Мигель де Сервантес Сааведра. Сочинения

Автор Мигель де Сервантес Сааведра
Издательство Олма-Пресс
Серия Золотой том
Язык русский
Год 2002
ISBN 5-224-03287-3
Переплёт 60x84/8
Количество страниц 1056
Код товара 9785224032877
Возрастная категория 4-5
1688
Магазин »
Нет в наличии
с 1 апреля 2017
Год выпуска: 2002
История цены:
Средний отзыв:
3.8
Мигель де Сервантес Сааведра. Сочинения
4 5

Всё-таки неправда, что современная литература загибается под грузом бесконечных любовных вампирятников - почитав Сервантеса, понимаешь, что она загибалась уже тогда, причем так, что нам и не снилось.
Хотя книга меня, надо признаться, удивила. В мою бедную голову с детства были заложены стереотипы, что Дон Кихот - это такая квинтэссенция безумного рыцаря, он весь такой из себя пафосный и страдающий, на контрасте с забавным толстеньким Санчо, за каким-то чертом уничтожает ветряные мельницы и восславляет Дульсинею. В итоге оказалось, что это просто свихнувшийся старикашка, с верным оруженосцем они - прекрасная пара, Дульсинеи не существует в природе, а с мельницами он повоевал только один раз, да и то не очень удачно. Вместо странствий по Европам, они колесят по одному небольшому пятачку родной провинции и наводят шороху на местных жителей, истребляют производственный инвентарь и веселят любопытную знать философскими беседами.
Наверное, правильно, что я так и не смогла осилить это в детстве, добравшись только на волне Долгостроя - без груза филфака была бы непонятна и половина всех пародийных моментов. Хотя, сказать по правде, я и сейчас наверняка многое упустила - о жизни Испании того времени у меня нет практически никаких сведений. И, знаете, вот это потрясло меня больше всего. Это же черт знает когда было - начало 17го века, 1600е годы! Читаешь и понимаешь, что с одной стороны ничего же не изменилось, а с другой - это же почти другая планета! Просто такая колоссальная разница между тем, как пишут о средневековье и возрождении современные авторы, и тем, как естественно обо всём этом говорят те, кто там реально живет - не может не бросаться в глаза. А Сервантес с нарочитой небрежностью разбрасывается этими приземленными подробностями быта, мировоззрения и психологии, даже не замечая этого и не осознавая, что через 400 лет кого-то это может потрясти до глубины души. Сколько я в универе всего этого перечитала, но тогда это почему-то совсем не трогало, а вот сейчас осознание ударило страшным шоком. Наверное, в такие моменты и понимаешь ценность книг и литературы. Но что такое эти четыре века рядом с древнегреческим наследием, которое чудом не кануло в Лету? Прямо даже тянет восполнить пробелы в образовании, которые совсем не ограничиваются Сервантесом.
А сходить с ума по литературе, конечно, неблагодарное занятие. Интересно безумные ролевики в наше время встречаются или Дон Кихоту повезло быть первым и последним?

Мигель де Сервантес Сааведра. Сочинения
4 5

Победа над долгостроем №1
Часть первая.
И вот уже началась игра благородных и доблестных . И вот уже поняла я, что без нее не одолею этот тернистый путь, ибо не могу опозориться перед достойнейшими соратниками моими. И вот уже подвергся мой разум испытанию тяжкому, ибо 900 страниц средневековой патетики вынести моему организму было нелегко. И вот уже читала я о сумасшедшем старце (ибо 50 лет в те времена считались уже возрастом почтенным), у которого случился передоз с рыцарскими романами и стал он умом слаб. И вот уже отправился он в путь и всеми своими силами начал наносить пользу и причинять добро. И вот уже сжималось мое сердце от жалости к тем, кого встречал он на своем пути, ибо во всем, что движется, мерещились ему великаны, колдуны и нечестивцы. И вот уже не знаю я, когда вернется ко мне речь нормальная, ибо мозг мой в судорогах до сих пор. И вот уже я готова оросить обильными слезами радости любой трэшак, лишь бы в нем ни одного «ибо» не было.

Часть вторая.
Вторая часть приключений Дон Кихота вышла через 10 лет после первой (1615 год). Практически сразу, после выхода книги о Лже Дон Кихоте (примазывание к успешным литературным проектам существовало во все времена) и за год до кончины Сервантеса. В предисловии и в последних главах второй части Сервантес ядовито отчихвостил неизвестного автора (книга вышла под псевдонимом). Всё правильно, ибо нефиг. Вторая книга стала для меня чем-то страшным. Она обладала каким-то странным психоделическим свойством лично для меня. Говорят, что если коту в течение 15 минут показывать вращающийся двухцветный круг, то он впадет в транс. Не знаю, не проверяла. Но от второго тома приключений Дон Кихота я была в трансе, что тот кот. Меня стабильно вырубало через 15 страниц текста. Причем это был даже не сон, это было что-то на грани глубокого обморока с похмельным синдромом при возвращении на землю. В перерывах откачивала себя Мураками. Он был для меня кислородной маской.

Эпилог.
Скажу честно - это было тяжело. Как рыбий жир. Понимаешь всю необходимость и полезность данного творения рук человеческих для организма, но впихиваешь в себя это с великим трудом. Однако после 700 страницы у меня случилось какое-то просветление и книгу дочитывала с искренним интересом. Мигель писал о наболевшем. Сервантес сокрушался о состоянии культуры в стране. Камни в огород Лопе Де Веги летят стройными косяками. Рассуждения о бездарных комедия и глупых однообразных рыцарских романах, которые довели благородного идальго до столь плачевного состояния, занимают много страниц. Масштабная такая сатира на своё время, но многое актуально до сих пор. Такие книги составляют фундамент знаний, их основу. Я очень рада, что это «кирпичик» занял свое место в моей голове. Трудный, но полезный опыт.

Мигель де Сервантес Сааведра. Сочинения
5 5

Вот это я понимаю — книгу почитал! Низкий поклон Сервантесу, вот это молодец!

Смысл в том, что в книге есть всё. И посмеяться, и подумать, и афоризмы выписать. Но обо всём по порядку, ибо можно выделить несколько самых важных граней, которые и хвалить, хвалить, хвалить.

Книга первая
Она оказалась легче второй. Ходит сумасшедший идальго, рыцарствует, читатель смеётся себе да дальше листает. Но и тут Сервантес подложил немало подводных камней, на которые я постарался напороться изо всех сил.

Для начала, стоит отметить язык. Сказать, что он прекрасен — ничего не сказать. Я не представляю, какую титаническую работу совершил переводчик, но она была не напрасна. Как изучают русский язык, чтобы читать Достоевского, немецкий — ради Манна, итальянский — ради Данте, испанский можно учить ради Сервантеса, потому что обычно оригинал красивее любого перевода. И я боюсь представить, что же в оригинале.

Потому что в русской версии я увидел сотни пословиц, тысячи увлекательных монологов, множество подробных описаний ситуаций, одежды, людей, действий, и всё это было написано так легко, что повествование не шло, оно текло журчащим ручейком, да простят мне эту пошлость и банальность. Это не слова — это музыка, прекрасная мелодия, которая льётся и льётся, а ты и рад.

Далее, меня поразила эрудиция Сервантеса. Тогда под рукой гугла не было, много он писал в тюрьме, следовательно, практически все отсылки должны были быть сделаны по памяти. А там на каждой странице по интересной отсылке и грамотно вставленной цитате. Как?! Такое ощущение, что воевал он на Войне Слов, попадали в него пули, сделанные из цитат, а ранили книжные сабли, потому что это нечто совершенно фантастическое. У него ведь не было даже условий, какие были у того же Джойса!

В первой части сюжет же был в основном комедийный. Совершеннейшие несуразности, которые творил Дон Кихот, в любом случае вызывали скорее улыбку, Санчо Панса был простецким и глупым оруженосцем, мудрость которого была скорее в том, что он не страдал «горем от ума». Однако уже там проклёвывалось то самое Нечто, благодаря коему «Дон Кихот» стал классикой испанской и мировой литературы.

Христа я, если честно, не увидел, да и не собирался искать навязанные мне образы. Но зато я увидел Художника, а если и не художника, то уж точно человека, для которого мир прекрасен даже тогда, когда его избили, и он лежит, страдая по своей госпоже Дульсинее. И «мир прекрасен» не в классическом смысле. Представьте, что вы попали в мир, где в вашей руке прекрасное копьё, под вами — сильнейший скакун, вместо всяких там постоялых дворов стоят великолепные замки. Да, он жил в сказке. Он изменил этот мир весьма оригинальным способом, но он это сделал, реализовал свою мечту.

Книга вторая
А вот тут Сервантес с определённого момента бьёт нас обухом по голове. Всё, ребята. Хиханьки закончились. Может, у меня что-то с чувством юмора, но я не улыбнулся на протяжении второй части ни разу. И это не упрёк гениальному автору, это, так сказать, моё понимание того, что там происходит. Так что бейте меня с удвоенной силой, ибо я не просто признаю вот это всё, но и считаю это не то, чтобы совсем уж правильным, но весьма имеющим право на существование.

Дон Кихот — не клоун, который делает более или менее случайные действия, это целеустремлённый сумасшедший. Санчо Панса настолько ушёл в простоту, что стал выдавать действительно умные вещи, причём каждый раз, когда его не выставляет автор на смех. Но, что поразительнее всего, эта парочка стала восприниматься ещё ближе друг к другу, но уже не как два странных человека, которые добавляют друг другу колорита, а как парочка с рыцарскими романами против всего мира.

И если поначалу всё идёт более или менее ровно, это относительно тот же Дон Кихот, то с момента встречи с герцогом и герцогиней всё полетело в тартарары. Поначалу их проказы были проказами. Но потом невозможно было закрывать глаза на то, насколько сильной становится Трагедия. Именно так, с большой буквы. Этот театр создавал для главных героев выдуманный мирок, и он улетал в полный абсурд, прихватывая с собой главных героев, совесть устроителей театра, вообще всё. Начиная с последних дней губернаторства Санчо Пансы, меня не отпускало ощущение какого-то липкого ужаса. Мир книги реально свихнулся, и только Дон Кихот с верным своим оруженосцем были нормальными.

Не будь у книги второй части, я бы не настолько сильно полюбил эту книгу. Но то, насколько высоко взлетел Мигель де Сервантес Сааведра, оттолкнувшись от сатиры и от рыцарских романов вообще, не позволят даже задуматься о каких-то недостатках этой книги. С определённого момента ты забываешь толкования, уже не имеет значения, Дон Кихот — это художник или Христос. Ты наслаждаешься тем, что он не только создал свою реальность и стал жить в сказке. Он заставил всех остальных эту сказку организовать. Так что если он и Христос, то не только в плане энтузиазма. Он ещё и иная ипостась Бога, суть Творец, создавший себе мир. Так что гениальность этой книги ставить под сомнение не надо. Вот.

Мигель де Сервантес Сааведра. Сочинения
5 5
"Если человечество позовут на Страшный суд, то ему в своё оправдание достаточно будет представить только одну единственную книгу - "Дон Кихот" Сервантеса, чтобы все человеческие грехи были отпущены". (Ф. М. Достоевский)


Вот это была книга! Книжище! Ради этого романа стоило научиться читать. «Дон Кихот» поистине величайший образец как литературы эпохи Возрождения, так и литературы вообще. Прошло несколько дней, как я закрыла книгу, а восторги не утихают. Ни разу ещё мне не встречалось произведение, которое было бы столь забавное, сколь печальное. А какой язык, люди, какой язык!

Все, естественно, знают, что был какой-то там ненормальный дядька, который со своим оруженосцем Санчо Пансо шлялся по Испании и косил ветряные мельницы. Вот если бы всё было так просто! Начать с того, что сумасшедшим Дон Кихот, наверное, всё же не был, а эпизод с мельницами занимает всего две страницы из девятисотстраничного романа. Так что если это всё, что вы знаете о «Доне Кихоте», вы не знаете ничего. Не знала и я. Но про сюжет ничего рассказывать не буду. Ни-ни. Из вредности. Хотя в основном, конечно, из-за того, что он очень-очень длинный и изобилует огромным количеством приключений. Их просто надо читать. Да и дело-то, собственно, не в них.

«Дон Кихот» - сатира на рыцарские романы, хотя сейчас нам это абсолютно ни о чём не говорит - мы не жили в XVI веке, и мало кто реально читал эти романы. Просто примем как факт. Достаточно того, что Сервантесу удалось сделать блестящую пародию. А то, что это пародия нет никаких сомнений, потому как это буквально в самом романе легко можно прочитать об этом и даже не между строк. Но так книга начинается, а чем заканчивается? Пародией ли? Недаром Сервантес пишет целых два романа про Дона Кихота. В современном издании они объединены в одно произведение, но граница видна очень чётко. Если первая половина в целом вызывает улыбку, пусть даже временами грустную, то вторая половина, особенно под конец, - это какой-то котлован отчаяния. Вообще юмор в романе можно сравнить со свечой. Вот её зажгли, и всем светло, уютно. Вот она ярко горит на радость смотрящим. Но вот огонь всё ближе к основанию свечи, он становится неровным, нервным, всем не по себе, и вот уже огонь гаснет совсем. Конец.

Во второй части улыбок уже практически нет (разве что над диалогами, но об этом позже). За себя скажу, что вообще кипела праведным гневом, читая об издевательствах над Доном Кихотом и Санчой. Как же мы, люди, любим развлечься за чужой счёт! Это, конечно, не арены с гладиаторами, не рёв безжалостной толпы, жаждущей крови, но эффект практически тот же. Как можно было устраивать все эти «невинные» розыгрыши человеку, которого считают безумцем? Гнусно как-то. Я радовалась, когда наша неразлучная парочка вырвалась из лап графини, но свеча уже догорала, помните? И пусть Дон Кихот начал свои приключения, начитавшись рыцарских романов, но ведь качества и суждения, которые являл этот рыцарь Печального образа, они возникли не в последний момент. И его порывы так же безумны, как и прекрасны. Он мечтал защищать такие хрупкие понятия, как честь, верность, отвага. Его красивые речи были возвышенны и разумны. Так что над кем же вы смеётесь, сеньоры умники, любители розыгрышей?

А что же Санчо? О, это великолепный персонаж! Так о нём отзывается один из друзей Дона Кихота:

Право, кажется, что они созданы друг для друга и что безумие господина не стоило бы и гроша без глупости слуги.

Да, без Санчо Дон Кихот, наверное, не состоялся бы. Где-то я читала такую мысль, что Дон Кихот и Санчо – это две стороны одной медали, что это по сути один человек. Но мне, бестолковой, так не показалось. То есть то, что они друг друга дополняли, - бесспорно, но как личности они всё же каждый сам по себе. В моей голове не получилось их соединить. У хитросделанного малого Санчо были свои резоны держаться Дон Кихота. Его не интересовал рыцарский кодекс, ему было плевать на сирых и убогих, ему не снились поединки, не пленял блеск славы. У человека просто была мечта – побыть губернатором острова. Побыл. Но опять же читать об издевательствах над этим, в общем-то, добрым и справедливым человеком было тяжело. В управлении «острова» он, кстати, был прекрасен. А какая речь у Санчо! Надо отдать должное Сервантесу, который собрал и вложил в уста оруженосца такое количество пословиц и поговорок. Это просто невероятно! На эту тему по книге можно было бы диссертацию защитить.

Ну и верх восторга – это, разумеется, диалоги рыцаря и его оруженосца. Вот где и красота слога, и юмор. Пожалуй, это были самые упоительные моменты. Вот, например:

- Ошибаешься, Санчо, - сказал Дон Кихот, - вспомни латинскую поговорку: когда болит голова, то болят и все члены. А так как я твой господин и сеньор, то я – голова, а ты, мой слуга, - один из моих членов. Поэтому если со мной случается несчастье, то оно случается и с тобой, и ты должен чувствовать мою боль, а я твою.
- Так бы оно, собственно, и полагалось, - ответил Санчо, - но только когда меня, то есть один из ваших членов, подкидывали на одеяле, так голова стояла себе за забором да поглядывала, как я взлетаю на воздух и не испытывала при этом никакой боли.

И мне кажется, что такую книгу лучше читать в более зрелом возрасте. Обладая некоторым багажом знаний, значительно проще оценить и насладиться творчеством этого гениального автора и его гениальным романом. Но тут стоит предупредить: эта книга не для всех. Она для тех, кто в силах сладить с большим объёмом произведения. Для тех, кто в состоянии оценить красоту языка ХVII века. Для тех, кто любит иронию и не боится обнаружить за ней вещи красивые, но невыносимо печальные. Тем же, кого пугает количество страниц, тем, кто скучает, читая неспешные переливы повествования и тем, кто устаёт от несовременной речи, вам роман противопоказан. И никак сокращённых вариантов. Это, кстати, вообще что такое, а? Чего бы сразу с кратким содержанием не ознакомиться или там фильм посмотреть? Ну а вам, ценители, прочесть «Дон Кихота», если вы этого ещё не сделали, стоит обязательно!

Вот и рецечке конец, кто осилил - молодец!

Мигель де Сервантес Сааведра. Сочинения
4 5
...Пускай любой иллюзии рано или поздно придет конец, а благими пожеланиями вымощена дорога в ад... Но не значит же это, что верить нельзя ни во что на свете, и желать кому-то блага - не стоит и пытаться?! Пусть наш мир невозможно изменить к лучшему... но если мы не попытаемся этого сделать - мы недостойны и этого, несовершенного, мира. А пока Дон Кихот идет по дороге... есть надежда. "Последний Дон Кихот" М. и С. Дяченко


Вот уж действительно - книга с удивительной судьбой! Роман занимает третье место после Библии и Гарри Поттера по объёму общемирового тиража, имеет огромное количество экранизаций и еще большее количество упоминаний, обращений в мировой литературе и философии.
Оценки и истолкование романа Сервантеса и образа Дон Кихота менялись в разные исторические эпохи и к настоящему моменту составляют тома, сравнимые по всей видимости по объему с самим произведением. Первые истолкователи романа видели в Дон Кихоте чисто комический персонаж, пародию на рыцарский идеал, призванную отвадить читателей от чрезмерного увлечения рыцарскими романами. Это то, видимое, что лежит на поверхности, и не единожды подчеркивалось самим автором, который поместил свой рыцарский идеал, "исправителя кривды" в современную ему испанскую действительность, и в результате его рыцарь странствует по пространству так называемого плутовского романа (пикарески). Смешение жанров плутовского романа с возвышенными идеалами рыцарских романов (пикареска - повествование, возникшее в Испании в середине XVI века, претендующее на абсолютную документальность и описывающее жизнь плута, мошенника, слуги всех господ (от исп. picaro — плут, мошенник). Сам по себе герой плутовского романа неглубок; его носит по свету злосчастная судьба, и его многочисленные приключения на большой дороге жизни представляют главный интерес пикарески. То есть материал пикарески — подчеркнуто низкая действительность) дает удивительную амальгаму, которая широким спектром поднятых в ней вопросов (о литературе, воспитании, правителях, свободе, войне и мире, etc.) не перестает занимать умы человечества по сей день.

Интересно, что в России *Дон Кихот Ламанчский* попал на очень благодатную почву и зажил своей, очень интенсивной и удивительной жизнью - "Русская судьба «Дон Кихота» — не просто национальная версия общекультурного процесса, но один из редких в истории культуры примеров превращения частного литературного явления одной страны в доминанту культурной и общественной жизни другой страны, с неизбежной утратой многих, если не большинства конкретных историко-литературных особенностей."(В.Е. Багно) Исследователи считают, что истоки русского донкихотства как общественного явления следует искать в специфических особенностях русской духовной жизни - сказки об Иванушке-дурачке, юродство Христа ради и странничество и прежде всего страстотерпчество, как важная особенность русской святости.
И если испанец Унамуно в эссе "Путь ко гробу Дон Кихота" (1906 г.) воспевает в герое Сервантеса испанского Христа, его трагический энтузиазм одиночки, заранее обреченного на поражение, а "кихотизм" описывает как национальный вариант христианства, то русские во главе с Достоевским где-то близки подобной же идее - образ Рыцаря Печального образа проецируется на образ самой матушки-России, которая который «осмыслит свое положение в Европе и не пойдет уже сражаться с мельницами».

В общем, это было трудное и долгое чтение, которое еще раз подтвердило мне сколь мы, географические далекие, близки ментально и духовно.

Мигель де Сервантес Сааведра. Сочинения
4 5

Уже сбиваюсь со счета, какой раз одолеваю книгу, одолеть которую следовало бы давным-давно. Но народная мудрость «лучше поздно, чем никогда» все толкает меня на новые подвиги. Таким вот значимым свершением стало прочтение достославного «Дон Кихота», хотя, казалось бы, тоже мне, свершение – история (как мне пророчили друзья-знакомые, а также многие авторы, упоминавшие в своих книгах сей роман) уморительная, легко читающаяся (это уже мое суждение).

В общем, казалось бы, пить роман на одном дыхании, но при всем при этом чтение далось мне тяжело, во всяком случае, поначалу. Приходилось регулярно подталкивать себя к возвращению к этой книге и продираться дальше. Почему такие усилия? Потому что, товарищи, шок…

Этот роман – о разнесчастном идальго, свихнувшемся на почве неуемного поглощения рыцарских романов (ах, во все времена существовала проблема литературного шлака!), прозвавшим себя Дон Кихотом, обзаведшимся простачком-оруженосцем Санчо Пансою, лишь иногда робко и потому безуспешно пытающимся спустить своего мнимого господина с небес безумия на грешную землю, и пустившемся в путь на поиски приключений. Хотя нет, упрек в сторону Санчо несправедлив – и люди понастойчивее пытались образумить Дон Кихота, иногда даже силой, но все без толку. Деревенские девки для него – прекрасные дамы, овцы, бурдюки с вином да еще бог весть что – опасные противники, каждый встречный-поперечный – рыцарь, которого надо обязательно вызвать на бой. Такое поведение, понятно, приводит к множеству комических ситуаций, да и, кстати говоря, зачастую сталкивает с реальными происшествиями, которые Дон Кихот если и обращает во благо, то только волею случая.

Так вот, о шоке. Первые главы я с трудом пропускала через себя, потому что до боли печально все это. Лично для меня безумие смешным не бывает, и Дон Кихот от начала до конца представал больным человеком, за действиями которого можно было следить только с болезненной жалостью. Если потом и стало полегче, то только за счет необычных встреч и славных друзей горе-героя, которым хотелось во что бы то ни стало вернуть его домой. Вообще, чего уж тут, в романе множество забавных моментов, но почти все они столь плотно переплетаются с трагедией, что не до смеха.

А еще – это уже не совсем всерьез, но не могу удержаться – «Дон Кихот» - это роман-предупреждение, причем не столько как напутствие в выборе качественной литературы, сколько вразумление об опасности чрезмерной погруженности во что-либо вообще. Грань, на самом деле, очень легко перейти, и если в начале мы не наблюдаем сколько-нибудь определенного образа Алонсо Кихано, то в конце, когда Дон Кихот прозревает, разница налицо. И это очень печальная разница.

Принимая все это во внимание, не могу сказать, что роман мне не понравился – напротив. Да и как может не понравиться книга, написанная таким дивным языком?

Но лично мне эта история далась тяжело и вызвала самые горькие чувства.

Мигель де Сервантес Сааведра. Сочинения
4 5

Я читала Дон Кихота четыре (sic!) месяца с перерывами. Специально поставила в книжке не самый большой шрифт, чтобы страниц было не две тыщщи, а всего 1334.
Пока читала, часто помирала от скуки, теряла нить, засыпала, плевалась, поглядывала на скролл-бар и всячески изнывала от тоски. А когда прочитала - поняла, что это очень хорошее произведение. Очень пронзительное и грустное. Очень человеческое и первое, по-настоящему гениальное из всего списка.
Да, вторая часть несколько зануднее первой. Да, там меньше второстепенных персонажей, историй и приключений. Да, там больше издеваются над бедным рыцарем, а потому она более трагична, чем первая. И всё же в целом это очень хорошие две книги.
Пожалуйста, не зацикливайтесь на эпизоде с ветряными мельницами - это очень проходной эпизод, растиражированный исключительно потому, что критик большениасилил. Там дальше будет намного интереснее! Там будут принцы и принцессы, приключения, скандалы-интриги-расследования, счастливые и не очень развязки - там будет всё! И, наконец-то перевернув последнюю страницу, вы почувствуете громадное облегчение и испытаете огромное удовольствие, но не от того, что всё закончилось, а оттого, что это была действительно хорошая История.

Мигель де Сервантес Сааведра. Сочинения
3 5

Не моя книга. Ни на йоту.
Я читала ее долго, уговаривая себя ну еще десяток страниц, и отдыхаем...
До середины первого тома вроде неплохо, но после все однообразно и скучно для меня, и приключения я не люблю. Все смешные моменты мне казались глупыми, улыбки почти не вызывали...Наверное, лишь момент с правлением Санчо Панса вызвал у меня искренний интерес. И его метаморфозы приятно удивили.
Я рада, что наконец-то дочитала эту книгу, она была для меня как Эверест.

Мигель де Сервантес Сааведра. Сочинения
5 5

Есть три способа чтения «Дон Кихота». Во-первых, можно сойти с ума вместе с Дон Кихотом, превратиться в странствующего рыцаря и посмотреть на все происходящее его глазами. Во-вторых, можно смотреть со стороны, (как вообще-то говоря и полагается читателю), преимущественно потешаясь над всем происходящим – это способ герцога и герцогини или читательский (зрительский) способ. Наконец, в-третьих, есть еще позиция здравого смысла, ее воплощают цирюльник, священник, бакалавр Самсон Карраско, а также племянница и ключница Дон Кихота – все они хотят Дон Кихота излечить, сочувствуя его безумию. Итак, есть способ чтения «Дон Кихота» безумствующий, есть – здравый, а есть – читательский. Я выбрал безумствующий способ, - не потому, что он лучший, но, наверное, просто потому, что мне проще всего сойти с ума. Впрочем, можно порекомендовать смешивать все эти три способа в различных пропорциях.

Вся штука в том, что этот мир – арена великих битв, если вы только способны их увидеть. Конечно, реальность всячески маскируется, подсовывая нам мельницы вместо великанов, но, как говорится, враждебные нам волшебники не дремлют, но и дружественные волшебники тоже не оставят нас в беде. В конце концов, наш прямой долг – выпрямлять кривду, охранять честь девиц и покровительствовать вдовицам - с этим, я надеюсь, никто спорить не станет:)

Отдельного упоминания стоит такой аспект безумия Дон Кихота – что он начитался рыцарских романов и решил, что все в них происходящее происходило на самом деле. Подумаешь, большое дело! Я вот тоже прочитал «Дон Кихота» и ни секунды не сомневаюсь в том, что все описанное в этой книге происходило на самом деле, иначе о чем же я и читал? Мы обсуждаем безумие Дон Кихота как вполне реального человека, ставя ему в вину то, что он считает реальными людьми тех, о ком он читал – довольно иронично, верно? А еще ироничнее, когда это делают сами же литературные персонажи, которых реально не существует.

Любимой же моей главой является глава XX из первого тома, - в которой я особенно выделил бы два эпизода. Первый, когда Дон Кихот в привычной манере воспевает свою роль странствующего рыцаря – но хотя он и делает это постоянно, именно в XX главе он достигает в искусстве воспевания совершенства:

Обрати внимание, верный и преданный мой оруженосец, как мрачна эта ночь, какая необычайная царит тишина, как глухо и невнятно шумят деревья, с каким ужасающим ревом вода, на поиски которой мы устремились, падает и низвергается точно с исполинских гор, как режут и терзают наш слух беспрерывные эти удары. Все эти явления, и вместе и порознь, способны вселить боязнь, страх и ужас в сердце самого Марса, а тем паче в сердце того, кто не привык к подобным опасностям и приключениям. Ну, а я не таков: все, что я тебе живописал, лишь укрепляет и бодрит мой дух, — у меня даже сердце готово выпрыгнуть из груди, так страстно жажду я этого приключения, какие бы трудности оно ни представляло.

И вот, рядом с этим - самым романтичным и героическим отрывком, соседствует другой – самый натуралистичный и комичный – помните, Санчо вдруг приспичило, и он вынужден был сделать то, что, по образному выражению Сервантеса, «никто другой за него сделать не мог». Никто другой кроме Сервантеса не смог бы придумать столь изящного выражения для выражения столь неизящного дела:) Я даже не знаю, какой из этих двух отрывков предпочесть – настолько оба они совершенны – каждый в своем роде. В одном случае во всем блеске показал себя Дон Кихот, в другом – Санчо Панса, ну а Серавнтес – в обоих.

Мигель де Сервантес Сааведра. Сочинения
2 5

Главного героя нельзя назвать сумасшедшим. Для этого должны быть веские основания, но их нет. Дон Кихот сознательно воображает, понимая нелепость собственных представлений. Об этом он не один раз поведает окружающим, однако всё-равно будет вести себя в рамках странствующего рыцаря, восседающим на верном жеребце, сжимающим в руке холодное оружие, облачённым в доспехи и совершающим подвиги ради любимой дамы и во имя справедливости, чтобы когда-нибудь добраться до злого волшебника, расставляющего преграды на пути. Дон Кихот прибегает только к тому, что им было усвоено из книг, а обыденность реальной жизни его не слишком беспокоит. Только добрые советы окружающих помогают рыцарю обрести твёрдую почву под ногами. С огромным сомнением главный герой принимает на веру информацию о жестокости мира и необходимости тех или иных элементов, без которых путешествие немыслимо. Одно Дон Кихот усвоил основательно — нужно всему придавать определённый вид, разыгрывая ситуацию до конца, тогда всё обязательно будет в рамках сложившихся стереотипов.

Может показаться удивительным, но «Дон Кихот» не является высокоморальным произведением, хотя и содержит важные мировоззренческие установки. В книге есть сатира на общество в тех дозах, чтобы современный автору читатель не затаил обиду. Гораздо больше в книге «туалетного» юмора, когда автор создавал нелепые ситуации — отчего смеёшься над дуростью, а не над забавными ситуациями, которые могли быть порождены нелепостью: у кого-то понос, героев тошнит друг на друга, Санчо нуждается в порке и так далее в подобном духе. Сервантес изыскивал самое низкое, что могло вызвать улыбку: в своём желании создать антирыцарский роман он всё-таки дал миру бульварное произведение, в котором изредка проглядывают моменты серьёзной философии.

Мигель де Сервантес Сааведра. Сочинения
5 5

Рановато я эту книгу прочитала (мне лет 10-11 было, или около того). И уж конечно в том нежном возрасте я не думала - рыцарский ли это роман или пародия на него :) Просто читала и все. Сейчас, к своему стыду, ничего кроме борьбы Дон Кихота с ветряными мельницами и его любви к прекрасной Дульсинее вспомнить не могу... Но не зря же этот роман относят к классике. Значит есть за что.

Мигель де Сервантес Сааведра. Сочинения
3 5

Как ни крути, но факт остается фактом - подтвержденный как на филфаке, так и многочисленными читателями - большинство пыталось в первый раз прочитать эту книгу в достаточно молодом возрасте - от 13 и старше. Почему-то она сначала воспринимается как сказка. Ну и как иначе, если ты слышишь, что некий дядька воюет с мельницей, винными мехами и баранами, а на своей (как выяснилось помешанной) голове носит тазик для бриться? Конечно же, это сказка, рассуждают юные отроки. берутся читать, ничего не понимают, или понимают, но не осиливают, и оставляют книжку до лучших времен.
Повторяюсь, такова тенденция, однако, и оной не избежал и я. Не знаю почему мне родители не сказали "сынок, почитай лучше Жюля Верна", когда я лет в 12-13 попросил принести из библиотеки "Дона Кихота". И ведь принесли же!
Ну а второе знакомство с хитроумным идальго было в рамках программы на филфаке. Одолел книгу в читальном зале в четыре присеста, и очень удивился, почему же сие произведение пережило не только автора, но и несколько эпох. Эти нескончаемые приключения тронувшегося умом идальго, конечно, не могут не забавлять, но к концу книги интерес притупляется, пропадает, и ты уже с тоской думаешь - ну когда же она закончится? Она заканчивается, ты захлопываешь с чувством полного удовлетворения от прочитанного гениального произведения, не оставившего такого сочного привкуса, какой остается после других литературных шедевров.

Мигель де Сервантес Сааведра. Сочинения
4 5

Виртуальный Книжный Клуб "Борцы с долгостроем"
Это было непростое чтение, это действительна была борьба, тяжелая и затяжная. Книга трудная и шла тяжело, не только по очевидной причине большого объема, но в силу своей внутренней глубины и основательности, облеченной в также весьма утомительную форму ренесанссного грубоватого юмора.Чтение этого двухтомничка я перемежала и детскими книжками и крошечными историями о кошачьих и даже трэшем, однако напрасно - книга безумно сильная,подавляющая, с особенным характером. Чудесный язык, и злое-презлое чувство юмора автора, мудрое, ироничное и печальное его отношение к жизни делают эту историю невероятно обаятельной, но и угнетающей, её настроению очень трудно противостоять.
Имена двух главных героев уже давно стали нарицательными, и породили даже производные (донкихотство, донкихотствовать...), всем они знакомы и охотно используются, однако грустная сторона образа странствующего рыцаря, обывателем отметается и не берется в расчет, для меня же отныне, это один из самых трагичных персонажей в литературе. По-моему, Дон Кихот один из первых "грустных клоунов", которые не столько веселят, сколько вызывают сочувствие.
Здесь как с немым кино: когда Чарли Чаплин падает первый раз - нам смешно, когда второй, вроде бы тоже, и мы улыбаемся, затем его бьют, обманывают, над ним глумятся и потешаются, и вот, нам уже не до шуток, мы отчетливо осознаем его боль, и начинаем плакать. Так и с этой книгой: начинаешь читать приключенческий роман о странствиях чудаковатого рыцаря и его оруженосца, но с каждой страницей все сильнее ноет сердце, все чаще вместо смеха, комок стоит в горле. И ты обнаруживаешь, что читаешь о злоключениях вместо приключений, о рухнувших мечтах, о человеческой жестокости, о тщетности и грубости жизни. И понимаешь, что рассказ о жизни мечтателя будет драмой, а не комедией и сегодня, как и во времена Сервантеса.

Мигель де Сервантес Сааведра. Сочинения
4 5
Первый раз прочитала в детстве, страшно возмутилась: ведь дурь несусветная, а все хвалят!
Много лет спустя узнала, что Сервантес вообще-то пародию на рыцарский роман писал.))) Перечитывала, уже вооруженная новым знанием. Очень понравилось.)))
Вот интересно: может быть, и Юлию Шилову когда-нибудь включат в школьную программу и будут изучать литературоведы?
Мигель де Сервантес Сааведра. Сочинения
4 5

- Как, разве вы не читали «Дон Кихота»?
- Ну, грубо говоря, не читал... (почти Жванецкий)

Некоторые смотрели фильм. Другие что-то такое слышали... А я где-то слышала такую байку: один студент был всерьез уверен, что роман Сервантеса называется - внимание! - «Донкий ход», и, узнав, что это самое - имя главного героя, очень удивился... Может, это не байка вовсе, а суровая правда жизни?

Мало кто сегодня читал его целиком (и вы тоже подумайте, хорошенько подумайте, стоит ли этот замшелый роман вашего бесценного времени!). С одной стороны, неудивительно: имеем два больших тома, по объему приближающихся к романам Толстого, плюс 17 век - уже «глубокая древность», плюс перевод, то есть культурно неидентичное. С другой стороны, никто не обещал нам, что будет легко... И вот тут есть одна хитрость: как только осознаёшь, что действие происходит аж 4 века назад (а главный герой и вовсе застрял в средневековье), в голове у тебя что-то щелкает (наверное, там есть специальный тумблер), и с этой минуты нет соблазна ворчать из-за несовременности стиля, из-за запутанных фраз или обилия пояснений. Отныне ты читаешь — как пьешь прохладную, странную на вкус воду из заброшенного колодца, где-то посредине Испании, между 12 и 17 веками...

Лично мне язык Сервантеса своей витиеватостью напоминает стиль старика Хоттабыча, в его разговорах с юным другом Волькой. Да и сам Дон Кихот чем-то родственный ему персонаж — такой же ранимый в своей чудаковатости, такой же искренний и неуместный на нашей продвинутой кухне.
«О юный мой повелитель, мне грустно видеть унижения, на которые ты идешь, для того, чтобы избавить меня от неприятностей. Все эти люди недостойны целовать твои пятки. Дай же им понять пропасть, отделяющую их от тебя» (не Сервантес, Л. Лагин)
Такой вот домашний последователь Дон Кихота, в халате и туфлях с загнутыми носами, джинн из нашего пионерского прошлого.

Ну а что же Дон Кихот?
Он въезжает на постоялый двор, но видит рыцарский замок, надевает на голову тазик для бритья и силой мысли превращает его в шлем, смотрит на крестьянскую бабу, а представляет заколдованную принцессу. Он живет в идеальном мире. Если разобраться, он счастливый человек...

Он — блаженный. Таких на Руси всегда жалели и давали копеечку. Но герою не нужны наши подаяния: он отважно бросается в бой, отпускает страждущих на свободу, вступается за слабого и, как первых учеников Христа, его не раз побивают камнями... И что с того, что освобожденные обворовывают его, встречные насмехаются, дети тычут пальцами, а дама сердца живет лишь в мечтах... Зато Дон Кихот не лжет! Он честен во всем, что делает, а, если вдуматься, кто из нас еще может позволить себе роскошь поступать по велению сердца и жить во имя торжества истины над полуправдой?

Может, разберемся с жанром?
Тут надо подумать...
хм... хм...
м-да...
Роман «Дон Кихот» - авантюрный, сатирический, романтический, философский и приключенческий...
однозначно трагикомический, ироничный, добрый и местами жестокий.
Вот так вот разобрались.

Немного слов о верном оруженосце.
Санчо Панса не просто надежный друг и помощник, он еще опора и защитник своего господина. Он золотое звено, связующее витающего в небесах идальго с объективной земной реальностью. Кстати, во второй части, в период своего губернаторства, Санчо сильно напоминает Страшилу Мудрого из «Волшебника изумрудного города» - это просто один персонаж! Хотя, правильнее сказать, что Страшила напоминает Санчо, как пришедший гораздо позже, - своей житейской мудростью, добротой и справедливым правлением.

Хотела еще накнопать о Росинанте и Дульсинее, но - эхх! - так мы никогда не закончим. Пора закругляться.

Как оценивать книгу - непонятно. Сколько ей поставить звезд? Как шедевру мировой литературы нужно обязательно ставить «5». Но как книге, читаемой в 21м веке, все-таки ставлю «4» - за архаичность, которая, хоть и придает роману свой шарм, может оттолкнуть наиболее горячих и нетерпеливых из вас, дорогие ценители и читатели.
А читать или нет - выбор за вами...

Итак,

В некоем селе Ламанчском, которого название у меня нет охоты припоминать, не так давно жил-был один из тех идальго, чье имущество заключается в фамильном копье, древнем щите, тощей кляче и борзой собаке...
Мигель де Сервантес Сааведра. Сочинения
4 5

Читать классику (коей «Дон Кихот», безусловно, является) уже страшно. Эти талмуды заранее отпугивают своим объёмом и предубеждением о скучности и сложности языка. Писать рецензии на классику – тоже занятие не из простых. Что нового можно сказать о книге, которой чуть больше четырёхсот лет? У которой без малого сотня рецензий на LL? Что, если ты что-то неправильно понял или воспринял не так, как большинство? Я всё же попробую.

Наверное, нет людей, которые не слышали бы о Дон Кихоте и его оруженосце Санчо Панса. Вот только, знаю по себе, слухи эти расходятся с истиной. «Рыцарь Печального Образа» — какое величественное, трагичное, проникновенное прозвище! Кто бы мог подумать, что за ним скрывается безумец, а в самой книге – сатира на рыцарские романы? Я скорее считала, что «Дон Кихот» как раз и окажется одним из них.

А оказалось, что это Дон Кихот (в миру Алонсо Кихано) начитался рыцарских романов и принял их за чистую монету. Свято верую, что орден странствующих рыцарей до сих пор существует и процветает, он причислил себя к их рядам и отправился на поиски приключений. На эти приключения забавно смотреть, вспоминая какой-нибудь рыцарский или даже просто приключенческий роман. Сервантес берёт типичную ситуацию из книги и показывает нам, чем бы она обернулась в реальной жизни, а также добавляет подробности, о которых в подобных книгах обычно умалчивают. Что, например, случается с рыцарем (точнее, с его оруженосцем), если он не заплатит за постой? И неужели рыцари тоже люди и испытывают естественные нужды? На самом деле, довольно много и общего с рыцарским романом: тоже вечные сонеты и пения, прекрасные дамы и юноши, пылкие влюбленные. Но всё это обычно оборачивается смешной стороной, благодаря бредням Дон Кихота и вечным причитаниям и поговоркам Санчо.

Во второй части, как мне показалось, и Дон Кихот, и Санчо стали разумнее. Конечно, наш хитроумный гидальго продолжает верить, что он великий рыцарь, в чём новые знакомые всячески его поддерживают, однако взор его больше не туманится. Он больше не принимает элементы привычной жизни за рыцарский антураж и обмануть его теперь не так просто, если не приложить усилий к маскировке, конечно. А Санчо так вообще проявляет себя с наилучшей, благородной стороны. Не знаю, стало ли Сервантесу жалко своего гидальго, но мне стало. И мне показалось, что автор стал к нему относиться мягче и с большей нежностью. Вторая часть, что удивительно, гораздо более соответствует моим первоначальным ожиданиям.
Если вспомнить о предубеждениях, то не нельзя не отметить, что «Дон Кихот» — это, конечно, довольно большое произведение. Потому я решила выбрать перевод посовременнее, чтобы этого гиганта было проще читать. Каково же было моё удивление по прочтении, когда оказалось, что я читала перевод 1895 года, в котором лишь заменили «яти» на «е»! Конечно, порою речи некоторых персонажей бывают замысловаты, что вполне соответствует их образам, однако не могу сказать, что читать скучно. Вовсе нет, хоть я и не вела себя как юноша, которого увидел Филипп III, но повествование иногда вызывало смех и гораздо чаще улыбку.

Можно смеяться над незадачливым Дон Кихотом, а можно задуматься, что и в наше время вполне возможна подобная ситуация. Вот буквально на днях прочитала в одном паблике цитату, которая прямо ну в точности описывает то, что я хочу сказать:

Самый страшный жанр — вовсе не ужасы: бойтесь хороших и светлых выдуманных историй о любви; они заставят вас верить и искать то, чего нет.

Люди (зачастую нежные девицы) начитаются, скажем, любовных романов и, свято веруя в их правдивость, задирают носы, перенимают нормы поведения, нетипичные для земной жизни, мечтают о вампирах. Или даже не начитаются, а, например, насмотрятся:

Если комедия, как говорит Цицерон, должна быть зеркалом человеческой жизни, примером нравов и изображением истины, то каждая из играемых в настоящее время комедий не что иное, как зеркало нелепостей, примеры глупостей, изображение распутства.
Мигель де Сервантес «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский»

Ничего не напоминает? Удивительно, прошло четыре сотни лет, а всё так и есть. Только теперь это не комедии, играемые на больших дорогах, а фильмы и шоу, идущие по телевидению. И мало того, что они «зеркало нелепостей, примеры глупостей, изображение распутства», так они ещё и «выдают невежественной черни свои бредни за истину». Грустно, что некоторые верят. Уж лучше бы, право, в латы обрядились, да на большую дорогу вышли. Надеюсь, разум вернётся к ним раньше, чем они окажутся на смертном одре.

Мигель де Сервантес Сааведра. Сочинения
4 5

У меня, как и у большинства людей знакомых с литературой в рамках школьной программы, Дон Кихот в первую очередь – это такой охотник на ветряные мельницы. Он высокий, худой и фантазер. Санчо Панса – его верный оруженосец, сосредоточие здравого смысла и связующая нить с реальным миром для своего господина. Это все, что я мог сказать про героев этой книги и про её содержание.

Мигель де Сервантес Сааведра. Сочинения
5 5

Победа над детским стереотипом номер два.
Давным-давно в далёкой галактике я была младшешкольником, у меня была своя комната и своя книжная полка, на которую родители изначально определили ту часть домашней библиотеки, которая подходит мне для чтения. На нижней полке стояли две тоненькие книжечки - два тома "Дона Кихота".
И мне тогда рассказали, о чём они. Престарелый аристократ нацепил на голову медный тазик и отправился воевать с мельницами на полудохлой кляче. И как-то мне в юном возрасте такая нелепица показалось возмутительной. В течение нескольких лет я периодически подступалась к этим книгам, но каждый раз тощая фигура с тазиком на голове на обложке отвращала меня от чтения.
И вот мне тридцать, за свою жизнь я прочитала просто прорву нелепиц, какие-то из них даже оказались неплохими произведениями. Так справедливость была восстановлена.
Выяснилось, что всё так, тазик, престарелый рыцарь и кляча - всё наличествует. Но вместе с тем произведение не является чем-то наподобие детских абсурдных стишков. В основном за счёт второго тома. Не было бы второго тома - моё детское мнение могло бы считаться верным. А вот со вторым томом вообще всё меняется. Особенно меня потрясло, когда Санчо решает завершить свою карьеру губернатора "острова".

Мигель де Сервантес Сааведра. Сочинения
4 5

Тургенев писал: "Решите для себя в первую очередь, к какому типу людей Вы принадлежите: Гамлетов или Дон-Кихотов?" Ну, если выбирать из этих двух типов, то я предпочитаю Ламанчского... Ах, какая ж урода моя Дульсинея!!!
P.S. "Урода" - это по-польски "красавица"!!!

Мигель де Сервантес Сааведра. Сочинения
5 5

Мы, конечно, знаем кто такой Дон Кихот, что с ним произошло и чем все кончилось. Мы настолько хорошо это знаем, что читать как бы необязательно. И вот, двадцать лет спустя после того как закрыл эту книгу в раннем детстве, открываешь ее снова, и... Жизнь начинается. Оказывается, все не так, как казалось. Все гораздо интереснее, разнообразнее и вернее.

Любая философская доктрина вначале являет правдоподобный образ вселенной; проходят годы, и она обращается в главу – если не в один параграф или в одно имя – истории философии. В литературе такое дряхление еще более заметно. «Дон Кихот, – сказал мне Менар, – прежде всего был любимой книгой, а теперь – повод для патриотических тостов, восхваления родной грамматики и непристойно роскошных изданий. Слава – это недомыслие, и, видимо, самого худшего свойства».
Мигель де Сервантес Сааведра. Сочинения
2 5
В скромной деревушке провинции Ламанчи жил идальго по имени дон Кехана

Роман испанского писателя Мигеля де Сервантеса "Дон Кихот" сыскал популярность не только при жизни автора, но и после его смерти. Многие русские писателя и критики писали о Дон Кихоте. Превозносили этого сумасшедшего рыцаря из Ламанчи, и говорили о том, что "донкихотов" должно быть больше. Основываясь на этих фактах я готовился к прочтению одного из самых шедевров мировой классики. И вот, что я могу сказать после прочтения: ""Дон Кихот" - единственное, на данный момент, произведение, которое заставляло меня уснуть. Да это классика, но я советовал ее читать".
Мое знакомство с этим романом началось еще в школе, когда мы читали несколько первых глав. Тогда для меня "Дон Кихот" показался пошлым и бессмысленным произведением (тот перевод был просто ужаснейшим). После изучения материала, я решил прочитать роман полностью. Читал его дней десять. Я прочитывал страниц пятьдесят и сразу же засыпал (я не преувеличиваю). Только когда я дошел до второго тома, дело пошло быстрее. А под конец произведение стало интересным и привлекающим все внимание. К сожалению, этот эффект длился только страниц двадцать.
Теперь насчет главных, да и второстепенных героях. Никакие! Это слово всплывало в голове все время, пока я читал сие произведения. Никаких отличительных качеств, ничего интересного и привлекательного, даже в самом Дон Кихот. Он просто никакой! Дон передвигается в одном месте, видит все время полчища врагов, и пытается их победить. Санчо Панса, вообще был создан только для того, чтобы его вечно били.
Сюжет медленный, скучный. Полно повторяющихся событий, который уже начинают наедать к концу первого тома. И это не просто копированные моменты, большинство из которых еще и очень тупы. Приведу пример. Дон Кихот просит Санчо Пансо отнести письмо к Дульсинее. Он пишет его, и передает его второму. Через несколько страниц оказывается, что Санчо Пансо забыл его забрать (!).
Читать или не читать? Вот в чем вопрос...

Таков был конец хитроумного ламанчского идальго, историю которого автор правдиво рассказал в этом романе.
Мигель де Сервантес Сааведра. Сочинения
2 5

Мне кажется, эта книга слишком затянута. Это была хорошая идея, отличное высмеивание рыцарских романов, забавное произведение - до середины первого тома. Потом оно стало слишком однообразным и длинным, во всяком случае, на мой взгляд.