Мистические фрагменты

Произведения Жерара де Нерваля, собранные в настоящей книге, раскрывают духовную суть этого писателя - эрудита и визионера. В составе издания, кроме опубликованных ранее глав из "Путешествия на Восток", впервые печатаются написанные Нервалем биографии известных масонов ("Жак Казот", "Калиостро"), статьи и заметки на религиозно-философские темы, повесть "Аврелия" - своего рода мистический дневник блужданий по "иным" мирам. Переводы стихотворений из циклов "Химеры" и "Новые химеры" выполнены специально для этой книги.
Автор Жерар де Нерваль
Издательство Издательство Ивана Лимбаха
Язык русский
Год выпуска 2001
ISBN 5-89059-002-2
Тираж 3000
Переплёт Твердый переплет
Количество страниц 536
Код товара 9785890590022
Возрастная категория 18+ (нет данных)
869
Магазин »
Нет в наличии
с 20 февраля 2018
История изменения цены:
Средний отзыв:
4.3
Мистические фрагменты
4 5
Средь тысяч женщин лишь одна была,
Мне сердце поразившее незримо.
Лишь с обликом благого серафима
Она сравниться красотой могла.
Петрарка

Жерар де Нерваль ( Жерар Лабрюни ) - французский писатель-романтик, родился в 1808-м году в Париже. В свое время был в тесной дружбе со многими французскими романтиками, а в 1827-м году стал членом богемного кружка "Рetit Сenacle" под руководством Гюго. Почти, в это же время де Нерваль заканчивает работу над переводом "Фауста". Этот труд открывает перед писателем двери в эстетическую составляющую романтизма и играет немалую роль в создании его собственных стихов.
Знакомство с творчеством де Нерваля оказалось для меня неожиданно приятным. Его слог благоухает, парит и кружится, сладко ложится на слух и томно обволакивает душу. Слова - гармоничный порядок черных букв, потрясающе передающих эмоции автора, его чувства и душевное состояние.
Это рассказ о безответной любви к женщине. Бегство, самообман, случайные знакомства, мимолетные связи и все равно невозможность забыть, забыться... Это признание в любви, это сильнейшие терзания и боль. Любовь, настолько безнадежная, что хочется умереть...

Моя единственная звезда это смерть, и моя украшенная звездами лютня
Несет черное солнце Меланхолии.

Это слова из стихов Нерваля, как нельзя лучше передают тонкость его души и предрасположенность глубоко чувствовать трагедию безответной любви, и именно в Смерти видеть единственный выход.
Де Нерваль прожил короткую жизнь. Он лечился в больнице для душевнобольных и покончил жизнь самоубийством. Он любил Природу, видел деятельный дух даже в самом крохотном цветке, призывал к созерцанию, к попытке проникнуться голосом всего существующего и жить в согласии и уважении со всем, что есть.

Часто в невзрачном существе живет таинственный бог,
И как рождающийся глаз затянут пленкой своих век,
Чистый дух прорастает сквозь скорлупу камня.

Великолепно! Нет слов!

Мистические фрагменты
4 5

Удивительное настроение у этой простой истории... Истории почти ни о чем - и при этом об очень многом. Книга эмоций, ощущений, образов... Ее строки так и рождают внутри что-то подрагивающее, трепетное. Забытое и неуловимое, потерянное когда-то давно-давно.

О чем сама история? О прожигателе жизни и неисправимом романтике. О том, что прошлое создает иллюзию счастья - и она как правило разрушается в реальности. О том, что если долго ждать - тебя не дождутся. О том, что простое счастье бывает много ценнее чего-то возвышенного. Просто о природе, прошлом, памяти.

Но на самом деле это книга эмоции. Натянутой, легкой, сокрытой. Спрятанной.
Она струится со страницы в страницу. Летит по ветру. Радугой расцвечивает капли росы и дождя. Неуловимое настроение этой истории сложно обернуть в иные слова, чем те, которыми она сама написана...

Флэшмоб 2016: 9/66.

Мистические фрагменты
4 5

Сначала мне не нравилось совсем. Вот представьте:  начинаешь читать сказку по мотивам библейской истории о царице Савской, которая посетила царя Соломона, естественно, ожидаешь восточного колорита, а вместо этого царица, женщина эмансипированная и со строптивым характером, выдает такое:

«Предполагая этого Бога ревнивым, вы ограничиваете Его всемогущество; возводя в абсолют Его возможности, вы низводите знание к материализму. О царь! Предрассудки вашей религии рано или поздно станут преградой на пути человечества к вершинам знаний, они сломают крылья гению, и люди, умалясь, умалят до своего размера и Бога, а потому неминуемо придут к Его отрицанию».

«Материализм» и «предрассудки вашей религии»! И царь Соломон в каком-то там лохматом году до нашей эры выслушивает это от царицы Йемена, а автор утверждает, что он почерпнул эту историю в кофейне в Стамбуле в 19 веке. Или вот еще царь Соломон,  взирающий на процедуру отливки «медного моря» для своего храма, делает мастеру замечание: «Мастер, ... не теряйте драгоценного времени; вернитесь к вашей работе: я не хочу, чтобы, пока вы будете здесь, произошел какой-нибудь несчастный случай, в котором мы невольно окажемся повинны». Так мог бы сказать инженер по технике безопасности, но не царь Иудейский. «Все подмастерья – братья» и «все цеха имеют равные права» из уст чернорабочих оставляю без комментариев.

И вот когда, испытывая крайнее неудовлетворение от подобных словесных казусов, я продолжаю рассеянно следить за действием и совершенно неуместно размышлять, могли ли быть на мастере «гетры из тигровой кожи» (такая я зануда), происходит нечто неожиданное. Действие покидает Иудею и переносится в сферы подземные, и начинается уже металлургическая сказка – «духи огня», «хозяева металла», «сыны Каина», древний Адам ждет своего пробуждения («поднимите мне веки»). Тысячелетиями ведется борьба между «глиняными людьми» Адонаи и «огненным народом», несущим творческую искру, и наш мастер (строитель храма)  к этому причастен. В общем, гримуаром вас по тигелю, если начитаться алхимической литературы и отлакировать гашишем в Стамбуле, то такое развитие событий кажется уже вполне естественным.

С этого момента все идет очень живенько, сказка начинает расцветать, хотя совсем не так, как предполагалось. Тут и алхимия полов оказывается задействованной, «сыны огня» желают продолжиться при помощи царицы, интриги царя Соломона и работников (абсурдное, конечно, сочетание) придают остроту сюжету. В итоге, мне даже понравилось, так как я вполне благосклонна к мистической литературе, но тому, кто с пиететом относится к Библии, лучше не читать. Царь Соломон у Жерара де Нерваля – персонаж весьма неприятный, к тому же, он сбился с пути и плохо кончил.

Мистические фрагменты
4 5

Книга вполне дает представление о творчестве Жерара де Нерваля – писателя, поэта, профессионального журналиста и литературного критика с его интересом к масонству, тайным учениям, древним религиям, преданиям, мифам и отражает его мировосприятие и мироощущение, окрашенное мистическим чувством, присущим ему всегда и особо обостренным вследствие болезни.

Хочу остановиться не на «Сильвии», о которой была давно наслышана и горела желанием прочитать (к слову, оказавшейся очень сентиментальной), не на поэтической (интересной) стороне творчества автора, а на повести «Аврелия», зацепившей меня своей атмосферой.

Реальность и мистика, вхождения в иной мир, встречи с умершими родственниками, - все это в записях самого автора, сделанных то ли в моменты просветления разума, то ли в состоянии бреда психически больного человека, а скорее и первое и второе.
Есть в бессвязности «Аврелии», в хаотичности ее фрагментов, в блуждании героя между действительностью, сном и видениями, в попытках высказаться самому безумию о безумии, есть во всем этом какое-то колдовство и чары.

Мистические фрагменты
5 5

Вообразите себе историю о безответной любви и недостижимом счастье, дивно изложенную, со слогом величавым и воздушным, покоряющим самого требовательного читателя; вступление у неё плавное и задумчивое, фабула изящная и благородная, но не лишённая истинно французской пикантности; здесь сон соприкасается с явью, и день встречается с ночью; мимолётность событий её не портит, а скромный объём лишь служит дополнительным украшением... Представьте себе историю, где даже недостатки кажутся пленительными...

Мистические фрагменты
4 5
Сон — это вторая жизнь. Я никогда не мог без трепета пройти сквозь эти врата из слоновой кости или рога, которые отделяют нас от невидимого мира. Первые минуты сна — это образ смерти; смутная оцепенелость охватывает наши мысли, и мы не можем точно определить минуту, когда наше я, уже в другой форме, продолжает дело существования. Мрачное подземелье мало-помалу освещается, и из тени и ночи выступают бледные, неподвижные существа, обитающие в загробных пределах. Затем картина проясняется, загорается новый свет и заставляет двигаться эти причудливые видения: нам открывается мир духов.


Так начинается повесть «Аврелия»: она закрывает прозаическую часть сборника и своим вступлением легко может подвести под ней черту. Вот они, тексты Нерваля в миниатюре: пространство, наполненное образами смерти, ввергающее в оцепенение; оно мало-помалу освещается, и из тени...
Летопись одной одержимости, зафиксированная в повестях, статьях и заметках, отрывочных впечатлениях, зарисовках с размытыми границами, без четкого начала и конца. Как сон.

Сон — это вторая жизнь, пишет Нерваль, и населяет своими двойниками пространство текста, проживает вторую жизнь на исписанных страницах. Это только фрагменты, мистические фрагменты: оборванные на полуслове, недосказанные, незавершенные; вырванные из некоего так и не созданного — так и не собранного — целого.

Регрессия, восстание, блуждание — такую формулу нервалевских текстов предлагает вступительная статья. Желание вернуться в материнское лоно, чтобы не только обрести взгляд младенца, но и воссоединиться с молодым миром, миром прежних богов, миром до грехопадения. Жажда во что бы то ни стало отыскать ответ на предельный вопрос. Жизнь во власти причудливых видений, лишенных простого, разумного и логичного обоснования; поиски ответа в царстве неясных, мглистых форм.

Если сложить истории, собранные под этой обложкой, в единую картину, получится одно большое, цельное произведение.
«Хроники безумия Жерара де Нерваля, записанные им самим».

Мистические фрагменты
5 5

Очень красивая книга для тех, кто любит и умеет читать!

"История.." попала ко мне в руки благодаря моей учительнице истории и права, которая всегда говорила нам: "Да если вы, тупицы, думаете, что знаете мои предметы, то я - Царица Савская!". Конечно же, мне стало интересно, что это за барышня. Так я познакомилась с этой чудесной книгой.

Самое интересное, что я заметила по прочтении, так это то, что самый главный герой в названии не упомянут) Пусть это будет интригой и загадкой тем, кто книгу не читал;)
История о любви и ненависти, верности и предательстве, богатстве и бедности, долге и желании. Сюжет дарит нам нет, не любовный треугольник, а целую пирамиду - объемную, многогранную, разноцветную.
Читатель сможет окунуться в красочный мир Востока, его неповторимый вкус и колорит; познакомиться с царем Соломоном (Сулейманом), и узнать, что до Ромео и Джульетты была история получше и поглубже...

Настоятельно рекомендую романтикам, любителям приключений и древних загадок!

Мистические фрагменты
4 5
Прекрасный сборник великого французского писателя, поэта и мистика. Его считали своим предшественником символисты, сюрреалисты, дадаисты и еще черт знает кто. При жизни не был оценен по достоинству. Был известен своими эксцентричными выходками: например, прогулками по парижским улицам с голубым омаром на поводке. В возрасте около 40 лет сошел с ума и, выйдя из сумасшедшего дома, повесился на уличном фонаре.
Лично мне в этом сборнике не хватает только исторического романа "Король шутов", но это уже придирки.