Очередь, размер 140x40x5 мм

Автор Владимир Сорокин
Издательство Ад Маргинем
Язык русский
Год выпуска 2002
ISBN 5-93321-048-X
Тираж 25000
Переплёт 84x108/32
Переплёт Твердый переплет
Количество страниц 448
Модель 90978
Страна-изготовитель Китай
Размер 140x40x5 мм
Тип упаковки пакет на подложке
Код товара 9795933210480
119
Магазин »
Нет в наличии
с 6 ноября 2017
Год выпуска: 2002
История изменения цены:
Средний отзыв:
3.9
Очередь
4 5

- Кто последний?
- Ну я вроде бы, за мной молодой человек был, но ушел.
- А что сегодня дают?
- Тургенева вроде.
- Да что вы, какое там, Тургенева вчера давали, сегодня только Сорокин.
- Как Сорокина? Я за Чеховым стою, только что говорили - Чехов.
- Послезавтра его обещали.
- Я пойду тогда...
- Что за птица этот ваш Сорокин?
- Юморист, ха-ха.
- Писатель он, что.
- Вот вы его читали?
- Я - нет, но говорят ничего так, стоит взять.
- Я читал!
- Мужчина, а вас и не спрашивали!
- Да пусть говорит, товарищи.
- Пусть, пусть.
- Вот вы что у него читали?
- "Очередь". Симпатичная повесть, приятная.
- Роман это, молодой человек.
- Повесть.
- Да рассказ, просто растянутый, что вы как маленькие.
- Да написано же: ро-ман.
- На заборе тоже написано, а там дрова лежат!
- Ну так что этот Сорокин, как?

Очередь
3 5

Первое прочитанное мною произведение Сорокина оказалось и первым им написанным. Не самое плохое начало знакомства. Хотя назвать "Очередь" полноценной повестью — значит, сильно польстить этому раздутому рассказу. Особенно раздутому за счёт списков фамилий во время переклички и однообразных звуков во время секса.

Ситуация очень простая, над ней не смеялся только самый ленивый шутник того времени... Да и то, наверное, даже самый ленивый смеялся. Огромная очередь стоит в магазин за неизвестно чем. Тут маленький налёт спойлеров: предмет вожделения очереди постоянно изменяется и так и не станет определённым. То у него подошвы, то подкладка, то подстёжка, то лакированная поверхность и стеклянные дверцы, то замша, то кожа, то вообще что-то съедобное. Этот момент довольно удачный. Второй удачный момент – представление реплик народа из очереди сплошным потоком, без деления на лиц, хотя некоторые лица в конце концов выделяются в отдельные истории. Действительно, а зачем там кого-то выделять дополнительно, если очередь всех равняет под одну гребёнку? Мельком появляется, кажется, и сам Сорокин, хотя может, что это другой писатель. А вот перекличка, секс и прочие удлиннения... Ну, конечно, приём интересный, но быстро надоедает. Для того, чтобы создать ритм (бесконечный, безысходный, гротескный) — слишком много, хватило бы и половины, а то и трети. Да и финал какой-то смазанный, как будто сейчас просвистит чувак из "Ералаша" и все должны засмеяться.

Ситуации в очереди могли бы показаться парадоксальными тому, что сам в очередях никогда не стоял. Остаться ночевать, писать номерки на ладонях ("Тысяча двести сорок девять!"), выйти покушать, набухаться и проспаться, познакомиться с кем-то, занять денег, отдать деньги, всей очередью метнуться за квасом и опять захлестнуть петлю обратно, попасть под дождь, вытоптать дворик... Очередь — это особая подреальность. Ничего хорошего в ней нет, дети в ней, конечно, не рождаются, взрослые не вырастают, но события движутся так, как будто и рождаются, и вырастают. Вечная и нерушимая единая очередь за фиг пойми чем. Куцеватая метафора жизни, но в те времена потребительского крзиса — что поделать? Счастье виделось тем самым замшевым-кожаным-серо-голубым со стеклянными дверцами и чтобы из Югославии. А чтобы добыть счастье, нужно отстоять очередь, устать, поспать, набухаться и далее по списку.

Но вот видно сквозь строчки, что автор этой своей необычной формой очень гордится, чуть ли не упивается, вертит её так и сяк и чуть ли не целует в восхищении собой. Я так думаю абсолютно без предвзятого отношения к автору, действительно так показалось. Вроде как: "Ух, как я могу! А ещё вот так! Ах, какой молодец! Как закрутил!"

Очередь
5 5
С тобой точно всё в порядке?

Привет, username!

Приступлю сразу к делу, без вступительных привет-как-дела. Короче. Подойди к самому большому зеркалу в доме и разденься догола. Включи свет и посмотри внимательно. Ещё внимательнее. Ещё! Видишь какой у тебя нос? Нет, он не настолько прям и обычен, как тебе кажется. Он кривой и некрасивый, а самое ужасное то, что этот недостаток прогрессирует и с годами (даже с месяцами или неделями!) он станет ещё хуже, превратиться в мерзкий маленький сморщенный корнишон.

Помнишь, как вчера в автобусе на тебя странно посмотрела та тётка в очках? Она смотрела на твой нос, а дядька с большой сумкой как ты думаешь на что так пялился? На него будут так смотреть все, всегда, это будет мешать тебе жить, тебя не примут в обществе, ты станешь изгоем. А теперь открой браузер и найди ближайшую клинику по пластическим операциям – с этим надо что-то делать, так жить нельзя. Жить нельзя!

И ещё… О, боже! Что это? Твоя спина. Она кривая. И грудь очень плоская и даже впалая. А твои ноги… они никуда не годятся, а ещё эти уродские узловатые колени и кривые пальчики, которые словно клюв клёста переплетаются друг с другом. Одень широкие штаны, а лучше укутайся в плед и не выходи из дома, никому не показывайся кроме врачей. Делай изнуряющие упражнения, доводи себя до истощения, никуда не ходи - кроме врача! - и как-нибудь попытайся достать денег на операцию. На операции. И не слушай этих подонков, которые тебе твердят, что всё хорошо! Никого не слушай! Слушай меня, я – твой внутренний голос. Я беспристрастен и всегда прав. Всегда объективен! Слушай! Повинуйся!

Сходить с ума, сходить с ума, сходитьс у ма. Зеркало. Нос. Колени. Ноги. Спина. Нос. Колени. Ноги. Спина. Нос! Колени! Ноги! Спина! Ног! Солени! Боги! Пгина! Нгг! Бсс! Спп! Нснгспн! Нссскл! Нгспн!!! П!

Темнота. Проблески кафеля. Запах дезинфицирующего средства. «Аминазина ему срочно!»

***

«Дисморфоманию» и «Свадебное путешествие» лучше всего было бы рассматривать именно в паре, но так бессовестно спаривать произведения в системе нельзя. Они об одном по своей сути - о том, как люди себя истязают и доводят своими вымышленными надуманными недостатками (физическими или психическими), как зацикливаются на проблемах и перестают видеть мир вокруг, загоняют себя в рамки, проблема и становится миром. Рамки всё сужаются и сужаются, и в итоге задавливают своими стенками жертву.

PS. Кстати, username, ты поглядел-то в зеркало? Ты уверен, что с тобой точно всё в порядке? Веснушки? Родинки? Волосы? Всё-всё точно хорошо? Пойди на всякий посмотри в зеркало, а потом полистай Cosmopolitan и ещё раз изучи своё отражение. Я плохого не посоветую. Кстати, понюхай, на всякий случай, подмышки.

Твой лучший друг,
А. П.

Очередь
5 5
Сорокинская очередь или назад в прошлое

А вот поверит мне кто-нибудь, если я сообщу, что нашёл настоящую работающую машину времени? Это же мозгодробительная книга Владимира Сорокина под названием «Очередь»: начинаешь читать и — хоп! — ты уже во временах Брежневского застоя, стоишь в очереди за каким-то очередным дефицитом! А вокруг бурлит совковая действительность, как всегда...

Очередь
2 5
"В очередь, сукины дети, в очередь!!!"

Мама любит периодически вспоминать, как трудно было достать какие-о вещи и продукты в советское время. Рассказывает о походах в семидесятых к спекулянтам за одеждой, об очередях за колбасой в восьмидесятых, о невиданных в регионах страны продуктах и вещах, которые они привозили иногда из Москвы. Нам, живущим во время достатка и переизбытка продукции этого не понять. Сейчас можно найти практически любой товар, на самый взыскательный вкус, были бы только деньги и желание. Поэтому, представить, что можно было простоять в очереди неизвестно сколько, и не зная, хватит на тебя или нет, очень сложно. Даже шутка такая была, мол, зачем стоите?-не знаю, вдруг что полезное.-ну тогда я тоже постою. Подобную гротескно преувеличенную историю рассказывает нам скандально известный Владимир Сорокин.
Вообще бралась я за него с опаской. Про Сорокина наслышана немало и много неприятного, зная примерное содержание некоторых романов, я пришла к выводу, что писатель это не мой и наверно и не стоит его пробовать читать, разве только пересилит любопытство, или его книга сама к мне в руки прыгнет. Вот так получилось, что прыгнул первый опубликованный роман автора, и привлек он меня именно своей формой. Все повествование - это диалог безличной толпы, стоящей в очереди за не пойми чем. Известны какие-то имена, порой всплывают обрывки биографий ждущих, но не более. Вместе с героями, если их можно так назвать, испытываешь самую разную гамму чувств - разочарование (понаехали с форума передовики, без очереди влезли!), смирение (перекличка в 3 утра, поспим пока на лавочке), порой вспыхивают драки (кто на кого наступил), симпатии ("волосы цвета льна"), знакомства (а вас как зовут). И все это через бесконечный диалог. Не скрою, читать было увлекательно, необычно. Фантазия при таком раскладе работает как ненормальная - представляешь все эти дворики и изгиб очереди за квасом, посиделки в переулках и обед в столовой. Пытаешься представить людей из очереди, и рисуются образы, который знает каждый, кто стоял хоть раз в жизни в магазине или в банке. Вот склочная тетка, всех достающая и гоняющая ушедших по своим делам. Вот вредный мужик, ругающийся матом и не терпящий возражений. Вот молодежь, которой даже долгое ожидание в радость, ведь пока можно поболтать. Суетливые и уставшие мамки с детьми; бабульки, стоящие наверно больше по старой памяти; оставленные супругами мужики с кроссвордами и газетами; мужики, которые успевают найти собутыльника и напиться. Меняются времена и меняются возможности времяпрепровождения - кто-то читает книгу, кто-то трепится по телефону, посвящая всех в свои личные проблемы, ну а разговоры и ругань никуда не денутся, тут как тут.
Почему такая низкая оценка, хотя в целом лично для меня роман показался новым и интересным? Наверно это излишняя затянутость. Бесконечное зачитывание фамилий (к чему?чтобы читатель тоже проникся всей абсурдностью ситуации и затянутости?), порой нелепые ситуации, которые редко можно представить в очереди (что, правда люди стояли сутками и спали на лавочках?), и - вишенка на торте - описание через ахи и вздохи сцены секса. С одной стороны хорошо-я лично для себя увидела нелепости, которые люди допускают между собой. Все эти котята, Клеопатры, уменьшительно -ласкательные обращения при такой подаче выглядят забавно. Но с другой стороны, обезличивание персонажей мне как-то не понравилось, будто люди здесь-автоматы, или все одинаковы, никто не обладает своей индивидуальностью, личностью.
Что хотел сказать Сорокин? Что все мы обезличены в толпе или что ожидание делает нас не такими, какие мы в обычной жизни? Хотел показать едкую сатиру на советскую действительность, когда люди были замкнуты в теснейшие рамки? Наверно, всего по-немногу, плюс ещё что-то, чего я не смогла разглядеть.
Как итог-затянуто, местами крайне нудно, хотя все начиналось интересно и обещало увлекательное чтиво. Я ожидала чего-то смешного, но за время чтения так и не улыбнулась. Знакомству с Сорокиным рада, но навряд ли его продолжу.

Очередь
5 5

Сражу попрошу позволения говорить только о заглавной повести этого сборника. Остальное мне сложно воспринимать хоть как-то.
На мой взгляд, повесть "Очередь" - это полная и всеобъемлющая характеристика советской эпохи. До такой степени, что если дать её почитать инопланетянину то он сразу же поймёт чем был Советский Союз. Это одновременно и апология СССР и его надгробный памятник.
Хоть я родился во время, когда СССР уже распадался, я очень много узнал в этом произведении. Этих людей, эти фразы, эти мысли...
Одним словом, перед нами памятник эпохи: честный, яркий и живой. И лет через сто, когда наше время историки будут изучать по роликам с ютьюба, это время будут изучать по "Очереди".

Очередь
2 5

Читала-читала и устала.
Прямо вижу, как ночью уставший Сорокин по требованию издателя добивает рассказик до размеров повести. Мало кто умеет так талантливо лить столько "воды", одурачивая читателя.

Очередь
2 5

Очевидно, мне не хватает каких-то качеств чтобы понимать эти произведения. Я не вижу смысла в бесконечных повторениях. Я не вижу красоты в расчлененных Чеховых и белых фашистах. Как говорится, бумага все стерпит, и нас ждут страницы мата и нелицеприятных подробностей. Наверно, если бы было желание, можно искать смысл скрытый во всех произведениях. Но зачем копатся в этой гадости? Есть люди, которые находят эстетическое удовольствие в этом чтиве. Я к их числу не отношусь и все пьесы прошли мимо.
Собственно, 1 балл дан за тайный смысл. Другой за Очередь. Вернее ту часть где можно увидеть людей. А учитывая, что диалог прерывался едой, сном (оставляли пустое место), сексом и матом, людей можно и проглядеть.
На этом знакомство с Сорокиным закончится.

Очередь
2 5

СССР, Брежнев у руля.
Дикое количество людей который день стоит в беспросветной очереди.
За ботинками? За пальто? За рубашками? Американскими? Венгерскими? Чешскими? Шведскими, - товарищ говорит? У каждого своё правильное мнение.
Противные тётки, жаждущие футбола и не только мужики, мамаша с ребёнком, студенты, милиционер, вредоносные гражданочки, пожилые товарищи, проходящие без очереди "передовики бля", папаша с чекушкой. Все собрались, не хватает только тебя.
Пока стоят, реализуют почти все возможности человеческого организма: поругаться, поесть в столовке, принять квасу, закадрить девушку, поспать, бухнуть, покормить птичек, разгадать кроссворд, обматерить колхозников, сходить в кусты, освоить парикмахерскую, облить брюки...
За что хвалят роман? за представленный "срез советского общества эпохи застоя", передачу атмосферы совка
Есть такое? Есть.
Можно передавать штрихами, намёками, деталями, не отвлекающими от основного повествования - погрузить читателя в эту атмосферу и оставить свободу самому додумать и прочувствовать её.
А можно топить в ней, задавливая повторами, чтобы уж точно "дошло".
Я выбираю первый вариант подачи. В романе представлен второй.

Очередь
5 5

Это гениально, как всё простое: очередь неизвестно за чем, словно целая жизнь.
Это не пьеса, не повесть и не рассказ: скорей, звукозапись. Голоса, смолкшие десятилетия назад, шум неузнаваемых ныне улиц... В эту книгу действительно вслушиваешься: нескончаемый звуковой поток затягивает и не выпускает до конца.
И видишь, вслушиваясь: всё до малейшей детальки, каждого, кто говорит, всё, о чём говорится.
Нелепое, жалкое и трогательное необъяснимо.

Очередь
4 5

«Очередь» Сорокина наглядно продемонстрировала, что роман может состоять исключительно из диалогов персонажей, стоящих в одной общей очереди неизвестно за чем.
Этот роман доказывает, что несмотря на весь свой эпатаж и стремление шокировать писатель из Сорокина получился по-настоящему талантливый. Это видно и в обращении со словом, и с умением стилизировать повествование под любую ситуацию. Роман, конечно, более понятен людям, успевшим пожить в СССР, поскольку Очередь была неотъемлемой частью жизни каждого советского человека. В очередях не просто стояли, в очередях жили... Если переделывать роман под нынешние реалии с целью показать некую своеобразную модель современного общества, то он бы, конечно же, назывался бы "Пробка"

Очередь
5 5

Собрание типично-сорокинских и, по большей части, ранних его произведений, еще советского периода. Титульная "Очередь" гениально передает всю атмосферу позднего совка, как её видим мы, рожденные в те годы. Читается легко. "Юбилей" и "Доверие" написаны в обычной для Сорокина манере переосмысления прозы соц.реализма.

"Дисморфомания" -- мрачная пьеса. Перечисление историй болезней душевнобольных явно не лучший выбор для полуночного чтения, потом снилось всякое... Венчает сборник антиутопия "Щи", единственная в своём роде, описывающая возможные ужасы диктатуры "зеленых". Кстати, там вскользь упомянуты круглые поросята, которые позже появятся в гениальном (и очень-очень страшном) фильме "4" Хржановского по сценарию Владимира Сорокина.

Очередь
5 5

супер

Очередь
3 5

что то я так и не поняла - то ли плакать, то ли смеяться?
думается, что автор использовал далеко не все интересные ситуации в данном контексте. как то обидно стало за наши очереди. да мне родственники поинтереснее рассказывали.

Очередь
5 5

Пьеса "Щи" - просто божественная экоантиутопия. Остальное - Сорокин как Сорокин.

Очередь
5 5

Неожиданный конец, но сама книга понравилась. Интересный способ передать характер советского быта.

Очередь
3 5
Пьесы "Землянка", "Юбилей" и "Щи" - отличные, все остальное не впечатляет.
Очередь
5 5
Достоинства:
Есть три вещи, которые заинтересовали меня в этой книге. Во-первых, то, что она была полностью написана в диалогах, а этого я не встречала уже со времен аргентинского сценариста и романиста Мануэля Пуига. Во-вторых, речь здесь идет о людях, стоящих в бесконечных очередях, а это как раз недавно пережила Индия, когда большая часть населения была вынуждена ждать своих собственных денег от банков. Больше всего меня удивил тот факт, что люди реагировали на это спокойно и не принимались за протесты. Я хотела понять их образ мыслей и в итоге наткнулась на данную книгу, где автор привел несколько занимательных тезисов на эту тему. Плюс ко всему, не могли не порадовать характеры персонажей и их диалоги, которые только добавляют баллов всему роману в целом. В данной книге автор рассматривает наиболее уязвимые моменты истории Советского Союза (например, период "застоя" и развал СССР). Однако, для сравнения некоторых ситуаций, происходивших в то время, он берет другие страны, а в частности Западную и Восточную Европу. Поэтому, если вы хотите понять мышление людей, и что конкретно ими двигало в те времена, то эта книга однозначно рекомендуется к незамедлительному прочтению.