Дагиды

Бельгийский писатель Томас Оуэн родился в 1910 году. Мастер деликатной психологической прозы, насыщенной фантастическим колоритом. Его оригинальный гуманизм отмечен скепсисом по отношению к любой идеологии и любому познавательному ориентиру. В нашу эпоху,считает он, задачей писателя является не решение проблем, но разветвление проблем. Вопросительному знаку альтернативы нет.
Автор Томас Оуэн
Издательство Языки русской культуры
Перевод Евгений Головин
Серия Коллекция "Гарфанг"
Язык русский
Год выпуска 2000
ISBN 5-7859-0182-X
Переплёт Твердый переплет
Количество страниц 368
Код товара 9785785901827
179
Магазин »
Нет в наличии
с 4 августа 2018
Обложка: Твердый переплет
Год выпуска: 2000
История изменения цены:
Средний отзыв:
4.1
Дагиды
4 5

Сборник, состоящий из тридцати небольших мистических рассказов, пожалуй, воспринимается как один роман. Особенно если читать залпом. Безликие герои взаимозаменяемы, как взаимозаменяемы и странные события, которые с ними происходят. Жанр знатоки определяют как "чёрную фантастику", от которой и внутри становится темно и неуютно. Хотя, казалось бы, что особенного в классических сюжетах о блуждающих призраках, мертвецах, возвращающихся к месту своей смерти снова и снова, вампирических сущностях самых разных мастей и ревенантах (неупокоенных духах-мстителях). Сперва все эти девицы-привидения, которых во сне, наяву или в бреду сношает главный герой, чтобы проснуться в трухе и меланхолии, утомляют своей однообразностью. Но потом как-то втягиваешься и уже не замечаешь чёткого окончания одной истории и начала другой. О том же пишет Головин в статье "Томас Оуэн и проблема дьявола", которой завершается сборник.

Но странная вещь - эти люди проходят на периферии повествования, не возбуждая специального читательского внимания, они в принципе могут быть заменены людьми иными. Главные герои - дагиды (фигурки, сделанные с целью колдования) - генераторы или проводники беспощадной магической энергии, а главная проблема заключается в том, насколько действенны рецепты средневекового колдовства. И странный вопрос, ощутимый в процессе чтения и ясно возникающий по окончании: решающую ли роль играет человеческая инициатива в мрачных событиях или персонажи рассказа - только наивные статисты, управляемые неведомыми сущностями - дагидами? Финал рассказа позволяет предположить последнее. Такое же впечатление оставляют другие рассказы, особенно «Милые пустячки» и «Пятна». И дело вовсе не в том, что современные писатели, и в том числе Томас Оуэн, не умеют в отличие от своих предшественников изображать героев или так называемых «живых людей». Дело в полностью изменившейся человеческой ситуации, в прогрессирующей дьяволизации мира.

Там ещё много любопытного и мозголомного о самом понятии дьяволизации общества, сами прочитаете. Я поняла не то чтобы много, но мне показалось, что дьяволизация в данном случае означает общую губительную для личности атмосферу коллектива, иссушающую живое начало. Атмосферу, в которой дьявол блуждает от одного случайного персонажа к другому, отравляя сам воздух и почву, в которой угасает смысл существования, растворяясь в липкой субстанции общего, однотонного и бесцветного. Больная душа, больная "психическая кровь", то есть, сам смысл.

Можно, конечно, не читать никакую хитрокрученую статью и не разбираться в заковыристой терминологии, а просто читать сборник как серию историй о странном, мрачном и необычном. Среди канонических призракосодержащих эпизодов попадаются и драгоценные жемчужины.
Вот юная девушка, которая гуляет по небезопасному парку в поисках маньяка, вот жена, которая иногда превращается в чёрную курицу, чтобы извести постылого мужа, вот эксцентричный старикан и его скелет в сапогах, вот очумелые деревенщины, подстраивающие случайному посетителю кабачка встречу со свиньёй, вот бедолага, которого зохавывает жуткий чёрный клубок прямо в гостиничном номере, вот зеркало-подстрекатель, вот зловещие дагиды, вот уставший от жизни инфантил превращается в ребёнка. Про призрачных баб я вообще молчу, их просто не счесть: с намерениями и без, вампирические и суккубические, а то и просто слишком обязательные, чтобы просто так кануть в Лету.

Странный и мрачно обаятельный автор этот Оуэн не Оуэн, жаль, что больше ничего не перевели у него.

Дагиды
5 5

Сборник рассказов про привидения, вампиров, маньяков и всякие потусторонние и темные дела.))) Для любителей жанра. Мне понравилось (кто бы сомневался)
Вот задумалась - вроде бы напрашивается тут на автомате написать "хоррор". Но что-то мешает. )) То есть, всяких мерзостей и гадостей полно, но вот самой атмосферы "леденящего ужаса", или как там еще принято писать при этот жанр - этого нет, да. ))) Как бы возникает такое впечатление, что сам автор настолько заворожен наблюдаемой картинкой, с таким интересом и любопытством исследует и описывает темный мир, что бояться уже не успевает. Ну или как... если другие авторы ужастиков стараются подчеркнуть и акцентировать ужас - смерть и всякие жуткие последствия, то тут автора больше привлекают декорации и антураж... В общем, пугать ему недосуг. )))
Думаю, что и сам сборник хорошо выстроен. Вот начинаешь читать - один рассказ, другой, третий... Вроде, все написано добротно, четко. Но не страшно. Опять же, авторский стиль - эта нарочитая стилизация под неспешные рассказы XVIII-XIX века, с заумными оборотами и красотами - не располагает к тому, чтобы трястись от страха. Ну, никто же сейчас не будет бояться, читая о всяких заколдованных замках с их тайнами. (Если автор, конечно, не Эдгар По). Да и рассказы все написаны по одной схеме, это легко заметить. Герой попадает в необычное место, встречает загадочную и сексуальную незнакомку, проводит с ней ночь, а утром просыпается среди обломков скелета, или в луже разлагающейся плоти... или обнимая мумию, я не знаю. Конечно, привыкаешь. ))) Расслабляешься. И тут - раз! Опять герой встречает прекрасную незнакомку, опять она таинственно исчезает... и тут в финале все оказываются на кладбище и откапывают гроб с девицей, которая "лежит, как живая". Упырь! ))) И внезапно эта простая и незамысловатая история производит какое-то сильное и свежее впечатление... хотя по сути же - типичная "вампирская" история. )))
Но, конечно, дальше встречаются и куда более странные истории. ))
Правда, что касается перевода, мне кажется, что переводчик немного перемудрил. Стилизация стилизацией... но зачем вообще понадобилось конструировать всякие странные слова - например, "фасцинировать". Слово явно понравилось, часто встречается. Фасцинирующие глаза, я был фасцинирован... Ну что это такое. Как я понимаю, в оригинале должно быть было вполне простое и употребительное в современном языке слово, которое можно перевести, как "очаровывать" или "гипнотизировать". Что плохого в этих словах? Или слово "ретровизор" - вместо "зеркала заднего вида". Наверно, зеркало заднего вида звучит не так изысканно... )))

Дагиды
3 5

Первые рассказы показались однообразными незатейливыми фантасмагориями, сюжеты которых уже не раз всплывали в литературе. Потом я втянулась, и показалось, что автор хочет сказать что-то большее, чем просто попугать страшилками. Но я не отношусь к "посвящённым", и всё, что мне удавалось извлечь из мрачных рассказов Оуэна, это невнятное ощущение: "Да, в этом что-то есть".
Поэтому с удовольствием прочла в конце книги статью Евгения Головина "Томас Оуэн и проблема дьявола". Статья отличная.