дориан Грей и Лорд Генри остались эдакими очаровательными негодяями, - вроде умом понимаешь, что их нужно ненавидеть, но ненавидеть не можешь, потому что их харизма затмевает твой здравый смысл.
В-третьих, свой томик "Дориана Грея" я еще в 17 лет исчеркала карандашом, выделяя афоризмы (да-да, те самые, про "и тем и другим брак приносит разочарование").
В общем, причины моего завышенного ожидания были вполне обоснованны. Но неожиданно книга оставила меня равнодушной.
Дориан Грей теперь видится мне не как прекрасный и порочный юноша, который поддался влиянию змея-искусителя, а как недалекий, глупый, поверхностный, самовлюбленный тюфячок, не имеющий своего мнения, и цитирующий самому себе выдержки из гедонистических учений друга.
Лорд Генри больше не кажется мне тем коварным змеем-искусителем, который повел за собой невинного парня в страну грехопадения. Пафос и цинизм его высказываний поначалу вызывает интерес и желание поразмышлять над отличной от твоей точкой зрения, но где-то ближе к середине от его "убийства - бессмысленны, совершать нужно лишь то, о чем можно после поговорить за чашечкой чая" становится смешно (в принципе, как от любой идеи, возведенной в абсолют). К тому же, если понаблюдать за личной жизнью и поступками Лорда Генри, становится понятно, что он - типичный пустозвон, способный только языком чесать, и весь этот показной гедонизм в его жизни существует лишь как теория.
Да, я понимаю, что книга эта и теперь актуальна. Что она о людях, которых заботит лишь внешность, в то время как душа их загнивает. Что она о плотских наслаждениях, которые не могут не извратить людскую сущность. Что она о совести, о долге, о чувстве собственного достоинства, об ответственности перед собой и перед другими, о том, что как бы тщательно человек ни прятал свое истинное Я, рано или поздно оно прорвется через хрупкий фасад благополучия и приведет к фатальным последствиям. Это книга-предостережение, книга-предсказание. И очень жаль, что на этот раз она оставила меня настолько равнодушной.
ПС: мой пёс, обычно безразличный к любым бумажным изданиям, открыл лежащий на кровати "портрет Дориан Грея" и порвал первую страницу, на которой был портрет Оскара Уайльда. Он определенно что-то пытался мне этим сказать:)

Оскар Уайльд. Избранные произведения в двух томах. Том 2
5 5
* * * * *

Из Личного дела гражданина Дориана Грея
(он же Жора, он же Гога... Мальчик-звезда, он же Принц-Флер-де-Лис, возможно, он же - Николас, Сиддхартха, Григорий Печорин... список имен, возможно, неполный*)

Происхождение: - Непролетарское. (По некоторым данным - рожден с серебряной ложкой во рту).

Образование: - Блестящее.

Место работы, должность: Постоянного места работы не имеет. Тунеядец. Гедонист.

Краткая характеристика:
От природы наделен неординарной внешностью.
Обладает развитым интеллектом и способностью к быстрому обучению.
Материальных затруднений не имеет.
Обаятелен. Артистичен. Эмоционален.
Способен оказывать влияние на людей.
Пользуется успехом у женщин.
Не имеет постоянных привязанностей.
Родителей нет.
Друзей нет.
Может быть вхож в любые дома различных сословий.
Предпочитает уединение.

Вменяется в вину (основной состав преступления): Гордыня.
Относится к главным (смертным) грехам. "Гордыня, начавшись с тщеславия, может дойти до глубин адовых, ведь это грех самого сатаны. Ни одна из страстей не может вырасти до таких пределов, как гордость, в этом-то и есть ее главная опасность." (с)

Примечание: Грех смертный – грех, ведущий к погибели души, искажающий замысл Божий о человеке.
Святые отцы говорят: нет греха непростительного, есть грех нераскаянный. Любой нераскаянный грех – в некотором смысле смертный. (с)

Заключение: В большинстве случаев (за некоторым исключением) авторы вышеуказанных произведений приговаривают своих героев к смертной казни.
Герои ("Портрет Дориана Грея", "Мальчик - звезда") погибают, успев вернуть себе свою душу (обстоятельства по делу гибели Печорина установить не удалось, зафиксирован лишь факт смерти)

* * *

Комментарии:
При чтении материалов дела (сиречь - литературных произведений) прошу обратить внимание, что в перечисленных случаях присутствуют обстоятельства, весьма существенно влияющие на квалификацию данного преступления (греха). А именно: герои (за исключением Сиддхартхи) с детства лишены родительского внимания и должного воспитания (речь в данном случае не о правилах этикета). Героям не привиты семейные ценности, они не понимают истинного своего положения в обществе и не могут ориентироваться в своем поведении на базисную составляющую нравственного воспитания. Наоборот, получая от общества обожание, преклонение, одобрение своих поступков, герои воспринимают свое поведение как норму, а реакцию общества - как должное.
Зеркалом для одного из перечисленных героев стал Портрет. Другой нашел свое отражение и повод для осмысления своего пути - в течении реки. Третий - в глазах нашедшей его матери...
Таким образом, учитывая вышеизложенное, считаю, что Дориан Грей (и иже с ним) заслуживают в оценке поступков снисходительности, но не осуждения. Осуждение (презрение) ближнего - и есть гордыня. "Осуждать – значит судить, предвосхищать суд Божий, узурпировать Его права (в этом тоже страшная гордость!), ибо только Господь, знающий прошлое, настоящее и будущее человека, может судить о нем" (с). То есть, осуждая этих героев, считая себя нравственно выше указанных героев, читатель сам рискует принять на себя тот же грех - грех гордыни.
Квалифицировать их деяния следует через призму собственного положения и собственных поступков. Ибо (как не раз уже отмечалось) - кто без греха.

Оскар Уайльд. Избранные произведения в двух томах. Том 2
5 5
* * * * *

О, небеса! Ну никак не ожидала, что это произведение настолько великое.

Как гениально Уайлд переходит от прекрасного мистера Грея к ужасному мистеру Грею. Прямо дрожь пробирает, когда следишь за тем, как по началу прекрасный портрет - творение гениального художника - постепенно превращается в кошмар и позор всей жизни Дориана Грея. Он понимает, что жить ему с этим кошмаром до конца дней и смотреть как бы со стороны на все свои грехи.
Как начинаешь понимать это чувство, когда попробовав согрешить чуть-чуть, начинает уносить все дальше и дальше с праведного пути.
А ведь, как мне кажется, не бог услышал его молитву, а дьявол. Ибо именно дьявол может исполнить такие коварные желания!

Лорд Генри несомненно говорит устами автора, высказывает просто превосходные мысли про молодость, семью, жизненные принципы... и вообще, Лорд Генри, кажется, и есть сам искуситель. Именно он толкает Дориана начать восхищаться своей красотой, именно он смеется над ним в конце.

Действительно, на какие только преступления не толкает человека полная безнаказанность!

Оскар Уайльд. Избранные произведения в двух томах. Том 2
4 5
* * * * *

"Портрет Дориана Грея", прочитанный много раз, претерпел у меня немало изменений в восприятии, ведь читался он с младых ногтей, когда вся история воспринималась как слегка жутковатая мистическая сказочка про портрет-двойник. Сейчас я думаю о нём, как о той черепашке из "Наоборот" Гюйсманса, панцирь которой главный герой романа с эстетическими целями инкрустировал таким огромным количеством драгоценных (отменных, первоклассных!) камней, что она и ползала с трудом, а потом и вовсе сдохла. Хотя черепашка Уайльда отличается куда больше живучестью и сдохнет только вместе с последним нормальным читателем художественной литературы.

Оскар Уайльд действительно сделал текст максимально плотным и декоративным. Плотность во всём: огромное количество метафор, невероятное количество подробных описаний, куча диалогов, в которых почти каждая реплика является готовым афоризмом (наверное, у любителей выписывать цитаты ручки дымятся на "Портрете Дориана Грея"), символы, символы, символы. Даже предложения тяжеловесные. Так что даже небольшой объём романа читается с лёгким сопротивлением, как будто плывёшь не в обычной воде, а в густом желе. Но это всё не минус, а одна из особенностей, которая сейчас даже идёт в плюс. "Портрет Дориана Грея" задаёт собственный неторопливый созерцательный темп, где надо внимательно вглядываться в каждую деталь, как при оценке визуального произведения искусства. В современной постоянной спешке это как нельзя кстати.

Роман "Портрет Дориана Грея" — настоящий клад для тех, кто любит повозиться с трактовкой деталей. К тому же он театрален донельзя, даже сами интерьеры похожи на декорации, и когда главный герой шагает по улице, мне всё кажется, что из-за угла вот-вот проглянет забытый нерасторопным работником сцены софит. Уайльд вполне логично сопоставляет театральную, игровую, демонстративную реальность с обычной жизнью. Дориан Грей выбрал для себя искусственную реальность, постоянно играет на собственный образ. Душу он при этом, конечно, теряет, душа вообще в искусственных условиях живет с трудом, но зато приобретает бонус, которому можно позавидовать - возможность постоянного самолюбования в физическом воплощении. Пусть его портрет-"тёмный двойник" гадок и некрасив, но всё же это он, и даже на самые мерзкие изменения в себе и своём образе он смотрит с затаённым удовольствием. Живи он в двадцать первом веке, то делал бы бесконечные селфи на каждом шагу с этой же целью. Дориан Грей, само собой, довольно плоский, как личность, чтобы быть более выпуклым в качестве драматического персонажа.

Не меньшая кукла и лорд Генри, которого часто называют демоном, сатаной и вообще приписывают ему больше, чем он может взять на себя. Это следствие его пафосного образа. Если копнуть глубже, то лорд Генри — всего-навсего модная куколка, сродни механизмам, в которые нужно опустить монетку, чтобы получить, например, записочку с предсказанием. Только лорд Генри выдаёт не предсказания, а тщательно отшлифованные афоризмы (совершенно невозможные в живом, настоящем диалоге), да и монетку тратить не придётся, ведь свои красивые словеса он щедро, но расчётливо раздаёт совершенно бесплатно, в счёт собственной кокетливой репутации. Демонического в нём ничего нет, вся демоничность сконцентрирована в романе в абстрактном понятии искусства. Ведь Дориана Грея совратили с пути истинного не пара слов искусителя-Генри, его душу "купило" чистое искусство, воплощенное через Бэзила. Так что в Бэзиле больше демонического, чем в лорде Генри, ведь он имеет дело с такой дьявольской штукой, как высшая сфера, но в конце концов не выдерживает и погибает из-за неё же, хоть и косвенно.

Впервые при этом перечтении обратила я внимание на столь интересный мотив, как невозможность исповеди. Казалось бы, чего проще, бери и исповедуйся. Но главный герой не может этого сделать, хотя и очень хочет, всё у него получается как-то фальшиво, с лицемерием, пусть и невольным.

"Портрет Дориана Грея" — вещь для медленного и вдумчивого чтения, перечтения, любования, совсем как прекрасной картиной - и целиком, и отдельными техниками, мазками, цветами. Кстати, замолвлю пару слов о переводах, потому что они в таких эстетских делах важны как никогда. На данный момент на русском языке их доступно три: классический Абкиной, более современный Чухно и свеженький Грызуновой и Немцова. Если вы дёрнулись при последних двух фамилиях (да ещё и в тандеме!), то я вас прекрасно понимаю. Сама не читала это издевательство над классикой, но отлично его представляю, даже странно, что к этой паре не добавили Комаринец, Суриц, Вебера и гугль-транслейт (при этом гугл бы всех остальных уделал). Абкину можно увидеть в подавляющем большинстве изданий, и текст её действительно хорош. Но всё-таки, если у вас будет возможность, обратите внимание на менее известный перевод Чухно (он есть, например, в новой серии БВЛ, а ещё у Чухно куча красиво переведённых рассказов сказок Уайльда). Он как-то более ладно складывает слова, так что на тяжеловесных многословных конструкциях Уайльда не задыхаешься, гладко скользишь по всем его сложносочинениям, сложноподчинениям и сочноописаниям, словно теплый мед пьёшь, но без лишней приторности. У Абкиной я всё-таки иногда спотыкалась посреди предложения и перечитывала его заново, чтобы разобрать, что к чему.

Оскар Уайльд. Избранные произведения в двух томах. Том 2
4 5
* * * * *

Заголовок рецензии - цитата из Оскара нашего Уайльда, и тут я снимаю шляпу и соглашаюсь с ним, как никогда ранее.
Люди мы необразованные, видимо, раз шедевральности сией не увидели, не заметили и с трудом большим дочитали. Если без глупых шуток, то хотелось бы начать с небольшого отступления: с книгами я была связана с детства, но сказать, что я с пеленок искушенный читатель - сказать сложно (как и сейчас, увы, наверное, вряд ли вообще смогу сказать это, пока не прочту все, что считаю нужным), но так, чтобы вот книги всюду, всегда, наверное, лет с тринадцати - не раньше. За эти десять лет в принципе я прошла период, когда очень зависела от мнения окружающих меня на тот момент авторитетов, а авторитеты говорили - все, кроме классики, лес дремучий, не ходи. Я и не ходила. Потом подросла - попала в контркультурный пласт, думаю, очень вовремя - как раз шестнадцать, семнадцать. Оттуда в современную литературу и вот такими прыжками... Такими прыжками в общем кроха определила для себя, что такое хорошо, что такое плохо. Так, выяснилось, что в моем мире Гоголь - слово ругательное, "Сто лет одиночества" - лучшее снотворное, Гюго и Золя - Слово, современные французы, кроме Киньяра - туда же, к Гоголю и так далее, и тому подобное. При всем этом я из тех людей, кто к классике в литературе (увы, только в классической именно литературе, как выяснилось недавно, я неплохо плаваю) относится с глубоким почтением, но при этом никакого предварительного расположения к ней не испытываю, поэтому могу сказать, что к Уайльду подходила так же, как ко всему остальному - без особенных надежд, и хорошо, что именно так. Я поставила такую оценку только по той причине, что некоторые оттуда цитаты прям по-живому задели, но за исключением их - не понравилось. То ли не понялось, то ли понялось, но хотелось по-другому. Дело вообще не в сюжете, хотя, честно говоря, по ощущению тягомотины переплюнул для меня даже Диккенса, а это то еще достижение. Никогда не гналась за сюжетом в литературе, поэтому, наверное, несмотря на то, что отмечаю это первым, играло последнюю роль. Почему не пошло сразу же: из-за для меня совершенной картонности, ощущения, что каждый из них из мятой папиросной бумаги - скомканный, неясный, не вызывающий абсолютно никакой эмоции - ни отвращения, ни симпатии, да что уж о таких громких вещах: ни улыбки, ни неприязни - даже таких мелочах. Ни одному диалогу не поверила, ни одному действию, ни одному сюжетному повороту. Я подозреваю, что весь "Портрет Дориана Грея" создан, чтобы Оскар Уайльд не выпускал книгу под названием "Тысяча лучших афоризмов", и, наверное, эта картонность и была необходима, чтобы изобразить, пожалуй, главное (и единственное), что я поняла из всего: полное отсутствие какого-либо понятия нравственности и этого "что такое хорошо, что такое плохо", отсутствие даже не нравственности, а мерила нравственности, и то, каким искусственным и лживым и жестоким делается этот мир без этого мерила.Само то, что Дориан Грей сам не знает, что творит, точнее то, что ему приходится узнавать, сверяясь с портретом, что он натворил, вероятно, главный мотив. И вот это было прекрасно на самом деле. С этого ракурса "Портрет" даже начал мне нравиться, но читать это было, правда, совершенно невыносимо: четыреста страниц в электронном варианте растянулись на неделю, боюсь сказать, большей частью потраченного времени, потому что мне бы хотелось все это еще раз увидеть, и мотив этот еще раз увидеть, и посмотреть на этих людей в таком же виде, но в совсем другом исполнении: мне бы хотелось, чтобы было тошно и неприятно и хотелось бы сходить умыться, а не так, чтобы я закрыла книгу и все, что испытала - облегчение, что вот, наконец, победа, до свидания, Оскар Уайльд, ты, вероятно, гений, жаль, что мы не стали друзьями.
Но некоторые вещи, пожалуй, годились и для отцов, и для меня. Такие, как небольшое предложение о том, что:

Ведь с людьми, для нас безразличными, всегда можно обходиться хорошо.

И это, наверное, прям кольнуло меня в живое, потому что я такая, и я знаю людей, которые такие, и это наша беда.
Или заметка о том, что в прошлом прелестно только то, что это прошлое, и это тоже было той вещью, которую мне надо было услышать.
Пока читала, думала, скажу и об этом, и об этом тоже, но очень хочу, чтобы рецензия вышла честной и живой максимально, потому что "Портрет" - это моя личная победа над собой, потому что рано или поздно, наверное, каждый должен столкнуться с испытанием Оскаром Уайльдом и пройти его или не пройти.
Сейчас, закрывая этот пласт, я могу сказать, что, наверное, это не было потерянным временем, потому что каждая книга - наш друг, плохой или хороший, но друг. И даже плохой друг, каким стал для меня "Портрет", напомнил мне несколько вещей, о которых я забыла - и спасибо ему за это, ну а Уайльду мой поклон и радостное "прощайте".

Оскар Уайльд. Избранные произведения в двух томах. Том 2
5 5
* * * * *

Опытом люди называют свои ошибки.

И в мыслях не было, что мне понравится Портрет Дориана Грея.
Была уверена, что эту книгу (как классическую) просто надо прочитать, вот и все. Прочитала. Влюбилась. Потому что роман невероятно прекрасен - как с точки зрения языка и авторского искусства излагать собственные мысли, так и с точки зрения сюжета. Я слушала замечательную аудиоверсию с музыкальными вставками, неторопливым и очень артистичным чтением, что еще больше подчеркнуло в моих глазах незыблемость Портрета как шедеврального литературного творения. Казалось бы, история стара, как мир, но вот именно это и цепляет. Вопрос человеческого выбора между совестливой чистотой и жалкой сделкой с собой любимым не может не быть актуален, банально потому, что этот вопрос из разряда вечных. Если что и может оттолкнуть в книге, так это ее оболочка из надушенных бахвальных фраз, которыми особенно наполнены монологи лорда Генри, но меня это не смутило. Напротив, усилило интерес к фигуре Дориана Грея.

Изначально может показаться, что Бэзил и Генри - как Бог и Дьявол, каждый своими методами борются за душу главного героя Дориана. Возможно, это и есть тот базовый сюжет, на который впоследствии (совсем как в Маме Аронофоски) накручиваются остальные проблемные вопросы. Но не может все быть так однозначно, когда речь идет о ценности человеческой души, особенно когда она (как в самом начале романа) чиста и непорочна. Вообще такая периферийная концепция в рамках романа выглядит весьма спорно, потому что едва ли не на первых страницах книги становится ясно, кто одержал победу. Именно поэтому меня больше заинтересовали последние главы как своеобразное неудавшееся спасение в попытке искупления грехов. Ведь именно здесь границы плохого окончательно размываются, и ты начинаешь сам решать, что такое хорошо и плохо. Финал неоднозначен, но все же я чувствую, что Дориан выиграл схватку с собой, пусть и непомерной ценой. Такое разрешение этого вечного вопроса дарит мне силы всегда внутренне за Себя бороться.
И выигрывать.

Оскар Уайльд. Избранные произведения в двух томах. Том 2
5 5
* * * * *

Если судить по этой книге, то напрашивается краткая формула — Оскар Уайльд очень тонкий психолог. Потому что...

Оскар Уайльд очень тонкий психолог. Потому что поместил в предисловие к этой повести настолько точные и тонкие рассуждения о природе искусства и красоты, о творчестве и о его восприятии, что схватил за живое немедленно и сразу. И я готов был поставить первые пять звёзд уже по прочтении этого предисловия.

Оскар Уайльд очень тонкий психолог. Потому что сумел наполнить текст книги такими точными наблюдениями за поведением как мужчин, так и женщин — причём и тех и других из совершенно разных, если не диаметрально противоположных социальных слоёв английского общества тех времён — что как будто воочию присутствуешь во многих описываемых в книге ситуациях. Понятно, почему история Дориана Грея так и просится на театральную сцену или на экранизацию — желание визуализировать действие повести и перевести его на язык театральных сцен и актов появляется даже у далёких от режиссуры людей :-) Конечно, лёгкость театрализации повествования весьма умозрительна и упирается в проблемы реализации творческого режиссёрского замысла, но всё же, всё же...

Оскар Уайльд очень тонкий психолог. Потому что очень точно описывает внутренние побуждения совершенно разных людей (разных как по возрасту, так и половым признакам, социальному положению и культурной составляющей, и пр. и пр. и пр.) и их душевные движения и метания. Такое ощущение, что он прожил сам эти несколько десятков жизней, потому что проникновение в душевный мир героев и героинь очень точное и весьма полное. Едва ли не пугающе точное и полное...

Оскар Уайльд очень тонкий психолог. Потому что сумел наполнить текст своей повести таким количеством глубоких и сильных рассуждений, идущих то из уст сэра Генри (спасибо ОЛ за поправку), то исходящих от Дориана Грея или художника Бэзила, а то и разных других менее значимых персонажей, что хоть раздёргивай весь текст на цитаты и афористические мудрости и мудрые афоризмы — если бы я любил выписывать цитаты, то сейчас сидел бы уже над текстом книги он-лайн и выдёргивал бы те или иные формулировки и выражения! Конечно, вовсе не все эти мысли и высказывания бесспорны и безупречны по своей сути, ну так ведь для того и голова читателю дадена, чтобы немедля вступить с автором или с его персонажами в азартную и порой яростную дискуссию... В которой чаще всего автор начинает и выигрывает :)

Оскар Уайльд очень тонкий психолог. Потому что сумел затронуть в абсолютном большинстве читателей этой повести такие их собственные глубинные слои мыслей и чувств, что только диву даёшься — откуда он это всё про меня знает, а ведь так думает практически каждый читатель, неважно, в какой стране он проживает и на каком языке читает эту повесть. По крайней мере такое впечатление создаётся при беглом взгляде на количество и содержание всякого рода отзывов на эту популярную повесть (только на LL содержится более трёхсот читательских рецензий!).

А вообще, друзья, вместо портрета можно просто внимательно смотреть в обыкновенное зеркало, которое охотно и беспристрастно покажет нам всё, что мы порой прячем не только от других, но и от самих себя...