Русская драматургия XVIII-XIX веков

В книгу вошли пьесы: "Недоросль" Д.И.Фонвизина, "Горе от ума" А.С.Грибоедова, "Гроза", "Бесприданница" и др. А.Н.Островского, "Три сестры" и "Вишневый сад" А.П.Чехова, обязательные для чтения и изучения в средней общеобразовательной школе.
Авторы Александр Грибоедов , Антон Чехов , Денис Фонвизин , Александр Островский
Издательства АСТ , Астрель , Харвест , Планета знаний
Серия Библиотека школьника
Язык русский
Год 2008
ISBN 978-5-17-016130-0 978-5-271-04938-5 978-985-16-3464-0
Тираж 4000
Переплёт Твердый переплет
Количество страниц 848
62
Магазин »
Нет в наличии
с 25 февраля 2018
История цены:
Средний отзыв:
4
Русская драматургия XVIII-XIX веков
4 5

Не дает автор ответа на этот свой вопрос. А жаль.

Грибоедова перечитываю в который раз, и каждый раз случается как-то по-новому. Вот, ниже, вся моя история знакомства с Горем от ума, кому интересно, и путь познания книги, который, кажется, является достаточно стандартным для среднестатистического обывателя без гуманитарного образования.

1. Школьные годы.
Тогда было мной прочитано Горе от ума в первый (летом, потому что короткое) и во второй раз (в классе, по ролям), и вообще ничего было непонятно, кроме нескольких фраз, типа "Чацкий и фамусовское общество", или "век нынешний и век минувший", или "фамусовская Москва" и "герой и эпоха". Было списано сочинение пополам из интернета и пополам из критиков, и заучена пара монологов, а именно "А судьи кто?" и "Петрушка, вечно ты с обновкой".

2. Университетские годы.
Эти годы принесли третий раз перечитывания, а четвертым я считаю поход в Современник на великолепную постановку Римаса Туминаса, где фамусова играет неподражаемый Сергей Гармаш. Это время подарило весьма поверхностное познание смысла пьесы и открытие уникального авторского стиля Грибоедова.
Очень полюбила его язык, витьеватые построения фраз, меткие рифмы и вечные афоризмы:

Губители карманов и сердец!

Попал или хотел попасть?

Тогда не то, что ныне.

Что за комиссия, Создатель,
Быть взрослой дочери отцом!


И еще очень много просто гениальных словесных структур, в общем, литературная часть.

3. Постуниверситетские (есть ли слово-то такое?) годы
Видимо, смысл школьной классики начинает доходить только когда встанешь на ноги, почувствуешь почву под ногами и понюхаешь пороху. Вот тогда сразу всплывает вся справедливость поднятых Грибоедовым тем, тогда и Скалозуб уже кажется не каким-то там надутым пузырем, а вполне реальным человеком, которого знаешь лично (я даже и несколько Скалозубов знаю). И Молчалина узнаешь как родного, и Фамусова видишь насквозь. София, конечно, блеклая невзрачная тень, но что уж здесь сделать, не было возможности еще и женский вопрос поднимать в таком маленьком объеме.
А себя полностью ассоциируешь с Чацким, и уже понимаешь, что находишься в той же ловушке, в которую и он себя сам загнал в пьесе, и выхода из неё уже нет, и все томишься и ждешь, когда же найдется та Софья, что провозгласит тебя безумным, чтобы уже, наконец-то списаться со счетов жизни.

Вот правда, Грибоедов писал не про Чацкого, а про того, кто в данный момент читает/смотрит эту пьесу. Он нам, как все реалисты, показывает, что выхода-то нет, что Чацкий никогда не доживет до зрелых годов, весь Чацкий улетучится из его личности, и останется там чуточка Молчалина, или Фамусова, или Скалозуба.

Обидно! Совет издателям: дарите в подарок к книге корвалол или валерианку, или бутылочку чего-нибудь горячительного. Ну невозможно же по-другому!

Русская драматургия XVIII-XIX веков
5 5

Самое ужасное, что валится камнем на голову после прочтения этой пьесы - это то, что человека рассматривают, оценивают и судят как вещь. И мы не говорим о рабстве или о какой-то низшей форме общения между людьми, нет. Мы говорим о высшем сословии людей. О людях, которые, казалось бы, должны ценить прежде всего духовные качества...
И чем меньше ты стоишь, тем придирчевее тебя рассматривают будущие владельцы, прежде чем решить, нужна ты им или нет. Лариса - благодаря, скорее всего, характеру своей матери - бесприданница, она не стоит ничего.
Она вынуждена быть в кругу тех "благородных" и "гуманных" людей, которые смилостивились и решили заполучить... нет, скорее присвоить её себе.
Не видно Ларисы как человека, Лариса - вещь и для своей матери и для поклонников и сама прекрасно это понимает.
Ужасно неприятно очутиться на время пьесы в её шкуре.
Ужасно гениальная пьеса Островского.

Русская драматургия XVIII-XIX веков
5 5

Когда в детстве и юности нам твердят об актуальности классики, вряд ли мы в наши школьные годы чудесные способны по-настоящему это понять. То ли Марьиванны плохо объясняют, то ли опыта (того самого, житейского) маловато, да только актуальность так и остаётся чем-то вроде Северного Полюса: все знают, что он есть, но так немыслимо далеко… Бывают же такие ситуации, когда вдруг сами собой возникают какие-то параллели, когда вдруг понимаешь: да ведь почти об этом самом и писал кто-то великий!
Не так давно один известный человек написал статью по поводу невесёлому и актуальному. Написал честно, искренне, так, как думал, без всякого «соцзаказа». И почему-то оказалось, что выпал из общего хора голосов, пошёл не в ногу со всеми, а как бы даже в другую сторону. И понеслось! А подать сюда Ляпкина-Тяпкина! К ответу! И, собственно, чего такое вообще сказать-то хотел, а?!
И вспомнился тут не кто-нибудь, а Александр Андреич Чацкий, успешно нами «пройденный», причём чаще всего мимо. Вот он, молодой, три года пробывший где-то заграницей (где весьма ощутимы отблески костра Французской революции), соскучившийся, появляется в доме Фамусова. Нарушает при этом все приличия – раннее утро, никто гостей в такое время не принимает. В том-то и дело – он не гость. Он свой. Он и мчится прямо с дороги к своим, а не в какой-то лагерь врагов, где надо быть во всеоружии и обдумывать каждый жест, каждое слово.
Его знаменитые монологи тоже произносятся не на заседании тайного общества, а для хорошо знакомых с детства людей, которым он верит, которых так давно знает (как ему кажется). Наверняка так пылко говорит в надежде, что его поймут, что найдутся люди, разделяющие его взгляды. Пусть не Фамусов, куда ему, человеку прошлого века, но Софья, но Молчалин?! Ведь они-то с Чацким ровесники (Софья помоложе, но ведь «ей сна нет от французских книг», девица образованная). Но нет. Нет понимания, нет взаимности ни в чём.
Лиза, служанка, которая в лучших литературных традициях часто бывает умнее, наблюдательнее многих героев пьесы, скажет одну важную фразу:

Как все московские, ваш батюшка таков…

Ключевое здесь начало: «как все» - и этим всё сказано. Попробуй быть не таким – плохо тебе будет, разорвёт стая. И ещё «московские» - уютная милая Москва с утопающими в зелени особняками отличалась какой-то своей особой патриархальностью (ну вспомните все эти лубочные «конфетки-бараночки»), клановостью, многочисленными и разветвлёнными родственными связями, что в целом составляло такой конгломерат, о который можно сломать не только зубы, но и шею.
Поначалу и Фамусов принимает Чацкого именно как своего:

Здорово, друг, здорово, брат, здорово.
Рассказывай, чай у тебя готово
Собранье важное вестей?
Садись-ка, объяви скорей.

Тут и «друг», и «брат» - наш человек, что и говорить!
Проходит какой-то час, стоило лишь Чацкому в одном из первых монологов сравнить «век нынешний и век минувший», как Фамусов приходит в ужас. И после каждой реплики молодого гостя ему становится всё хуже и хуже:

Фамусов
Ах! Боже мой! он карбонари! *
Чацкий
Нет, нынче свет уж не таков.
Фамусов
Опасный человек! (Оставлю далее реплики только Фамусова):
Что говорит! и говорит, как пишет!
* * *
Он вольность хочет проповедать!
* * *
Да он властей не признает!
* * *
Строжайше б запретил я этим господам
На выстрел подъезжать к столицам.

Дальше – больше. Чем пространнее становятся монологи, тем сильнее раздражаются окружающие. Никто, никто не пожелал выслушать по-настоящему, попробовать вникнуть, постараться понять, что искры Франции и просто здравого смысла уже долетают, уже зажигают умы и сердца. Но нет, мы, московские, горой друг за друга, нам перемен и ваших революций на дух не надо. Да и стоит ли слушать кого-то, кого не было три года, мы его опять выживем из нашего тесного и сплочённого мирка.
Пусть он умён, но мы-то не понимаем, чего он там так долго и красиво пытается говорить. У нас тут бал, понимаешь, карты, турнюр у кого-то новый, надо обсудить… Проблемы?! Нет, у нас они, конечно, есть, но мы сами знаем, какие, вон докторша «не родила, но по расчету – по моему – должна родить». Не надо идти против нашего мнения, да ещё не спросив, что думает княгиня Марья Алексевна. Пошёл? А мы намекали… Мы ж предупреждали… А вот на тебе, получи! Распнём, затопчем, объявим сумасшедшим.
И пусть себе пойдёт

…искать по свету,
Где оскорбленному есть чувству уголок!..

А знаете, грустно… Классика и впрямь актуальна. Увы.

Русская драматургия XVIII-XIX веков
5 5

Если так пойдет и дальше, то 2015 у меня станет годом Чехова. Ну и пусть так оно и будет!

Тянет меня в нервный мир его героев. Нервный и напряженный. По сути, обычный такой, человеческий мир, только эмоциями наизнанку. Герои пьесы "Три сестры" часто говорят с залом (читай - сами с собой) или с кем-то одним, самым близким из героев, на худой же конец с полуглухим стариком сторожем Ферапонтом. Получается, что мы становимся реальными участниками всех сцен, всех мыслей и дум героев.

Три сестры. Не семья Прозоровых. Не три сестры и один брат. А только три сестры. Три женщины, Ольга, Маша и Ирина, что остались от большой когда-то семьи Прозоровых. Андрей, их брат, не в счет. Он, носитель фамилии их рода, давно под каблуком Наташи, своей жены и матери своих детей, Бобика (как зовет его мать) и Софочки. Он почти испарился как личность, как человек, самостоятельно мыслящий и желающий. Воистину муж - голова, а жена - шея. Наташа - "шея" мощная, хотя с первого взгляда может показаться, что она крайне хрупка и беспомощна.

"В Москву, в Москву!" - только об этом и может думать младшая, Ирина. Ее душа еще верит, что все можно вернуть. Время, когда они были все вместе, были счастливы, их дом был полон друзей семьи из числа штатных военных, к которым относился и отец. Увы, Маша рано вышла замуж, и сейчас оказалась в плену несбывшихся надежд. Ольга же, пожалуй, самая мудрая и здравомыслящая, положила себя на алтарь карьеры. Ольга с Машей не разделяют радужных надежд Ирины на возвращение во времена безоблачного московского счастья. Но это не значит, что им его не хочется. В душах молодых женщин таится робкая надежда на светлое будущее. Ирина, милая, наивная Ирина. Ей так хочется какого-то романтического, невероятно деятельного труда. Увы, реальность никак не соответствует ее высоким порывам. Спасло бы замужество, вероятно ... Но ... Финал пьесы делает переезд в Москву более реальным, а надежды - совершенно несбыточными.

Представляю эту постановку на сцене. Я никогда не видела пьесы Чехова в театре. Очень жаль. У нас в драматическом театре Чехова как-то не ставят особо, а в столицы наши я наезжаю не так часто. Более того, особых театралов среди моих друзей и коллег раз, два и обчелся, что называется. Но я поставила "Три сестры" в своем воображении. В моей голове спектакль был очень тревожным, сжатым как пружина, грозящая так распрямиться, что мало никому не покажется. Моему "я" очень созвучна именно литература с предчувствием грозы и бедствия. Здесь ощущение не было острым, но то, что трудности семьи еще впереди, пришло сразу.

Пьесы Чехова когда-то обвинили в отсутствии фабулы. Не хватает дескать повествованию действия, активности. Так и жизни их не хватает. Обычной такой, человеческой жизни. Потому как когда для одного повседневный труд - действие, так для другого оно - прозябание. Вот и выходит, что в среднем бесфабульная она, жизнь-то наша.

Русская драматургия XVIII-XIX веков
5 5

Измена - страшный грех. Так считают герои книги. Но ведь если задуматься во времена 21 века, если девушка встретится и заговорит с мужчиной, когда её муж в командировке - это не измена. А вот если они переспят вот это измена. То во времена Островского разговор это уже смертная казнь.
А что делать, если другого полюбила. Конечно, хочется встретится с ним поговорить. Удостоверится во взаимности чувств. А тем более, если и ему она нравится тут понятное дело бедное сердце девушки не выдержало. И совестно стало ей. А что ещё делать, если после "открытия" свекровь, да и прочие люди гнобить начинают, а любимого в ссылку отсылают. Понятное дело есть единственный выход - смерть. Близко все приняла она. Могла бы сбежать. В другой город, и жить новой жизнью. Но она не так думала, как современные люди. Она выбрала самый лёгкий путь избавления от проблемы. Не нам её судить...

Русская драматургия XVIII-XIX веков
4 5

"Гроза" - классика русской литературы. Это произведение я читала в 10 классе как и многие..... Вот только впечатление от него тогда и сейчас координально разные. Ещё со школьной скамьи в голове звучит фраза:"... луч света в темном царстве", но я этого не увидела при прочтении спустя 10 лет! Когда муж уезжает, якобы по делам, девица остаётся с его матушкой, но по ночам ходит гулять с другим. Так она прогуливает все две недели отъезда мужа, а это не способствует "особому свечению"... Потом признается в этом всем...
Кто будет признаваться в измене мужу при свекрови, тем более такой, как Кабаниха? Тем более по современным меркам измены как таковой и не было. В итоге, не выдержав угрызений совести и упрёков, и укоров со стороны свекрови оканчивает жизнь самоубийством. Если бы она действительно была сильной личностью, то ... конец был бы иным....
Печальным остается лишь исход....

Русская драматургия XVIII-XIX веков
5 5

Я просто боготворю эту пьесу! После школы перечитывала её несколько раз! Удивительно, насколько реалистичны образы грибоедовских героев, насколько они реальны и в наше время! На самом деле эта пьеса - очень серьезное произведение, взять хотя бы тот факт, что ее разобрали на цитаты! а вот знает ли современная молодежь о них? Многие афоризмы из этой бессмертной пьесы живут в нашей речи и сегодня. Я все больше и больше склоняюсь к тому, что произведения русских писателей, как никогда актуальны в наше время, в современной России страдают люди умные, прогрессивные, переживающие за состояние российской действительности. В общем, горе от ума. С самой школьной скамьи я помню монолог Чацкого «А судьи кто?», который мы учили наизусть, тогда еще не понимая его зерна, и только сейчас понимаю, насколько я была далека от понимания русской литературы! Тема которую затронул Грибоедов, я думаю, еще очень и очень долго будет оставаться актуальной. Произведение поистине правдивое и оголяющее проблемы современного общества настолько, насколько это возможно.

Не знаю зачем, но я решила пофантазировать, что бы Чацкий мог написать в гостевой книге после бала! мне кажется это было бы так...

"Зачем я здесь, среди глупцов!
Мне средь богатва места нету...
Ведь создан мир для дураков.........."

Не дописал и выбежал - Карету мне карету!!!!

Русская драматургия XVIII-XIX веков
5 5

Чехов мастер своего слова. Заставляет читателя погрузиться в эту атмосферу ома с вишневым садом. Очень затягивающая пьеса.
Семья, где каждому трудно расстаться с домом. У каждого члена семьи связаны с ним особенные воспоминания. Почему они расстаются с домом? Потому что, накопились долги и нужно их как-то выплачивать. Итог, дом купен - семья переезжает.
Честно говоря я надеялась на что-то другое. На историю любви, балы и прочее. Ну такое девчачье, интригующее. А здесь даже Лопахин побоялся (или не захотел) предложение сделать Варе. Вот о нем у меня сложилось двойное мнение, что он специально встречался с Варей, чтоб дом забрать себе. А Аня не может быть с "вечным студентом" потому что он никак не закончит гимназию. Запретная любовь. А мать Любовь Андреевна надо ж так поступить, у тебя семью выгнали, а ты к бывшему заболевшему мужу, вот ее я не понимаю. Как можно бросить своих дочерей на произвол судьбы просто.

Русская драматургия XVIII-XIX веков
3 5

Счастливые часов не наблюдают.
Что мне молва? Кто хочет, так и судит...

Хочу начать с маленького лирического отступления. Два месяца я ничего не читала. Учеба и дом - вот чем я ограничивалась в это время, но теперь я вернулась и готова снова творить. Без LiveLib я - это не я. Мне его очень сильно не хватало все эти долгие недели, не хватало этого уюта и тепла, которые приносили мне чтение книг и написание рецензий. Хотя, за эти два месяца я все же кое-что прочитала, но это не выходило за рамки школьной литературы.

Такой книгой стала "Горе от ума". Летом я уже начинала ее читать, но остановилась на первом действии. Сейчас же заставила нужда, и деваться было некуда.

Не могу сказать, что я большая поклонница программной школьной литературы, да и русской литературы, однако в ней есть произведения, которые меня цепляют, но такие попадаются крайне редко. Я ее читаю только потому что мне приходится это делать. Так бы я до этих книг не добралась бы еще очень долгое время.

Единственное, что я могу здесь выделить - это личность Чацкого и его прототипа. Историю произведений и какие реальные события легли в их основу мне всегда изучать интересней. Поэтому этот герой мне запомнился. Модно было в ту пору идти против толпы, как впрочем и во все времена.