Хребты безумия

Говард Филлипс Лавкрафт совершил революцию в литературе ужаса, сместив центр ее внимания с обычного земного мира на огромную, неизвестную, безразличную вселенную, существующую за пределами человеческого понимания. Писатель взял обычный мир и привнес в него нечто темное и потустороннее. В своих рассказах Лавкрафт смешал обыденную действительность и вселенский кошмар, показал столкновение простого человека с непостижимыми, а порой и смертельно опасными созданиями. В сборник включен роман "Хребты безумия", а также избранные рассказы одного из самых влиятельных мифотворцев XX века. Рекомендуем!

Автор
Издательство Эксмо
Серия 100 главных книг
Язык русский
Год 2018
ISBN 978-5-04-091750-1
Переплёт Мягкая обложка
Количество страниц 320
Тип издания Авторский сборник
114
В других магазинах:
История цены:
Средний отзыв:
4.3
* * * * *
Хребты безумия
4 5
* * * * *
Кто мы такие, чтобы противостоять Злу, появившемуся на Земле во времена, когда не существовало ещё ни человеческой истории, ни самого человечества?

У Лавкрафта необычный стиль, который поначалу раздражает, а потом завораживает. Теперь я понимаю, почему Кинг, описывая создание страшного рассказа как лестницу, по которой автор ведёт читателя к двери со спрятанным за ней монстром, говорил, что Лавкрафт предпочитает эту дверь вообще не открывать. Послушали тяжёлое дыхание монстра за хлипкой деревянной перегородкой, посмотрели на следы от его когтей на каменном полу, попытались рассмотреть хоть что-то через замочную скважину - и хватит с вас. Но читателя это оставляет злым и неудовлетворённым, он хочет, чтобы дверь открыли. Когда её откроют, он, конечно, снова будет недоволен, потому что монстр недостаточно страшный. Возможно, бить читателя палкой гораздо эффективнее, чем пытаться напугать его словами, я не знаю. Мне нравится мысль, что монстра можно показывать краешком, одной какой-то выпуклой чертой, одной - но очень конкретной, очень индивидуальной, присущей именно этому монстру.

Отвлеклась. Возвращаясь к стилю Лавкрафта: этот господин - бог недоговоренности. Чаще всего его персонажи сталкиваются с чем-то неописуемым, а раз оно неописуемо, то никто и не собирается для вас его описывать. "Я видел там скелет, - говорит рассказчик, - и ты не поверишь, как он был чудовищен и ужасен! Я не буду вдаваться в подробности, но это было ого-го!" Или ещё лучше: "Мы увидели там нечто столь страшное, что лучше никому об этом не знать". Доведённый до нервной чесотки читатель хрипло кричит: "Да что там было-то?! Что?! Что-о-о-о?"
И вот что интересно: так или иначе через все рассказы проходит тема Тайного Знания, по крупицам собранного персонажами из старых манускриптов, загадочных талмудов и прочих библиографических редкостей. И точно таким же Тайным Знанием выступают для читателя сами рассказы Лавкрафта - истина рассыпана по ним такими же крупицам, намёками, полная картина собирается постепенно из маленьких кусочков. Он выдерживает стиль! Поэтому чем больше рассказов прочитано, тем интереснее становится и тем меньше раздражают постоянные недомолвки. Мне даже показалось, что произведения в этом сборнике специально расположены по мере убывания туманности - от самых неопределённых ("Неименуемое") до подробно описывающих созданную автором мифологию почти без умолчаний ("Хребты Безумия").

Итак, прочитав первые четыре рассказа, я начала горько сожалеть, что у меня уже куплены ещё два тома Лавкрафта - настолько мне было скучно. Антураж казался затёртым до безликости, а ужас - совершенно не страшным, да ещё этот курсив, которым подчёркивается последняя, самая-пресамая фраза, от которой у читателя должны зашевелиться волосы! Когда же я перевернула последнюю страницу "Хребтов Безумия", то посмотрела на ждущие своей очереди тома с любовью и предвкушением. Я до вас доберусь, мои милые. Забавно, что всего два-три рассказа получили бы от меня высокую оценку сами по себе, в то время как в совокупности они мне очень нравятся. Думаю, дело в том, что Лавкрафт создал свою Вселенную, и это весьма завораживающая и пугающая Вселенная. Она пугает не своими монстриками - ракообразными пришельцами, шогготами, потомками Ктулху и т.д. Она пугает своей зловещей неотвратимостью. Представьте, что вы жили своей тихой жизнью, и вдруг вам открылась некая истина, согласно которой человечество - это плесень в чьём-то заварочном чайничке, и её вот-вот выплеснут в унитаз. Можно ли что-то сделать? В общем-то, нет. Можно только надеяться, что лично вы не доживёте до этого момента, и это очень вероятно, потому что те, кто докопался до тайных знаний, не живут долго. Вы не повелители мира, вы слепые котята - говорит нам Вселенная Лавкрафта. Опасность, которую несёт в себе слишком сильное желание докопаться до истины - один из основных мотивов произведений этого сборника. Так вот, эта Вселенная отражается понемногу во всех рассказах Лавкрафта, и получается нечто парадоксальное - каждый рассказ сам по себе не очень интересен, а вместе они создают Нечто.

Я тут даже начала делать наброски для игры в "Бинго" по книгам Лавкрафта. Туда должны войти такие пункты, как
- "безумный араб" (он меня просто доконал!)
- физически ущербный бог (слепой, безлицый и т.п.)
- криптограммы
- зловоние
- многозначительные умолчания
- стеллажи с книгами (от пола до потолка)
- Новая Англия (даже в рассказе про Антарктиду она есть)
- выделенный курсивом финал
Но мне надоело, и я бросила это дело незавершённым. Сейчас вот думаю, что ещё космос надо было включить.

Это было моё первое знакомство с Лавкрафтом, если не считать одной экранизации его творчества - фильма "Дагон", чрезвычайно жуткого. Не могу сказать, что я прямо-таки в восторге, но начало многообещающее.

Хребты безумия
3 5
* * * * *

Повесть "Ужас Данвича" можно назвать моим знакомством с творчеством писателя, так как то, что я читала раньше у Лавкрафта бесследно испарилось из моей памяти. Я не помню ни названий, ни сюжетов, и даже не помню понравилось мне или нет. Но пару лет назад по непонятной причине я скупила практически все, что было опубликовано у Лавкрафта на русском языке в новом издании от "Иностранки" (за исключением недописанных рассказов, которые закончили уже последователи Лавкрафта). Естественно, это собрание книг мне не даёт покоя, и уже пора бы их начать читать, но я жутко боялась разочароваться в авторе на первой же повести. Поэтому я обратилась за советом к человеку, который любит творчество Лавкрафта, и получила очень правильную рекомендую, как я уже сейчас поняла, когда закончила читать "Ужас Данвича". Нельзя сказать, что я прямо с первой строчки полюбила творчество автора. Напротив, я поставила повести нейтральную оценку. Но случилась странная вещь, которая меня удивляет спустя несколько дней после того, как я прочла повесть (а я прочла ее за один присест, и убрала книгу подальше на полку с уверенностью, что в ближайшее время читать автора не буду): эмоции от чтения трансформируются в голове по мере того, сколько проходит времени после прочтения. Мне читать было, честно говоря, скучно, но при этом у меня и в мыслях не было бросить читать. Я дочитывала до конца конечно не на морально-волевых усилиях, но и не испытывала никаких эмоций, которые по идее должны охватывать читателя. У меня не было ни симпатии, ни отвращения, мне не было ни страшно, ни тревожно. Словом, никак. Но повесть я дочитала, сказала нормально и пошла по своим делам, то есть читать что-то мне более интересное. Но, как я уже сказала, я обнаружила​, что впечатления от книги стали трансформироваться по мере того, как увеличивалось время после прочтения. Эта история с каждым днём нравится мне все больше, я все больше проникаюсь атмосферой повести, которая меня вообще не впечатлила во время чтения. Я пытаюсь понять причины, и не нахожу объяснения.

На самом деле меня не пугают и наверное даже не впечатляют такие истории-ужастики, в которых зло имеет древний источник, и в какой-то момент благодаря действиям плохих дядь из преисподней вылезает какая-нибудь дрянь и жрет всех подряд, круша на своём пути города и сёла. Естественно всегда находятся самоотверженные личности, которые загоняют тварь туда, откуда пришла. Скучно. А у меня такое подозрение, что у Лавкрафта все зло имеет подобное происходящие, а все остальное - многочисленные вариации на тему. Но ужас писателя физически ощущается, и я списываю это на психические расстройства, которыми Лавкрафт страдал всю жизнь. Вся гадость приходила ему во снах, которые стали для писателя настоящей пыткой. Он писал о том, что пережил сам в своих кошмарах. Может быть поэтому трансформируются и впечатления от его произведений - мы читаем историю, но доходит она до сознания спустя некоторое время, преломляясь в собственном воображении, цепляя по пути какие-то индивидуальные струны. И сейчас я уже думаю о том, что поставила повести несправедливо низкую оценку, и мне захотелось сразу же прочитать у автора что-то ещё, благо выбор огромный. Но я себя останавливаю, так как понимаю, что "лавкрафтовщину" нужно читать дозировано, не пережирая, тем более на ночь. Но знакомиться с творчеством писателя дальше буду обязательно.

Отдельно мне бы хотелось сказать о том, что в процессе чтения "Ужаса Данвича" у меня возникли подозрения, что и товарищ Стивен Кинг читал эту повесть, и более того, она вдохновила его на некоторые детали в описании поселка в мире Роланда из книги "Колдун и кристалл" цикла "Темная башня". В этой части Роланд со своими друзьями прибывает в поселение, на окраине которого находится каньон-червоточина, издающая утробные подземные звуки, наводя ужас на всех обитателей городка и путников, которым не повезло проезжать мимо каньона. И чем, древний отец Йог-Сотот не Алый Король? Мне кажется у "Оно" Кинга тоже из "Лавкрафта" руки растут, и при чтении "Ужаса Данвича" я постоянно проводила параллели Данвич=Дерри. В общем, меня не покидало ощущение, что я добралась до книги, которой вдохновлялся сам Великий и Ужасный.

Я рада, что начала знакомится с творчеством Лавкрафта именно с этой повести. Она прекрасно задаёт тон и помогает сложить в целом благоприятное впечатление. Если вы читали Лавкрафта, напишите в комментариях, какие произведения вам понравились больше всего. Это поможет определиться, что выбрать для дальнейшего чтения.

Хребты безумия
4 5
* * * * *

Текели-ли!
Узнай о существовании Говарда Филлипса Лавкрафта.
Текели-ли!
Узнай об этом в детстве.
Текели-ли!
До прочтения не смотри фильмы ужасов.
Текели-ли!
Возьму в руки «Хребты безумия».
Текели-ли!
Начинай читать.
Текели-ли!
Надень шапку, варежки и шубу. Будет холодно. Антарктика все-таки.
Текели-ли!
Погружайся в мир безумия.
Текели-ли!
Узнай кто такие Старцы, Ктулху, Шогготы, Пингвины, Ми-Го.
Текели-ли!
Постебай над геологом, который живет по принципу: «боязно чего-то и бензином пахнет, но пойдем, мне, в общем-то, пофиг».
Текели-ли!
Не задумывайся особо над описаниями чудовищ, особенно Старцев, просто читай. Да не задумывайся, говорю.
Текели-ли!
Дочитай. Ужасайся. Можешь биться в истерике. Не спи ночами. Но, помни, что так можно делать до 10-12 лет.
Текели-ли!
Они придут за тобой. И будут щекотать ложноножками и прочими милыми отростками, растущими в совершенно удивительных местах.

Серьезный P.S.
Свершилось. Я прочитал хоть какое-то произведение Лавкрафта. И это было классно. Все его монстры, а их много, настолько хитросделанные, что не поражаться им нельзя. Иногда они такие бессмысленные, что сомневаешься в своей адекватности, а так ли ты представил себе Старца, но, оказывается так. Нужно еще прочитать «Зов Ктулху». Даже объяснять не буду почему надо.

Хребты безумия
5 5
* * * * *

Есть тайны, которым лучше оставаться под покровом лет. Есть семейные проклятия, которые лучше не ворошить. Есть фамильные легенды, которые лучше не рассказывать. Есть скелеты, которым лучше оставаться в шкафу. А  если вы владелец старинного замка- трижды подумайте, прежде чем реставрировать его и жить там. 
Потому что можете попасть в историю, в которую, поверьте, совсем не стоит попадать. О ней и думать нельзя, потому что разум такое не воспринимает.  
Думаете крысы главные злодеи этого рассказа? О, я тоже так думала. Как же я ошибалась. 

Хребты безумия
5 5
* * * * *

Не думаю, что "Хребты безумия" можно отнести к ужасам. Но вот как все описано, какие эмоции испытываешь при прочтении - это великолепно! Мне нравится описание "ледяного города". Также нравится, что мало мелькают все эти "лавкрафтовские" монстры. Нет, они безусловно присутствуют, но не так "ярко" описаны, как окружающая обстановка. Я люблю археологию и если бы меня запихнули бы в такую пещеру с наскальными рисунками, как в древнем Египте (естественно при условии что я знаю археологию и этим занимаюсь), то я бы просто пищала от восторга. Даже при условии, что где-то там обитает "нечто", из-за чего стынет кровь в жилах. Поэтому я разделяю искренний интерес и постоянное движение вперед Уильяма Дайера и Дэнфорта. Все же запретный плод сладок)
Как итог - этот роман Лавкрафта определенно заслуживает место на полке любимых книг.

5 из 5



Хребты безумия
5 5
* * * * *

Это была очень хорошая идея — вновь обратиться к рассказам Мастера и прочесть их в оригинале. Претворить ее в жизнь следовало уже давно, но вот случай начать предоставился — случай был использован. Собственно, оригинальный язык не напугал, вопреки неудачному опыту некоторых испытателей, и не показался мне таким уж недружелюбным к читателю. Конечно, тот факт, что содержание знакомо едва ли не досконально, играет свою роль, но все равно, на мой взгляд, вполне поддается освоению.

...Изрядно нервничающий рассказчик ведет речь о некоем Ричарде Пикмэне. Талантливый художник, он был внезапно подвергнут остракизму со стороны друзей и коллег. Причиной послужили некоторые работы Пикмэна, чьим коньком являлось искусство изображения всего отвратительного, патологического, "morbid art". Может быть, он дошел в своем гении до таких границ, за которые его товарищи просто не осмелились последовать?.. Рассказчик же до последнего поддерживал связь с Пикмэном. Его восхищали талант и способности художника. Будучи изолирован от привычного круга общения, Пикмэн с охотой откликнулся. Он пригласил рассказчика к себе в студию, чтобы продемонстрировать лучшие из своих творений...

Настоящее искусство состоит не только в том, что изображено, значительную долю составляет то, как это изображено. Относится это в равной степени ко всем видам творчества. Подобно герою рассказа, художнику Пикмэну, Лавкрафт проводит этот принцип в жизнь. Отработанный механизм: намеки сплетаются в ловчую сеть, детали служат приманкой, появляясь, словно выхваченные лучом фонаря из мрака. колодец...шум, напоминающий возню крыс под старым зданием...стук дерева о камень...сказки о детях-подменышах...несколько выстрелов из револьвера...автопортрет...фотография... Вот — воображение читателя поймано, оно трепыхается в паутине неясных, смутных догадок. Дайте ему контур, изображение оно дорисует само. А в финале добавьте одну яркую, четкую деталь. Картина создана, и она хороша.
Салют тебе, Эйч Пи, живописец страха, нам никогда не надоест быть твоими кистями и красками.

Хребты безумия
4 5
* * * * *

Я отдал бы немало за пару крыльев,
Я отдал бы немало за третий глаз,
За руку, на которой четырнадцать пальцев,
Мне нужен для дыхания другой газ.(с)

После прочтения сборника хочется погладить автора по голове. Да, да, я их знаю. Всех этих, лезущих своими щупальцами, ложноножками и аморфными придатками в твою тщательно отгороженную область сокровенного, они так и норовят внезапно как выскочить и как выпрыгнуть из темноты или как минимум написать в личку. Меня Сартр еще когда предупредил, что ад - это другие, а Лавкрафт-то не знал. С другой стороны, социофобия - это не только противопоставление себя другим, а и(в чем горькая ирония) жажда быть хотя бы с этими другими, но не одному. Хотя Хайям опять же предупреждал! Но ГФЛ на свою беду с Омарчиком вовремя не ознакомился (а может побрезговал автором с именем морепродукта) и вот результат:

Ведь несмотря на сладость забвения, мне не дано забыть, что я изгой;
я чужой в этом столетии, среди тех, которые зовутся людьми. Я помню это с
тех пор, как протянул пальцы к этой мерзости в богато позолоченной раме,
протянул пальцы и коснулся холодной неподатливой поверхности полированного
стекла.


Но, конечно, тут не сплошь социофобия. Тут вообще, кроме мерзейших нечеловеческих богохульных ужасов, много чего имеется. Например, научная фантастика ("Шепчущий из тьмы"), темное фэнтези ("Серебряный ключ"), юмор ("В склепе", "Храм"), стеб над мигрантами ("Кошмар в Ред-Хуке"), мужской шовинизм ("Тварь на пороге"). Если сосредоточенно продираться сквозь лавкрафтовы словесные кружева, то можно поугорать над ракообразными, звездоголовыми и прочими полуразложившимися монстрами, потому что они скорее комичны, чем страшны. И да, теперь очень четко ощущается влияние ГФЛ на Брэдбери с его темныи рассказиками, которые зачастую будут пострашнее.
Очередной бестолковый сборник, почему нельзя было все вещи "Сновидческого цикла" издать одним томом, а не раскидывать - не постигаю.

Хребты безумия
4 5
* * * * *

Недавно я поняла, что живу в какой-то своей вселенной. В холодную осеннюю пору, стоя на улице, я сказала своей знакомой, что вот, мол, Лавкрафт вообще не мог переносить низкие температуры, при минусовой температуре падал в обморок, а при плюс тридцати ему было вполне хорошо. И вот тут она меня спросила, кто такой Лавкрафт. А надо сказать, что до этого мы обсуждали фильмы ужасов, да и совсем ничего не читающим человеком её не назовёшь. Ктулху жалко...

В наше время, когда кино позволяет высокоэффективно пугать человека, книги Лавкрафта могут показаться не столь страшными, как это было бы раньше, но вселенная Лавкрафта (вот, и у него тоже своя вселенная есть) определённо стоит того, чтобы с ней познакомиться.

Потом, после того, как вы в очередной его книге натолкнётесь на слово "Некрономикон", вам уже захочется прочитать это загадочное произведение, на которое Лавкрафт ссылается при любой возможности... и тут выяснится, что нет никакого "Некрономикона", это всё богатое воображение автора.

Сам он, кстати, был человеком весьма и весьма неоднозначным, противоречивым. Фантазия, впрочем, его была чистой, без алкогольных и тем более наркотических примесей, всё, как говорится, на голом энтузиазме.

Когда я собиралась прочесть "Хребты Безумия", думала, что это такая метафора: излом сознания, хребет безумия. Нет, это не метафора, это горы. И в этих горах скрываются следы пребывания на Земле таинственной цивилизации Старцев, которая пришла сюда за многие тысячелетия до появления человека и даже динозавров. Многое было до нас, многое будет и после нас, но люди, в сущности, склонны жить сегодняшним днём и не задумываться о том, что когда-то жизнь развивалась совсем иначе, чем сейчас...

И да, в книге есть огромные пингвины!

Хребты безумия
3 5
* * * * *

Мое первое знакомство с автором оказалось немного скомканным, так как я была наслышана о нем как о величайшем писателем мистических рассказов. Здесь история шла о человеке, которому снились очень красочные сны и однажды он получил от своего родственника серебряный ключ, который позволяет возвращаться в страну снов. На мой взгляд, рассказ получился слишком коротким, я так и не поняла всего замысла автора. Больше всего мне понравился перевод как таковой - получила огромное наслаждение от самого чтения, нежели чем от сюжета книги. Продолжу читать сборник рассказов, попробую узнать автора и по другим его произведениям.

Хребты безумия
5 5
* * * * *
"Хребты безумия" не лучшая - худшая вещь второго тома лавкрафтовых сочинений, и мне непонятно, почему ее название пошло в заглавие книги. Блуждания по пещерам и коридорам мертвого поселения напомнили мне аналогичный фрагмент из "Голубого сала" Сорокина. Только Лавкрафт на этих коридорах залипает всерьез. Понятно, что "Хребты безумия" - не просто нужная, а необходимая повесть. Без этой хроники многое в том, лавкрафтовом мире, осталось бы непонятным. Автор уникален именно этим - все его творчество составляет единое целое. И чем дальше его читаешь, тем больше оцениваешь очередную повесть или рассказ не только и не столько как художественное произведение, сколько как новый к штрих к той, авторской реальности. Это совсем не то, что, например, фэнтазийные сериалы, вроде "Саги Льда и Пламени". Тут уровень демиургии на порядок выше. Не отдавая себе отчета, ты веришь буквально, и читаешь собрание сочинений как корпус документов. В этом смысле "Хребты безумия" - апофеоз. Замаскировать художественную литературу под подлинный дневник путешествия (а они скучные невероятно) Лавкрафту удалось мастерски. Это основа его стиля. У Лавкрафта нет диалогов, нет настоящего времени - одни только хроники, свидетельства.

Второй том открывает многое не только о лавкрафтовом мире, но и самом Лавкрафте-художнике. Так, к примеру, рассказы про серебряный ключ представляют его не только мистиком/фантастом, но и магом-эзотериком борхесовского плана. Рассказ "Скиталец тьмы" напомнил мне его - Борхеса - историю про Минотавра. Но главное - это ужасы, их разнообразие. Тут склепы, живые мертвецы, людоеды, трущобы, пещеры, старые замки. А на заднем плане - всегда Древние. Они являются не в каждом рассказе, но мы-то знаем, что ни одно крупное злодеяние (о мелких Лакрафт не пишет) без них не обходится.

Меня вводит в ступор этот его повторяющийся от рассказа к рассказу прием описания ужасного, про который он сам говорит в рефлексивном отчасти рассказе "Неименуемое". Суть примерно такая: "мы там с другом десять лет назад были и такое видели, что он совсем с ума сошел, а у меня до сих пор руки трясутся - да и то, потому что во время глаза закрыл". Странно, но каждый раз это срабатывает, и только один Лавкрафт знает почему, "ибо лишь истинному художнику известна настоящая анатомия ужасного, физиология страха: с помощью каких линий и пропорций затронуть наши подспудные инстинкты, наследственную память о страхе."

Переводы действительно хороши, хотя смущают некоторые анахронизмы ("бредятина", например). Больше всего, в плане языка, понравились "Крысы в стенах" в исполнении Валентины Кулагиной-Ярцевой. Дочитывая второй том, я открыл для себя очевидную, вроде бы, вещь: Лавкрафт - фантаст. Удивительно, что, в отличие от основателей (Жюль Верн, тот же Э.А.По) и авторов золотого века (Хайнлайн, Саймак) он не кажется устаревшим. А это - первый симптом классики.
Хребты безумия
5 5
* * * * *
Первым делом хочу отметить перевод, он отличный. Читается очень легко, видно что над адаптацией работали как надо. Сборник включает в себя наиболее известные рассказы Лавкрафта. Я читал и представлял прочитанное, и ощущения были жутковатыми. Это действительно отличный сборник ужасов, саспиенс на высшем уровне. Как то ночью читал книгу и жена говорит: "Прочти мне что нибудь", я прочел ей главу "В СКЛЕПЕ" и она потом всю ночь заснуть не могла ) Качество книги просто шикарное, очень достойная цена, я бы даже сказал цена занижена. 5 звезд!
Хребты безумия
5 5
* * * * *
Единственный недостаток издания - книги немного больше стандартного размера (переплет) и потому рядом с другими книгами смотрятся немного странно, но остальные компоненты безупречны - удобный шрифт, чистая белая бумага, качество переплета...
Хребты безумия
5 5
* * * * *
Шикарный подарок для любого поклонника творчества Говарда Ф. Лавкрафта. Очень качественное и красивое издание.
Хребты безумия
5 5
* * * * *
Отличное издание, стоит иметь в своей библиотеки каждому поклоннику и писателя и жанра.