Собачье сердце. Белая гвардия. Дни Турбиных, размер 145x145x40 мм

В книгу вошли произведения М.А.Булгакова (1891-1940): повесть `Собачье сердце`, пьеса `Дни Турбиных`, роман `Белая гвардия`, обязательные для чтения и изучения в средней общеобразовательной школе.
Автор М. А. Булгаков
Издательства АСТ , Астрель , Планета знаний
Серия Библиотека школьника
Язык русский
Год выпуска 2005
ISBN 978-5-17-016305-2 5-271-05116-1
Модель 43467
Страна-изготовитель Китай
Размер 145x145x40 мм
Материал керамика
Тип упаковки Коробка
229
Магазин »
Нет в наличии
с 5 июня 2017
История цены:
Средний отзыв:
4.7
Собачье сердце. Белая гвардия. Дни Турбиных
5 5

О, сколько таких вот псов, как Шарик, бродило раньше по России-матушке и бродит до сих пор. Бедных, несчастных, голодных, побитых, потерянных. Псов с ошпаренными боками, промерзшим нутром, истерзанными душами и ранеными сердцами. Псов, брошенных на произвол судьбы, рыскающих в подворотнях и вынужденных довольствоваться рытьем в помойках и объедками с барского стола.

Когда-то таких вот Шариков называли бобылями, когда-то люмпен-пролетариатом. Сейчас же они зовутся деклассированными элементами, или попросту безработными, попрошайками, иждивенцами, бродягами, сумасшедшими, маргиналами. И если такого голодного, ободранного Шарика поманить обещаниями сытой жизни, в которой у всех Шариков (и не только у Шариков, но и вообще у всех) якобы сразу же и в один миг всего будет поровну и в достаточном количестве, хорошенько и прочненько внедрить в его бедный, больной, слабоумный мозг эту идейку или, проще говоря, провести над ним некий эксперимент, о чем, к слову, он даже и не будет подозревать, то мы сможем понаблюдать за тем, как Шарики постепенно будут превращаться в Полиграфов Полиграфовичей Шариковых.

Однако, не стоит забывать о том, что подобного рода эксперименты чреваты тем, что Шарики, став Полиграфами Полиграфовичами, распустяться до такой степени, что начнут гадить в парадных, пачкать мраморные лестницы, воровать калоши (и не только калоши, а кое-чего и покрупнее), с завидным постоянством заливать за воротник, хамить, грубить, материться, шляться по кабакам, горланить песни под балалайку, а в перерывах этого лихого действа гордо и важно восседать в своих кабинетах, занимая посты начальников каких-нибудь подотделов и все им, конечно же, будет сходить с рук. А где-то рядом неизменно будут суетиться Швондеры, нашептывая им в уши всяческие идиотские лозунги и призывы.

И ведь ясно, как божий день, что Шариковы при покровительстве и поддержке Швондеров становятся до жути опасным народом. Охочие до халявы, они не пощадят ни тех, кто вытащил их из подворотни, ни даже самих Швондеров. Да, собственно, и поделом им - и тем, и другим. Первые не будут впредь устраивать подобных - сомнительного свойства - экспериментов, результатом которых будет выдворение их же самих из своего собственного жилища. Вторые... А что вторые? Швондеры, кажется, не умеют извлекать уроков, так что им просто поделом. Ну а Шариковы продолжат сидеть в своих кабинетах и не покинут их до тех пор, пока экспериментаторы не решатся на очередной эксперимент по созданию других Шариковых. Более стойких, более боевитых и более жизнеспособных.

Только вот бродячие дворовые псы совершенно не виноваты в том, что из них постоянно пытаются сделать Шариковых, и снова и снова превращают их в орудие революций, переворотов и путчей. Псов, как мне кажется, просто нужно кормить сытно, держать в тепле и ни в коем случае не пересаживать в их мозги чужие гипофизы, а в половые органы семенные железы и тогда Шарики будут с преданностью смотреть в глаза, довольно и сыто тявкать на пришедшего гостя и мирно подремывать в своих конурах. Но, кажется, это уже совсем другая история.

Так что, друзья, читайте Булгакова, наслаждайтесь его творчеством и помните - зачастую собачьи сердца бывают гораздо теплее, чем человеческие. И на сей раз это вовсе не метафора.

Собачье сердце. Белая гвардия. Дни Турбиных
5 5
" ."


Белую гвардию давным давно бросили за ненадобностью, уничтожили и забыли, а "Белую гвардию" - нет.

Это история о войне в Киеве, но несмотря на полнейшую разруху, которая царит в Городе, его клозетах и головах, роман создаёт необъяснимое, но ясное ощущение уюта. Это потому, что в ту стальную дружбу, которая окружает семью Турбиных, хочется нырнуть даже под угрозой войны. Писатель смог сделать зимний, охваченный погромами, Киев притягательным местом, ни разу даже не назвав его иначе, чем Город. Только так и только с заглавной буквы. Будто не существует других городов и других дружб. Будто только эти будут существовать вечно.

И нам повезло - до сих пор белогвардейский Киев практически весь на месте. Даже атмосфера подыграла, потому что пока я читал роман, Андреевский спуск пребывал в опустошении (его ремонтировали перед тем, как отдать на произвол Евро-фанов). До сих пор на спуске можно найти с квартирой Турбиных - . В доме до сих пор можно поглазеть на , в котором Михаил Булгаков с Алексеем Турбиным лечили своих любимых сифилитиков. Кстати, не сифилитикам вход воспрещен - в кабинет можно только заглянуть из гостиной. Зато по самой гостиной можно хоть сейчас шагать и хором петь "Боже царя храни", искушая петлюровцев и пугая Василису. Здесь все так же, только лучше, потому что установили еще и кондиционер. Но все-таки это не столько весело, сколько тревожно. Поэтому навсегда осталось шесть часов вечера декабря знаменитого 1918 года.

Но счастье есть, потому что вместо всех политических слоганов гражданской войны, вытатуированных Николкой на груди камина, до наших дней отчетливо видна только одна запись: "Лен я взял билет на Аид". Конечно, имеется в виду Аида - любимая опера Булгакова и Преображенского, которая до сих пор ставится в Городе. На неё до сих пор можно взять , что и сделала .

Билеты эти - большой луч света, пробивающегося через тоннель, в котором лежит и умирает эпизодическая мать Турбиных, успевая сказать только: "Дружно...живите". Чтобы последняя буква больше не стиралась из "" так подло.

Собачье сердце. Белая гвардия. Дни Турбиных
5 5

Почему убрали ковер с парадной лестницы? Разве Карл Маркс запрещает держать на лестнице ковры? Разве где-нибудь у Карла Маркса сказано, что 2-й подьезд калабуховского дома на Пречистенке следует забить досками и ходить кругом через черный двор?

Да, в какой-то мере эта книга - провокация. Да, она нереальна, да, она неоднозначна и воспринимать "Собачье сердце" можно по-разному. В том числе как и символическое отображение мнения Булгакова относительно другой стороны советской социальной стратификации.
Шариков - низший класс, причем далеко не лучший его представитель... Он только и хочет все разделить, поровну и со всеми, ничем не заслуживающий одобрения, т.к. сам ничего не делает и другим не дает, лишь изводит своей ненавистью и завистью, у него нет обязанностей, но права всегда имеются.
Борменталь, ассистент, - средний. Он начитан, честен и умен. Он трудится, помогает доктору и на верном пути к успеху. Обеспечен, но не богат, умен, но еще не блестящ.
И наконец, профессор Преображенский как высший класс. Да, он утопает в роскоши, да он живет как ему заблагорассудится, но ведь он этого добился сам! Хирург высшего класса, годы учебы, практики, проблем, ведь не дается все сразу... Он знает себе цену и он прав, и лишь интерес экспериментатора ввязывает его в проблемы...

Собачье сердце. Белая гвардия. Дни Турбиных
5 5

А зачем оно было? Никто не скажет. Заплатит ли кто-нибудь за кровь?

Нет. Никто.

Просто растает снег, взойдет зеленая украинская трава, заплетет землю… выйдут пышные всходы… задрожит зной над полями, и крови не останется и следов. Дешева кровь на червонных полях, и никто ее выкупать не будет.

Никто.


Всякий раз, когда я читаю книги о революциях и гражданских войнах, мне становится страшно. Страшно от человеческой близорукости, от того, что ценой тысяч человеческих судеб и жизней одного диктатора меняли на другого. Страшно, что вчерашние друзья и соседи готовы были убивать друг друга только потому, что, оказывается, после 10-20-летнего знакомства вдруг выяснялось, что политические взгляды не совпали... Продолжать я могу до бесконечности. Я боюсь всех этих вооруженных околополитических заварушек и не считаю, что человеческая жизнь - это адекватная цена для удовлетворения карьерных амбиций новоявленных вождьков.

А вот Булгакову не посчастливилось - как говорил он сам в "Киев-городе", из 14 переворотов-восстаний в Киеве, в 10 он участвовал непосредственно. И, видимо, именно поэтому в "Белой гвардии" столько неприкрытой боли, непонимания... И Елена молится Богоматери так отчаянно, и Най-Турс умирает на руках у Николки так быстро и так тихо, и женщина, спасшая Алексея,изо всех сил пытается его согреть холодной декабрьской ночью 18-го года...

И герои у Булгакова очень честные. Он не стремится идеализировать представителей "белой гвардии" - показывает их со всеми пороками, порой в неприглядном свете (кто, как не белые офицеры, бросил мальчишек-юнкеров под ноги петлюровцам?). Наверное, именно поэтому "белые" эмигранты так невзлюбили этот роман. Но вот только и пролетариат у Булгакова такой же неоднозначный - бандитский, малограмотный, отнюдь не такой ясноглазый и свято верящий в идеалы коммунизма, каким предстанет в книгах об этих событиях, написанных в 30-е годы...

После таких книг порой не знаешь, что страшнее - шрамы, которые остаются от шальных пуль, или шрамы, которые остаются после того, как человеческие души пропустили через мясорубку истории...

P.S. А вообще у меня была шальная мысль - дочитать эту книгу в Городе. Погулять по Алексеевскому спуску, посмотреть, что получилось из него после реставрации, зайти в дом №13... А потом найти скамейку в каком-нибудь дворике-лабиринте и, греясь в лучах последнего солнца бабьего лета, прочитать последние главы "Белой гвардии", узнать, чем закончится все-таки история Турбиных... Но, как говориться, хочешь насмешить Бога - расскажи ему о своих планах. день в Городе оказался чересчур насыщенным, а душевное состояние позволяло читать в лучшем случае билл-борды и указатели( Так что "Белую гвардию" я дочитывала уже дома, от души жалея, что не могу закрыть глаза, и увидеть перед собой купола Андреевской церкви, Подол... Жаль, но что поделаешь.....

Собачье сердце. Белая гвардия. Дни Турбиных
5 5
Контрибуция с Булгакова

В конце 80-х все бросились читать Булгакова, но по "Белой гвардии" вопрос так и оставался открытым в связи с неоднозначностью концовки. Так и сейчас, открыв так называемую "раннюю редакцию" 19-й и 21-й главы, сразу физически ощутил, что писал это другой человек. И для того, чтобы это понять - не нужно быть булгакововедом. Произведение читал уже ранее, но, помимо мифической концовки, допустил еще одну распространенную стандартную ошибку - стал читать "Белую гвардию" с комментариями. Нужно заметить, что в этом плане она переплюнула даже "Улисс". Сравнивать можно только с Библией, три огромных тома с комментариями - если кто осилит, то сразу будет рукоположен в диаконы. Выглядит это примерно так - на каждое предложение примерно на пол страницы следует пояснение и в итоге ты в этих пояснениях тонешь, не помнишь уже - о чем читаешь и как выглядит само произведении. Изучив как-то "Двенадцать стульев" - самое полное издание с самыми полными комментариями, пришел к выводу, что в основном все эти пояснения - лишнее. Да, где-то они нужны и даже просто необходимы, но в полном своем варианте предназначены прежде всего для реальных фанатов произведения, поэтому для первичного ознакомления лучше выбирать издания с минимальными комментариями.

Ничего принципиально нового по поводу "Белой гвардии" сказать не могу. Булгаков очень изменчив, порою он прекрасен, порою он ужасен. Повествование периодами захватывает, периодами пугает, периодами оно очень нудное и продираться через него трудновато. В неповторимой манере военные действия описаны кроваво и чистоплотно. Вряд ли кто-то другой смог бы так же. Тонны устаревших оригинальных терминов придают "Белой гвардии" шарм, реальность и выглядят инородными телами. Ощущение, что писал это человек не в себе больше надумано, но оно есть. Воспетая в течении всей жизни Булгаковым тема трусливой русской интеллигенции перед нами во всей красе, ее лелеют, ее оправдывают, ее пытаются сделать нам ближе. Нам, рабоче-крестьянским потомкам, парикмахеров и кучеров. Тальберг бросил жену, родину и читателей. Затрудняюсь определить что ужаснее и чья месть для него будет страшнее, попивающего коньячокс на Елисеевских полях, но русскую интеллигенцию олицетворяет в первую очередь он сам. Много раз протянутый в литературе Петлюра, сразу вспоминается что-то типа "ты берешь с детей контрибуцию как сам Петлюра" - выглядит и у Булгакова как что-то злобное, но как ему еще выглядеть в то время. Культура военных действий прекрасна лишь для того, чтобы красиво пустить себе на телеэкране пулю в лоб. В утверждении, что Петлюра - герой Украины что-то есть, ибо он единственный, кто вел национально-освободительную войну. Тема, кстати, в настоящий момент наиболее актуальна. "Хай живе вильна Украина!" М. Булгаков "Белая гвардия"

p.s. Посмотрел наконец-то "Дни Турбиных", жалко замечательных актеров, которые так прекрасно сыграли в этой советской халтуре. Это нельзя было снимать вообще.

Собачье сердце. Белая гвардия. Дни Турбиных
5 5
Собачье сердце, или как Булгаков М.А. потряс мое сердце
Пролог


После моих ошибок в рецензии на и их беспощадной критики, я решил исправить положении, и исправится перед М.Булгаковым (потому что в рецензии на "МиМ", кое-кто считал, что он достоин большего) в рецензии на "Собачье сердце". "Собачье сердце" не входит в список школьной литературы в Украине, и поэтому, я прочитал ее только сейчас, с небольшим опозданием. Я считаю, что это второе по значимости произведение М.Булгакова, потому что когда тебя спрашивают: "Назови, какие ты знаешь произведения М.А.Булгакова?", то автоматически, или рефлекторно, кому как удобно, называешь сначала "МиМ", а потом "Собачье сердце", всегда, лично у меня так.
Надеюсь, что эта рецензия, будет достойна Мастера М.Булгакова! Ну, начнем-с!

Глава I
Человеку без документов строго воспрещается существовать


Мир глазами животного, вроде бы ничего сложного, придумать это все легко, как это кажется на первый взгляд, но как мало людей об этом пишут.
Я видел лишь вторую половину фильма и то только частями и поэтому всего сюжета не знал. Когда, я читал эту повесть, то у меня в голове звучали именно те самые голоса героев, что и в фильме. Я уже не мог представить себе других лиц. В воображении навсегда засели актеры: Е.Евстигнеев, В.Толоконников, Б.Плотников, О.Мелихова, Р.Карцев, Н.Русланова. Других уже придумать не смогу, они были первыми сыгравшими(в кино), они ими навсегда и останутся, другие в моей голове не поместятся, это точно.
Образы, реплики, действия смешили меня. Все они выдержали проверку времени. И даже почти спустя 80 лет после написания, это все также иронично, также актуально, и все также смешно.

— Во-первых, мы не господа!
— Во-первых, вы мужчина или женщина?


Глава II
Боже вас сохрани, не читайте до обеда советских газет


Не буду сейчас проводить антикоммунистическую агитацию, а просто скажу(напишу), все таки какие же они гады(коммунисты), на столько лет забраковать такой текст от народа, эх. Ну, что было, то прошло, не будем повторять ошибки прошлого и будем давать шанс каждому творению быть прочитанным.
Швондер, Швондер, Швондер, как же меня смешил этот персонаж, даже не знаю почему. Это просто ходячий стереотип коммуниста. Выделывается перед начальством, готов пожертвовать всем ради коммунизма все и каждого, но только не себя, хитрый, злой и безжалостный. Такое впечатление у меня сложилось от него. И теперь, я так буду представлять себе каждого советского чиновника.
Товарищ М.Булгаков описал сильно мягкое положение ученых в советские времена 20-х. гг., все было гораздо хуже, гораздо. Сколько, как сейчас говорят, мозгов, утекло на Запад? Сколько? Миллионы. И все мы знаем из-за кого и почему. ( И все это во времена рождения Советского Союза).

Вы знаете, я произвел тридцать наблюдений у себя в клинике. И что же вы думаете? Пациенты, не читающие газет, чувствовали себя превосходно. Те же, которых я специально заставлял читать «Правду», теряли в весе!


Глава III
Есть нужно уметь, и представьте, большинство людей вовсе есть не умеет


Хитроумный профессор Преображенский, смелый доктор Борменталь, неблагодарный и наглый Шариков(Шарик), невинная Зиночка, бой-баба Дарья Петровна, коварный Швондер, обманутая Васнецова, услужливый Федор, не понятно кто, Вяземская, то ли юноша, то ли женщина. Все эти герои запали мне в душу. Все мести это один сплошной сюжетно-книжный организм и если кого нибудь из них оттуда (из повести) вытащить, будет все не то, все возьмет и разрушится. Здесь каждый на своем месте, будь то главный герой или второстепенный персонаж. Не важно, совсем не важно.
Я думаю эту повесть поймет не каждый, далеко не каждый. Здесь нужна знать хотя бы примерную историю России, хоть немного разбираться в психологии и т.д. и т.п. И если такую повесть начнет читать, кто-нибудь, типа Инны(кто знает, тот поймет, а кто не знает о чем я, то пусть зайдет на форум в авторские работы читателей и глянет мой рассказ одним глазком, и все сразу поймет(не реклама, а разъяснение).), то он ее точно не поймет.

Эпилог


Все было хорошо, все было понятно, все было легко. И короче говоря, эта та повесть, которую, я буду перечитывать, как минимум раз в год.
Надеюсь, я сделал мало ошибок и не опозорил творение М.Булгакова, как кое-кто считал в случаи с "МиМ". Спасибо, что прочитали эту рецензию, независимо от того, понравилась она вам или нет, в любом случае, спасибо. И помните:

Успевает всюду тот, кто никуда не торопится.


Конец
Собачье сердце. Белая гвардия. Дни Турбиных
4 5

А не знаю я как писать про эту книгу. И надо ли писать вообще.
Есть вещи, которые надо переживать в себе, молча, потому как, у каждого своя правда. И как бы мы не пыжились, как бы не доказывали друг другу, что только нам подвластна эта правда, всё это — пшик. Мусор. И только история способна рассудить. И то не навсегда.
Вроде бы всем понятно, что выводы надо делать на основе того, что было.
Что надо учиться на ошибках предков.
Что "...не любить историю может только человек, совершенно не развитый умственно". Н. Чернышевский (кстати, эту фразу нас первым делом обязала написать на титульном листе в тетради по истории учительница в 4-м классе. Напомню, если сейчас по-другому, тогда мы первый год как начинали изучать этот предмет).
А мы совершаем те же ошибки, спотыкаемся, ошибаемся...
Плохие мы ученики...
Перечитайте, пожалуйста. Это же просто прекрасно.
А всем "Турбиным" — счастья и благоденствия.

Собачье сердце. Белая гвардия. Дни Турбиных
4 5

Для такого не любителя исторических романов как я, подобное произведение не предвещает ничего захватывающего и увлекательного.
Но…
Булгаков это Автор, с которым я готова на всё.
И тем более оно манит, имея такую Историю, скрытую «за спиной» небольшой книги.
История, и не только революции, петлюровцев, просто людей и того Киева.
По большей части, история самого Михаила Афанасьевича и его семьи – сестры, брата, друзей и пр.
И трудно сказать, что более интересно - читать само произведение или о нем, "побывать" в музее (спасибо за это читатялям-друзям на ЛЛ).
Книга с зашкаливающим количеством героев, имеющих прототип реально существовавших когда-то людей.
С их историей знакомится ни менее интересно, чем со значимыми историческими событиями.
Герои обретают объемность, с каждой страницей все более ярко вырисовывается образ и характер. За них переживаешь, бежишь рядом по узким улочкам, скрываешься во дворах, кому-то благодарен, на кого-то злишься или улыбаешься самонадеянности, вздыхаешь над бессмысленностью и иронией судьбы.
Булгаков влюбляет. Герои его произведений никогда не прощаются, они знают - к ним обязательно вернутся.

Собачье сердце. Белая гвардия. Дни Турбиных
5 5

Надо было обладать большим мужеством, чтобы в уже в большевистской России написать антибольшевистскую книгу. Настолько антибольшевистскую, что была запрещена до конца семидесятых. Но я более чем уверен, приди бы художественный замысел к Булгакову в тридцатые годы, когда сталинизм как политическая форма и явление сформировалась, он бы ни за что не рискнул писать подобные вещи. Побоялся бы за себя, и правильно бы сделал. Но все к лучшему - мы имеем возможность читать замечательную повесть, в которой немного философии, много интеллигенции и много же пролетарской гадости.

– Вы ненавистник пролетариата! – гордо сказала женщина.
– Да, я не люблю пролетариата, – печально согласился Филипп Филиппович


Говорю не таясь, я тоже не люблю пролетариата. Во всяком случае большевистски настроенного.

"Собачье сердце" - один из трех случаев для меня лично (наравне в "17 мгновениями весны" и "Иваном Васильевичем..."), когда одноименное кино вышло не хуже книги. Фильм с Евстигнеевым в главной роли я посмотрел впервые в девяностых. Ничего, конечно же не понял, но запомнил. что такой есть в природе. По прочтении книги я заново пересмотрел фильм, чтобы "заклеймить" и "предать позору". И вот наоборот, говорю - это шедевр. Евгению Евстигнееву удалось не просто сыграть профессора, он показал одно из лиц интеллигенции. Я смотрел фильм и понимал, что именно таким я Преображенского и представлял.

Ненавязчивой непримиримостью на большевиков, швейцаров и пролетариат обрушается Михаил Булгаков, Филипп Филиппович, Владимир Бортко (режиссер фильма) и Евгений Евстигнеев. Ух! Дух захватывает от этой экспрессии!

Пусть: раз социальная революция – не нужно топить. Но я спрашиваю: почему, когда началась вся эта история, все стали ходить в грязных калошах и валенках по мраморной лестнице? Почему калоши нужно до сих пор ещё запирать под замок? И ещё приставлять к ним солдата, чтобы кто-либо их не стащил? Почему убрали ковёр с парадной лестницы? Разве Карл Маркс запрещает держать на лестнице ковры? Разве где-нибудь у Карла Маркса сказано, что 2-й подъезд калабуховского дома на Пречистенке следует забить досками и ходить кругом через чёрный двор? Кому это нужно? Почему пролетарий не может оставить свои калоши внизу, а пачкает мрамор?


Что такое эта ваша разруха? Старуха с клюкой? Ведьма, которая выбила все стёкла, потушила все лампы? Да её вовсе и не существует. Что вы подразумеваете под этим словом? – яростно спросил Филипп Филиппович у несчастной картонной утки, висящей кверху ногами рядом с буфетом, и сам же ответил за неё. – Это вот что: если я, вместо того, чтобы оперировать каждый вечер, начну у себя в квартире петь хором, у меня настанет разруха. Если я, входя в уборную, начну, извините за выражение, мочиться мимо унитаза и то же самое будут делать Зина и Дарья Петровна, в уборной начнётся разруха. Следовательно, разруха не в клозетах, а в головах. Значит, когда эти баритоны кричат «бей разруху!» – я смеюсь. Клянусь вам, мне смешно! Это означает, что каждый из них должен лупить себя по затылку! И вот, когда он вылупит из себя всякие галлюцинации и займётся чисткой сараев – прямым своим делом, – разруха исчезнет сама собой. Двум богам служить нельзя! Невозможно в одно и то же время подметать трамвайные пути и устраивать судьбы каких-то испанских оборванцев! Это никому не удаётся, доктор, и тем более – людям, которые, вообще отстав в развитии от европейцев лет на 200, до сих пор ещё не совсем уверенно застёгивают свои собственные штаны!


- Успевает всюду тот, кто никуда не торопится. Конечно, если бы я начал прыгать по заседаниям, и распевать целый день, как соловей, вместо того, чтобы заниматься прямым своим делом, я бы никуда не поспел. Я сторонник разделения труда. В Большом пусть поют, а я буду оперировать. Вот и хорошо. И никаких разрух…


Собачье сердце. Белая гвардия. Дни Турбиных
5 5

Эксперимент, который произошел в России, когда народилось куча "новых" людей, взятых из подворотен и Ленин торжественно вручил им новый мозг, презирающий все старое, да пистолет, чтобы стрелять в затылки пережиткам прошлого, в "Собачьем сердце" осуществлен локально профессором Преображенским. Животные инстинкты, игра на балалайке по трактирам в совокупности с государственной службой - это облик нового человека. На человеческие качества его рассчитывать не приходится, Шариковы заинтересованы в извлечении сиюминутной прибыли, чтобы где-нибудь в подворотне напиться, предпочитают цирк театру и в состоянии критиковать Энгельса с Кауцким.

Что может сделать в этой ситуации сам экспериментатор? Ровным счетом ничего, хотя в произведении Шариковым выдано предупреждение о возможности возвращения в подворотню, туда, откуда они и вылезли. Нерядовая личность профессора Преображенского оценила и предусмотрела процесс. Чего не скажешь о немцах, которые дали Ленину денег, об интеллигенции, стоявшей у истоков революции, которые были в последствии вычищены главой Шариковых. Жесткая грубая карательная машина - единственное, что могло Шариковыми управлять и расчистить территорию от инакомыслящих, дабы Шариковы могли вариться в собственном соку, воюя уже с надуманными врагами. Представлял ли Булгаков - сколько поколений Шариковых сменится и насколько эти многочисленные собачьи сердца расползутся по стране и миру. Они и сейчас сидят в кабинетах, строчат кляузы да скупают гектолитрами водку. Большая их часть давно научилась маскироваться, но клеймо "совок" ясно проступает на каждом подобном лбу, который может уже даже не походить на чрезвычайно низкий, шариковский за давностью лет.

Часто приходится слышать фразу "какую страну мы потеряли". Ключевое слово здесь не "страну" и не "потеряли", а "мы". Мы, потомки Шариковых.

Собачье сердце. Белая гвардия. Дни Турбиных
4 5
Достаточно погнать человека под выстрелами, и он превращается в мудрого волка; на смену очень слабому и в действительно трудных случаях ненужному уму вырастает мудрый звериный инстинкт.


Все же не просто читать такие книги и писать на них отзывы. И дело даже не в замахе и не во впечатлении, сколько в том, что ожидал одного, получил другое, а впечатление все равно высочайшее.

Почему, спрашивается. Потому что рассчитывал прочитать про белую гвардию. А роман про семью и про оборону Города (как все-таки любит Булгаков Киев, что по имени его даже не называет, а только так - Город с большой буквы). И хотя обороняет его белая гвардия, но все же роман о семье Турбиных.

О, только тот, кто сам был побежден, знает, как выглядит это слово! Оно похоже на вечер в доме, в котором испортилось электрическое освещение. Оно похоже на комнату, в которой по обоям ползет зеленая плесень, полная болезненной жизни. Оно похоже на рахитиков демонов ребят, на протухшее постное масло, на матерную ругань женскими голосами в темноте. Словом, оно похоже на смерть.


Не надо быть фундаментальным, чтобы писать про ужасы гражданской войны. Замечательное произведение исторического масштаба может получиться и без описательных сцен с разных точек зрения, через множество характеров. Ни к чему это. Мы видим войну, хотя в романе не так много персонажей, ключевых образов. Мы видим ее через восприятие нескольких человек. И все же мы о ней получаем целостное впечатление.

Гениальный слог, великолепный стиль, отличный язык. Ничего лишнего, но нет ничего такого, чего бы недоставало произведению. Как раз написано таким образом, что чувствуешь, как замерзли пальцы, как течет кровь из раны, как плачет Елена...

И снова, и снова я думаю - почему все так происходило? Почему люди были так глупы. так бездушны, за чье счастье они боролись, если жертвовали своим и уничтожали чужое счастье? Жертвовали своим... Уничтожали чужое... Для кого тогда?

И еще я думаю после таких вот книг. Есть у меня сосед. Он же лучший друг. Пуд соли вместе съели.

Пошел бы он против меня (будь такое время или повторись они, упаси Господь!) за то, что у меня другие убеждения?

Все пройдет. Страдания, муки, кровь, голод и мор. Меч исчезнет, а вот звезды останутся, когда и тени наших тел и дел не останется на земле. Нет ни одного человека, который бы этого не знал. Так почему же мы не хотим обратить свой взгляд на них? Почему?
Собачье сердце. Белая гвардия. Дни Турбиных
4 5
Как не надо читать Булгакова

Придется в этот раз начать с оффтопа. Поэтому, если что, можете сразу пролистнуть на пару абзацев ниже.

Потому что я хочу официально заявить, что Булгаков определенно начинает меня пугать. Ну вот правда, стоит мне в последнее время открыть какую-нибудь его книгу, как тут же начинают происходить какие-то нездоровые события. Вот даже вспомнить последние три случая. Читала «Записки юного врача» - попала в аварию и потом еще неделю не могла открыть рот, потому что болела челюсть. Когда слушала «Мастера и Маргариту», на работе происходила какая-то неведомая хрень , так что что мне определенно начало казаться, что кое-кто сошел с ума. Первый свой опыт прочтения этого романа я и вовсе вспоминаю с большой неприязнью.

А вот теперь «Белая гвардия». В первый же день, как только я ее начала, накрылась SD-карта в телефоне, а сам телефон сделал финт ушами и вернулся к заводским настройкам, почистив все, что в нем было. Ну, это чтоб я не скучала, видимо. Во-вторых, тут же, как будто специально этого ждала, в рабочую атмосферу вернулась неведомая хрень. Причем чуть ли не та же самая, что и в тот раз. Совпадение? И для полного счастья я еще и подхватила простуду. Которая все никак не проходит. Ну, я уж не говорю о всяких мелочах вроде того, как я чуть не уехала в соседний город с 30 рублями в кармане. «Чуть» ведь не считается, да?

Ну ладно, поделилась своим суеверным недоумением, а теперь можно и о впечатлениях непосредственно от самой книги. Вот тут у меня возникают некоторые проблемы. Очень уж эти самые впечатления неоднородные. Несмотря на мои самые радужные предвкушения от чтения Булгакова, книга шла у меня очень неровно. Некоторыми моментами я просто зачитывалась, не могла оторваться. Сквозь другие приходилось чуть ли не «продираться» и заставлять себя читать дальше. Причем оба утверждения в равной степени относятся как к «семейной» части романа, так и к «военной».

Первая ошибка, которую я совершила – начала читать книгу с подробными комментариями. Очень зря. Потому что их количество таково, что значительно превышает (по крайней мере, поначалу) объем самого оригинального текста. Ну то есть чуть ли не на каждые две сточки романа приходится по 1-2 страницы комментариев. Ясное дело, что пока прочитаешь такой комментарий, напрочь забудешь, о чем была речь непосредственно в самом произведении. Причем комментарии, может быть, и интересны сами по себе, но далеко не всегда так уж необходимы. Скорее, большинство из них придутся по вкусу уже состоявшимся любителям «Белой гвардии», которым захотелось бы узнать об авторе, книге и о процессе ее написания какие-нибудь подробности. Короче говоря, лучше всего читать их после прочтения романа, а не во время. Но к тому времени, как я это осознала, начало книги было для меня несколько подпорчено.

Что касается самого романа, то… у меня осталось впечатление урезанности. Может, из-за того, что изначально предполагалась трилогия, и в книге осталось это предвкушение какого-то будущего размаха, который остался невоплощенным, а может, потому, что Булгаков вырезал впоследствии часть линий. Вероятно, и то, и то другое сыграло свою роль, но так или иначе, чего-то мне не хватило. Персонажи остались для меня не до конца раскрытыми. Хотелось больше сюжетных событий. Несмотря на то, что читалась книга непросто, хотелось, чтобы она была длиннее! В некотором смысле можно даже сказать, что я не успела в нее полностью погрузиться.

Еще никак не складывалась в голове какая-то более или менее целостная картинка. Случается со мной периодически такое, что воспринимаю книгу как пазл: кусочки есть, а вместе не складываются. Остается ощущение некого хаоса. Впрочем, о чем это я? Речь ведь о Гражданской войне, а она и есть самый что ни на есть хаос и неразбериха. В которых пострадают все, и никому не удастся остаться в стороне…

А зачем оно было? Никто не скажет. Заплатит ли кто-нибудь за кровь?
Нет. Никто.


На страницах небольшого романа мы увидим очень многих людей, некоторых совсем мельком, но каждого из них война заставит открыть свое истинное лицо, обнажить характер. Кто окажется предателем? Кто сбежит при первом намеке на опасность? Кто будет защищать себя, а кто постарается спасти других? Кто готов рисковать жизнью ради того, во что верит и чему клялся служить, кто затаится, надеясь, что его не коснется, а кто постарается при первой возможности переметнуться на сторону сильного?

Это время, когда опасность подстерегает за каждым углом, когда все в одночасье переворачивается с ног на голову, когда рушится весь привычный уклад, когда, выходя на улицу, нельзя быть уверенным, что вернешься назад живым и невредимым. Когда никому нельзя верить, когда непонятно, где «свои», кто и от кого защищается. И льется кровь без разбора… Но и здесь можно получить помощь, откуда не ждешь. И как никогда важна семья, ее любовь и поддержка. Ее вера, что поможет выжить даже тогда, когда, кажется, уже потеряна всякая надежда.

Здесь в центре повествования семья Турбиных. Сквозь весь роман проходит ощущение, что их квартира – светлое, теплое и уютное пристанище, и что бы там ни было и какие бы удары ни обрушились на Турбиных, здесь всегда можно найти заботу, отдых и покой. Семьей тут стали не только те, что связаны кровными узами, а люди, вместе прошедшие через испытания. Разве не стал почти членом семьи неуклюжий, свалившийся, как снег на голову, Лариосик? А друзья-офицеры? Все они в этой квартире – как маленькая крепость, готовая дать отпор кому угодно, пока они вместе.

А события вокруг происходят страшные. Булгаков лаконично, иногда вовсе парой штрихов, но до боли ярко и реалистично изображает нам множество эпизодов, из которых складывалась история тех дней. Страх. Смерть. Кровь. Ненависть. Боль. Неизвестность. Подозрения. Сменяющая друг друга власть. И слухи. Когда никто ничего не знает, когда толком никому неизвестно, что происходит, с ужасающей быстротой распространяются самые невероятные слухи. И из них может родиться самая настоящая легенда. А потом – пойди разберись, что там было на самом деле. Да и было ли? Не так уж важно. Важно – за что и во имя чего погибло столько людей? Но на это, как всегда, нет ответа…

Безусловно, прежде чем читать «Белую гвардию», просто необходимо освежить в памяти исторические события в Киеве 1918-1919 годов. Иначе многое просто пройдет мимо. Может быть, местами вообще будет непонятно, кто, зачем и почему. И прочитать книгу «с набега», не отрываясь, вряд ли получится. Она из тех, что читаются небольшими частями, обдумываются, перечитываются. Из тех, к которым возвращаются.

Собачье сердце. Белая гвардия. Дни Турбиных
5 5

Сложно писать рецензию на бесконечно любимое произведение, чувствуешь себя собакой, которая все понимает, а сказать не может. Михаил Булгаков так и не увидел свое произведение (как и большинство своих книг) опубликованным на родине. Первый раз книга была экранизирована и издана за рубежом, а советский читатель (не считая тех, кто смог познакомиться с книгой в полуподпольном самиздате) увидел книгу и фильм снятый по ней (о фильме скажу в конце) только в перестроечные времена. Тем не менее, книга смогла пережить годы забвения и теперь совершенно заслуженно входит в золотой фонд нашей литературы. Совсем небольшая по объему повесть растащена на цитаты чуть менее чем полностью.
Вот пару недель назад у меня все выходные прошли в обнимку с "Собачьим сердцем", я 2 раза прослушала аудиоверсии, 2 раза перечитала и 3 раза посмотрела фильм - и не надоело ни капли! Каждый раз, во вроде бы абсолютно знакомом тексте находишь для себя что-то новое, в этом и есть давно отмеченная магия булгаковских текстов.
Тексты Булгакова представляют интерес не только с литературной точки зрения, но это и самый настоящий квест для любителей загадок. Булгаков часто брал своих знакомых или родственников и делал их прототипами своих книг, но не полностью, какие-то факты или черты характера он брал от других людей. То же самое касается и мест - булгаковеды и просто почитатели таланта писателя до сих пор не разгадали (или спорят) о том, какое-же именно место было описано в книгах. Так, дом на Пречистенке (в котором жил профессор Преображенский) действительно существует и находится по адресу Пречистенка, 24 (или Чистый переулок, 1). А вот описание подъезда с "мраморной лестницей" взято не из этого дома, а из соседнего. Прототипом профессора Преображенского в большой мере стал дядя МБ носящий также "религиозную" фамилию Покровский.
Реальные прототипы других героев (даже эпизодичных) были настолько узнаваемы для современников писателя, что в книгу (хоть ее и не планировалось издавать) все равно были внесены правки:

Эпизод же с "известным общественным деятелем", воспылавшим страстью к четырнадцатилетней девочке, в первой редакции был снабжен такими прозрачными подробностями, что по-настоящему испугал Н. С. Ангарского: "... Взволнованный голос тявкнул над головой:
- Я известный общественный деятель, профессор! Что же теперь делать?
- Господа! - возмущенно кричал Филипп Филиппович, - нельзя же так! Нужно, сдерживать себя. Сколько ей лет?
- Четырнадцать, профессор... Вы понимаете, огласка погубит меня. На днях я должен получить командировку в Лондон.
- Да ведь я же не юрист, голубчик... Ну, подождите два года и женитесь на ней.
- Женат я, профессор!
- Ах, господа, господа!.."

Н. С. Ангарский фразу насчет командировки в Лондон зачеркнул красным, а весь эпизод отметил синим карандашом, дважды расписавшись на полях. В результате в последующей редакции "известный общественный деятель" был заменен на "Я слишком известен в Москве...", а командировка в Лондон превратилась в просто "заграничную командировку".

Дело в том, что слова об общественном деятеле и Лондоне делали прототип легко опознаваемым. До весны 1925 г. из видных деятелей Коммунистической партии в британскую столицу ездили только двое. Первый - Леонид Борисович Красин (1870-1926), с 1920 г. - нарком внешней торговли и одновременно полпред и торгпред в Англии, с 1924 г. ставший полпредом во Франции. Второй - Христиан Георгиевич Раковский (1873-1941), бывший глава Совнаркома Украины, сменивший Красина на посту полпреда в Лондоне в начале 1924 г. Действие С. с. происходит зимой 1924-1925 гг., когда полпредом в Англии был Раковский, который, вероятно, и послужил прототипом развратника в С. с.

Кстати, один из самых ярких эпизодов книги, монолог Филиппа Филипповича о разрухе, многократно и постоянно цитируемый тоже взялся не на ровном месте. Тонкая ирония Булгакова состоит в том, что на театральных подмостках Москвы в 20-е годы действительно шла

пьеса Валерия Язвицкого (1883-1957) "Кто виноват?" ("Разруха"), где главным действующим лицом была древняя скрюченная старуха в лохмотьях по имени Разруха, мешающая жить семье пролетария.

(Эта цитата и выше взяты ).
Символики в повести очень много, операция милой дворняги Шарика начинается вечером 24 декабря, а окончательно Шарик становится "Шариковым" в ночь с 6-го на 7-е января, то есть вся трансформация происходит в период Святок, тем самым представляя себе этакое извращенное советское "рождество" человека нового типа.
И вот, вроде как торжество науки, и милый песик Шарик превращается в редкостную гниду. Преображенский первый понимает, что на самом деле он сотворил и приходит от этого в ужас. Недаром он говорит Борменталю, что скоро Шариков сожрет и своего покровителя и защитника, председателя домкома Швондера. Единственный, кого побаивается Шариков в доме Преображенского - это Борменталь. Шариков глубоко труслив, и несмотря на всю свою браваду единственное, перед чем и кем он пока периодически пасует - это именно молодой и физически сильный мужчина Борменталь, который способен взять Шарикова за шкирку и припереть к стенке. Старик Преображенский, как и 2 женщины в доме отпору Шарикову дать не могут. Но это только пока, Шариков очень быстро понимает, что получив за своей спиной силу и поддержку системы он справится в конце концов со всеми, помните как он сквозь зубы говорит Борменталю: "У самих револьверы найдутся". Место, где служит Шариков тоже символично, "очистка" и обмануть никого не может. Эта пока Шариков в "очистке" от бродячих котов, первая ступень его карьеры, а вот потом Шарикова в его кожанке с распростертыми объятьями возьмут в "очистку" более высокого уровня.
Книга заканчивается на максимально позитивной ноте из тех условий, в которых жил профессор Преображенский - ему и доктору Борменталю удалось загнать обратно в бутылку так неосторожно выпущенного ими злого быдло-пролетарского джина, и в профессорской квартире на Пречистенке еще на какое-то время сохранится мир и покой - семь комнат находящихся (пока) под защитой высокопоставленных клиентов, дремлющий у камина пес Шарик, услужливая Зина сервирующая обед в столовой, а не в передней, и не в спальне. Вот надолго ли сохранится эта идиллия в рамках отдельно взятой арбатской квартиры? Не уверена...
Еще не могу не сказать несколько слов по поводу экранизации.
Это один из редких случаев, когда экранизация не просто хороша или точна, а она дополняет книгу лаконичными кадрами и какими-то деталями, которых в книге вроде и не было, но ты смотришь и понимаешь, что так оно и могло быть у Булгакова. Ну и конечно, замечательная актерская игра, в первую очередь Евгения Евстигнеева в роли Филипп Филиппыча, вот никого другого и не могу представить в этой роли. Режиссером этого поистине выдающегося фильма стал Владимир Бортко, который совсем недавно вогнал меня в полный шок своими речами во славу Сталина на трибуне КПРФ. Вот как, как можно снять "Собачье сердце", а потом так "испортить себе некролог"? Наверно, чтобы не чокнуться от такого дуализма можно только взять за версию слова Александра Феденко:

«Бывает, человек жил-жил, да помер - изжил себя. А вместо него совсем другой теперь живет. Тот вино с друзьями любил, этот кефир в одиночестве пьет. Тот с Кормильцевым песни писал, этот у Прилепина в передаче фон наполняет. Тот "Собачье сердце" снял, а этот требует Сталина вернуть. И все вокруг думают, что тот еще жив, и удивляются, обнаруживая такое несходство. А ничего удивительного - просто тот умер, и кто-то его тело донашивает, а все думают, что он жив.»
Собачье сердце. Белая гвардия. Дни Турбиных
5 5

Необыкновенный роман. Очень глубокие образы, яркая атмосфера. Уверен, что роман "Белая гвардия" можно смело отнести к шедеврам русской литературы.
Украина, Киев 1918 года. Идет безумная гражданская война. В центре событий - Петлюра, гетьман, большевики и немцы. События гражданской войны мы воспринимаем сквозь призму главных героев, которые с детства впитали, что значит настоящая дружба, любовь, офицерская честь и достоинство.Семья Турбиных и их друзья, монархисты, белые офицеры, оказываются в самом водовороте описываемых событий, и ни для кого из них они не проходят бесследно.Людские судьбы одних идут под откос в одно мгновение, а некоторые выживают и живут дальше, но нет тех, кого гражданская война не задела.

Был мир, и вот мир убит.

А еще в книге есть два необычных главных героя: Дом и Город. Город, как и его люди - встревоженный, бунтующий, пытающийся бороться с беспощадной волною войны, и одновременно такой светлый, по-зимнему печальный и тихий. Дом Турбиных - символ родного очага, противопоставленный Городу, где веет вьюга, он всегда собирает всех друзей, сюда хочется возвращаться еще и еще - в эту обитель тепла, где уютный абажур в маленькой комнатке, комнатке в Городе...

Никогда. Никогда не сдергивайте абажур с лампы! Абажур священен. Никогда не убегайте крысьей побежкой на неизвестность от опасности. У абажура дремлите, читайте – пусть воет вьюга, – ждите, пока к вам придут.


Книга пронизана образами – семьи, дома, страха, боли, смерти, надежды и веры, читается на одном дыхании, оставляет неизгладимое впечатление.

Собачье сердце. Белая гвардия. Дни Турбиных
5 5

История штука жестокая. Постоянные войны, убийства, насилие. Нет ни одного народа, не замаравшего «руки» по локоть в кровь. Но гражданская война худшее из зол, когда вчерашний друг и сосед оборачивается врагом в битве не на жизнь, а на смерть. Особенно страшно, когда о таком рассказывает современник событий. Особенно, когда он мастер слова.

Как давно я не читала Булгакова! Да и читала-то всего ничего. А все потому, что наши классики меня пугают своей реалистичностью, черными, пусть и натуральными, красками. К тому же история последних веков у нас не отличается спокойствием, не способствует расслаблению за книгой тихим вечером. Читая такие книги, надо мыслить, страдать и чувствовать, а в каждодневной суете не всегда есть на это душевные силы. Но как приятно однажды взять в руки томик со школы любимого автора, до внеклассных произведений которого годами не доходили руки. И восхититься! Восхититься так, что аж дух захватит! И от гордости, что были, были у нас настоящие писатели, была настоящая литература, хочется кричать. Недаром имена наших классиков известны во всем мире даже тем, кого не назовешь книголюбом и с натяжкой. Но разве можно прочувствовать все мастерство, все те чувства, что передают наши авторы в переводе? Однозначно нет. Поэтому от возможности читать великие произведения в оригинале еще больше наслаждаешься мастерством, присутствующим в каждой фразе.

Впечатление от книги – экстаз. Какие искусственные заменители счастья? Такое чистое наслаждение можно получить только от Булгакова и его «Белой гвардии».

Собачье сердце. Белая гвардия. Дни Турбиных
5 5

С первых слов Булгаков окунает нас в витьеватый, уютный мир Турбиных, который еще дышит укладом ушедшего строя, в котором сугробы словно гигантские сахарные головы, квартира вторым этажом на улицу, а первым - во двор, мягкие звуки Николкиной гитары, чайные чашки с цветочками внутри и золотые снаружи. Перед нами мир ассоциаций, все вокруг наполняется звуками и шорохами, мир, который вот-вот готов разрушить, раздавить каблуками враг.
Стреляют.
Красный капор, в котором еще год назад Елена блистала в театре, теперь накинут на лампочку...
Уехал Сергей.
Теперь у Елены и Николки остался только Алексей. Что же будет? Война? Революция? Кажется, что все герои уже свыклись со сложившейся ситуацией, и готовы к любым превратностям судьбы.
Книга целиком - одно впечатление, впечатление о Городе в 1918 году, о Петлюре, которого никто даже и не увидел, о революции, о неразберихе, о кошмаре будних дней мирных жителей и военных.

И снова тиф и снова морфий и снова сифилис...

А что из этого выйдет - неизвестно. А?

А зачем оно было? Никто не скажет. Заплатит ли кто-нибудь за кровь?
Нет. Никто.


P.S. Я росла уже в постсоветские времена, но, поверьте, впервые узнала о существовании художественной литературы начала двадцатого века, которая не превозносит большевиков, более того, рассказывает о монархистах (очень удивилась!).

Собачье сердце. Белая гвардия. Дни Турбиных
5 5

И опять — разговор об этой книге практически невозможен без упоминания фамилий Евгения Евстигнеева и Романа Карцева, Владимира Толоконникова да Нины Руслановой. Потому что как у Маяковского — мы говорим книга, подразумеваем фильм. И наоборот. Да ведь и книга официально была издана буквально за год до фильма, так что для массового читателя-зрителя они появились в культурном пространстве практически одновременно. И потому невероятно банально говорить о том, что небольшая повесть буквально раздёргана на цитаты, и что начни говорить где угодно про чтение советских газет или про разруху в головах, как тут же и подхватят и продолжат и закончат прямой речью. Честно говоря, даже и не знаю, имела бы эта повесть такой успех, если бы не эта талантливая, практически гениальная экранизация. Думаю, что такого звонкого фурора не было бы...

Великолепный, антисоветский по сути и точный по злободневности и актуальности фантастический памфлет. И то, что эту повесть Советская власть так и не разрешила к публикации (книгу разрешили напечатать только в 1987 году, когда Власть поняла, что по-старому управлять она уже не может, а низы смутно ощутили, что жить так, как жили раньше, тоже не хотят), говорит только о понимании ею, властью, всей силы, всей мощности этой повести, и о неспособности противостоять такого рода правде, и о слабости самой власти, которая своим цензурным запретительством признала и правоту Булгакова, и свою неспособность и нежелание что-то и как-то исправить.

Жаль только одного — что шариковы оказались многочисленны и неистребимы, и что это в книге проф. Преображенскому удалось всё вернуть назад, а в реальной жизни эти люди вновь захватывают разные комитеты и отделы, и управляют, управляют, управляют... И пропадают не только галоши из парадной, но и многое другое, и в совершенно других качествах и объёмах. Но это уже совсем другая история...

Собачье сердце. Белая гвардия. Дни Турбиных
4 5
Все пройдет. Страдания, муки, кровь, голод и мор. Меч исчезнет, а вот звезды останутся, когда и тени наших тел и дел не останется на земле. Нет ни одного человека, который бы этого не знал. Так почему же мы не хотим обратить свой взгляд на них? Почему?


Вот и подошла неделя Булгакова к концу, ну как неделя...чуть больше, читала два его знаменитых произведения я, не торопясь, без мысли "поскорей бы", читала каждый день понемногу, через себя не пропуская, а может...
Я вчера плохо спала, наверно сказалось то, что впервые прослушала парочку классических произведений, а потом ночью гоняла в своей плеере "медленный вальс" Штрауса до половины второго ночи и что странно...эта мелодия стала одним целым с книгой.
Вот самое начало вальса...некто идет, оглядываясь, задыхаясь, улица совершенно безлюдна, куда идти, что с ним? Ноги будто бы не ему принадлежат, руки повисли, как сложно дышать, вдруг на пути встает фигура отвратительного человека, предателя, что сделать с ним? Вот некто уже направил оружие, прошло несколько мгновений-удар, он снова бежит, перелезая через преграды, как много смертей...для одного человека. Мелодия звенит в ушах от неё не отвязаться...

Знаете, я так и не смогла когда-то дочитать "Как закалялась сталь", всё потому что...в те моменты, описывающие обыски или разговоры о них я заметила такую штуку:красные совершали обыски, а белые переворачивали всё вверх дном в квартире, устраивали черт знает что и вообще они какие-то не цивилизованные в отличии от большевиков. Поэтому и бросила, мне хотелось прочесть книги, не пропитанную пропагандой и расчетом, не призывающую к чему-то, а книгу о поколении людей, на чью долю выпало слишком много горя, несмотря на то, что до этого они жили довольно таки сносно, книгу о том, как они всё это пережевывали, переживали и жили дальше.

Ну, думается, вот перестанет, начнется та жизнь, о которой пишется в шоколадных книгах, но она не только не начинается, а кругом становится все страшнее.


Но лучше не становилось.
Как всегда милым другом моего сердца стал самый младший герой книги- Николка, что после встречи с Нероном, после того, как впервые увидел убийство завалился мертвецким сном. Кстати об убийстве Най-Турса, может дико всё это звучит, но это один из любимых моментов книги, та ярость, с которой он срывал погоны с ошалелого Николки, бедный Ивашин, нечаянно оседланный тем же Николкой.
Все завертелось, пара мгновений и вот никого нет рядом, они вдвоем, один стеляет, а второй держит ленту, мгновение, а Николка не слушает, не уходит, он стоит на своём, и мужества то как-будто бы и нет, но ведь он то рядом, Най-Турс здесь, бояться нечего...

Бгосте гегойствовать к чертям, я умигаю...Мало-Повальная...

И пусть никто уже не говорит о патриотизме, человек, погибший героем осознал, что эта борьба ни к чему не приведет, к чему смерти молодых парней, ради идеи самодержавия, которая исчезла вместе с последним царем, во что не верили до конца. Когда военные забывали о своем положении, бежали, сжигали документацию и стремились к одному-выжить, без званий, без денег, но выжить, хоть с белыми, хоть с красными, но жить!
Странный побег Тальберга, впоследствии женившегося за рубежом, доказывает всю шаткость положения на Украине и вообще на территории России. Что делать интеллигенции, первой на очереди для расправы новым правительством.
Молодая женщина Елена, ставшая главной в доме после смерти матери, Алексей-врач, и молодой Николка, в его жизни ещё не было ничего хорошего, совсем, жизнь не с чем сравнить, когда позади всего 18 лет, а ты уже успел увидеть смерть, людей сваленных в кучу, липкий пол помещения-морга, успел почувствовать едкий запах тел, бывших когда-то существами с душой и сердцем.

Так умирают? - подумал Николка. - Не может быть. Только что был живой. В бою не страшно, как видно. В меня же почему-то не попадают...


Да, Николка, и ещё не одну смерть нам предстоит увидеть и самую страшную мы встретим один на один. Только Петька-сосед твой ни о чем не ведает и не знает.

А ваша мама предвидела всё, ваши страданий, не зря сказала:

Дружно...живите


Ведь никто не поможет, никто, одна семья.

А вы заметили, как переменился Василиса? Уже и огородик понадобился,и отчего всё так?Потому что, наверно, впервые в жизни он почувствовал, что есть всё же добрые люди, вон и Карась согласился переночевать у них, пусть пьет коньяк, зато спокойно стало, он не один, Ванда тоже его не покинет.

В войну обесценивается всё.
Вам скучно? ну что вы...в войну скуки не было, люди хотели есть.Вам одиноко и вас никто не любит?Нечто подобное испытывали люди, когда бомбардировали их город.Вы некрасивы, право ,душечка, в войну женщины не заботились о таких пустяках, порой и переодеться не во что было.

Эта мысль избита, как ни одна другая, война-это плохо, ещё хуже, когда воюешь со своими. Поэтому лучше не иметь ни религиозных, ни политических взглядов-так легче выжить, защищать некого, отстаивать нечего.

Ах да, ещё мой самый любимый момент в книге-поцелуй Турбина и Юлии Рейс.
Сколько чувства, сколько неуместности, безнадежья.
Не стоит забывать о Лариосике, он, как и Николка, очень мне приглянулся.


Не последнее место в булгаковском романе занимают сновидения...и евангелие, да, снова поэт, снова вера, но не навязчивая, легкая, без поучений, молитва излечила Турбина, молитва освободила душу Най-Турса.

Это именно та вера, что я хотела увидеть, Най-Турс, лежащий среди тысяч трупов, неприглядный, неизвестный, никому ненужный, и вот через несколько часов, его, как существо высшее и духовное отпевают, и не абы как, он прекрасно одет, лежит спокойный, умиротворенный, а Николка в который раз рыдает, оттого что страшно и сладко на душе одновременно, страшно перед смертью, а сладко от слов матери Най-Турса:

Сын мой.Ну спасибо тебе


"Белая гвардия"...немного другого ждешь от названия, сражений...а тут жизнь штатских, к войне не имеющих отношения.
Мышлаевский, Карась, Турбин, прямо как ремарковские "Три товарища", вместе до последнего, а желать больше нечего.
Вот оно счастье, хрупкое, незримое, семья и лучшие друзья, их немного, а зачем больше?Дом №13 и Город, пусть под властью чужаков, но они перетерпят, ведь когда-то станет получше, правда...?

Жить, будем жить!


Написано под
Ray Charles – Ol' Man River

Собачье сердце. Белая гвардия. Дни Турбиных
5 5

Любимейшая книга. С самой первой фразы завораживает и утягивает.



"Велик был год и страшен год по Рождестве Христовом 1918, от начала же революции второй".


Думаю, что впервые читала "Белую гвардию" зимой одиннадцатого класса. Тогда я еще была куда более монархична и любила книги о войне, но эта книга мне понравилась не этим. А просто понравилась. "Она моя", женский род, единственное число.
И потом перечитываю ее, наслаждаясь каждым героем, каждой страницей, каждой фразой - будь то диалог или описание.
Мой папа считает, что единственный полностью положительный герой во всей мировой литературе - Николенька Турбин. Не люблю быть категоричной, но папу понимаю.
И не хочу читать "Дни Турбиных", потому что знаю, что там умирает Алексей, а это здесь лишнее, совершенно, ведь



"Все пройдет. Страдания, муки, кровь, голод и мор. Меч исчезнет, а вот звезды останутся..."



А потом перечитывать в поезде по пути в Киев, и ходить по комнатам Турбинского дома на Андреевском спуске, и потом, дома, перечитывать еще и еще...



"И сон привиделся ему простой и радостный: как солнечный шар".

Собачье сердце. Белая гвардия. Дни Турбиных
5 5

Я рада, что прочитала повесть за двадцать лет. По мне так классику в школе не понять, а от того что ее разжёвывают и в рот скалывают, еще только хуже становится. Нужно не один год поработать, хоть где-то, вырасти из таких социальных слоев, как школа или универ, чтобы увидеть совсем другой мир, чтобы понять цену деньгам, чтобы осознать в редкость адекватного типа людей. Когда мы все еще учимся в школе, мы смотрим вокруг и веруем что эти "идиоты" потом станут взрослыми нормальными людьми. Как бы ни так. Такими же они и остаются. Профессор ведется себя как дите малое, построив свои распорядки в квартире, председатель домкома со своей сворой те еще хулиганы, и все остальные малоизвестные личности не лучше. Как следствие и собака остается собакой, как бы она не "выросла".
Вообще, снимаю шляпу. Так раскрывать неадекватность власти прямо у нее под носом - это смело, как минимум.
Фильм тоже очень хорош, отлично передал рассказ, все самое емкое и важное прозвучало.

Собачье сердце. Белая гвардия. Дни Турбиных
5 5

Наконец-то Свершилось!!!
С М.А. Булгаковым у меня не самые простые отношения. Мастер и Маргарита стала одной из моих любимых книг только после просмотра сериала, а через 1,5 года я прочел «Роковые яйца», которым поставил здесь 2, да простят меня поклонники этой повести. Что касается Собачьего сердца, то лет в 10-11 я пытался смотреть экранизацию Бортко, но она меня не впечатлила. Я и сейчас, являясь серьезным киноманом, не особо жалую черно-белые ленты. Моё зрение требует яркой цветовой гаммы. Возможно, многим это покажется странным, но факт – вещь упрямая. Кроме цветности мне и сюжет Собачьего сердца показался в детстве откровенным бредом. Кажется, даже первую серию не досмотрел.

Однако в связи с некоторыми знаками читательской судьбы, в конце этого лета я твердо решил продолжить знакомство с Булгаковым, для чего и взялся за Собачье сердце. Вообще цитаты из этой повести частенько мелькают в вопросах Что? Где? Когда? И «Своей игры», с которыми я периодически имею дело. И это обстоятельство послужила ещё одним поводом к прочтению.

Итак, перейдем к описанию впечатлений о книге. Должен сказать, что рецензию на эту повесть мне писать тяжело, так как произведение Булгакова очень четко структурировано, достаточно злободневно и, в то же время, очень многогранно. Его очень тяжело разобрать по косточкам, поэтому изложу хотя бы обрывки мыслей.

Первое, что порадовало – повествование от лица пса. Мне вот никогда не приходило в голову погрузиться в мысли собаки и предположить, о чем же она сейчас думает. Должен сказать, что Булгакову удалось вызвать во мне сочувствие к его герою, хотя я совсем не отношу себя к любителям животных как таковых. Очень любопытно было, чем же обернутся мечты Шарика о лучшей жизни. Как показывает автор в итоге, нам нужно стараться довольствоваться тем, что у нас есть…

Ещё 1 аспект книги, который представляется мне любопытным, - исторический. Очень интересно было читать рассуждения профессора о политической ситуации в стране. Монолог за обедом просто потрясающий! Великолепная мысль о том, что «разруха не в клозетах, а в головах».
И просто поразивший, такой актуальный для меня сейчас вывод: « Если вы заботитесь о своём пищеварении, мой добрый совет – не говорите за обедом о большевизме и о медицине. И – боже вас сохрани – не читайте до обеда советских газет.
– Гм… Да ведь других нет.
– Вот никаких и не читайте. Вы знаете, я произвёл 30 наблюдений у себя в клинике. И что же вы думаете? Пациенты, не читающие газет, чувствуют себя превосходно. Те же, которых я специально заставлял читать «Правду», – теряли в весе»
.

Именно поэтому я уже около трех лет смотрю новости только по принуждению. Полностью согласен с профессором!

Теперь осталось поговорить о морально-этической стороне книги с некоторым количеством спойлеров.

Итак, я в корне не согласен с Булгаковым во взгляде на поставленную им проблему! Глубоко убежден, что наука всё равно должна двигаться вперед, и кто-то неизбежно будет её жертвой. Ведь, чтобы что-то получить, мы обязательно должны отдать что-либо взамен. Поэтому мне очень грустно, что профессор пришел к следующему выводу:
«– Наука ещё не знает способов обращать зверей в людей. Вот я попробовал, да только неудачно, как видите»

Я очень надеюсь, что Филипп Филиппович ещё продолжит свои эксперименты. Ведь в следующий раз он может попытаться пересадить псу не мозг алкоголика, а, например, - ученого, и, как знать, что из этого получится? Возможно, он даст гению вторую жизнь?! Если предположить, что нельзя идти против того, что дала природа, то и лечить людей от болезней не стоит??? Если так, то не надо вообще ставить опыты над животными. Логично?

Меня волнует в повести ещё 1 тема. Следуя авторской логике, собаки априори лучше людей? И вновь буду спорить! Если бы не человек, то собака не стала бы его другом! Ведь не родилась же она на свет одомашненным животным? И без человека собака гораздо более беспомощна, чем он без неё, если, конечно, не кидаться в крайности типа рассуждений о поводырях для слепых.

Несмотря на то, что я не удовлетворен концовкой повести, сама книга прекрасна! Написана легко, красиво, весело. Объем маленький, но его хочется растягивать, чтобы продлевать удовольствие! Спасибо Булгакову за остроумный юмор и за то, что книга не изобилует медицинскими терминами, несмотря на профессию автора! С удовольствием ставлю 5 звезд, но в любимые поместить не могу.

Ох и сумбурная у меня получилась рецензия! Подводя окончательные итоги, скажу, что прочел повесть с огромным удовольствием. Она заставляла меня и смеяться, и грустить, и думать, и расслабляться. Подобная полярность эмоций от чтения всегда очень ценна для меня.

P.S. Фильм Бортко теперь посмотрю обязательно!!!

Собачье сердце. Белая гвардия. Дни Турбиных
5 5

Что поразило:

1. Очень непривычный, как мне кажется, язык для Булгакова. Читается тяжело, но нет никаких сомнений, что именно так и хотел автор. Эта трудность замедляет чтение, чтобы не просто пробежать текст глазами, а пережить его. Через книгу прорываешься и чтение каким-то непостижимым образом перекликается с временем, описанным в романе: страх, путаница, неопределенность и тягостное ожидание...
2. Время, когда роман был написан. Почему пьеса "Дни Турбиных" была поставлена в сталинские времена и, что еще более поразительно, почему Сталин посмотрел эту пьесу шестнадцать раз? Что это было: злорадство над раздавленной интеллигенцией, желание еще раз ощутить мощь красного месева революции, восхищение героями пьесы или, может быть, доказательство того, что раз ТАКИХ людей смогла победить революция, значит на стороне красных - правда? А может быть фраза Василисы лила бальзам на душу и позволяла себя лишний раз почувствовать спасителем?

...у меня является зловещая уверенность, что
спасти нас может только одно... - Откуда-то из мягкой пелены, окутывающей
Карася, донесся шепот... - Самодержавие. Да-с... Злейшая диктатура, какую
можно только себе представить... Самодержавие...


Сложно сказать. Но, согласитесь, это действительно поражает.

Что запомнилось:

1. Сны. Сны в русской литературе всегда играли очень важную роль. Вспомните сон Татьяны в "Евгении Онегине", сны Раскольникова в "Преступлении и наказании", сны Обломова в одноименном романе Гончарова. В "Белой гвардии" сны пророческие и сны, раздвигающие пространство реальности. Сон Турбина-старшего - самое яркое, на мой взгляд, место в романе.
2. Образы. В этой книге я нашла для себя воплощение образа революции:

Ботинки не налезали на серые, толстые
чулки. - Выдай казаку носки, - строго обратился волк к Ванде. Та мгновенно
присела к нижнему ящику желтого шкафа и вынула носки. Гигант сбросил серые
чулки, показав ступни с красноватыми пальцами и черными изъединами, и
натянул носки. С трудом налезли ботинки, шнурок на левом с треском лопнул.


Да, для меня теперь она ассоциируется со ступнями в черных изъединах, на которые одеты отобранные силой носки и ботинки. И пусть шнурки оборвались, да и сверху надо напялить еще и галоши, но бандит доволен и горд своим правом взять все, сломать все и построить тот мир, который ему нравится как бы уродлив и ужасен он ни был.

Благодаря этой книге я смогла почувствовать это жуткое время и лишний раз убедиться:
«Не дай вам Бог жить в эпоху перемен»...