Хребты безумия

Говард Филлипс Лавкрафт совершил революцию в литературе ужаса, сместив центр ее внимания с обычного земного мира на огромную, неизвестную, безразличную вселенную, существующую за пределами человеческого понимания. Писатель взял обычный мир и привнес в него нечто темное и потустороннее. В своих рассказах Лавкрафт смешал обыденную действительность и вселенский кошмар, показал столкновение простого человека с непостижимыми, а порой и смертельно опасными созданиями. В сборник включен роман "Хребты безумия", а также избранные рассказы одного из самых влиятельных мифотворцев XX века. Рекомендуем!

Автор
Издательство Эксмо
Серия 100 главных книг
Язык русский
Год 2018
ISBN 978-5-04-091750-1
Переплёт Мягкая обложка
Количество страниц 320
Тип издания Авторский сборник
111
Нет в наличии
с 2 ноября 2019
История цены:
Средний отзыв:
4.1
* * * * *
Хребты безумия
5 5
* * * * *

Говард Филлипс Лавкрафт и его «Мифы Ктухлу»
Как бы я не пытался, эта рецензия всё равно получится объёмной, ибо мне очень много есть что рассказать как о самом авторе, о его произведениях, так и о своих впечатлениях от них.
Недавно я дочитал третий том сборника рассказов и повестей Говарда Филлипса Лавкрафта (в серии «Мастера магического реализма» входят "Зов Ктулху", "Затаившийся страх" и "Хребты безумия"). Если честно, я жалею, что не знал этого автора раньше, потому что узнал я о нем в 2015 году и, следовательно, начал знакомство с ним в 2016. Когда он меня заинтересовал, я сразу понял – он меня не разочарует. Что вы представляете и что вы чувствуете при фразе «Ужас морских глубин» или «Пришедший из тёмной бездны»? Я почувствовал как пробегают по коже мурашки и непреодолимый интерес. Подобные фразы характеризуют произведения автора. Скажу сразу, есть очень много фанатов Говарда Лавкрафта и он набирает обороты популярности и по сей день, но есть и те, кого не особо впечатляют его произведения. И не мудрено, ведь сейчас столько разной литературы ужасов и есть достаточно много фильмов этого же жанра с крутыми спецэффектами и порой с дичайшей фантазией. Однако не стоит забывать, что Говард Филлипс Лавкрафт является родоначальником современного хоррора и его произведения есть настоящая классика жанра.
Расскажу немного об авторе и его произведениях в общем, чтобы была понятна значимость автора. Говард Филлипс Лавкрафт (20 августа 1890 – 15 марта 1937) – американский писатель ,основу которого составляют Мифы Ктулху (произведения, объединённые своеобразной общей мифологией). Для своих произведений он совместил жанры ужасов, мистики, фэнтези, научной фантастики и малой долей детектива весьма удачно, благодаря чему творчество Лавкрафта стало настолько уникальным, что его произведения выделены в отдельный поджанр, который называют по разному – лавкрафтовские ужасы, лавкрафтианский хоррор и т.д.
Такие наименования как «Ктулху», «Аркхэм», «Дагон», и конечно же «Некрономикон», которые встречаются в киноиндустрии, музыкальной и игровой индустрии, а так же широко используемые в литературе, берут начала из богатого воображения мастера ужасов. И кстати, мастером ужасов он признан не просто так, а благодаря своему неповторимому стилю с гнетущей атмосферой страха космических масштабов. Под космическим масштабом имеется в виду некая угроза извне от чего-то настолько могущественного, древнее самой Земли, что способно перекроить известный нам мир как заблагорассудится, а человечество всего лишь мимолетный период в бесконечном цикле времени. Именно за наблюдением космических тел, Говард постиг безграничность вселенной и ничтожность человека в устройстве мироздания. Таким образом автор создал целый пантеон древних богов, которые имеют непосредственную связь друг с другом какими бы они ни были разными.
Лавкрафта можно назвать самым ярким наследником традиции Эдгара Аллана По. Это заметно по его самым первым произведением, но позже он всё-таки находит свой собственный стиль, не позабыв готических традиций По. В его рассказах есть все элементы страшной истории XVIII и XIX веков.
Так же Говард в детстве был увлечен сказками «Тысяча и одна ночь», что дало ему идею создать в своих произведениях всем известный гримуар «Некрономикон», придуманный безумным арабом Адбулом Альхазредом, которому открылась малая часть тайны мироздания вселенной. Намного позже он увлекся творчеством ирландского писателя Лорда Дансени, и это не могло не отразиться на его собственных рассказах. Дансени сочинял волшебные истории о сказочных странах и божествах. Особенно это можно заметить в таких рассказах как «Селефаис», «В поисках неведомого Кадата», «Белый корабль», «Взыскание Иранона». Если в творчестве Дансени герои верят в добрых богов и их защиту, которую они словно получают, побеждая злодеев, то, Лавкрафт обыграл данную концепцию, наполнив свои истории равнодушными к человечеству, а порой и злыми богами из иных миров.
Автор не обошел стороной и тему Первой Мировой Войны. В некоторых его произведениях протагонисты являются военными служащими во время войны. Так, например, действие рассказа «Храм» разворачивается в глубинах Атлантического океана, где подводные лодки Германии противостояли флоту Англии и её союзников. Так же рассказчику из «Дагона» довелось побывать на борту военного судна в должности суперкарго, который подвергся нападению немецкого рейдера (крупный военный корабль, вспомогательный крейсер, или переоборудованный коммерческий корабль, который в одиночку или с эскадрой занимается нарушением вражеских коммуникаций, топя транспорт и торговые суда).
Говард Филлипс Лавкрафт прожил очень непростую привязанную к родному Провиденсу жизнь, полную лишений и одиночества, и умер в возрасте 46 лет, только начиная взбираться на вершину триумфа своего мастерства. К сожалению, при жизни его произведения не пользовались большой популярностью, потому что в те непростые времена научная фантастика и ужасы не воспринимались как серьезная литература и публиковались в дешевых бульварных журналах мистических рассказов, один из которых назывался «Weird tales». Однако после его смерти они оказали колоссальное влияние на формирование современной литературы ужасов и на всю мировую массовую культуру в целом.
И нельзя не сказать о сильном влиянии на массовую культуру. Спустя год широкому распространению его работ в то время посодействовал его лучший друг и коллега по писательству Август Дерлет, который открыл с другими писателями отдельное издание для публикации, в которое вошли множество последователей Лавкрафта, использующих вселенную Ктулху. Так сформировался круг писателей «Культ Ктулху».
Несмотря на то, что большинство авторов лишь имитировало стиль Лавкрафта, ряд весьма популярных для своего времени писателей обязаны ему своими карьерами. На них он оказал особенное воздействие. К ним относятся: Фриц Лейбер, Поппи Брайт, Кейтлин Кирнан, Роберт Ирвин Говард (автор таких популярных фэнтезийных циклов как «Конан», «Соломон Кейн», «Бран Макморн», «Кулл», с которым Лавкрафт хорошо дружил и вел длительную переписку), Теодор Кляйн, Август Дерлет, Хорхе Луис Борхес, Роберт Блох, Кларк Эштон Смитт, Брайан Ламли, Рэмси Кэмпбел, Питер Страуб, Клайв Баркер, Стивен Кинг, и даже на такого фэнтезийного и сказачного писателя как Нил Гейман сказалась доля влияния мастера.
Скорей всего, причина, по которой возросла популярность Лавкрафта в наши дни это исповедуемый им пессимистичный взгляд на мир и невероятная атмосферность историй – «Сумасшествие – вот единственное объяснение, которое приходило на ум, во всяком случае, единственное, которое произносилось вслух»; «Поднявшись над тёмными водами он устремился подобно являющимся в кошмарах чудовищу, к монолиту. Наверное, в тот самый момент я и сошел с ума»; «Я не могу не думать о морских глубинах без содрогания, которое вызывают у меня безымянные существа, поклоняющиеся в черных глубинах бездны своим древним богам»; «человек счастлив в своем невежестве, ибо если бы ему открылись тайны мироздания, он непременно сошел бы с ума или покончил с собой». Атмосфера одиночества, загадок и тайн, рассуждений и мыслей в одиночестве о том, о чем человечество еще ничего не знает. В наше время, время свободного полета фантазии подобные переживания особенно актуальны. Мы живем в мире, в котором даже если ты не знаешь, кто такой Ктулху и никогда не читал Лавкрафта, ты все равно примерно понимаешь, о чем идет речь.
С одной стороны некоторые люди убеждены, что эти древние божества и вправду существовали, и даже созданы некие культы, верящие в существование таинственного некрономикона; а с другой стороны он вдохновляет писателей. Ну и наконец, если вам просто нравится рисовать жутких чудовищ, для вас есть источник - Говард Филлипс Лавкрафт.

Если первый том знакомит вас больше с инопланетным ужасом космического масштаба, а второй знакомит вас с разносторонними рассказами, но по большей части с колдовством, некромантией, освоенной колдовским или научным путем, то, третий больше вас знакомит с мирами грёз, сказочными городами невероятной красоты, путешествия через разные слои грёз, путешествия в космические пространства через сны, и какие-то из них связаны снами с колдовством или же с инопланетным разумом. Так же не меньшую долю занимают рассказы о старых поместьях и проклятиях, связанных с далёкими предками главных героев.

Условно можно разделить произведения автора на три цикла: сновиденческий, мифы Ктулху, и колдовские ужасы. Сновиденческий представляет собой место действия в мирах грёз главных героев: от сказочно красивых и фэнтезийных до невероятно мрачных и инопланетных городов. В цикле «мифы Ктулху» повествуется о столкновении главных героев с инопланетной угрозой, как например, рассказ «Зов Ктулху», который являет собой сплав космологии, антропологии и ужасов. И в свою очередь цикл колдовских ужасов связан с оккультизмом, черной магией и мертвецами. Подобные разделы лишь условны, поскольку каждый из этих циклов отчасти переплетается с другим.

Наиболее известные произведения мастера это «Зов Ктулху», «Хребты безумия, «Герберт Уэст - реаниматор», «Дагон», «Шепчущий во тьме», «Случай Чарльза Декстера Варда», «Тень над Инсмутом» и «Ужас Данвича».
Если говорить о самых объемных произведениях и экранизациях, то самыми объемными являются «Хребты безумия» (по которому известный режиссёр и большой поклонник писателя Гильермо Дель Торо мечтает снять фильм, однако рискнул с фильмом «Форма воды», в основу которого легла тематика Лавкрата, и получившая престижную премию за лучший фильм года), «Герберт Уэст - реаниматор» (одноименный же фильм считается классикой ужасов с Джефри Комбсом в главной роли, который тоже является поклонником писателя и снявшийся в более чем восьми экранизациях по мотивам его произведений), «Случай Чарлза Декстера Варда», «Поиск неведомого Кадата» и «Затаившийся у порога».
Если говорить отдельно о нынешней ситуации, касающейся экранизаций, то, большая их часть составляет малобюджетные фильмы, поскольку автор относится к слишком отдельному жанру и современные режиссёры опасаются неоправданных кассовых сборов из-за узкой аудитории так как компьютерная обработка спецэффектов для изображения всяческих существ и божеств нужна весьма дорогая. Так же есть такой миф, что «произведения Лавкрафта невозможно экранизировать», в чем я очень сомневаюсь и могу поспорить, ведь с нынешними графическими возможностями сейчас представляется возможным снять какой угодно фильм.
Помимо фильмов есть и немало видеоигр с лавкрафтовской атмосферой и тематикой, которые сейчас начинают набирать количество и качество. В их число входят такие игры как Call of Cthulhu: Shadow of the Comet (1993) и ее дополнительная версия Prisoner of Ice; Necronomicon: The dawning of darkness (2001); Eternal Darkness: Sanity’s Requiem (2002); Call of Cthulhu: Dark Corners of the Earth (2005); Robert D. Anderson & The Legacy of Cthulhu (2007); Penumbra (2007); Sherlock Holmes: The Awakened (2007); Darkness Within (2007) и Darkness Within 2 (2009); Sunless Sea (2015); Conarium (2017); Lovecraft’s Untold Stories (2018); Moons of Madness (2018); нашумевшая новинка, которая вышла 29 октября Call of Cthulhu (2018); The Sinking City (2019) и много других.

Творчество автора повлияло даже на музыку. На сегодняшний день существует очень много групп разных направлений, поющих о монстрах Лавкрафта. Особенно здесь выделяется такой жанр музыки как Dark embient, сочетающий в себе готические, мрачные или жуткие атмосферные звуки. Есть даже немало групп в этом жанре, пишущих и создающих музыку именно относящуюся к творчеству этого писателя.
Иногда, когда мне трудно было сконцентрироваться из-за шума вокруг себя, я зачитывался этими книгами под подобную музыку и это произвело полное погружение в атмосферу.

Еще одно интересное явление в игровой индустрии это настольные игры. Их тоже наберётся немалое количество. Большинство из них это масштабные игры с игральной доской, картами, фишками на компанию от 4 до 16 игроков продолжительностью от 40 минут до 2 часов. Перечислю самые популярные из них: Call of Chtulhu (Зов Ктулху) – The card game (by Eric M. Lang); Arkham Horror (Ужас Аркхэма)(by Richard Launius); Pandemic: Reign of Chtulhu (by Chuck D. Yager); Stay away (Нечто из глубокой бездны) (by Antonio Ferrara & Sebastiano Fiorillo); Cthulhu realms (Миры Ктулху) (by Darwin Castle).

Подведу итог тем, что я очень рад, что ознакомился с произведениями Говарда Филлипса Лавкрафта. Он мне подарил огромные впечатления от историй и очень приятное времяпровождение. Это то, чего мне так не хватало в детстве когда подобная тема мне была особенно интересна. Со временем я буду перечитывать его произведения, это однозначно. Спасибо дядюшке Лавкрафту за невероятную жуткую атмосферу. А меня впереди еще ждут его последователи под общим именем «Культ Ктулху» ;)

«Страх – самое древнее и сильное из человеческих чувств, а самый древний и самый сильный страх – страх неведомого»
Говард Филлипс Лавкрафт

Хребты безумия
4 5
* * * * *

Прочитав несколько рассказов Лавкрафта (а, возможно, даже и после первого) становится понятно, что стиль автора уникален и его нельзя перепутать ни с чьим другим. Всё происходящее излагается витиевато, с подробными деталями и интригующими долгими описаниями, подводящими нас к ужасным тайнам.

Сам Лавкрафт считал, что самый сильный страх - это страх неведомого. И это ощущается на протяжении всех рассказов этого сборника. Нередко сам ужас не имеет какой-то определённой формы, его невозможно познать, он не имеет какой-то определённой формы, его невозможно познать, он не имеет аналогов в реальной жизни. Лавкрафт любит стирать границы между явью и сном, иллюзиями и действительностью, и сам задаётся вопросом, что же на самом деле реально?

Несмотря на то, что рассказы объединены этим чувством страха, ожиданием того, что должно произойти что-то ужасное, идейная часть в них различается. Основная мысль произведений охватывает такие темы, как невмешательство человека в естественный ход природы, уход человека в мир иллюзий, что морально, а что нет, и, конечно же, те случаи, когда тайна должна оставаться тайной.

Если я буду расписывать свои мысли о каждом рассказе, то получится слишком затянуто, поэтому я выделю только те произведения, которые произвели на меня особое впечатление:

"Селефаис"
Очень личное произведение о человеке, которому чужд этот мир. Рассказ о настоящем мечтателе и творце, что обычно почти всегда обратно счастью. Произведение о реальных иллюзиях и больно бьющей реальности. Пожалуй, из данного сборника самый человечный рассказ Лавкрафта о простом стремлении человека к счастью, которое то ли действительно, то ли недостижимо.

"В склепе"
Это рассказ можно было бы назвать "Если бы Диккенс писал ужасы". Несмотря на то, что здесь вполне себе свойственная ужастикам локация - склеп, тут история о том, что поступать надо по совести. Однако атмосфера и мрачные описания подарят вам холодок и мурашки по коже.

"Заброшенный дом"
Сколько бы ни было ужастиков, в которых фигурирует старый дом, это все равно работает, в большинстве случаев, это жутко, страшно и интересно. И сколько бы ни было историй про заброшенные дома, данный рассказ (при том, что имеет с ними много общего: таинственные смерти, тёмный подвал) по итогу не похож ни на одно подобное произведение.

"Хребты безумия"
Центральное произведение данного сборника, как следует из названия и из объёма самого рассказа. И оно действительно уникально. Все описания не просто погружают нас в атмосферу, а практически переносят в место событий - горные массивы, покрытые вечными снегами и льдами. Меня всегда привлекали истории про исследователей, которые идут навстречу открытиям, следую к неизведанному, любознательность которых побеждает страх перед опасностями. Здесь ужасы не пугают, а заставляют затаить дыхание. Рассказ в полной мере даёт почувствовать ничтожность человека перед могуществом природы и тайнами Вселенной.

"В стенах Эрикса" (в соавторстве с К. Стерлингом)
С первых строк чувствуется, что к написанию данного произведения приложил руку не только Лавкрафт. Здесь нет ужаса и страха как таковых, скорее, чувство безысходности. Всё это больше напоминает приключение, в котором несмотря на то, что действия происходят в достаточно ограниченном месте, события не страдают от отсутствия динамики. И в очередной раз произведение подводит к тому, что человечество более склонно к разрушению, чем к созиданию.

"Наследство Пибоди" (в соавторстве в А. Дерлетом)
Этот рассказ можно смело назвать "классикой жанра". Здесь есть все атрибуты привычного нам ужастика: старый таинственный дом, кошмары, мучающие главного героя, следы появляющиеся из ниоткуда, чёрные коты, тёмная магия, и, конечно же, секреты, сокрытые в прошлом. Мрачности, загадочности и зловещей жутковатости этому рассказу не занимать. А концовка - это отдельный прелестный штрих, который пробирает до дрожи.

Хребты безумия
5 5
* * * * *

Чувствуется два типа рассказов, один - страшные байки, эдакий классический жанр, ровесник человека, и второй тип - жуткие сны. Одно вытекает из другого, но именно в рассказах об альтернативной, сновидческой реальности Лавкрафт нашёл золотую жилу - они прекрасны.
Алхимик
Множество поколений графов умирают загадочным образом в одном и том же возрасте. В попытках докопаться до корней родового проклятия, последний представитель узнаёт, что его далёкий предок обидел алхимика: заподозрив в причинении вреда своему сыну, он убил его отца. Но что же это за проклятие - так и осталось непонятным. Пока наследник не забрался в давно заброшенную часть своего замка и не выяснил, что алхимик на самом деле специализировался на эликсире жизни.
Белый корабль
Первый рассказ сборника о сновидениях. К смотрителю маяка приплывает корабль. Он путешествует по загадочным морям и как в "1001 ночи" заплывает в чудесные страны. Пока в один прекрасный момент смотритель не рискует и не настаивает на особо сложном путешествии, которое проваливается и он просыпается обратно у себя на маяке.
По ту сторону сна
Речь ведёт врач психиатрии, который придумал некий прибор, позволяющий проникнуть в мысли и сны других. Он проникает во сны к маньяку-убийце, который ничего не помнит из того, что он якобы сделал, и который чахнет на глазах. Оказалось, что больным овладело некое бестелесное существо из другой вселенной, и со смертью пациента оно уже никогда не сможет вернуться на Землю.
Показания Рэндольфа Картера
С течением книги выяснится, что Лавкрафт переиспользует персонажей из рассказа в рассказ. Здесь Картер предстаёт ещё совсем зелёным в оккультных науках, друг которого завёл его ночью на старое заброшенное кладбище и спустился в склеп, вооружившись телефоном. После невразумительного объяснения с глубины, друг издал нечеловеческий крик, а затем трубка долго молчала, пока обитатели бездны не заколебались слушать истерики Картера и не попросили не звонить им больше.
Кошки Ултара
Эта один из рассказов-баек, но Ултар упоминается впоследствии в одном из "сновидческих" рассказов, откуда выясняется, что этот город расположен не в реальности. Однажды кошек Ултара заколебало отношение к ним одной семейки, поэтому, науськанные заезжим заклинателем, они однажды отомстили за павших собратьев.
Полярная звезда
Где-то во сне рассказчик является кем-то ещё в стране под Полярной звездой. Его поставили дозорным следить за врагами, чтобы предупредить о них армию вовремя, но коварная звезда усыпляет его.
Дерево
Античная история о двух непревзойдённых скульпторах, которые не соревновались, но дружили. Но один из них в масличной роще разговаривал с некими существами, после чего заболел и умер. На могиле его посадили дерево из той рощи, которое разрослось настолько, что однажды в штормовую ночь убило оставшегося в живых скульптора.
Артур Джермин
История о загибающемся роде. Предки Артура Джермина особой красотой никогда не отличались, а ещё любили они ездить куда-то в Африку на исследования диких мест, где, по слухам, когда-то видели белых человекообразных обезьян. Артур в свою очередь снарядил экспедицию в тот край ради некоего интересного артефакта - мумии обезьяней "принцессы". После того, как у "принцессы" обнаружился медальон с гербом Джерминов и семейные черты, Артур покончил с собой.
Селефаис
Сновидческий рассказ, который опять же потом упоминается в другом рассказе. Куранес родился в Суррее, но ещё в детстве обнаружил свою принадлежность к миру снов, где ему суждено было стать царём волшебного города Селефаиса. К закату жизни, намаявшись в Англии, Куранес таки дождался, когда за ним прибыл эскорт всадников, чтобы препроводить его в законные владения. Путь их шёл весьма необычным путём, включавшим полёт с утёса. Куранес прибыл в свои владения без приключений, а под утёсом рядом с его бывшим домом в Суррее нашли мёртвого бродягу.
Усыпальница
На старом кладбище недалеко от владений рассказчика есть усыпальница некогда могучего в окрестностях рода. Рассказчика стало неимоверно тянуть туда, он проводил там все ночи в увеселениях. Правда, очевидцы считают, что внутри усыпальницы никто не был уже давно. Рассказчик полагает, что в него переселился дух последнего представителя рода, и обретши наконец-то тело он успокоился - есть что положить в усыпальнице на предназначенную для него полку.
Гипнос
Мне этот рассказ очень понравился ненадёжным рассказчиком-скульптором. Он считает, что у него был друг, занимавшийся оккультизмом. Он водил его в некие путешествия во снах. Но однажды они забрели слишком далеко, и богу сна Гипносу это не понравилось. С тех пор друг всячески старался не спать, но, как это часто бывает, всё же не выдержал. Добравшийся до него Гипнос превратил его в бюст. Впрочем, все говорят, что никакого друга у скульптора не было, а бюст - это автопортрет в более молодом возрасте.
В склепе
В одной деревеньке был не очень добросовестный гробовщик - относился к своей профессии без должного уважения и сооружал гробы как придётся. Однажды он по небрежению слишком сильно хлопнул дверцей склепа, так что её заело и он не мог выбраться. Он полез по подручным средствам к окошку наверху. Тут-то ему и отомстил покойничек, непочтительно засунутый в слишком тесный гроб.
Неименуемое
Повествование ведёт наш друг Картер. Он со своим другом-скептиком забрёл на старое кладбище и рассказывает о странном заброшенном доме неподалёку, где видели некое существо. В общем, рассказ о том, что даже самый скептический человек может столкнуться с чем-то странным и перестать быть скептиком. В смысле, о том, что страх перед иррациональным живёт внутри каждого из нас, как бы мы от этого не открещивались.
Изгой
Изгой сетует нам на судьбу, что он всегда был один, рос и развивался, не видя людей. Пока однажды он не решился подняться на самый верх башни своего жилища. Превозмогши все преграды он это сделал и оказался не над лесами, а всего лишь на земной поверхности. Исследуя местность дальше, он вышел к замку, где было веселье, но с его появлением все разбежались. Изгой увидел, кого все так испугались - в зеркале.
Болото луны
Разбогатевший в Америке наследник разорившегося рода решил восстановить своё родовое гнездо, о котором ходили мрачные слухи среди местных. Всё бы ничего, если бы он не взялся за амбициозный проект - осушение древнего болота. Нелепые местные слухи утверждают, что в болотах раньше был древнегреческий город, который богиня Луны спрятала от глаз завоевателей. Работы шли с трудом, работники каждый день просыпались уже уставшими, а по ночам где-то слышались свирели. И аккурат перед днём Х, когда осушение должно было начаться, ночные фигуры увели наследника к себе в топи.
Он
Искатель старины приехал в Нью-Йорк, чтобы очарование именно старого города. В его путешествии по улицам внезапно повстречался странный тип, одетый по старинной моде. Они прошли чёрт знает какими путями в некий дом. Там хозяин, ищущий благодатного слушателя, рассказал, как его предок узнал некую тайну бытия от индейцев, проводивших странный ритуал на месте, где дом стоял раньше. С помощью этой тайны он может перемещаться во времени. Только в стремлении показать все свои умения он что-то перегнул палку и накликал мёртвых индейцев, которые так неаккуратно погибли от палёного алкоголя и затаили некую обиду в своё время.
Заброшенный дом
Некий дом стоит заброшенным, ибо жить там совершенно невозможно из-за сырости и грибов, которые даже самых здоровых и цветущих жильцов быстро превращает в больных и немощных. И надо отметить, какие-то странные эти грибы. Оказывается, что дом, конечно же, стоит на месте старого кладбища, где в своё время был похоронен весьма сомнительный тип, которого обвиняли в ведьмовстве. Обеспокоенный странными историями, исследователь решает разобраться, что же высасывает жизненные соки из людей и пускается в раскопки под домом на свою голову.
Странный дом в тумане на вершине горы
ФИлософ, отдыхающий на побережье, решает допытаться, что же это за странный дом на горе, который выглядит неприступным. По мнению местных жителей, дверь в него есть только со стороны моря, где под домом сразу начинается крутой обрыв. Настойчивый исследователь всё же пробирается к дому и залазит в него через окно по приглашению хозяина, потому что дверь действительно оказывается с неприступной стороны. Философ благополучно вернулся домой, жив здоров, но часть его души осталась в этом месте, появилась в нём эдакая меланхолия по неведомому.
Взыскание Иранона
Иранон бродит по уже несколько знакомому для нас миру из сновидений. Он ищет свою землю, которую помнит смутно, где всё, естественно, хорошо, и все люди приятны и предаются искусствам. В своих изысканиях встречает он старика, который говорит, что припоминает описанные путешественником красоты. О них в своё время много распространялся его друг, местный мальчишка, который утверждал что он оттуда, Иранон. Хорошая последняя фраза рассказа: "И некая доля юности и красоты скончалась в ту ночь в постаревшем мире." Дескать, мечтательство делает нас моложе.
Хребты безумия
Мне понравилось заглавное произведение сборника. На Земле осталось не так много загадочного, так что единственное белое пятно на карте - Антарктика - к которой уже со всех сторон пробирается наука со своими портящими всё измерительными приборами, это поезд, в последний вагон которого заскакивает Лавкрафт, чтобы рассказать нам последнюю возможную масштабную байку о неведомом. А там, дескать, миллионы лет назад обитали некие существа, прилетевшие на юную планету из бескрайнего космоса, которые по случайности и зародили всю известную нам жизнь на планете, не особо об этом заботясь.
Название повести на самом деле вызывало больший простор для фантазии. Лавкрафт всего лишь говорит о патологическом неприятии человеком всего нестандартного, что контакт с другой формой жизни может вывихнуть нам мозги. Вообще, его приёмы выглядят ретроградными, но честно говоря, мне всё равно произведение понравилось. Автор говорит, что созданные старейшими существа в конце-концов и погубили деградирующую расу. Надо было нести ответственность за тех, кого приручили.
Азатот
Кратенькая зарисовка, двойственная, как обычно. Как бы говорит о том, как мудрость мира открылась некоему персонажу, ну или он обкурился чего-то до красочных галлюцинаций.
В стенах Эрикса
"Космический" рассказ. Земляне добывают на Венере некие могущественные кристаллы, несмотря на протесты местной, весьма дикой, расы. Добытчик отправляется за особо крупным экземпляром, следы которого уходят на полянку в лесу. Здесь оказывается запутанный, прозрачный, но очень плотный лабиринт. Пробродив в нём несколько дней, добытчик приходит ко мнению, что местную расу они недооценили, строители такого совершенного лабиринта кое в чём разбираются, и что надо оставить Венере венеровое. Впрочем, нашедшие его спасатели с сооружением разбираются быстро, продолжая своё вторжение в природу планеты.
Злой священник
Какая-то непонятная история, в которой с помощью волшебного фонаря посетитель некоей комнаты приобретает внешность человека, который когда-то давно жил здесь - злого (как это мешало в жизни?) священника.
В поисках неведомого Кадата
И вот она, вершина "сновидческого" цикла рассказов. Длинная история о поисках некоего места в стране по ту сторону сновидений. Просто масштабное погружение в уже созданную вселенную. Все эти истории - о поисках некоего места, выдуманного сновидцем, совершенного именно для него. Лавкрафту это представляется как некий великолепный город, что как бы только говорит о его личности. Ну я к тому, что для кого-то это было бы лесом, домиком у моря, you name it. Но у героев цикла - это всегда город (как зациклились, право!). Ну так вот. Герой периодически подходит ближе к границе яви, то уходит дальше. Встречается с самыми разными существами, некоторые из которых, хотя и страшные поначалу, оказываются добрыми внутри. Особый восторг вызвала именно упомянутая география: уйдя далеко от изначальной точки, герой сумел быстро вернуться к границе яви и призвать оттуда своих друзей на помощь. То есть всё это время его длительных странствий существовал проход между примерно началом и примерно финишем, посто о нём никто не знал. В общем, вызывает полнейший восторг, как будто сам видел этот длинный запутанный насыщенный сон.
Наследство Пибоди
В наследство прадед оставил полуразвалившееся имение, которому якобы суждено когда-то быть восстановленным. Благодарный правнук решил заняться наследием, однако недвижимость оказалась не единственной его составляющей. Также прилагается кот-фамильяр и тайна ведьмовского искусства. Потомок вовремя замечает, к чему идёт дело, и успевает перевернуть труп набирающего жизненные силы предка, чтобы прервать тёмный процесс, однако понимает, что ему теперь потребуются добровольцы, чтобы сделать то же для него. Посвящение в тёмную магию таки должно быть добровольным.

Хребты безумия
3 5
* * * * *

В целом рассказ понравился, но делать выводы насчет всего творчества писателя по одним лишь рассказам не буду, так что поставлю нейтральную оценку. Думаю, поклонники Эдгара По оценят работы Лавкрафта, в них явно прослеживается схожий стиль: Лавкрафт так же хорошо умеет воздействовать на воображение через текст, постепенно нагнетает атмосферу, чем и пугает читателя. Что до пары зловредных старичков - совсем не жалко, в конце даже появилось чувство некоего удовлетворения, каждому по заслугам.

Хребты безумия
5 5
* * * * *

После прочтения этого сборника Говард Лавкрафт стал один из моих любимых писателей. Поистине пробирающие до дрожи рассказы. НО самый главный рассказ по которому и был назван этот сборник, и который составляет 40% книги, оказался полнейшим разочарованием, очень скучная история, такое впечатление, что половину рассказа ты ходишь по кругу, складывается ощущение, что автор рассказывает об одном и том же. Все остальные рассказы произвели огромное впечатление, после некоторых действительно пробегали пугающие мурашки. В любом случае буду дальше знакомится со следующими сборниками этого автора.

Хребты безумия
2 5
* * * * *

Все-таки фантастика имеет свойство устаревать. Первый мой "неудачный" опыт знакомства с Лавкрафтом был сравнительно недавно, с произведением "Зов ктулху". Так вот по ощущениям, что оно было сильнее, чем "Хребты".
В современности, любая телепередача о геологах или археологах, так или иначе связанная с какими-то мистическими событиями, будет страшнее, чем этот рассказ Лавкрафта, а язык живее и менее монотонным.
Непонятно, зачем автору понадобилось мучить читателя нудными описаниями на протяжении 6 глав, чтобы потом поведать ему нечто интересное? Но вот когда герои оказываются в "ледяном городе" становится намного приятнее читать книгу. И я рада, что не бросила книгу ранее.
И пусть фанаты Лавкрафта закидают меня тапками или чем потяжелее, но я скажу, что его книги и рядом не стояли с ужасом, прочитав их вы не почувствуете как холодеет кровь. Он любил лить воду и предаваться фантастически нудным философским рассуждениям. Может быть, когда и было интересно читать описания каких-то чудовищ, которые смог выдумать его мозг, но не в современности, в современности с компьютерной графикой.

Хребты безумия
4 5
* * * * *

Это было… недостаточно. Основная проблема в том, что нам рассказывает свою историю живой человек, если бы описывались события «прямо сейчас», мы бы не знали, что ждет впереди, нервничали бы. А так, раз он делится воспоминаниями, значит выжил, значит все будет хорошо. Где ж здесь ужас? Забавно наблюдать, как в Антарктиде находят следы не одной и даже не двух, а целых трех рас пришельцев, которые боролись за существование на Земле, в основном в области Антарктиды. При этом третья раса все еще жива, прекрасно себя чувствует, но из безжизненных равнин носа не сует. Я очень люблю тему пришельцев и мне очень понравился лейтмотив, как они нашли неопознанные тела, провели вскрытия, обнаружили внеземную безклеточную структуру, как потом их препарировали в ответ – это было медленно, подробно и интересно. А вот все эти истории про битвы и завоевания, это воспоминания в воспоминаниях, скомканные, рассказанные по-быстрому, они перегружают и не получают «читательского отклика».

Хребты безумия
5 5
* * * * *

Что мы имеем в начале? Самоубийство! Сожжение самого себя заживо!

А уже после пошел и сам рассказ :) Мы знакомимся с мужской частью рода Джерминов. Довольно специфическая династия... Отличительная черта - уродство и сумасшествие! Но это не мешало иметь им потомство.
И вдруг - один из потомков Джерминов после рассказа путешественника легенды о Белом Боге вытворяет ужасную и необъяснимую, на тот момент, вещь - убивает всех своих детей! Дикость! Но, хвала небесам, остается жив внук, который и дает продолжение Джерминам....
Загадку разгадает Артур Джермин. Но жить с полученным ответом не сможет... И вот мы возвращаемся к началу, к самосожжению...