Из истории журналистики русского Зарубежья. Том I. В тисках провокации. Операция `Трест` и русская зарубежная печать

Книга известного литературоведа, профессора Стэнфордского университета Лазаря Флейшмана освещает историю `Треста` - одной из самых прославленных контрразведывательных операций ГПУ (1922-1927) - с новой стороны, в контексте идейных и политических столкновений, происходивших в русском Зарубежье, на страницах русских эмигрантских газет или за кулисами эмигрантской печати. Впервые документально раскрывается степень инфильтрации чекистов во внутреннюю жизнь прессы русской диаспоры. Это позволяет автору выдвинуть новое истолкование ряда эпизодов, вызвавших в свое время сенсацию, - таких, например, как тайная поездка В.В.Шульгина в советскую Россию зимой 1925-1926 гг. или разоблачение советской провокации секретным сотрудником ГПУ Опперпутом в 1927 г. Наряду с широким использованием и детальным объяснением газетных выступлений середины 1920-х годов в книге впервые приведены архивные материалы, относящиеся к работе редакций русских зарубежных газет и к деятельности великого князя Николая Николаевича и генералов П.Н.Врангеля и А.П.Кутепова.
Автор Лазарь Флейшман
Издательство Новое литературное обозрение
Серия Historia Russica
Язык русский
Год 2003
ISBN 5-86793-247-8
Переплёт Твердый переплет
Количество страниц 328
Код товара 9785867932473
166
Магазин »
Нет в наличии
с 5 октября 2017
История цены:
Средний отзыв:
5
Из истории журналистики русского Зарубежья. Том I. В тисках провокации. Операция `Трест` и русская зарубежная печать
5 5
Впечатление книга производит несколько... мерзковатое. То есть, не сама книга, естественно, а действующие лица и их поступки. Вся эта эмигрантская клоака, в которой представители различных политических группировок (либералы, монархисты, демократы, фашисты) вместо того, чтоб вместе сражаться с общим врагом, предпочитают грызться друг с другом, радуются промахам, ставят подножки, подталкивают падающего, поливают грязью в газетах (не забывая уверять друг друга в "искреннем уважении и преданности"), при этом заискивая перед иностранными даже не правительствами, а всего лишь разведками. А с другой стороны - ГПУ, где провокатор на провокаторе и провокатором погоняет, доверия нет в принципе и единственный способ выжить - это ударить первым. Не мне критиковать людей, живших сто лет назад в совершенно других социальных и экономических условиях, но каждый раз, закрывая книгу, я испытывал желание вымыть руки.

Флейшман очень часто цитирует всевозможные газеты - буквально целыми статьями и колонками - и, хотя это точно укладывается в рамки заявленного исследования, это несколько замыливает взгляд, темп постоянно сбивается, чтение мелкого шрифта реально утомляет, к тому же слишком часто статьи в эмигрантских газетах сбиваются на базарную перебранку и голословные обвинения. Кроме того, сбивает с толку манера вводить в повествование персонажей, никак их не представляя, и если часть достаточно известна, то со многими возникает непонимание - кто они и какое отношение имеют к происходящему. По-видимому, предполагается довольно высокий уровень вовлеченности в тему и эпоху.

Автор очень дотошен и обсасывает буквально каждую деталь до такого состояния, что от детали уже ничего и не остается, и в этом чем-то похож на своих героев - как членов эмигрантского сообщества вообще, так и сотрудников газет в частности. Те, не имея доступа к информации о происходящем в Советском Союзе, страдая от этого информационного вакуума, жадно ловили малейшие крупицы новостей, плохо понимая, что правда, а что ложь, бросались из крайности в крайность, из-за малейшей подробности грызлись как собаки за кость и мусолили ее месяцами. В случае с Флейшманом, это скорее, в плюс, ибо позволяет выстроить более-менее достоверную и объективную картину (автор редко и крайне неохотно пускается в спекуляции и догадки),однако страшно утомляет, поскольку напоминает бег на месте.