Under the Greenwood Tree

One of Thomas Hard's most greatly loved and gentlest books, "Under the Greenwood Tree" is an unashamed idyll and picturesque portrait of the long-vanished pastoral society of early Victorian England. It was the book which established Hardy as a writer and is the ideal vehicle for him to express his affection and love for the Wessex countryside, rural life and characters in all seasons and moods. "Under the Greenwood Tree" will strike a chord with the modern day reader.

Автор Thomas Hardy
Издательство Wordsworth Editions Limited
Серия Wordsworth Classics
Язык английский
Год 2004
ISBN 1-85326-227-2
Переплёт Мягкая обложка
Количество страниц 192
Код товара 9781853262272
128
Купить »
История цены:
Средний отзыв:
3.8
Under the Greenwood Tree
4 5

Печально наблюдать уход традиций... Автор небольшим и незамысловатым на первый взгляд сюжетом показал всю палитру эмоций при смене привычных бытовых действий, с явно звучащей ноткой ностальгии по неизбежному. А в условиях неторопливости тогдашнего существования эти нотки звучат особенно громко.
Сейчас, в наше время, это не так заметно: время и жизненный цикл каждой традиции стал так короток, что говорить уже о традициях разных поколений более сложно. Ведь сейчас бок о бок живут люди, топившие печку углем (да и я попадала в такие условия, никаких буколических воспоминаний не сохранилось, только радость от последующего перехода к цивилизации) и водичку бравшие в колодцах. А уж стационарный телефон - редкость и признак состоятельности. И люди, настолько зависящие от "одной кнопки", что и зарабатывать и тратить деньги могут не выходя из комнаты. Поэтому традиции, веяния, моды сменяются с невероятной быстротой, не позволяя особенно долго ностальгировать и задумываться от мелькающих и все ускоряющихся изменениях.
Такое долгое лирическое отступление от того, что мне показалось, что произведение не так поверхностно и лубочно, как его описывают сухие аннотации. Да, сюжет не сложный, помноженный на особенности ментальности и воспитания, религиозные воззрения (так отличные от наших, вспоминаю "Соборян" Лескова) и специфику гендерных отношений того времени.
Однако же каждый тут может найти "свое". Кто-то скажет, мол, вот еще одно подтверждение, что все беды от женщин (от "Шерше ля фам" до "Сердце красавицы..."), вот вертихвостка пришла и положила конец отличному начинанию местной самодеятельности и самоорганизации. Кто-то скажет - да давно пора было что-то менять, они уже закоснели в своих пуританских начинаниях, и автор это прекрасно показал на конкретных примерах. Кто-то плевать хотел на политику и самодеятельность, но обрел счастье в мирных бытовых жизнеописаниях очень неторопливой английской глубинки, которая не раздражает и не цепляет, как наше родное, и поэтому читать можно абстрагированно, получая удовольствие от самого эффекта присутствия. Кто-то в поисках наблюдений за человеческой натурой восхитится - ну надо же, какие непередаваемо занимательные дуболомы, не это ли соль земли британской? Кто-то будет искать реалии в символично указанном названии - где же дерево, а хор как же? И если последние будут не совсем удовлетворены, так как дерево будет только в конце, символично и символически, а хор больше показан опосредовано, с основным акцентом на отношения людей, чем на песни и мероприятия, то остальные вдосталь найдут пищи для размышлений.
А кроме того интересно подмечать особенности и метаморфозы отношений от первого влюбленного взгляда до "соединения любящих сердец". Парень неделю (!!!) думал как подойти и просто отдать ей платок, и что было дозволительным, а что нет в общении юной девушки и мужчин - интересные двойные стандарты, и против системы не попрешь. Да, романтичное начало отношений, когда он почитал за счастье погладить кошку, шерсти которой секунду назад касалась ее рука. И сразу с этим общение пары, долго живущей рядом имеет поразительный эффект. А еще занимательно был описан расклад отцом девушки - по какой причине барышня из относительно состоятельной семьи, получив образование, его отрабатывает. Но время неумолимо течет рекой, все набирая обороты, и вот уже меллстокский хор уходит в прошлое, как и многие другие подобные начинания, оставляя только смутное воспоминание в потомках тех участников, причастных к сюжету.
В целом это все, любите классику, в ней горы сокровищ несметных!

Under the Greenwood Tree
4 5

- Ну и где тут про меллстокский хор, я вас спрашиваю?! А?!

- Тишина в зале суда!

Стук молотка немного утихомирил пыл старика Уильяма Дьюи, такого многообещающего персонажа книги, но не заставил замолкнуть окончательно. Душа старого скрипача взывала к справедливости, коей по его мнению в книге, где обитал он и весь его хор, не доставало.

- Господин судья, зачитайте, пожалуйста, название! – сердечно попросил Уильям Дьюи.

- Ну, допустим, «Под деревом зеленым, или Меллстокский хор»… И что?

- А то что там моего хора – с гулькин нос! А про это дерево я вообще молчу – одна несчастная глава в финале, да и то она представляет собою один только фарс!

- Возражаю, господин судья! – встрял адвокат подсудимого автора, по причине давнего упокоения не сумевшего принять участие в этом балагане. – Нигде не указано, что название книги должно в полной мере отражать её содержание. Вот, допустим, скажите мне, мистер Дьюи, как много о пятидесяти оттенках одного небезызвестного цвета Вы узнали в одноименном произведении?

- Свят-свят-свят! – тут же перекрестился весь хор целиком, и только одна юная дама залилась румянцем и скромно хихикнула в кулачок.

- Вот! – взвился Уильям, обличая бесстыдницу. – Вот кто украл у нас всё!

Миловидная барышня, бывшая по имени Фэнси Дэй, а ныне уже ставшая Фэнси Дьюи, профессионально изобразила из себя оскорбленную невинность и стрельнула глазками по адвокату.

- Протестую! – следуя всем канонам обсуждаемой книги, адвокат поспешил на помощь даме в беде. – В аннотации к книге ясно написано, что Фэнси является ключевым персонажем, и её любовные приключения будут играть значительную роль в сюжете. Там про всех написано, и про возчика, и про викария, и про богача-фермера … Ой!

- Благодарю покорнейше, что так деликатно напомнили мне о благонравии моей дражайшей супруги, - хмуро отчеканил Дик Дьюи, идущий в озвученном списке ухажеров первым, но унизительно не единственным.

На этот раз оскорбленная невинность получилась уже не так убедительно.

- Я, между прочим, всего лишь попросил её руки! – бросился оправдываться викарий. – И не знал даже, что она уже обещалась другому!

- А Вы между знакомством и предложением не пробовали, ну там, не знаю… поговорить?! – съехидничал старик Дьюи, будучи не в восторге от пополнения семьи в лице Фэнси.

- Да что там поговорить! – встрял третий по списку ухажер. – Я уж и ухаживал за ней! И намеки делал всяческие! И даже напрямую говорил! Да что там, я её в церковь пропихнул музицировать вместо хора, а она!

- …не дала? – сочувственно поинтересовались из толпы присутствующих, и дальнейший гомон не дал ни малейшей возможности вычислить охальника.

- ТИШИНА!!! – стук молоточка бьет по ушам: раз-два-три. – Итак, так в чём же ваша претензия? Здесь нет состава преступления. Что Вы писали в своем заявлении? «Глубоко оскорблены мои чувства верующего». Так где же?

- А нигде, - вдруг хитро улыбнулся старый музыкант и, насладившись возмущенной паузой, добавил. – Ну не про экстремизм же мне было писать! А иначе вы и не почешетесь. А теперь смотрите – сидите, слушаете старика… Да и мои ребята наконец-то собрались все вместе. Мы ведь, господин судья, так толком-то и не видимся после того как наш хор распустили из-за этой девчонки. Ну да это понятно, времена идут, всё меняется, и ничего уже не должно быть как прежде… И пускай именно мне был всего дороже этот хор, я смирился с утратой, смирился даже – эх, что б её нечистый побрал! – с этой девицей, что даже со страниц книги нас вытеснила, не то что из церкви. Так что я бы и слова не сказал, господин судья, но ни название, ни аннотация не называет самого главного персонажа этой книги, символа кротко уходящей в прошлое уютной сельской Англии.

- Кого же, мистер Дьюи?

- Меня…

Спустя полчаса формальностей и бумажной волокиты меллстокский хор разошелся – теперь уже точно навсегда. Один только старик Уильям Дьюи не спешил вставать со скамьи и покидать зал такого же несуществующего, как и он сам, суда и, закрыв глаза, с улыбкой напевал старую добрую мелодию.

Его дело было закрыто.

Under the Greenwood Tree
4 5

Есть разные типы книг. Одни читаешь, чтобы стать умнее и потом щегольнуть цитатой или отсылкой в приличном обществе, другие - для удовольствия. Некоторые скрываешь, что прочитал.
“Под деревом зеленым” Томаса Гарди - это книга, которую читаешь, когда устал. Вечером после тяжелого дня хочется полистать что-то ненапряжное, легкое. Гарди вам в помощь.)
Этот роман работает как лекарство для воображения. Например, у художников часто бывают ступоры - идеи для рисунков как будто бы кончились. Но с самой первой строчки описания группы людей, как по щелчку, воображение начинает работать.
События книги “Под деревом зеленым” очень ясно видишь. Каждая морщинка, каждый изъян характера описан с пониманием и любовью. Я до сих пор не могу определиться - хочу я экранизацию этой книги, или нет. Потому что, с одной стороны, материал отлично подходит для кино, а с другой стороны - ну что может сравниться с силой воображения?
“Под деревом зеленым” -это роман о переменах и их принятии. Деревенский хор хотят закрыть и заменить на оргАн, более подходящий инструмент для церкви. Участники хора расстроены и проходят через 5 фаз принятия горя. Параллельно, один из скрипачей влюбляется в молодую учительницу.
Сначала линия хора кажется главной, но постепенно любовь скрипача и учительницы выходит на передний план. В какой-то момент чувствуешь себя обманутым, ведь книга-то была про хор, но читаешь ты любовный роман. Однако, Гарди очень ловко жонглирует этими двумя историями, переплетая их в одну.
Ощущение при чтении этой книги сравнимо с любованием картиной Ренуара с большим количеством героев. Например, “Бал в Мулен де ла Галетт”. Глаза перескакивают с одного лица на другое, пытаясь выхватить какие отношения между этой парой, или вот теми людьми на заднем плане, или о чем думает девушка на переднем плане. Тонкие детали позволяют нам гадать о характерах и жизнях этих людей, а мастерство рассказчика Томаса Гарди позволяют нам прожить небольшой отрезок времени с очень милыми деревенскими жителями на пороге больших перемен.

Under the Greenwood Tree
4 5

Привожу записи из дневника, найденного мной в старом сундуке тетки Маргарет. Она уж и позабыла, как он там оказался: то ли от умершего в прошлом году деда достался с пожитками, то ли соседка с прошлой квартиры Валя отдала вместе с ненужной в цифровой век библиотекой. Да только дневник явно второй век доживает, никто из ныне живущих и знаком быть не мог с первым владельцем, Фэнси Дэй.

Записи чудны тем, что Фэнси живет в Уэссексе, вымышленном городе. Я могу утверждать об этом с достаточной уверенностью: наш домашний робот Веня (между прочим нашумевшей модели iM-10X) датирует чернила и бумагу 1850-1870 гг, а Википедия, сверившись с последними исследованиями, утверждает, что графство Уэссекс перестало существовать еще в 1088, став частью единой Англии. И все же написанное — правда. Слишком много деталей быта, так характерных для современников 19ого века. Можно и простить автору маленькую фантазию, вызванную ностальгией по старой веселой Англии.

Возьмем, например, запись, датированную последним воскресеньем перед Рождеством: "Сегодня в доме семьи Дьюи ужин и танцы. Отец за завтраком мягко отметил, что мистер Шайнер обещал присутствовать там. Намеки папеньки были излишними -- я бы не пропустила такое событие в нашем маленьком городе. Под вечер вчера вовсе не могла уснуть, выбирая шляпку к желтому платью. Но сегодня портниха прислала с мальчиком записку, что может успеть новое к обеду (не будет ли слишком ярко для сельских танцев?), и, кажется, опять не знаю, что выбрать <..>". Фэнси отпетая модница (можно ли подделать повторяющиеся рассуждения на тему "сколько одеть нижних юбок, какие панталоны нынче в моде, подходит ли чепец к шелковому платью и так далее"?), и, может, мы мало узнаем о ее знакомых и деятельности в Уессексе, зато становимся в курсе тогдашних тендеций в английской моде.

Можно ли судить, какой была Фэнси Дэй, основываясь на ее же записи? В той же мере, насколько мы можем судить о размере предмета через линзу с неизвестным нам коэффициентом преломления света. Но, даже с учетом невинного самолюбования, детали говорят в пользу того, что обладательница дневника была популярной особой: ей проявили внимание и старший сын из многодетной семьи сельских работяг, и своенравно ведущий дела новый священник, и местный денди, обладающий завидным богатством. И, стоит признать, она пользовалась вниманием каждого: неизвестно, отвечала ли Фэнси взаимностью, но в дневнике примечала каждый красивый жест в свою сторону.

Даже сделав выбор между троими, в записях сохранилась какая-то тайна. Вот она пишет: "Люблю его безмерно, особенно возрастают мои чувства, когда приходится не видеться по несколько дней кряду. Иногда за рукоделием вспоминаю тот неловкий случай, и отгоняю прочь мысли: дело не воротишь, и если сохранит свое слово мистер М, то и возлюбленному моему не должно быть никакого дела." Тень тайны ложится на дневник, начиная с начала весны (с мистического вечера, когда пропущена запись), и уходит на второй план лишь во время хлопот подготовки к свадьбе.

Хотел бы я увидеть все события глазами ее жениха и мистера М, раскрыть секрет переживаний! Но об "Уессексе" 1850ых годов нет упоминания ни в одном из сохранившихся источников того времени, и тайна утеряна безвозвратно.

P.S. Разгадка в "Under the Greenwood Tree" by Thomas Hardy

Under the Greenwood Tree
5 5

Помнится, я недавно писала нелестно о прочитанном от Томаса Гарди, и не думала, что вскоре вернусь к нему, а вот поди ж ты! В читалке закончились книжки и, оказалось, что это хорошо. Иначе пропустила бы такое приятное моей душе чтение о старой сельской Англии.
Конечно, Гарди не хотел сделать его просто приятным, он хотел сделать его значимым, подняв определенные проблемы, но это было так давно! Те проблемы уже пережиты и не актуальны, а хороший, умный, с легким юмором слог остался, остались самобытные характеры, традиции и уклад жизни сельской Англии! Доброе, не длинное чтение, как раз для января.

Under the Greenwood Tree
4 5

Вы бывали в Меллстоке? Нет? Ну и неважно, потому что в Меллстоке если и не примут вас с распростертыми объятьями, то почувствуете себя вы здесь как дома наверняка. Даже если понятия не имеете, как там в этих английских деревушках принято себя вести. Тут не царит та самая чопорность, которая привычно ассоциируется с Англией. А какой в Меллстоке оркестр и хор! Жаль только, грозятся их распустить, потому что в приходе появился орган. Не понимают же, что в этом инструменте правды нет, потому что самый лучший для службы - это скрипка.

А вы знаете мисс Фэнси? В нее еще Дик Дьюи влюбился. Нет, не спорьте, у него это на лбу написано. Жаль, долго ходят вокруг да около, но ведь мы все знаем, чем все в итоге обернется, ведь только так оно и бывает в этих маленьких английских деревнях. Даже не поймете, почему бы как взрослые люди не могли они сразу все между собой решить.

Тут все просто и незамысловато, но крайне поэтично. Пускай вы никогда не бывали в Меллстоке и вряд ли окажетесь там - вам точно понравится атмосфера, воссозданная в этой книге.

Under the Greenwood Tree
4 5

Если вам хочется спокойного течения жизни на ближайшие часа три, то смело берите эту книгу и читайте. Пара часов растянется, вы еще успеете вздремнуть. Течение книги уносит прочь от сюжета. Плавные события, уютные герои...все это наверно и есть настоящая английская литература , которую я люблю, но не всегда. Не хватает здесь ритма жизни, как-то безжизненно все звучит. Находишься в ожидании чего-то большего, но его нет.

Under the Greenwood Tree
4 5

Еще одна довольно забавная история про жителей английской глубинки середины XIX века со всеми их особенностями и причудами. Не могу сказать, что зацепило или очаровало, но развлечения на вечер я получила сполна. Больше всего порадовал авторский стиль, пропитанный иронией настолько, что в тех местах, где надо было бы всплакнуть, я хохотала чуть ли не в голос. Зеленое дерево появилось только в самом конце, а до того момента я всю голову обломала, к чему же такое название.
Относительно парочки главных героев ощущение довольно двоякое: Ричард Дьюи хотя и показался довольно милым и чуть ли не "комнатным", но в будущем ожидает стать подкаблучником, что совершенно не совпадает с моим представлением о Настоящем мужчине; но вот его жена, думаю, наоборот, должна оценить этот его переход, так как сома обещает стать если не неверной, то, по крайней мере, Мегера из нее, должно быть, выйдет весьма правдоподобная. В отличии от мучений Тэсс Дарбейфилд этого же автора, Фэнси совершенно не парится, что втихушку согласилась выйти за священника: ну, подумаешь, ляпнула на радостях, с кем не бывает! А вот мне от чего-то противно. Некрасиво так себя вести с будущим мужем, который для тебя горы готов свернуть. Да и вообще, злоупотреблять добротой ближнего своего как-то некрасиво, но юная кудрявая особа так не думает.
Все остальные герои по большей части если не порадовали, то повеселили однозначно. Особенно деды Джеймс и Уильям. В целом впечатление осталось весьма приятное, но не уверена, что через несколько месяцев все еще буду помнить эту историю.