Илиада

Знаменитая "Илиада" Гомера в пересказе М.Белоус адресована детям среднего школьного возраста.
Автор Гомер
Издательство Стрекоза-Пресс
Серия Классика - детям
Язык русский
Год выпуска 2004
ISBN 5-94563-527-8
Тираж 8000
Переплёт 84x108/32
Количество страниц 166
Код товара 9785945635272
199
Магазин »
Нет в наличии
с 26 сентября 2017
В других магазинах:
История изменения цены:
Средний отзыв:
4
Илиада
4 5

Очень краткое изложение "Илиады" для чётких пацанчиков и девах, не желающих тратить время на прочтение и любящих комедии абсурда.

Хрис: Верни дочку.
Агамемнон: Неа.
Ахиллес: Верни, верни.
Агамемнон: Бу! Тогда твою бабу заберу!
Ахиллес в печальке.
Фетида: Зевс! Сыночек в печальке! Помоги!
Зевс: Окей. Агамемнон, фас!
Агамемнон: Окей. Ололо, драчка!
Парис: Драчка! А ну выходи самый дерзкий! Всех порешу.
Менелай: Ну я тут самый дерзкий.
Парис в ужасе убегает.
Гектор: Зассал, зассал!
Парис возвращается.
Гектор: Кто победит, тот и чёткий.
Менелай: Ща как дам!
Киприда: Я богиня! Пыщ — и нет Париса.
Елена: О, Парис, откуда не возьмись! Давай секс делать.
Парис: Окей.
Менелай: Блин, испарился.
Агамемнон: Значит, мы победили! Гоните бабки!
Зевс: Ну что, может, закругляться будем?
Гера: Нет! Отрубить троянам головы!
Зевс: Конечно, милая. Афина, сделай.
Афина: Парис, фас!
Парис: Пыщ!
Менелай: А-а-а!
Все: Драчка! Драчка!
Идёт драчка.
Арес: Как, драчка — и без меня?
Афина: Опять Арес расшалился. Диомед, фас!
Диомед: Пыщ!
Арес: А-а-а! *убегает*
Гера и Афина: Скукота. Пойдём пожрём.
Гектор: Ой, чуть на драчку не опоздал! А ну, кто тут самый дерзкий?
Десять ахеян в один голос: Я!
Нестор: Эники-беники… Аякс, ты водишь.
Аякс: Пыщ!
Гектор: Пыщ!
Мужики: Эй, ночь уже. Пойдем, пожрём.
Все: Окей.
Расходятся и жрут. Утром всеобщая драчка продолжается.
Гера: Я помогу ахейцам.
Зевс: Марш на кухню. Из вредности теперь не буду им помогать.
Агамемнон: Что-то страшно. Давайте-ка все свалим, ну её, эту Елену.
Диомед: Не ссы!
Нестор: Надо б Ахиллеса на разборки.
Одиссей: Ахиллес, кис-кис-кис!
Ахиллес: Не-а.
Ахейцы: Нам нужен засланец в стан врага!
Диомед: Чур я! Одиссей, пошли со мной.
Трояне: Нам нужен засланец в стан врага!
Долон: Чур я!
Одиссей и Диомед: Опа, вот так встреча! Пыщ! *входят в раж, грабят и убивают*
Утром драчка продолжается.

Зевс: Я за троян!
Посейдон: Я за ахейцев!
Гера: Муж! Пошли делать секс!
Зевс: Окей.
Аякс: О, камешек! Дай-ка кину.
Гектор падает без чувств.
Зевс: Ой, что-то я отвлёкся. Непорядок. Аполлон, пособи.
Аполлон: Окей.
Патрокл: Ахиллес, солнышко, можно мне тоже в драчку?
Ахиллес: Ага. Возьми мою одежду и мотоцикл и смотри не поцарапай.
Трояне: А-а-а, да это ж Ахиллес!
Патрокл: Мвахаха!
Гектор: Пыщ!
Мраком чело Патрокла облачилось.
Гектор: Ура, халявные шмотки!
Ахейцы: Не-не-не, не трожь!
Зевс: Отставить кучу-малу! *кидает дымовую шашку, все расходятся*
Ахиллес: Что за дела?
Ахейцы: Патрокла порешили.
Ахиллес в печальке.
Фетида: У сыночка украли шмотки! Не боись, сына, мама ща все сделает. Гефест, куй.
Гефест: Кую.
Ахиллес: Обновка! Всех порешу!
Агамемнон: Мирись-мирись и больше не дерись. Вот твоя баба.
Конь Ахиллеса: Ахиллес, тебе кирдык.
Ахиллес: Говорящий конь!!! Не надо было столько пить.
Гера: Кто за белых, кто за красных?
Афина, Посейдон, Гермес, Гефест, Гера: За ахейцев!
Арес, Аполлон, Ксанф, Артемида, Лета, Киприда: За троянцев!
*Ад, содом, гоморра, мясорубка с участием богов и людей*
Зевс: Пора завязывать. Гектор помрёт.
Боги: Почему Гектор?
Зевс: Ээээ… Мммм… О! Судьба!
Ахиллес: Гектор, выходи, буду морду бить.
Гектор: Окей.
Ахиллес: Пыщ!
Гектор: Ой. Развей мой прах над Гангом хотя бы.
Ахиллес: Фигушки, ты мои труселя снял с Патрокла, мстя моя будет ужасна. *срывает одежду с Гектора и идет хоронить Патрокла*
Призрак Патрокла во сне: Ахиллес, и после смерти мне не обрести покой, хочу с тобой вместе в гробике лежать.
Ахиллес: Окей.
Нестор: О, Ахиллес спит! Стырим тело Гектора и вернем троянцам, что оно тут валяться-то будет?
Приам: Тело сына? Спасибо. Пошли все пожрём.

Илиада
4 5

Ахиллес ни в чем не виноват! Герой к успеху шел, не получилось, не фортануло... В героическом эпосе законы жанра лютые, волчьи. Только высунешься наружу, из палатки там, или из города, как придется убивать направо и налево. Здесь еще есть такая особенность, что щадить никого нельзя, только валить на месте, да желательно не зевать и побыстрее, иначе боги могут соперника прямо из-под носа увести. Были, были уже случаи, у товарища Гомера в Илиаде неоднократно описаны. А то сначала поклянутся на чем свет стоит, мол, поединок один-на-один, пусть оружие решит спор, да будет так, а потом вдруг раз - и устроят тотальный кидняк. Вон, как у Менелая с Парисом нехорошо вышло. Парис у него мало того, что жену увел, так еще и в публичном поединке один-на-один когда проиграл, то скрылся с поля боя под покровом Афродиты. Ага, знаем мы таких Афродит... Прибегает, негодник такой, к жене, даже кровищу с себя не смыл, и заявляет - мол, дорогая Елена, хочу тебя как никогда, а война эта дурацкая подождет. И ведь не только говорит, но и делает, шалунишка! Гектор на это дело смотрит, возмущается, а тот ему как ни в чем не бывало: "Гектор, да ладно, да ты обиделся, что ли?" А как же ему не обижаться, когда у него у самого жена и ребенок, а его теперь Ахилл в чистом поле убьет за все эти парисовы шашни, да и вообще весь город будет разрушен. Ну а Ахилл-то мало того, что убьет, так еще и над телом надругается, хотя это и неугодно богам. Впрочем, кто их разберет, этих богов, чем им там угодить. Арес - быдло, Афина - стерва, Аполлон - самовлюбленный кретин, Посейдон - нахал, Зевс - вспыльчивая размазня, Гера - сучка крашеная, а уж про всяких там Афродит, Артемид и Гефестов даже и говорить неловко. Нет, никто в троянской войне с хорошей стороны себя не проявил, никто. Но уж так устроен героический эпос. А Ахиллес не виноват, он просто к успеху шел.

Илиада
5 5

Осаждающие:
- Вот мы сейчас ещё немного подождём и обымем троянских жен и детей.э.. ну ладно, детей просто с собой увезём.
Троянцы:
- Бугага.
Гера:
- Зевс, ну Зевс, ну кинь молнию, ну давай, это так крутенько.
Зевс:
- Ну дочего приставучая баба.
Одиссей:
- А домой, между прочим, никто не плывёт.
Осаждающие:
- Ну, блииин, Одиссей! Ну чего ты..
Троянцы:
- Бугага!
Гектор:
Стоит блещет на всех шлемом.
Троянцы, любуясь бликами со шлема Гектора:
- Бугага.
Гера:
- Зевс, ну отбери у Гектора шлем с фонариком.
Зевс:
- Как же вы меня все утомляете.
Афродита:
- Папа, папа, меня смертный поцарапал!
Афина:
- Лол, щто? Сама дура.
Афродита:
- Папа, папа, Афина дразниттся!
Зевс:
- Этот мир злой и жестокий. Я вас всех ненаижу. Особенно Ареса.
Арес:
- Ну чо сразу Арес-то? чо чуть что - так Арес?
Троянцы:
- Бугага!

Илиада
4 5

Началось все собственно с того, что злобная троллиха Эрида (Богиня Раздора) на одной из тусовок, по случаю женитьбы одного из аргонавтов (помните Золотое Руно) на морской нимфе, подкинула на праздничный стол яблоко, на котором было выгравировано "Прекраснейшей". На это яблоко тут же набросилась толпа оголтелых женщин. Битва между ними продолжалась бы бесконечное множество лет, но на беду на тусовке присутствовали богини, а в те времена никакая уважающая себя свадьба без них не обходилась. В результате остались 3 претендентки сожрать яблоко - Гера(жена Зевса, богиня брака. Брак - не в смысле дефект, а в смысле женитьба), Афина(дочь Зевса, богиня войны и мудрости) и Афродита(дочь Зевса, богиня любви).

Женская прекрасность - категория относительная, но почему-то было известно, что самым прекрасным мужчиной на тот момент был Парис, сын царя Илиона(Трои) Приама. Папаша его заблаговременно подсуетился, так как жене его приснился сон, что она рожает факел. В связи с этим новорожденный Парис был сослан с глаз долой, что принесло недолговременный покой жителям Трои, но все равно не спало их от судьбы. Одному Зевсу известно - почему именно Парису было велено выбрать победительницу Конкурса Самая Прекраснейшая. Гера пообещала ему просвещенные земли вплоть до Индии, Афина - завоевать весь мир, а Афродита, разумеется, самую красивую женщину на свете. Парис был в достаточной степени дурак, то есть красавец, поэтому выбрал женщину. Таким образом, мы установили, что яблоко было локальным призом для самой красивой на отдельно взятом мероприятии с караоке.

Предыстория самой красивой женщины Елены следующая. Она жила, спала, ела и гадила. Как и все женщины. Но выйти замуж не могла, потому что желающих было слишком много и, дав согласие одному, можно было нарваться на множественные проблемы. Задача казалась неразрешимой, пока в дело не вписался Одиссей. За небольшую мзду в виде отдаленного острова Итака, находящегося ближе всего к просвещенной Италии ( к острову в нагрузку давали прилипчивую Пенелопу в жены), Одиссей развел конфликт, взяв обязательство всех соискателей лучшего женского тела на вступление в некую коалицию, готовую к решению всевозможных проблем сообща, вне зависимости от того - кого выберет сама Елена. Елена, естественно, выбрала Минелая, младшего брата царя Агамемнона, который по существу был босяком, так как все досталось старшему брату. Но после столь удачного брака Минелай стал царем Спарты.

Понукаемый Афродитой, Парис соблазнил Елену и сбежал вместе с ней к своему биологическому папаше в Трою, который его за каким-то чертом признал. Началась подготовка к Троянской войне. Агамемнон собрал большую толпу из бывших женихов Елены (что может быть глупее), причем в строй попали даже попытавшиеся закосить от воинской обязанности герои типа Одиссея. И греки благополучно в течении десяти лет грабили окрестные земли и всю, прилегающую к Трое территорию. Вспомнил ли кто о том, что плыли они за Еленой или нет - о том история умалчивает. Непременным условием победы над троянцами, заранее записанным в Программе Троянской Войны, напечатанной в газете "Вестник Олимпа", было присутствие непобедимого Ахилла, искупавшегося в глубокой юности в луже неуязвимости и Филоктета, наделенного луком Геракла с отравленными ядом Лиринейской гидры стрелами. Некий прообраз русской "Катюши". К сожалению, Филоктет был еще по дороге на войну высажен на остров как рассадник неизвестной инфекции, а Ахилл злобно кинут на деньги при первом же гопстопе. В результате чего Ахилл удалился в свой шатер и просидел там почти 9 лет.

За эти 9 лет хорошо проявил себя самый отважный троянский воин, сын царя Трои разумеется, Гектор. Правда в разное время его пинали все, кому не лень. И Диомед, и Аякс Теламонид, и Ахилл. Но последний - само собой, ибо все были уверены - не удались Ахилл в шатер - война закончилась бы в первую же неделю. Минелаю удалось подраться раз на раз с Парисом, которого, правда, всегда спасали боги. Боги вообще принимали в битвах самое непосредственное участие, поэтому часто складывалось впечатление, что воюют в основном они. В общем, фактом является то, что через 10 лет греки все ж решили захватить Трою. Наверное - больше в округе нечего стало грабить.

Но, чтобы закончить квест, грекам следовало привести все свои дела в порядок в соответствии с Программой Войны. Первый вопрос решили быстро - отправили людей за Филоктетом, который все эти 10 лет страдал в одиночестве на острове. Вероятно, у него было что-то вялотекущее. Мужчины знают, что это самая неприятная форма заболевания. Филоктета привезли и показали ему Париса. И, сраженный ядовитой стрелой, Парис пал, но остался в наших сердцах как образец мужской глупости. С Ахиллом было сложнее. На подачки в виде возмещения ущерба с 6-процентной выплатой годовых он не повелся. Пришлось давить на жалость. На жалость он тоже не повелся, зато клюнул его друг Патрокл. Нацепив доспехи Ахилла, Патрокл какое-то время выдавал себя за него, но вскоре был разоблачен и убит Гектором. Смерть Патрокла возымела должное действие и Ахилл вышел наконец-таки на поле боя. Вероятно здесь бы война и закончилась, но как всегда вмешались боги, которые умертвили Ахилла через пятку, которая была у него не защищена, ибо за нее его держала мать, чтобы он в этой луже неуязвимости не утонул. Смерть через пятку представить могу с трудом, поэтому обращаюсь за помощью к людям с более гибкой фантазией.

Война закончилась благодаря Одиссею, который смог всучить троянцам деревянную лошадь, скрывавшую в своем чреве дюжину греческих лазутчиков. Кстати, на протяжении этих 10 лет, Одиссей достаточно тренировался в хитроумности и погубил пару-тройку слишком правильных героев, по вине которых он вообще на эту войну попал. Постаревшую Елену увезли на континент, где продолжилась всякая фигня с нею связанная в виде нечаянных и преднамеренных смертей. А Одиссей где-то еще много лет шатался, прежде чем приперся к своей верной жене, которая ждала его с огромной толпой мужиков. Но это уже другая история.

Кстати, все герои были потомками богов в 4-м поколении, а старец Нестор - в 3-м. Отсюда вывод, что кумовщина имеет очень древние корни.

Илиада
5 5

Весь мир - театр, а люди в нём – актёры.
В.Шекспир

Это фраза не раз всплывала у меня в голове, пока я читал Илиаду. Зрителями здесь являются боги, которые так и лезут на театральные подмостки и норовят вмешаться, чтобы добавить остроты действу. Ведь часто в гомеровском эпосе герои действуют не по своей воле, а благодаря помощи и советам, полученным от покровительствующих им богов. Это явление настолько частое, что я невольно начал воспринимать его как особый художественный стиль, целью которого является возвышение героев эпоса над уровнем простого человека. Но и жизнь греческих богов в их небесной обители не закрыта от Гомера. Часто он отводит для богов такие роли, что не многие смертные захотели бы участвовать в них. Из-за этого образы всесильных и мудрых богов, каковыми я их себе представлял, немного подпорчены, но Гомер в этом вопросе, видимо, все-таки более сведущ, чем я.

Илиада
5 5

Бессонница. Гомер. Тугие паруса.... Увлекшись чтением, я вспомнила эти строки Мандельштама, увидев часы, показывающие три ночи. Выбрав перевод Гнедича, считающийся лучшим, но достаточно сложным для восприятия мы не ищем легких путей, прибираясь через витиеватые фразы, через некоторое время я уже не могла оторваться от книги. Поверхностно зная сюжет из мифов, я даже не представляла, что в Троянской войне боги были не только вдохновителями, но и весьма активными участниками. Иногда складывалось впечатление, что поле битвы- театр, а герои- марионетки богов, которые управляют ими по своему желанию, как, например, Афродита/Киприда уносила Париса, пряча, прямо из сражения, а Аполлон ударил Патрокла в спину, даровав тем самым победу Гектору....
С одной стороны- такое вмешательство возмущает, с другой- на богов можно свалить собственные недостатки, как, например, делает это Ахиллес, обвиняя в своей ссоре с Агамемноном богиню Обиду. Кстати, гневается Ахиллес по первой строчке "Илиады" вовсе не на троянцев, как я раньше думала, а как раз на Агамемнона, отнявшего у него рабыню и практически всю книгу Ахиллес сидит в своей палатке и дуется, пока остальные сражаются.
Сцены боя описаны очень подробно: обилие имен, расписано, куда и чем кого ударили, какие органы были повреждены, проткнуты, либо просто выпали...

... в чело поразил его камень жестокий;
Брови сорвала громада; ни крепкий не снес ее череп;
Кость раздробила; кровавые очи на пыльну землю
Пали к его же ногам; и стремглав, водолазу подобно,
Сам он упал с колесницы, и жизнь оставила кости.

Во время чтения пришлось освежить в памяти некоторые мифы, и я с удивлением для себя открыла, что Елена Прекрасная- дочка Зевса и Леды, миф о которой я хорошо помнила, благодаря рисунку Рафаэля который как-то раз пришлось копировать, Зевс, в виде лебедя, овладевает Ледой тут понимаешь, что Даная еще легко отделалась , после чего та, по некоторым вариантам мифа, сносит яйцо, из которого вылупляется Елена.
Так же, я всегда считала, что "Илиада" заканчивается падением Трои, но тут только смерть и погребение Гектора. Или гибель Ахиллеса и история с троянским конем будут уже "Одиссее"?

P. S. Кстати, по легенде о Зевсе и Леде, в эпоху Возрождения создано довольно много весьма откровенных скульптур, я, хоть и изучала историю искусства, о их существовании узнала недавно, а также меня удивила картина Буше на эту же тему оказывается, рококо- это не только пухлые розовые попки, даже не ожидала такого от XVIII века!

Илиада
4 5

Старейшее древнегреческое произведение. Произведение из детства человечества. Оно вполне соответствует этому статусу.

На протяжении пятисот страниц вы будете наблюдать, как мальчики ссорятся из-за игрушек, бьют друг друга по голове совочками, получают и ставят шишки, плачут и обливаются тоннами пафоса. Они просто купаются в пафосе, как Афродита в пене морской. Любая ссора из-за пластикового грузовичка поднимается до неба, до богов. Любая обидка - это страшное покушение на честь, нет, погодите, вот так: НА ЧЕСТЬ!!!! всех мужчин рода! И пережить её невозможно, если только не убить обидчика и его семью, а лучше и всех его соседей, а лучше вообще стереть с лица земли все напоминания о том, кто отобрал игрушку, до которой дела не было, пока её не отобрали. Иначе БЕСЧЕСТИЕ! В песочнице все будут над тобой смеяться, а никакой мальчик не может пережить насмешек. Один во дворе был приличный пацан - Гектор, так и того зашибли.

Конечно, удручает, что вместо игрушек тут женщины: Хрисеида, Брисеида и прочие безымянные, кому достаётся песком в глаза во время разборок, и они ничего поделать не могут, потому что о вещах мальчики не заботятся. Вещи должны только принадлежать, а больше в них ничего не интересует.

Вот так и страдали все в золотом детстве, пока мама сопли не подотрёт и грузовичок в потную ладошку не всунет. Правда у человечества нет мамки. Оно само отказалось от мамки в пользу папки, потому что папка может понять весь масштаб катастрофы, а мамка - нет. Мамка хочет, чтобы дитятя росла без стрессов и радовалась жизнь. Человечеству же очень хочется, чтоб его страдания были оценены, просто спокойно жить оно не хочет. До сих пор расхлёбываем.

P.S. Мне больше про Гильгамеша нравится. Но он по страницам не проходит, к сожалению.

Илиада
4 5

Обалденная книга! Даже лучше, чем "Одиссея".
Если бы не преподавательница моего университета и ее задания, не знаю, когда бы я до нее добралась.
Очень люблю мифологию разных народов и произведения, в которых действуют боги и герои.

Илиада
5 5


«Гомер и во многих других отношениях заслуживает похвалы, но в особенности потому, что он единственный из поэтов прекрасно знает, что ему следует делать» ("Поэтика", Аристотель)
Ключевые слова: стройность, разворачивание, первоначало, 51

Вспомогательная литература:
[1] А. Ф. Лосев, Г. А. Сонкина, А. А. Тахо-Годи Античная литература. - М.: Просвещение, 1980
[2] А. Ф. Лосев Гомер / Предисл. А. А. Тахо-Годи. — 2-е изд., испр. — М.: Молодая гвардия, 2006

Я хочу на время забыть о "гомеровском вопросе" и еще раз повторить: Гомер знал, что делает. Даже учитывая заметное количество несоответствий и противоречий в тексте поэмы, запутанность в одновременности и последовательности действий (или "хронологическую несовместимость", заметно усложняющую восприятие и понимание происходящего), после прочтения остается ощущение гармоничности и выстроенности. Еще не изучив схему, предложенную Лосевым ([2] с. 175), можно и самому заметить некоторые симметричные события, аналогии, повторения одних и тех же действий разными персонажами - так в голове уже задается ритм, появляются определенные ожидания (например, несколько раз встречаются похожие друг на друга просьбы побежденных в поединках троян об освобождении за выкуп: т. е. образ троянских воинов снижается по сравнению с образом воинов ахейских; умирающие герои предсказывают своим убийцам смерть (Патрокл - Гектору, Гектор - Ахиллесу); самая очевидная аналогия из Долонии, когда "разведчики" обоих войск случайно сталкиваются, но при этом как различно их поведение!).
Самый же главный секрет "Илиады", как мне думается, в содержащейся в ней невероятной концентрации всего того, что в последующей литературной традиции развернется в сразу несколько жанров и оформится в определенные стили (Лосев называет среди них эпический стиль, лирику, трагедию, комедию и риторику ([2] с. 217-240)). Как в детской картонной книжке: открываешь - и внутри не просто картинки, а целые объемные сцены, на каждой странице своя, что-то вроде застывших актеров. Почему-то именно эта метафора мне приходит в голову, когда я представляю себе этот процесс.
Не буду кривить душой: читать "Илиаду" было очень, очень! сложно. Я пыталась отслеживать дни, фиксируя каждое наступление ночи и дни без военных действий, количество которых обычно упоминается в нескольких предложениях, но, сверившись с Лосевым, поняла, что сбилась. Итак, дней было 51 (см. [2] с. 161), а я совсем забыла 12 днях в первой песне, в которые Зевс пировал у "эфиопов непорочных". Еще сбил с толку эпизод, когда "Зевс ужасную ночь распростер над долиной убийства" после гибели своего любимца Сарпедона в XVI песне: считать это за начало нового дня или не считать? Насколько я поняла, Лосев эту "ночь" при подсчетах не учитывает.
Какие-то вещи даже вызывали улыбку, как, например, Нестор "очами мигает, но особенно сыну Лаэрта", провожая их на посольство к Ахиллесу, или как Мерион гекзаметрами просит копье у Идоменея: "Идоменей, предводитель критских мужей меднобронных, В стан я пришел, у тебя копия не осталось ли в куще?", ну и так далее.
И еще, последнее из того, что мне пока есть сказать. Монолог Гектора перед его роковым поединком с Ахиллесом вдруг напомнил мне монолог Гамлета. Может же действительно быть что-то общее (хоть Лосев и пишет, что характер Гектора тоньше, чем Ахиллесов, а у Ахиллеса тоньше сама трагедия образа)? У Гектора все-таки мелькает что-то отдаленно похожее на сомнение, и он сам себя одергивает ("Боги! каким предаюся я помыслам!").
На этом заканчиваю. О трех уровнях понимания категории судьбы у Гомера написано у Лосева на с. 383-388, к этому я могу добавить только собственноручно найденные цитаты.

15 запомнившихся персонажей:
Ахиллес
Диомед
Одиссей
Аякс x2
Менелай
Агамемнон
Нестор
Патрокл
Гектор
Александр/Парис
Сарпедон
Ксанф
Брисеида
Андромаха
Гекуба

Илиада
2 5

Всегда как-то стыдно признаваться, когда классика не производит особого впечатления или даже не нравится. А именно это и произошло с "Илиадой" Гомера. Поэтому рецензия будет стыдливой.

Так случилось, что половину книги прочитала в переводе Гнедича, а вторую половину в переводе Минского. И именно перевод последнего оказался для меня намного более читаем и понятен. Перевод же Гнедича был сплошным мучением, причем настолько, что порывалась несколько раз плюнуть и бросить. Поэтому советую перевод именно Минского, хотя и он читается довольно сложно.

Почему не мое? Война... Много-много описаний битв и армий (и перечислений героев и, даже, пересчет кораблей). Честно их читала, но из памяти они вытеснялись в ту же секунду, как глаза доходили до конца строчки. Возможно, из-за их обилия, возможно, из-за сложного для восприятия стиля изложения, возможно, из-за отсутствия особого интереса к читаемому. Вот к чему приводит чтение из-под палки:).

Ну и "герои"... Троянская битва, Илиада, Елена. Сколько слышалось и смотрелось об этом! Но, прочитав, поняла насколько мои представления о героях отличаются от представлений Гомера! Все прославленные битвы "героев" мне напоминали скорее склоки их мамаш и папаш. Или игру в Mortal kombat - у кого "игрушки и прибамбасы" круче - тот и победил. А уже славный герой Ахиллес... Мне его поведение после ссоры с Агомемноном, напоминало мое поведение в три года в песочнице, когда кто-то из детей ведерко забирал. Герой так герой.

В прочем, как и остальные. Боюсь, что ни Ахиллес, ни Гектор, ни Агомемнон, да ладно, никто из представленных в книге для меня Героем не стал. Может потому, что героями они становились не по поступкам, а по происхождению.

Илиада
5 5

Всё зло от баб или сложности перевода
«Илиада» далась мне тяжело, и эта самая тяжесть была вызвана ни множеством героев, ни давностью описываемых событий и, как я позже поняла, не сложной рифмой. Главная проблема – перевод.
Великие книги претерпевают за свою жизнь множество переводов. Достоевского, например, переводят в Германии с завидной регулярностью, и каждый переводчик транслирует читателю свое понимание автора. И еще одним немаловажным отличием одного перевода от другого является, конечно, время жизни переводчика.
Переводов «Илиады» на русский язык также несколько. Самые известные – перевод Гнедича (1829 год) и перевод Вересаева (1949 год).
Первый перевод, который я начинала читать – перевод Гнедича. Этот перевод Гомера считается классическим и наиболее точно отражающим дух греческого эпоса. Наверное это так и есть, но, поверьте, читать «Илиаду» в этом переводе современному читателю очень не просто. После безуспешного пинания себя всеми возможными способами я задала-таки на форуме вопрос и, к счастью, узнала о существовании второго перевода – перевода Вересаева (за что спасибо большое sola-menta )
Для наглядности я приведу несколько строк в двух переводах, а вы уже сможете сделать для себя вывод – какой перевод читать проще:

В стан я спешу, чтобы все возвестить Ахиллесу герою,
Что мне приказывал Нестор, страж неусыпный ахеян.
Но тебя я в страдании здесь, Эврипил, не оставлю".

Рек, - и, под грудь подхвативши, повел он владыку народов
К сени; служитель, узрев их, тельчие кожи раскинул.
Там распростерши героя, ножом он из лядвеи жало
Вырезал горькой пернатой, омыл с нее теплой водою
Черную кровь и руками истертым корнем присыпал
Горьким, врачующим боли, который ему совершенно
Боль утоляет; и кровь унялася, и язва иссохла.


В стан я спешу сообщить Ахиллесу бесстрашному слово,
Что передать ему Нестор, ахейцев оплот, поручил мне.
Но и тебя не могу я оставить в подобных страданьях".

Так сказал он и, пастыря войск под грудь подхвативши,
В ставку повел. Сотоварищ увидел и кожу раскинул.
Там уложили его. Наконечник стрелы из бедра он
Вырезал острым ножом и, теплой водою отмывши
Черную кровь, порошком из целебного горького корня
Рану присыпал, в руках растерев. Порошок этот боли
Все прекратил. И рана подсохла. И кровь унялася.



Первый отрывок – перевод Гнедича, второй – Вересаева. Это, практически, первые попавшиеся куски, я не делала какой-то специальный подбор. Как видите, перевод Вересаева – более современен и легче воспринимается. Так что если у вас были схожие проблемы – просто попробуйте другой перевод.
Ну а теперь о самой «Илиаде». Вы, случайно, не знаете, где можно сделать операцию по смене пола за небольшие деньги? Ну что же это такое, в конце концов! Мало того, что весь сыр бор разгорелся по вине женщины, так еще и богини изо всех своих божеских сил пытались напакостить моим любимым троянцам. Ну вот как, скажите, КАК можно было невзлюбить Гектора? Он же просто идеал настоящего мужчины! Сильный, надежный, смелый, красивый! Я, кстати, несмотря на название песен и всякие там предсказания до последнего верила, что его не убьет ни Ахиллес, ни кто бы то ни было другой, и он вернется к своей Андромахе. А вот нет! Гера соблазнила Зевса, троянцы стали отступать, пока этот сластолюбец видите ли уснул. А почему уснул? А потому что Сон, нагнал на него сон (забавно звучит) и сделал он это чтобы отхватить себе обещанную Герой красотку. Ну вот и в чем корень всех зол? Вернее в ком? В нас, дорогие женщины! И то, что мы рожаем в муках, это мы, честно говоря, легко отделались.
А если немного отойти от эмоций, то я очень рекомендую прочитать «Илиаду». Почитать о героях, о любви и преданности, о прощении. Кроме удовольствия от чтения и повышения уровня эрудиции, вы можете поискать сюжеты многих книг, которые почерпнуты из «Илиады». И хоть немного подышать одним воздухом с Гектором, Ахиллесом и почувствовать близость таких изменчивых и таких живых богов.

Илиада
5 5

Написать рецензию на "Илиаду" у меня чесались руки чуть ли не с первого дня, как я села за книгу. И вот, "Илиада" прочитана. Сразу отмечу, что чтение поэмы мне давалось непросто. Во-первых, я так и не удосужилась прочитать хоть что-нибудь о героях до того, как начала читать. Поэтому просто немыслимое количество имен меня, мягко говоря, сбило с толку. Плюс большое белое пятно в древнегреческой мифологии. Так что вместе с "Илиадой" мне пришлось читать Википедию, античный словарик и прочую литературу, которая хоть как-то могла прояснить описываемые события. Во-вторых, стиль изложения. Одна из важнейших композиционных особенностей «Илиады» — «закон хронологической несовместимости», сформулированный Фаддем Францевичем Зелинским. Он состоит в том, что «У Гомера никогда рассказ не возвращается к точке своего отправления. Отсюда следует, что параллельные действия у Гомера изображаемы быть не могут; поэтическая техника Гомера знает только простое, линейное, а не двойное, квадратное измерение». Таким образом, иногда параллельные события изображаются как последовательные, иногда же одно из них лишь упоминается или даже замалчивается. Этим объясняются некоторые мнимые противоречия в тексте поэмы. И наконец, последняя сложность, возникшая при чтении, это само содержание. Ну что поделать, впечатлительный я человек. И мне было горько осознавать, что столь славные герои гибнут по поводу и без. Но это вначале. Потом к чувству жалости примешались и другие чувства.
Логику, мораль, а также ценности древних греков я наверно не пойму никогда. И уже вроде бы нет смысла искать что-то похожее на мораль в античной литературе, но я упорно ищу. И найденное, меня немного расстраивает. Вот замечательное произведение "Илиада". С чего все, спрашивается началось?! Если копать неглубоко, то с Елены. Похищенная Парисом, она стала виновницей десятилетней войны. Тут конечно и Париса нужно винить, и троянцев (они же могли сразу выгнать Париса и не прятать беглянку за стенами великой Трои... а нет)... Ну а если копать чуть глубже, то виновниками Троянской войны (по крайней мере я) вижу богов. Началось то все с "яблока раздора" и "суда Париса". И война, по сути, была войной богов.
С одной стороны, читать это безумно интересно, с другой, безумно горько. Война - это всегда смерть. Это безумие. Это безрассудство. Троянская война - это безумие вдвойне. А может и даже втройне. Менелаю не так уж была нужна Елена, его волновала поруганная честь. Его можно понять. Отчасти. Агамемнону Елена не была нужна и подавно. Его интересовала Троя. А вместе с нею власть, богатства, слава. Царя Ахиллеса (честное слово, я всегда ему симпатизировала... раньше) волновала только слава. Этот герой для меня вообще загадка. Ясно же мать его сказала: "Не будешь воевать, будут у тебя дети, жить будешь долго, но умрешь безвестным. Пойдешь на войну - погибнешь, но слава твоя будет жить века". И выбор, казалось бы, очевиден, а нет! Хочу я, мама, славы. Более того, Ахиллес упал в моих глазах еще в первой песне. Да, несправедливо поступил с ним Агамемнон. Да, отнял у него Брисеиду. Но то, что сделал Ахиллес, меня просто убило: село дитятко и стало лить горькие слезы, что аж матерь прибежала. И молвило дитятко "Матерь, сходи к Зевсу, обними ему колени, пусть он за меня отомстит нехорошему дяде..." Тьфу, тьфу и еще раз тьфу.
Троянцам я как то симпатизировала больше, пока не появился "славный" молодец Долон. Имя этого героя я бы в жизни не запомнила, если б не записала. А записала потому, что предал он своих товарищей самым низким образом. Все рассказал: сколько, где, как, когда... Но смерти все равно не избежал. Предатели никогда в почете не были.
Парис тоже как-то не радовал. Сложилось впечатление, что он только и умел, что чужих жен похищать. Менелаю-то он битву проиграл. Но тут появляется Афродита и спасает нашего героя. Снова и снова. А потом еще раз. И еще. А вместе с ним и милого сына Энея. А с Афродитой и Аполлон, и Лета, и Ксанф, и Арес, и Артемида. Вы жалеете ахейцев?! Рано! Им помогала Гера. А с нею Афина, Посейдон и Гермес, и Гефест. В общем, битва была не людей, а богов. Люди были марионетками, пешками в их коварных играх. Зевс вообще заслуживает отдельно внимания. Если другие боги четко знали кто наши, а кому пора к Аиду, то Зевсу нравились и наши, и ваши. Особенно конечно ему симпатизировали Ахиллес и Гектор. Представляете, какого было громовержцу, когда они вдруг сошлись на поле брани?! Но он и тут не растерялся - бросил на золотые весы два жребия смерти... А с золотыми весами не поспоришь! Обидно, что сына своего Сарпедона не спас. А смутило его... что бы вы могли подумать?! ...что боги другие косо смотреть будут! Вот Афродиту это как-то не остановило, когда она Энея выносила с битвы. А он! Эх... о логике, точнее о ее отсутствии я, кажется, уже упоминала.
В этом плане мне очень нравится цитата из статьи В. Ярхо "Была ли у древних греков совесть?". Цитирую:

...пока в сознании поэта существует вера в справедливое божественное управление миром или хотя бы в неизбежность расплаты за объективно преступное деяние, субъектами трагического конфликта остаются люди цельные, до конца последовательные в своих решениях, раз они уже приняты, и в действиях, вытекающих из этих решений... Соответственно и сам человек либо судит себя не по внутренним стимулам, а по объективному результату, либо, страшась смерти, попросту стремится избежать всякой ответственности — и перед коллективом и перед собой. Совесть и в том и в другом случае оказывается ненужной — как самим героям древнегреческой трагедии, так и их создателям.


Ну а что касается "Илиады", то в общем и в целом понравилось. И в конце концов, можно не признавать ценности героев, их мораль и не понимать их взгляды на жизнь... Но это не мешает симпатизировать героям; не мешает проживать с ними их короткую, но славную жизнь. И если когда-то очень давно жил царь Ахиллес быстроногий, то он был бы доволен. Спустя столько лет, его имя все еще на устах. Его подвиги вспоминают и сейчас, и слава о них, не позволяет герою кануть в лету... как и многим другим участникам Троянской войны...

Илиада
4 5

К стыду своему произведение школьной программы за какой-то там класс, я прочел только в....короче, земную жизнь пройдя до половины, а то и больше. Причина по которой я (довольно активный в молодости читатель) не совладал с Гомером - перевод Гнедича, который отпугивал меня еще в школе. Даже сейчас, взяв в руки издание Лит. Памятников. на первую страницу с комментариями у меня ушло пол часа. Если вы не читали Гомера по тем же причинам, вам может показаться полезным мой опыт.

Следует отметить, что Гомер в любом переводе - не самое простое чтение, поскольку 1) в эпосе огромное количество действующих лиц 2) персонажи называются часто не каким-то одним именем, а несколькими разными, синонимичными прозвищами. Например, бог Апполон может быть назван сыном Лето и Зевса или Фебом (то есть, лучезарным, сияющим) или же Сминфеем (то есть, «истребителем полевых мышей»). А еще он сребролукий и златокудрый бог света. Эгио́х - (греч. эгидодержец), эпитет Зевса как бога, обладавшего эгидой, а Эгида - это щит Зевса. В центре щита была прикреплена отрубленная голова Медузы Горгоны. Считалось, что этим щитом Зевс вздымает грозные бури. Пелид многосветлый - это сын царя мифического греческого племени мирмидонян Пелея и морской богини Фетиды. Поэтому Пелид = сын Пелея, так же как Кронид = сын Крона (Зевс), так же каж Атрид (сын Атрея) = греческий царь Агамемнон. Все эти прозвища - нечто вроде отчеств или же устойчивых синонимичных названий. Например, советские люди знают, что эпический герой Ильич по прозвищу Ленин - это Владимир Ильич Ульянов, сын Ильи Ульянова, ну или в крайнем случае - Леонид Брежнев - сын Ильи Брежнева.

Необходимо также знать и некоторые термины или названия античных предметов. Ахейцы именуются пышнопоножными из-за своих красивых доспехов от колена до щиколотки (поножи). Гекато́мба - (др.-греч. «сто быков») — это торжественное жертвоприношение из ста (или любого другого количества) быков (или других жертвенных животных). Форминга — струнный инструмент с четырьмя струнами (лира — с семью струнами). Зефир - западный ветер, а Евра и Нота -ветры Востока и Юга, то етсь южно-восточный ветер.

Сразу успокою, количество самых главных действующих лиц - относительно невелико и если продраться сквозь сложности первых 30-40 страниц, запомнить, кто чей сын, брат, сестра и жена (а иногда и сестра и жена в одном лице, у богов инцест допускался), то дальше читать поэму не сложно. Исключением является только каталог кораблей во второй песне (1186 кораблей из тучи различных мест Греции). Интересно, что этот каталог кораблей, который Мандельштам использовал вместо снотворного (Бессонница. Гомер. Тугие паруса. Я список кораблей прочёл до середины...) особенно любили смаковать греки. Где-то в методичках я нашел такой вопрос на проверку знания Илиады "Сколько кораблей прибыли из Афин?" Так что, если вам попадется в компании заносчивый античник, просто попросите его прочитать наизусть каталог кораблей (до середины)!

А теперь, изложив, вкратце, сложности чтения Илиады в любом переводе, отметим, что перевод Гнедича изобилует старославянскими выражениями, чтобы создать у современного читателя ту же муку при чтении, что и гомеровский текст несколько сот лет спустя его написания - у юного, но древнего грека классической эпохи. То есть, греческая архаика имитируется старославянской архаикой. Поэтому всем советую именно перевод Вересаева, который в бумаге будет найти не легко, так как полностью перевод Вересаева издавался первый и последний раз в 1949 (сокращенные издания для школы не в счет). Ведь нет большего греха для студента-филолога, чем читать Илиаду в переводе Вересаева.

Не стану пересказывать содержание поэмы, но отмечу несколько общих моментов. Во первых, взаимоотношение богов и людей в этой истории. Боги, за редким исключением, являются смертным в виде обычных людей, иногда в образе друга того, кого они хотят обмануть или что-то посоветовать. Действия богов в сражениях главным образом заключается в наполнении силой, духом, бодростью героев, то есть, боги действуют как допинг на смертных и казалось бы уже поникший, усталый и раненный герой, вдруг оживает и начинает яростно мочить всех вокруг. Впрочем, иногда боги проявляют себя в природных катаклизмах: насылают болезнь, туман из-за которого не видно противника, Зевс может попросту метнуть молнию в кого нужно, а Посейдон вздыбить море. Гефест может и сковать непробиваемые доспехи Аххилу. Бывает, боги отклонят копье или стрелу, летящую, казалось бы, прямо в героя, на погибель. В особых случаях, когда клиент упорно стремиться погибнуть, бог может скрыть место боя туманом и перенести героя в другое место. Таким образом, отступление выглядит как мужественное сопротивление богу, который перенес героя подальше от опасностей.

Описание битв - весьма реалистично и местами натуралистично. Большинство ран (в том числе смертельных) происходят отнюдь не в грудь, а в наименее прикрытые щитом места: лицо, ухо, шея, глаз, пах. Кровь в поэме не красная, а черная. Корабли - то загнутые, то вогнутые и тоже черные. Слово мозг встречается нередко и в сочетании со словом вытекший, а слово члены - в сочетании с расслабил (то есть обмяк и упал). Важно не просто убить врага, но и снять с поверженного доспехи, а еще лучше надругаться над трупом. Поэтому противники сражаются и за доспехи и за труп павшего героя.

Для тех, кто решил не читать поэмы, но будет держать ответ на экзамене, отмечу, что эпос описывает только маленькую часть 10-летнего противостояния ахейцев и троянцев. Вцентре поэмы - конфликт Ахиллеса с Агамемноном с одной стороны и Ахиллеса с Гектором - с другой. Ненависть Ахиллеса к им обоим насыщается. Ахиллес мстит за смерть друга Партокла и убивает Гектора, а поэма заканчивается тем, что отец Гектора Приам вымаливает у Ахиллеса труп сына и хоронит его. А армия ахейцев продолжает стоят под Троей и никаких историй с взятием Трои и троянским конем в поэме нет и Ахиллеса никто не поражает стрелой в пятку! На вопрос сколько раз Гектор перед смертью обежал вокруг Трои - нужно сказать три, а на вопрос в какое место Ахиллес поразил Гектора - нужно сказать в шею. На вопрос, кто вам из героев больше всего понравился - можно сказать царь Пилоса, старик Нестор . Он не слишком утруждал себя участием в сражениях, но зато давал советы и часто говорил (в поэтической форме, конечно) что-то в духе "Эх, был бы я помоложе, держите меня семеро, я бы ему вмиг люлей выписал".

Некоторые эпитеты не вполне ясны. Например, не ясно означает ли слово пространнодержавный , то что Агамемнон "держал поляну", то есть, контролировал территорию или же еще что-то?

Осторожно, поэма написана гекзаметром и поэтому а) ее невозможно читать без внутреннего проговаривания и б) это проговаривание вырабатывает привычку потом проговаривать и разбивать все фразы на шесть метров, что не всегда получается :).

Илиада
3 5

Тяянем-потяянем. Здесь поболтаем, там побузим, тут кулаками помашем, а там - поедим.

Илиада
5 5

Бессонница, Гомер, тугие паруса, я список кораблей прочёл до середины...
А я таки вообще пропустил. Несколько раз брался читать "Илиаду", но, дойдя до второй главы, бросал. Это невозможно читать! Т.е. для меня невозможно. А вот для древних греков этот кусочек едва ли не был одним из самых лакомых во всей поэме. Помнится, у Плутарха (или у Геродота) есть рассказ о том, как афиняне отсудили у кого-то остров Саламин, приведя цитату из "Илиады":

Вывел Аянт Теламонид двенадцать судов саламинских
И с приведёными стал, где стояли афинян фаланги.

Впрочем, вторую строчку они, скорее всего, вписали сами. Что-то такое, помниться, было. Но главное - какова же была сила поэтического слова в те времена!

Да-с, ну так вот, после этого чтение пошло как по маслицу. И невозможно передать, что я пережил, читая эту книгу. Это волшебно. Хотелось бы всем посоветовать её прочитать, но...
ведь я и сам не прочёл её полностью.
Говорить об "Илиаде" можно бесконечно. После прочтения я записал кое-какие мысли, пришедшие мне в голову по поводу прочитанного, но потом эти записи куда-то подевал. Может быть, ещё найду. А пока вспомнилось вот что: несмотря на обилие богов и героев, центр поэмы - это Ахилл. Не центральный персонаж, а именно центр. Дело даже не в том, что он самый смелый и самый сильный. А в том, что он любимец богов. (Эта мысль - о любимцах богов - вообще чуть ли не красной нитью проходит через всю античность; она то уходит на недоступные глубины в пору расцвета лирики и драмы, то снова проявляется в эллинистическом романе).Как все любимцы богов, он недолголетен. И вот его обидели, не оказали должного уважения. И вместо того, чтобы проявить характер, забыть обиду ради общего дела, он даёт волю своему гневу. И гнев его - священен и прекрасен. Во имя его, в жертву ему приносятся лучшие воины и герои сначала из греков, а потом из троянцев. И Гомер воспевает его гнев гекзаметром (очень непростой размер, о нём тоже можно много чего порассказать; немало труда, изобретательности, гениальности вложено в него, он вырабатывался целыми поколениями поэтов; м.б., и сам Гомер немало над ним поработал); Гомер посвящает ему бессмертную поэму. Что же так притягательно для читателя - в том числе и современного - в этой книге? Может быть, не в последнюю очередь то, что чувства гнева и обиды на весь белый свет знакомо очень многим из нас...

Илиада
5 5

Странно, но для того, чтобы полюбить эту книгу, мне пришлось перечитать её три раза, написать подробный цитатник и основательно зарыться в учебники по античной литературе.
Вообще, я всегда любила мифологию, особенно греческую. Но одно дело -- читать Н. Куна или "Занимательную Грецию" Гаспарова, а совсем другое -- подлинное древнегреческое произведение с этим странным языком, героями, богами. Наверное, практически каждому "стандартному" первокурснику "Илиада" сначала кажется чем-то очень скучным и трудночитаемым, перевод Гнедича с его "Гнев, богиня, воспой Ахиллеса, Пелеева сына, // Грозный, который ахеянам тысячи бедствий соделал" вызывает ужас и непонимание... По крайней мере, так было у меня. Но удивительно, как разительно поменялось мое мнение спустя несколько месяцев.
Сейчас "Илиада" кажется мне чем-то прекрасным. Да, сложным, да, трудным, но интересным произведением. Вы знаете, где-то на десятой странице цитатника я даже прослезилась и, должно быть, поняла, почему так трогала лектора сцена прощания Гектора с Андромахой, а перелистывая накануне экзамена толстый томик Гомера даже немного расстроилась от того, что прочитала все, дошедшие до нас, произведения этого автора.
Да, конечно, я бы не стала читать "Илиаду" и "Одиссею" в 18 лет, если бы не университетская программа, но сейчас я все же благодарна её составителям. Спасибо, что заставили поумнеть и прочитать прекрасное произведение, до которого у меня уж точно не скоро дошли руки.

P.S. Вообще, сейчас я думаю, что в "Илиаде", несмотря на всю её глубокую античность, много близкого нам и очень современного. То же человеколюбие, неприязнь войны, например, а язык, громоздкий, с многочисленными эпитетами, отлично погружает в эпоху и где-то на X песни очень даже нормально воспринимается.

Илиада
4 5
Античный сюжет от Гомэра

Уже чувствуется близость зарубежной литературы как вузовского предмета, а посему нужно уходить в классику и читать культовые произведения всех времён и народов и в своих похождениях добрался до «Иллиады» Гомера. Много раз пытался покорить эту вершину, но постоянно что-то останавливало, не был ещё готов воспринимать древнегреческий гекзаметр в адаптации отечественных переводчиков, а переводчики у неё не последние люди в литературных кругах. Мне довелось ознакомится с классическим переводом Иллиады от Гнедича и не могу говорить о соответствии оригинальному тексту, но дух и колорит Древней Греции сохранены и доступно поданы для читателя своего времени, кто-то говорит что эти переводы устарели, но как по мне – классика не стареет.

Сюжет сея поэмы известен с незапамятных времён. Поэма начинается не с самого начала а с осады Трои ахейцами и герой первой песни именуемый Ахиллом говорит с Богами и царь Агамемном, обвиняющий Ахиллеса в заговоре забирает его любимую рабыню Бриссеиду и Ахилл обращается к Зевсу и богам, в результате каких-то инсинуаций девятилетняя осада находится под угрозой, но ситуацию спасает Одиссей, это насколько я понял первая песня, во второй в основном идёт перечисление войск и народностей, участвующих в войне, ведь те кто идут возвращать Елену, а это, насколько я помню, Спартанцы собрали чуть ли не всю Грецию чтобы осуществить процесс падения Илиона.

Античная литература – это далеко не лёгкое чтение, оно требует проникновения в материал и хотя бы общее знание матчасти (т.е греческой мифологии), тем же кто в общих чертах знает суть конфликта и хочет получить наиболее подробную информацию и отделить истинные гомеровские зёрна от голливудских плевел, будет удовлетворён на сто процентов, такие книги должны быть прочитаны хотя бы раз в жизни, потому что одно из главнейших достояний мировой литературы невозможно уважать по-настоящему истово, если с ним не ознакомиться в должной мере. Здесь можно восхищаться работой Гнедича, его умением использовать греческий гекзаметр в интерпретации для русскоговорящего читателя, построение фраз непривычное для нашего времени, но если очень захотеть, то можно преодолеть даже эту трудность и насладиться долгими летами осады Трои и увидеть торжество греческой тактики и стратегии когда корабли греков отплыли, оставив у стен Трои Коня в качестве примирительного дара, его принятие оказалось фатальным для жителей Иллиона.

В качестве итога: одно из главных литературных достижений античной Греции в классическом переводе Николая Гнедича, подарившего нам не только трагедию и последние месяцы большой гражданской войны, но и культурный феномен, вдохновивший художников и скульптуров на бессмертные шедевры, вроде картины Иоганна Тишбейна «Ссора Ахиллеса и Агамемнона» в 1776-ом году, различные фрески, изображающие Ахилла и Патрокла и др. С произведением советую ознакомится для расширения кругозора и формирования собственной оценки произведения, мне в целом понравилось, но к античному гекзаметру и обилию богов стоит попривыкать. Всем Добра и приятного Чтения!

Илиада
4 5

Поклонники Тарантино, не проходите мимо.

Илиада
4 5

В первую очередь хотелось бы сказать об оценке. Несмотря на то, что читалась "Илиада" практически из-под палки, по учебным нуждам, она действительно мне понравилась. Приятное впечатление не испортила ни заведомая известность сюжета, ни его неспешность в развитии. "Илиада" — специфическая вещь, конечно же, но не такая, что оттолкнет или разочарует.

"Илиаду" делают герои (позволю себе немножко каламбура). Нельзя прочесть пятьсот с лишним страниц и не привязаться хоть к кому-нибудь из сонма, не взять ту или иную сторону в войне. Мне не повезло: мое предпочтение ушло к троянцам, а личная симпатия — к линиям Гектора и Андромахи. В конце было очень больно при невозможности оторваться от чтения. Андромаха — образец благоразумия, спокойствия перед фатумом, скрывающего под собой океан нежности и скорби. Прекрасный образ, не испорченный даже привязанностью к ребенку (древние авторы the best в этом плане).
Об остальных черкну короткую строку, если есть чем. На истину в последней инстанции не претендую и весьма предвзята.
• Геру и Афину на протяжении всего повествования глупо хотелось стукнуть посильнее. Особенно Афину.
• Гефест взял приз "Самая неожиданная симпатия". Архетип Мастера невероятно притягателен, и внешнее уродство отходит при нем не то что на второй, а на десятый план. XVIII песнь, безусловно, одна из лучших.
• Фетида достойна медали "Лучшая заморочившаяся матерь", и это не привлекает, нет.
• Афродита произвела впечатление беспомощной девчушки на фоне своих соперниц. У Трои не было шансов, хотя...
• ...Аполлон старался. Сочетание архаичных черт женоподобия и мощной силы волнует воображение. Кто не без греха, пусть бросит первый камень — я чувствую в дуэте Аполлона и Гектора двойное дно.
• Зевс Гомера наконец дал мне почувствовать особенности древнего восприятия божества. Оно столь далеко от христианского, что требует уже не понимания, а принятия. Нечто диковатое, однако прекрасное.
• Атриды, хоть и братья, хоть и похожи, выписаны (высказаны, вернее) неповторимыми. Будь я на месте Елены, я тоже выбрала бы в мужья Менелая: он уравновешенный, неглупый, храбрый и упорный. Агамемнон, как старший, расчетливее и мудрее, его характер более зрелый и жесткий. А их взаимодействие! Они живут в эпизоде, где Нестор укоряет Менелая при брате за нерешительность, а Агамемнон справедливо его защищает. В тандеме братьев правит не кровь, а личность; это правильно.
• Одиссей оказался совершенно не таким, каким его рисуют. Он лучше! Он дьявольски умен!
• Ахилл — однозначный "унесите пудинг". Мальчишка, избалованный бессмертной маменькой, а не полубог™. Да, его горе из-за смерти Патрокла великолепно в масштабе, ему веришь, но меня не попускало очевидно приниженным статусом Патрокла. Это провокация на странную и неуместную ассоциацию со страданьями из-за кончины любимой собачки.
• Парис. [Здесь должен быть facepalm.] Да-да, пророчества, он не виноват и т.д. и т.п. Станиславский против.
• Гелен и Кассандра — классические прорицатели с хрупкой душевной организацией без патоки и мрачности, прелестны.
• Елена жалка, как никто другой из древней литературы. Я-то думала, Афродита удосужилась влюбить ее в Париса, а на деле все через банальный ублюдочный шантаж... И Гекуба с невестками сыпала соли на рану... Хоть Приам с Андромахой утешали.

Чтобы завершить отзыв на серьезной ноте, от персонажей обращусь к философии. Мне встречалась подобная проблематика в "Эпосе о Гильгамеше", и все же я вздрогнула: экзистенциальные вопросы не из тех, к каким привыкаешь.

С жизнью, по мне, не сравнится ничто, – ни богатства, какими
Троя, по слухам, владела, – прекрасно отстроенный город, –
В прежние мирные дни, до нашествия рати ахейской, –
Или богатства, какие за каменным держит порогом
Храм Аполлона, метателя стрел, на Пифоне скалистом.
Можно, что хочешь, добыть, – и коров, и овец густорунных,
Можно купить золотые треноги, коней златогривых, –
Жизнь же назад получить невозможно; ее не добудешь
И не поймаешь, когда чрез ограду зубов улетела.

Окончательный вывод: читать надо. Большими буквами — НАДО. Расширяет границы сознания. Спасибо специальности и преподавателю за то, что заставили, и Вересаеву за то, что есть альтернатива Гнедичу.

Илиада
5 5

Господитыбожемой. Не уверена, что готова повторить такой подвиг, как перечитать такую книгу. Божебожебоже.
Но по порядку.
Не так страшна Илиада, как комментарии к ней. Серьезно. Настроившись читать героический эпос, я настроилась на некую долю сказки, на главных ролях которой будет Бред Питт. И я бы продолжала читать сие произведение в таком же духе, но бесконечная необходимость переходить на последние страницы, чтобы посмотреть значение того или иного.... Жизнь боль.
Не так страшна Илиада, как ее перевод. Иногда отдельное удовольствие заключается не в чтении выбранной книги, а выборе перевода. Легендарный Гнедич мне оказался не по зубам, конечно, больше всего по зубам (и в домашней библиотеке, о совпадение!) душечка Вересаев.
Не так страшна Илиада, как обилие имен в ней. Легендарная перепись кораблей - это еще не все, далеко не все. Спустя пару дней после прочтения в моей голове уже каша, кто какого рода, какого племени. Единственное, что я помню наверняка - так это обилие методов смертоубийств. Все эти кишки, кровь, люди, пробитые насквозь копьями... Ужас.
Не так страшна Илиада, как гнев богов. Хуже всего гнев Зевса - тот может и залюбить до смерти.
Не так страшна Илиада, как Одиссея. Ну мне так показалось, во всяком случае.

Если же серьезней подойти к вопросу, то я крайне благодарна сама себе за то, что не гневила богов и читала Куна в университете. И только благодаря этому (ну и некоторому уровню эрудиции а также Мифологическому словарю) чтение не было сплошной загадкой. Самое же интересное, что было усвоено из Илиады, так это то, что она не имеет отношения к Энеиде. И вообще мало к чему ранее читаному имеет отношение, потому как о Троянской войне написано много, да и поинтересней. Избалованная современной литературой, я получила такое себе легкое напоминание о том, что не Гарри Поттером и Справочником инженера едиными.

Илиада
4 5

Между прошлым и настоящим.


Быть может именно мои письмена будут прочтены будущими людьми на нашей Земле. Не зря я просиживаю часами над думами, а затем с помощью великой Афины, складываю это все в то, что, сейчас предстает перед вашим взором. Уповаю, что не пусты мои старания и не пропадут они даром. Да будет письмо, и да будут знания, данные нам самими Богами, и да будет просвещение в головах всех живущих народов.

Я веду свою хронику с места событий. В минувшие сутки вся Троя находится в глубочайшем трауре по утрате великого Гектора, надежде всего народа. И да будет таковой воля Зевса. А мы же почтим память этого славного героя, отпив великолепного виноградного вина, кой, известно, является бальзамом для исцеления душевных ран. Отправляем наши соболезнования прекрасной из жен – Андромахе. Крепитесь в это нелегкое время! Всем вина! Да пусть льется оно, в дар всей свите Богов! И не дайте Боже забыть одну из них, - обидка неминуема!
Но не только великая Троянская земля покрыта скорбью, но и Ахейцы льют слезы по ушедшему другу Патроклу. Сердца людей и тут наполнены печальных дум, Ах! если бы не это, как бы хотелось взять пару слов у великого из сынов, - Ахилла. Но, не сейчас, друзья, не будем тревожить славного героя! Мы лишь отправим и ему послание о нашем глубочайшем соболезновании.
Но, о, счастье! На моем пути появилось знамение, возвещавшее о том, как самая прекрасная из жен, сидит напротив и отвечает на вопросы, а, я, писарь, делаю свое славное дело. Ради вас, судьи!

И чудо! Вот она – спартанская царица, прекраснейшая из женщин! Перед моим взором! Никак сами Боги помогают мне?

Интервью с Еленой для газеты Зевсова Правда


- Скажите, Елена, какими качествами нужно обладать чтобы покорить Ваше сердце?

Там она, взор свой направив в небо, сидела
И страшно боясь разгневать
Громовержца, созерцавшего сей диалог.
И Рек; повинуется Елена, под тучным небом Трои;
- Во всем неотвратима воля Богов!
И есть та воля жены Гефеста, славного мужа,
Кой по просьбе бедной матери сковал чудесные доспехи
Сыну, доброму герою Ахиллу.
И есть та воля безжалостной богини любви.


- Нравится ли Вам статус самой прекрасной из женщин?

Но едва тот вопрос прогремел, отвернулась
И всею душою поникла, ответив:
Тягостно! Не будет покоя, доколе
Отец громовержец не призовет к божественной свите.


- Елена, Вы можете рассказать, как все началось? Из уст очевидца это будет невероятно!

Быстро сказ начала, у нее сохранившеесь в памяти
Не истерть! Бурные воды кипят средь
Героев, одетых в доспехи. Чьи споры все
Из-за нас – баб!
Бросила слово и пусть гневаются сколько угодно.
Устала и хочу наконец -
К новому славному мужу!

В битву они все идут, кидаются, пенятся, - дети!
Неподелив лишь одну соску на всеий планете!
Но властны ль они выбирать?
Тут на все есть воля Богов;
Так позволим же им наслаждаться, -
Представленьем длиною в десяток годов.



- Как Вы думаете кто виновен в Троянской войне?
Вы намекаете на меня? Разве одна лишь я, жена, прекрасная и похищенная? Но коль Вам так удобно думать, вините во всем меня! Но напоследок, - подумайте о Богах. Неужели Вы не понимаете, что мы лишь пешки в этом большом театре актеров. Исполняем свои роли, а они, высшие из всего на Свете, ведут наблюдения и воплощают свои фантазии. Вам иногда не кажется, что людей стало как-то много, тяжело дышать, тяжело Земле кормить столько детей. Тяжело Богам за всем следить.
Вы думаете спроста ли в ответственный момент, когда люди решают всё по-своему, - тут, непременно, вмешиваются Боги, меняя исход задуманного. И так всегда, посмотрите вокруг. Иногда мне кажется, что мы, как герои книги, замурованы в слова, без воли поступить по-своему.

Удивлю ли я Вас, сказав, что долго еще слушал Елену, долгие часы она рассказывала свои мысли, без записи и камер, на что на самом деле способны Боги. Как одновременно справедливы и несправедливы они бывают в тот или иной момент. Неужели и правда все так?

С Вами была Газета «Зевсова Правда»
В следующем номере вы увидите:
- Интервью с Парисом.
- Удовлетворяла ли Менелая прекрасная Елена?
- Погода и гороскоп на будущую неделю.
Не пропустите!
Илиада
4 5

Гомер "Илиада"

Бессоница, Гомер, тугие паруса.
Я список кораблей прочел до середины...
(с)

И список кораблей прочел, и список троянцев, и перечень красот щита Ахилеса... поэтичность Гомера удивляет, его отпечаток в античности и следы в нашем настоящем поражают. Оставив нам всего два эпоса, он обессмертил себя. И по сей день Гамлетов волнуют вопросы... "Что он Гекубе, что ему Гекуба?". Драма не на охоте, но на войне. Всё смешалось в доме Приамидов — и люди, и боги.

Илиада
1 5

Это было очень, очень, очень трудно (до)читать. Я честно пыталась.