Сердца четырех

Автор Владимир Сорокин
Издательство Ад Маргинем
Язык русский
Год выпуска 2001
ISBN 5-93321-028-5
Тираж 10000
Переплёт Твердый переплет
Количество страниц 356
Код товара 9785933210283
85
Магазин »
Нет в наличии
с 13 июля 2018
Обложка: Твердый переплет
Год выпуска: 2001
История изменения цены:
Средний отзыв:
3.4
Сердца четырех
3 5
Жутко тихо, запредельно далеко

В этой жизни я не понимаю очень многих вещей.
Например, зачем люди женятся, если можно спокойно жить вдвоем и без этого? Что за странное фетишистское влечение к синим треугольникам в паспортах? Или зачем люди, которые не могут нормально устроить даже свою собственную жизнь ( а это все ) рожают детей, чтобы переломать судьбы еще и им? Неясно это. Или не понимаю массовой страсти по японистике. Или для чего вообще было придумано безалкогольное пиво? Кто его пьет и, главное, зачем? Или почему люди проводят связи между гендером и поведением? Или зачем они ходят на выборы? Красят два ногтя в отличный от остальных цвет? Покупают кока-колу со своим именем, ну и т.п.
Так вот, к чему я это. А к тому, что мне и так тяжело жилось. Я и так чувствовала себя перманентным воспитанником коррекционного класса, который все время не догоняет приемлемых и понятных для всех остальных процессов. А теперь еще и лишний бонус в виде непонимания такой массовой истерии по Сорокину. Ну, в чем дело-то, гайз?

Читать Сорокина не планировала от слова никогда. И не стала бы, не появись на моем пути мальчик, презентовавший эту книгу. На вопрос "нахрена ты мне приволок эту чушь?" - мальчик оскорбился, и стал сыпать объяснениями о тяжелой судьбе книги и как он ее ездил покупать у черт знает где сидящего букиниста, а был дождь и он промок, и книга промокла, и т.п., и пока меня под этими объяснениями не погребло и не оказалось, что прочтение мною этой книги - есть последняя возможность спасти человечество от неминуемой гибели, я сказала, "ок, только отстань" и прочитала.

Есть такое волшебное слово "концепт". Так вот, синтез семи этих чудесных букв, эта святая оргия фонем несет в себе смысл, зеркалящий читателя. Т.е. при своем же наличии, он несет свое обязательное полное отсутствие. Ибо является ломаным, остаточным отголоском твоих же мыслей, которые ты в него пустил. И вот, читая "Сердца четырех", я прямо вижу перед собой картину - как стою я на краю пропасти, а передо мной через метры и метры, на другой стороне, теряющийся в тумане Вова Сорокин и он что-то хочет мне сказать, но из-за расстояния я ничего не слышу, а только вижу его, шевелящего губами, как, лишенная привычной среды обитания, рыба, пытающаяся, видимо, что-то сказать своему палачу, но не знающая подходящего языка.
И я кричу ему - Вова, так что ты хотел сказааать?!
И мне возвращается - то ли "мать", то ли "блядь", то ли "воздать", то ли "молчать", то ли мой собственный, искореженный, тот самый, естественно, непрожеванный крик. И это замечательно, конечно, только беда в том, что внутри я человек пустой и никчемный, поэтому спроецировался мой внутренний концепт на книгу Сорокина - нулем. Ну, тем самым, на который делить нельзя.
А потом я подумала, что нельзя же так. И вспомнила даже фразу из Ивана Васильевича, который решил сменить профессию, и говорю себе - "Отвечай что-нибудь, видишь человек надрывается".
И отвечаю вот, значит.

Весь этот какой-то хтонический постструктурализм Сорокина, создаваемый, единственно и исключительно во блажь автору, читать можно только, если не возжелать в нем найти смысл, но просто созерцать. И тогда трэш фо фан ( да трэш ли? детские глупости ) приятен и радостен, и можно вспомнить даже свои 14, в которые тебе могла бы такая книга и понравиться. ( хотя тут не факт, мне вот в 14 лет Палагнюк казался самым скучнейшим писателем, а в прошлом году я его половину текстов прочитала и не жалуюсь. Деградация - наше все ). Но коли взяться за поиски сакрального, то видишь ты один затянувшийся художественный самоотсос и не более.
Нет, тут есть и темы любви, и дружбы, и политический перформанс, хуления совка ( это прямо бич современных радикальных деятелей искусства, утомил крайне ) и даже можно углядеть позицию "пляшем от противного", т.к. все инверсируется специально, и это понятно, и можно вспомнить Фуко, который говорил, что смысл исходит не от людей, а от отношений, связей между элементами. И тут все эти связи в "СЧ" начинают синтезироваться, переплетаться, как пучки нервных волокон, образуя твою новую систему.
Но лично меня-то и старая моя система вполне устраивала. А новые расклады мне - как тромб в вене, все портят, у меня своих несостыковок полно было. Мне чужих еще не хватало.
И язык, этот жуткий ультра-русский язык, который вот-вот да и засквозит голосом Расторгуева и "только мы вдвоем с конем по полю идем".

Да и не верю я этим радикалам в искусстве. Всем этим Сорокиным, Масодовым, Вовочкам Епифанцевым, Шнурам там разным. Знаю я все эти расклады поначалу якобы буйного, анархического, нигилистического посыла, а потом присмотрелся и вот он твой посыл, покорный и послушный, изнасилованный конъюнктурой, как шлюха под героином и трахай ее сколько хочешь дальше, до тебя там других полно было.
И все эти "Дремы" твои, "Деконстукторы", "Зеленые слоники" полностью нивелируются поп-сериалами и всякими "Неподкупными" ментами в твоем исполнении. И зачем ты в таком случае все это делал, чувак?
Или для того орал ты, в пьяном угаре, эн лет назад - "хуй меня сломишь - жизнь хороша", чтобы потом рекламировать "Аликапс"? Ох, рили?
Сломишь-сломишь тебя, дружок

Короче, прочитать-то - прочитала, но смысла не обрела через меня книжица и сознание мое ее моментально растворило в серной кислоте памяти, как мысли об абортированном ребенке у какой-нибудь малолетки - было и было. Забыли.
Благодарности за спасение человечества от неминуемой гибели - мне.
Мальчик за такие подарки свое, конечно, получит по полной.
Но Сорокина будто и не читала.
Три звезды.
not fun, not sad

Сердца четырех
5 5
Цель - реакция

Ничто так не шатает, как Достоевский в чистом виде с утра на пустой желудок. Пробивает на экзистенциальные вопросы, как лук на слёзы. Нет, даже не лук – перцовый газ в упор в глаза струёй как из огнетушителя, вот как пробивает. Доза Достоевского в «Достоевском-трипе» просто зашкаливает все допустимые пределы. Взял Владимир кусочек текста Фёдора, да довёл по своему любимому методу до полного абсурда. Всё гипертрофировал: и ручки сделал ручищами, и ножки ножищами, и лицо превратил в мерзкую такую морду в квадратный метр площадью, короче – всё как на самом деле и даже ещё немного чётче и ярче, чтобы гротеск стал ещё заметнее, чтобы иронию уловили. Только вот чем яснее гротеск, тем сказочнее он выглядит, тем больше хочется в это всё не верить и говорить «сказки, так не бывает!», а в зеркало при этом смотреть потом ещё долго боятся.
 
Всё что происходит – происходит у нас в голове. Пусть это и лёгкий солипсизм, идея вся в синяках и кем только не бита, но случай такой ещё не клинический и очень ловко провёрнутый, так что достоин внимания. Вот только добавить надо на не устоявшийся ум крепких идей. Беда одна, а может и спасение нации (если не всего человечества), что не каждый ум их воспримет. Беда вторая – не каждый ум их воспринимает. Вот вам и вся амбивалентность хорошей литературы. Начитавшись и усвоив летят грудью на амбразуру, начитавшись и не усвоив летят строить амбразуры и книжки в сортирах топить с криками «гадость и мерзость, не допустим марать искусства грязными ручищами!» — это к вопросу элитарного (божекакнелюблюэтослово) и массового. Эффект всегда один – он есть (эффект в-смысле). И мне кажется, что это и есть главное: любая реакция хороша.
 
Такие штуки как вечный двигатель. Они сами себя пиарят. Забираются в голову к людям и заставляют их реагировать на них. Другие реакциям подвержены, все мы подвержены реакциям и тоже в ответ реагируем и выдаём реакцию. И так дальше, цепная реакция идёт от одного к другому, от другого уже к тысячам, только и слышно «фу, какая гадость!» и «боже, благослови этого седовласого брадоносца». Вот вам и полярность. Кажется, именно такая полярность и является более всего самой лучшей рекламой, ибо однозначно хорошо или плохо оставляют людей равнодушными, а крайности всегда цепляют.

Больше я ничего об этом сказать не хочу.
С. П.

Сердца четырех
1 5

Что-то мне не приглянулось читать про то, как дедун, баба, мужик и пацык катают во рту отрезанную головку члена, причмокивают, постанывают и щупают друг друга. О, боже, я так старомодна. В мое время еще говорили "дрожащее, трепещущее чресло" и "он овладел мною".

Сердца четырех
5 5

В этой книге нет красивых фраз, восхваления поганого режима, сталинских карьеристов, аппаратчиков. А есть правдивая история, рассказанная настоящим фронтовиком.
В целом, это последовательность реплик, хитрых действий и особых "протокольных" докладов, связанных неизвестой схемой. Так что после прочтения остается больше вопросов, чем ответов. Автор не кормит нас книжными истинами: он призывает думать самому, всегда только своей головой.
Если вы спрашиваете "Что я могу нового узнать, прочтя эту книгу?", могу вас уверить, что ваша любознательность насытится. Прочтя данное произведение, вы сможете:
-сделать жидкую мать;
-заняться любовью с беременной женщиной, не задев ребенка;
-прочее.
Скрашено всё это неглупым действием, с перестрелками, драками, романтическими сценами и рассуждениями главных героев. Последние демонстрируют высокие моральные качества, преподносят любовь к труду и к ближнему своему превыше всего. Истории из прошлого героев также занимательны, а в месте с тем не менее поучительные.
Книга заставляет задуматься над такими понятиями, как долг, свобода, семья, любовь к ближнему. При этом процесс осмысления прочитанного органичен, в нем нет места внушению или самовнушению.
Я твердо убежден, что творчество Сорокина необходимо изучать в школах.

Сердца четырех
4 5

Спойлеры

На одну дозу Набокова можно купить 4 дозы Роб Грийе и 18 доз Натали Саррот. А уж Симоны де Бовуар...



Владимир Сорокин - совершенно не мой писатель: у него бывают блестящие задумки, а вот воплощает он их по большей части вполне бездарно. Но здесь идея настолько удивительная и безумная, что захватывает сразу, да и построена пьеса очень интересно.

Сорокин переносит нас в мир будущего, в котором появились книжные наркоманы, настоящие такие: принимают препараты, перемещающие их в мир того или иного произведения, а потом ломка, не менее страшная, чем от обычного наркотика. Основная масса "сидит" на Селине, Жене, Сартре, кто-то предпочитает покруче - Фолкнера и Хемингуэя, а самые безбашенные подсели на Толстого, после приема которого приходится очень туго...

И вот появляется новый препарат: ДОСТОЕВСКИЙ! Этот наркотик переносит в мир романа "Идиот". Вот это путешествие Сорокину, на мой взгляд удалось хуже всего, стилизатор он всё же не слишком талантливый. Достоевского ему воспроизвести так, чтобы я поверила, что это мир безумен, страшен и одновременно реален, В. Сорокину не удалось.

А вот финал Убийственно хорош. Убийственно во всех смыслах!

ХИМИК. Достаточно. (Закуривает.) Как говорит мой шеф - экспериментальная фаза завершена. Теперь можно с уверенностью констатировать, что Достоевский в чистом виде действует смертельно.

ПРОДАВЕЦ. И что делать?

ХИМИК. Надо разбавлять.

ПРОДАВЕЦ. Чем?

ХИМИК (задумывается). Ну.. попробуем Стивеном Кингом. А там посмотрим.



Только вот остался вопрос: а нужно ли "разбавлять" Достоевского?

Сердца четырех
5 5

Я не знаю, что писать в рецензии после прочтения этой книги. Но мне всё же хотелось поделиться с Вами мыслями о ней.
В этом садистском, аморальном и жестоком боевичке, заложен скрытый смысл. При чем каждый читатель найдет в нём именно свой – поэтому я считаю книгу очень многогранной.

В абсолютно нелогичных поступках ГГ, несуществующих терминах, в неподдающемся логике сюжете, я увидел для себя высмеивание нынешнего образа нашей повседневной жизни. Наших моральных ценностей. Также увидел моменты оспаривания нашей власти, да и политики в целом.

Эта книга явилась для меня неким деструктором. Заставила задуматься о многих вещах. Сюрреализм здесь просто зашкаливает, он же может спугнуть или ввести в заблуждение неподготовленного читателя. Так что этот факт нужно учитывать, и осознанно подходить к чтению книг Сорокина, как я считаю.

В итоге книга очень понравилась! Продолжу дальше чтение данного автора.

Сердца четырех
2 5

я наверно не одинока в своих выводах

о боже мой! что это было?!
зачем мне посоветовали прочитать Сорокина? (правда предупредив не читать именно эту книгу)
но я предварительно оценив объем других произведений, взяла именно эту книгу, как самую тощенькую.

и вот
начало даже какое-то моральное.
дедушка журит молодого мальчишку за то, что он уронил и после выкинул хлеб.
и на этом вся мораль кончается и начинается какая-то содомия!
мне не привыкать читать нечто такое "по хардкору"
но Сорокин низвел это до абсурда
это преступная книга, которая длится мучительно долго и не заканчивается ничем.
те, кто не смог дочитать, ничего не потеряли.

по сути герои все повествование делали нечто ужасное ради некой цели, они к чему-то стремились
но что они получили в итоге?

я ходила месяц после прочтения как зомби, я думала:"зачем?зачем такое писать?"
я очень много думала, мне даже понравилось )

а потом пришла мысль.
а почему мы думаем, что во всем есть смысл?
может смысл книги сделать ее как можно более бессмысленной

Сердца четырех
1 5

Фу, какая мерзость! Сперва старик делает минет мальчику... и это только начало.
Мне все равно, что там дальше за смысл и будет ли таковой, читать эту макулатуру дальше я не буду.

Сердца четырех
5 5
В издание вошли роман "Сердца четырех", поэма в прозе "Месяц в Дахау", пьесы "Dostoevsky trip", "Пельмени" и "Hochzeitsreise" (нем. Свадебное путешествие).

Заметки по ходу чтения.

"Сердца четырех" динамичный треш боевик в стиле лихих 90-х. Четыре героя: мужчина, женщина, мальчик и старик, - должны исполнить свое предназначение. Книга наполнена мистическими ритуалами, шпионскими играми, сменой масок и абсурдно-точными шаржами на реальность. Запоминается последний экшн эпизод перестрелка, когда Сорокин короткими предложениями «подлежащее-сказуемое» буквально бомбардирует читателя. Основной мотив для меня, какая-то гипертрофированная, обостренная бессмысленность происходящего, вроде бы есть направляющий вектор, но герои постоянно срываются в бессвязную речь, действие становится абстракцией, читатель теряет ориентацию. А еще есть добрый советский фильм "Сердца четырех" надо бы посмотреть.

«Месяц в Дахау». Страдающий от ужасов бюрократии литератор отправляется в отпуск, отдых он проводит в концентрационном лагере в Германии. Писатель брюзжит о невзгодах жесткого режима на родине и вырывается на месяц, чтобы восстановить силы в объятьях двухголовой Маргариты-Гретхен и других мучителей. Жанр поэма в прозе сразу дает ассоциации с Ерофеевым, у каждого свои слабости: Веничка пьет, местный герой предается истязаниям.

«Dostoevsky trip» - пьеса о книжных наркоманах. Чем можно сняться после Кафки, как не словить bad-trip от Толстого. О! Что-то новенькое, супер-вещь Достоевский. Вечер у Настасьи Филипповны переходит в сеанс психоанализа для героев «Идиота», Ипполит жаждет обрести новое здоровое тело, Лебедев хочет вылизывать подошвы господ и т.д. Остроумно вывернутое наизнанку подсознательное классики (потом развивается в «Голубом сале»),

«-…Достоевский в чистом виде действует смертельно.
- И что делать?
- Надо разбавлять.
- Чем?
- Ну… попробуем Стивеном Кингом. А там посмотрим».

«Пельмени». Пельмени разные нужны, пельмени разные важны. И под водочку, чтобы над женой поизмываться, и чтобы проститься с отжившим свое отцом, которому нет места в новом мире. Характерная резкая смена декораций, усиливающая абсурдность происходящего, когда за дверью из комнаты оказывается другой мир, а герои оборачиваются абсолютно другими персонажами.

«Hochzeitsreise (Свадебное путешествие)». Ответственность за грехи отцов, чувство вины целого поколения, участвовавшего в преступлениях тоталитарного режима. Схожесть советского и фашистского режимов. Мать невесты, следователь НКВД и отец жениха, оберфюрер СС, намного лучше подходят друг другу, чем их несчастные чада.

Сорокин мастерский стилист. Он выстраивает свои тексты точно и выверено, деструктивный поток слов, которые порой не имеют значения, создает нужное впечатление и ритмику. Форма также важна как и смысл, или в форме смысл.
Иногда Владимир Георгиевич до ужаса прямолинеен, если уж кому-то тр... мозг, то в самом, что ни на есть прямом смысле. Переход от одного поколения к другому, процесс ухода, забывания родителей зачастую осуществляется с помощью поедания.
Сорокину присуще интересное чувство юмора, когда среди жутких пыток герой вдруг начинает напевать: "жри меня и я вернусь только очень жри жри когда наводят грусть жирные дожди", становится смешно, абсурдность зашкаливает. Не знаю, как после такого можно обвинять его «как он может писать такие ужасные вещи», излишняя серьезность здесь неуместна.
У Сорокина сложные отношения с тоталитарным государством, это важная часть всех его книг.
Сердца четырех
4 5

Добрый день всем. Меня зовут и я нapкомaн. У меня зависимость от... книг и чтения! Только, это самое, давайте сегодня без всей скукоты нашей традиционной обойдёмся. Я вот тут пьеску небольшую нарыл, практически про таких как мы: Сорокин написал, может кто слышал. Вообще-то он писатель не особо уж для широкого круга читателей, но я вот как-то пару раз попробовал и подсел. Теперь вот искушаюсь иногда, не могу удержаться. Может употребим сегодня коллективно, вдруг и вас тоже торкнет? Главное не перебрать, а то отходняк от него тяжёлый!

Сердца четырех
1 5

Прочитал первые несколько страниц - думал, нашел отличную книгу, глубокую, сильную, интригующую. Но - увы и ах. Довольно скоро я понял, что держу в руках совершенное извращение: несчетное количество жестоких и откровенно мерзких сцен: насилия, убийства, пошлость, которые, к тому же, не несут в себе ни грамма смысла.
В общем, ощущение от книги примерно такое: автор взял большой красивый фантик с чем-то внутри и с размаху шмякнул его об стену. Из фантика полезла куча говна, которую автор просто все больше и больше размазывал по стене. Вот в этом, кажется, и есть задумка: испачкать побольше страниц, всяким дерьмом.
+
Уже потом узнал, что это самое неудачное произведение Сорокина. И читавшие его люди, говорят, что есть вещи неплохие. Однако мое знакомство с ним началось с этой книги. И ей же закончилось. Такой вот отвратный привкус она оставляет, что больше пробовать не хочется

Сердца четырех
3 5

Постмодернизм такой постмодернизм

Сердца четырех
5 5

Кто-то пьет таблетки, кто-то колется,
Я лично читаю, но могу ускориться...



Разве есть на свете заядлый читатель, не мечтающий попасть в книгу? Прочувствовать то, что чувствовал любимый персонаж? Романтичные барышни мечтают о Мистере Дарси, кто-то хочет обсудить коммерческие планы с Чичиковым, а кому-то Болконского подавай... Сорокин, в "Dostoevsky-trip" создал такую реальность, где любой человек может стать любым героем книги. Дядюшке Хофманну такое и присниться не могло, галлюцинация в чистом виде, но какая галлюцинация! Всего одна таблеточка, и перед тобой столько жизней, столько выдуманных реальностей становятся настоящими!
Ну а для тех, кто хочет ускориться - Достоевский. Почему именно он? Только Федор Михайлович может вытащить из самой глубины души все то дерьмо, что скапливалось в ней годами. И если концентрация слишком высока, исход может быть летальным.
Пьеса Сорокина местами слишком шокирует, местами вызывает отторжение, но не стоит забывать, что это прежде всего пьеса, и спектакль, поставленный по ней, при должной работе режиссера и актеров, будет шедевром в своем стиле.

Мне бы в небо, мне бы в небо,
Здесь я был, а там я не был...

Сердца четырех
5 5
О РИТУАЛЬНОЙ МАГИИ.

"И этот интеллигентный человек бубнит без остановки: "Орально, анально и наконец вагинально". Четыре слова, никакого смысла в них нет, а мерзости хоть отбавляй"
Валерий Золотуха "Свечка".

"- Что это - "чернуха"?
-Ну Кобо Абэ, Юкио Мисима... Это где все самоубились, съели друг друга, прогнили, полностью разложились и в таком виде куда-то пошли"
Анна Коростелева "Цветы корицы, аромат сливы"

Если искать чернуху не в японской, а в российской литературе, на первом месте стоит Сорокин. Никого, более шокирующего и откровенно далекого от гуманности, представить невозможно. Кобо Абэ, с его записной мизантропией, кажется в сравнении с Владимиром Георгиевичем, малышом из песочницы перед сплошь татуированным громилой с украшениями в виде черепов. И что интересно - все сходит с рук. Любого другого за десятую часть (за сотую) сорокинских писаний объявили бы сумасшедшим садистом порнографом, а он обласкан и увенчан всеми возможными лаврами и в статусе Высокого Стилиста российской словесности. Как здесь не поверить в магию?

Какая магия, что ты несешь, просто везет мужику. И еще: одна часть таланта плюс девять частей трудолюбия - все по формуле. Так-то да. По формуле, вот и я о том же. Почти любая гармония поддается поверке алгеброй, кроме разве, божественной - та нисходит свыше и вкладывается в творца Творцом, но об этом здесь и сейчас говорить негоже, потому - совсем не наш сегодняшний случай. И каков же наш? Жертвоприношение. Потому что поскреби любого цивилизованного человека и внутри найдешь дикаря. С тех пор, как мы с деревьев спустились прошли миллионы лет, а с тех, как перестали поедать себе подобных - тысячи и в генетической памяти напластования животной дикости соотносятся с осознанным отношением, как основание айсберга с его верхушкой.

Тот, кто умеет обратиться к этой темной (не потому, что зло, а потому что темна, скрыта от нас) материи напрямую, получает мощный инструмент воздействия и если кто-нибудь сейчас подумает: "ух ты, как все просто!",тот очень ошибется. Потому что "просто" и "примитивно" совсем не синонимы. Слышать бубен нижнего мира и камлать его посредством дано не любому. И хотя звук ритмичного удара, извлекаемого ловкой и натруженной рукой из обтянутого кожей бубна приятен бывает его обитателям, не он позволяет заручиться их поддержкой. И не воскуривание дыма от сожженных горьких трав.

Более всего ими ценятся три человеческих соли: кровь, слезы и пот. Но с последним - это как-то скучно, воля ваша, и тоскливо-галерная размеренность стоит за потом: вкалывай, не щадя живота своего, поливай солью черствый хлеб с отрубями из года в год, и никакой гарантии, что на определенном этапе скудная трапеза обернется скатертью-самобранкой. Тут уж как фишка ляжет - может и не срастись. Слезы проще, в смысле - результат быстрее, но это уметь надо: создать такое, что проникнет под кожу, заставит задохнуться от боли сопереживания и прольется слезами. Кому дано, а кому и нет (см. предыдущий абзац).

Остается кровь. Можно очень много пролить, а недостающие ингредиенты (все по формуле, не забыли?) заместить имеющимися в изобилии. Какими? Да вот кал и моча же: "Я плевать, плевать хотел! - затрясся старик, - Я срал и ссал на вас". Он еще на много всего будет то же самое делать в продолжение действа: " на эти вонючие деньги", "на твои сисяры потные". Вообще Сорокин больше специалист по твердому, так сказать, продукту. В обилии создаваемые им недотыкомки барахтаются в дерьме, едят (sorry) его, ползают. Что? Не вызывают сочувствия? Зато как много и разнообразно. Изобилие - наше все.

Он сделал свой выбор, кому и каким способом приносить жертвы. И все удалось. Я еще в творчестве Пелевина и Лазарчука ясно вижу тему жертвоприношения. Но там три изначальные соли, без замены. Соотношением отличаются и тем, насколько это ближе к бубну верхнего мира. Или скрипке, помните:

"Духи ада любят слушать эти царственные звуки. Бродят бешеные волки по дорогам скрипачей".

А у Сорокина - сердца четырех, спрессованные в кубики игральные.

Сердца четырех
1 5

Весьма противная книга. Читать не стоит однозначно. Пошлость, грубость. Не стоит искать смысла там, где его нет. А если смысла нет, да и повествование ведется матом, то это чтение либо для подростков, либо для маньяков

Сердца четырех
2 5

Столько уже слышала об этой книге и столько читала отзывов, что решила прочитать - хотя бы по диагонали. Ну села и за два часа ознакомилась.
Да, дерьмо. Да, фигня полная. Да, смысла нет. Но я не понимаю, как можно эмоционально воспринимать эту книгу и принимать написанное близко к сердцу (да и мозгам)? Е-мое, герои-то даже не живые, они картонные, их невозможно себе представить, поэтому лично у меня не возникло ни одной эмоции, кроме смеха в некоторых местах. Возможно, это связано с тем, что я "закалена" де Садом, его "Жюльетта", которую я сейчас дочитываю, гораздо более жестокая, чем "Сердца четырех". Другое дело, что у де Сада, несмотря на страшные пытки и убийства, хоть какая-то любопытная философия есть, которая "оправдывает" это все, а вот что хотел сказать Сорокин? И хотел ли?

Сердца четырех
1 5

Фух. После прочтения "Насти" поставила себе диагноз, что поняла Сорокина. Ан нет, показалось.

P.S. Его можно даже не читать. Кури - да записывай. Колись - да запоминай.

Сердца четырех
2 5

Идея пьесы весьма остроумна, на все 10.
Но для такого воплощения я слишком ханжа, мне нельзя.
Людям нравится Миллер, люди читают Буковски, люди заправляются на день Сорокиным, а на ночь - Палаником. Пусть так.
А мне нельзя.

Сердца четырех
5 5

И тут я поняла, что меня накрыло.

Сердца четырех
5 5

Это по-настоящему замечательное произведение, которое поймут далеко не все.
За всей абсурдностью, циничностью и отвратительностью происходящего внимательный читатель увидит большое количество аллюзий и отсылок к тому советскому бытию, в котором автор создавал данное произведение. Ведь что видел простой советский человек в 70-е и 80-е годы 20 века? Тоталитарную пропаганду, дефицит товаров, очереди, серость и бесперспективность бытия.
Неоспоримый талант Сорокина в том, что он мастерски передаёт нужное настроение формой. Сорокин умеет обличить самое абсурдное и гадкое содержание в нужную ему форму и получить на выходе сверхреалистичное описание действительности.
Я рекомендовал бы читателю смотреть вглубь текста, ибо самое ценное сокрыто в деталях: в обрывистом разговоре Реброва и Штаубе в поезде, в монологе Штаубе про ионообменные смолы, в описании многочисленных раскладок, которые проводят герои романа. И самое главное - цифры 6,2,5,5. Потому что лучше уж жить по знедо, чем по бридо.

Сердца четырех
5 5
Сорокинская проза очень для взрослых. Вот и все. Есть вещи, которые не стоит открыто держать, пока дети маленькие: они неверно истолкуют увиденное или прочитанное. Надо Сорокина повыше класть на полку или вообще держать его книги в запертых шкафах и ящиках своего письменного стола, если таковые имеются. Я, правда, с братом и сестрой в детстве вечно лазила по "запретным" столам и шкафам наших родителей. Чего только там не находилось! Чем больше взрослые прячут, тем заманчивее это для детворы. Мои родители прятать явно не умели, наивные... :))
Но на самом деле, есть "взрослые вещи", до которых ребенок еще просто не дорос. Судя по отзывам - вообще, а не конкретных - до Сорокина и не каждый взрослый-то дорастает. Ну, каждому - свое. Не нравится, как говорится, не ешь. :))
В общем, смелые и оригинальные произведения Сорокина, конечно, не для всех, это явно не чтиво, а необычное и волшебное нечто. Да, читать порой тяжко и противно, но язык не похож ни на кого, а глубина поражает. Такими своеобразными средствами, передачи задуманного я имею в виду, Владимир Сорокин рассказывает об очень важных и непростых вещах. И еще - к его литературе лучше относиться с юмором. Или как к фантастике, сказке. А если еще точнее, то через юмор ее воспринимать. Есть же понятие "черного юмора". Если такое выдерживаете, то Вам сюда. :)) Получите удовольствие. А увидете, что "не идет", не мучайтесь - почитайте что-нибудь другое.
А еще подумалось, что бесполезно что-либо объяснять, а тем более переубеждать противников Сорокина, т.к. заметила, что они чаще всего безумно агрессивны. И правда, частенько ощущение, что они и не читали толком ничего, а судят... Грустно немного. Но главное, что не мало сторонников и поклонников! А это важнее.
Сердца четырех
5 5
Я считаю, что низкие оценки книгам Сорокина выставляют те посетители, которые их не читали, либо пользуются "дайджестами" г-на Якеменко. Высокий уровень прозы Сорокина признают даже его идейные противники, напр., В. Бондаренко и А. Сегень.
Сердца четырех
5 5
Да, я тоже поняла, что тексты Сорокина нельзя воспринимать с обыденной точки зрения. Подобное их прочтение может привести к нехорошим последствиям для психики (по- моему опыту). Но стоит посмотреть на них под иным углом, как они начинают производить совершенно особенное впечатление, как бы "смещать точку сборки". С одной стороны, само чтение этих текстов помогает такому "смещению", а с другой- именно в этом состоянии, состоянии абсурдного мироощущения, тексты Сорокина начинают по-настоящему раскрываться...
Сердца четырех
4 5
Проза Сорокина очень экспериментальна. Не стоит её воспринимать как литературу в широком смысле слова. Это не лучше и не хуже, это другое. Чтобы получать максимум удовольствия, нужно кроме желания, иметь ещё и большой литературный багаж за плечами. И если вдруг вам будет уж очень тяжко читать, то остановитесь и задумайтесь: действительно ли писатель пытается донести до вас что-то или же просто играет с вами. Не относитесь к Владимиру Георгиевичу со всей серьёзностью считая его озабоченным извращенцем. Воспринимайте его прозу юмором, понимая что в ней есть ирония. "Сердца четырёх" мне понравились не очень, а вот 3 пьесы показались более интересными и связными, и каждая со своей изюминкой и идеей. А последнюю я вообще бы экранизировал. Так что, заказывайте, читайте, не пожалеете.
P.S. Последнее не относится к ярым и агрессивным противникам Сорокина.
Сердца четырех
5 5
Ну красивый этот роман или нет судить каждому, тут думаю нельзя остаться равнодушным. Тебе либо понравилось, либо ты испытывал рвотные рефлексы, я вот например прочитал взахлёб! И кстати рад этому, в принципе если брать Берроуза или Ирвина Уэлша, то Сорокин не такую уж и жесть пишет. Я скажу одно! Красота, мрачная красота...
Сердца четырех
5 5
Есть Коэльо, есть Робски, есть другие представители массового модного чтива, которые даже не претендуют на "обзывание" себя литературой, искусством и т.д., а есть Сорокин, Радов, Ерофеев, Мамлеев.... - эти люди конкретно занимаются литературой и искусством.... и пишут в своём определённом выработанном направлении (метафизический реализм, постмодернизм и т.д.)


Некоторым людям это нравится, некоторым нет..... пожалуй, им бы стоило сначала спросить себя, чего они хотят от этой самой литературы? И знают они "ле", что литература это живой организм, что это искусство, которое отвечает текущему состоянию оного?

И если ответом на первый вопрос будет: "развлечения", а ответом на второй вопрос будет молчание, как доказатель полного отсутствия знаний о современных направлениях искусства.... то дорога им к подобным писателям строго настрого закрыта... по многим причинам... хотя бы, чтоб не слышать возмущённых стонов и причитаний понимающим людям, а это ох как раздражает...
Сердца четырех
5 5
Весь Сорокин в этом сборнике. Это нечто!
Сердца четырех
4 5
ЭТО НЕЗАБЫВАЕМО!
Сердца четырех
1 5
Читала....Очень бы не хотелось, чтобы мой ребенок случайно сняв эту книгу с полки, открыл ее.... Срочно хочется очиститься после такой "литературы"!!! Хотя "День опричника" прочитала на одном дыхании
Сердца четырех
3 5
Нормальная книга для чтения в метро (если не боитесь, что кто-то прочтет пару строк через плечо и начнет вас публично порицать). Любители прочесть что-то "не просто так, а чтобы с моралью и посылом" легко найдут для себя в этой повести и мораль, и посыл. Есть слабые места в сюжете - тот же пресловутый deus ex machina появится добрый десяток раз за короткие 180 страниц. Общая невыразительность языка тоже меня немного расстроила - ни разу за книгу не возникло внезапного желания перечитать предложение, абзац, страницу, как это бывает при чтении того же Кизи, Набокова, Пинчона, Берроуза и прочих словоплетов. Но, с другой стороны, фишка постмодернизма в том, что любые слабости могут быть на деле стилистическими особенностями. Мол, это не язык скудный и сюжет импотентный, а деконструкция соцреализма с его функциональным лексиконом. В общем-то, книга достойная. Мои к ней придирки - это уже вкусовщина. Если вы мечтали засунуть в одну телепортационную камеру Богомолова, Пелевина и Пахома, и посмотреть, что получится на выходе - лучшего варианта вам не найти..
Достоинства:
Легко читается, концептуально. Хороший юмор.
Недостатки:
Невыразительный язык, растянутый сюжет с самоповторениями.