Коулун Тонг

Пол Теру (р. 1941) - американский писатель, лауреат многих литературных премий. Место действия романа "Коулун Тонг" - британская колония Гонконг. Время - канун ее передачи Китаю. На этом злободневном материале Полом Теру создана одна из его самых захватывающих книг. История слабой души, которая потянулась было к свету, но не сдюжила; притча о несостоятельности ханжеского Запада и жизнестойкости варварского Востока; триллер, где все ужасы от мира сего.
Автор Пол Теру
Перевод Светлана Силакова
Издательства Б.С.Г.-Пресс, Иностранка
Серия Иллюминатор
Язык русский
Год выпуска 2002
ISBN 5-94145-078-8, 5-93381-089-4
Тираж 5000
Переплёт Твердый переплет
Количество страниц 282
Код товара 9795941450786
Оригинальное название Kowloon Tong
Тип издания Отдельное издание
Публикации Коулун Тонг
315
Купить »
История изменения цены:
Средний отзыв:
3.6
Коулун Тонг
5 5

Мое утреннее путешествие в Гонконг оказалось не самым приятным...
Англичане, которые были тут совсем недавно, снимают сине-красно-белые флаги с официальных зданий, скоро над островом возвысится красный китайский, а мы прекрасно понимаем, чем красный цвет обернулся для России.
Герой книги - англичанин по имени Невилл, а по кличке Чеп - у него есть фирма и мама, а местные девушки дешево заменяют хорошую английскую девушку. Мама у него Маргарэт Тэтчер фору даст, так что в Гонконге им обеспечен английский завтрак и английская бытовая техника.
Вокруг все рушится. Люди отказываются от английского подданства, зная, что придут коммунисты и им будет кирдык.
Конечно, в такой ситуации в Гонконге есть и мафия из бывших неотесанных, но хитрых людей, и какие-то подозрительные движения, забастовки, короче все, как у нас в начале 90-х, да и сейчас кое-где.
Это очень неприятный роман, но в тоже время написан он очень качественно.

Коулун Тонг
2 5

Давненько не была я так огорошена. Нет, аннотация не обманула. Действие вправду захватывающее, непредсказуемое, схематично простое и спектрально яркое, как выразительный тайский плакат на обложке. Гонконг передают Китаю. Злые варвары изгоняют добрых колонизаторов.
Варвары получились великолепно. Беспринципные, подлые, абсолютно лишённые жалости и тому подобных пошлых эмоций, не останавливающиеся ни перед чем - молодцы. Если кто ещё думает, что холодная война кончилась - Теру вас разубедит. Кроме того, самое страшное - их, коммуняк, много, и они плодятся дальше, с неистовой силой. Впору вооружаться вениками и скелетиками коноплянок против китайской экспансии. Ведь это возмутительно - не белые, а хотят жить по-человечески! Строить в своём государстве свои традиции!
А вот к образу доброго колонизатора у меня серьёзные претензии. Бесспорно, Джордж Маллерд добропорядочен, законопослушен, но на этом его совершенства заканчиваются. Такую гадливость приходилось испытывать только в детстве по отношению к Дуремару.
Как большинство маменькиных сынков, Джордж (он же Чеп, Чепчик, разделяющий эту забавную кличку с умершим в младенчестве братом) ненавидит мать всеми фибрами души. Его физически тошнит от каждого её шага, каждого слова, каждого вздоха, его внутренняя речь – брызжущий ядом комментарий к безобидному, в абажурчиках и салфеточках, маминому мещанству. И, как большинство маменькиных сынков, он ведёт двойную игру.
Публичные дома, go-go бары или «одна комната, одна птица феникс» (проститутки-одиночки) на выбор. У Чепа есть ещё одна возможность; работницы его фабрики являют собой бесплатный гарем. Подробности совокуплений невыносимы. Это какая-то антиэротика. Вся физиология выворочена наизнанку, на каждый предмет интерьера словно бы кто-то плюнул. Небелые – будь то фабричные девочки, прислуга или труженицы сексуального фронта – удручающе безлики. Возникает подозрение, что это Чеп не различает их в лицо. Даже китайской кухни он, родившийся и выросший в Гонконге, не ел и загодя испытывает к ней отвращение.
И так ли уж неправы «варвары», когда выживают Чепа и ему подобных из своей, вообще-то, страны? Как бизнесмен он ноль без палочки, как личность – трус и мелкий пакостник, а все его претензии на духовный рост погрязают в страхе за собственную шкурку и регулярный секс. То ли пятая колонна, то ли чирей на неудобном месте. Меня воротит. Не от персонажа как такового, а от миропорядка, благодаря которому на вершине находятся подобные типы.
«Коулун Тонг» вышел в 1997 году, в тот злободневный момент, когда колонию Гонконг передавали Китаю, и Дэн Сяопин публично обещал гонконгцам: «Скачущие кони не перестанут скакать. Танцующие люди не перестанут танцевать». Ёжику ясно, что ожидали событий и похлеще рейдерских захватов. И что? Невзирая на пессимизм Теру и иже с ним, скачущие кони скачут, танцоры танцуют, Гонконг процветает, оптимисты изучают китайский. И нечего расизмом страдать.

Коулун Тонг
3 5

Скачущие лошади не перестанут скакать.
Танцующие люди не перестанут танцевать.

Место действия - Гонконг, последняя британская колония, накануне присоединения к Китаю (1997 г.). В воздухе витают неясные настроения и неопределенность. Вокруг только и разговоров, что о Передаче. Местное британское население в большинстве своем пытается оказаться в выигрыше - кто по-быстрому оформляет себе иностранное гражданство (Австрия, Кабо-Верде, Гвинея-Бисау - были бы деньги и желание) и спасается, как крыса с тонущего корабля, кто рассчитывает "поживиться мертвечиной", ожидая легкую выгоду в будущем дефиците и всеобщем беспокойстве, а кто изо всех сил пытается сохранить привычный ход жизни, рассуждая, что прям кардинально вряд ли что-то поменяется. А тем временем китайцы тихой сапой захватывают территорию, правительство через своих уполномоченных скупает гонконгские предприятия, ликвидирует "ненужных" людей и расчищает место под строительство "будущего".

Их методы, конечно, нельзя назвать гуманными, особенно жуткая участь ждет беженцев из Китая, живущих в Гонконге. А британцам, по сути, не оставляют выбора - не пойдете навстречу по-хорошему, будем действовать по-плохому.
Но и эти самые гонконгские британцы у меня симпатий не вызвали. Главный герой Невилл (или Чеп, Чепчик) и его мамаша Бетти - это такие шовинистические мизантропы.

Он - 43-летний лысеющий мужчина, всю жизнь живущий под каблуком у своей мамочки, но при этом люто ее ненавидящий. Чеп с едким удовольствием злорадствует, какая она недалекая, необразованная, примитивная с ее самодельными кофточками, сувенирными дребеденьками и простецкими манерами. А еще она зараза ему всю жизнь испортила, вымещая нанесенную его отцом обиду, вечно висит у него над душой, никакой тебе свободы и личной жизни.

Когда он наедине с матерью, она из него все жизненные силы высасывает.

В отместку ей он зависает в стрип-клубах и развлекается с проститутками, с гордостью называя это "своей тайной" - мама ж не в курсе. Оправдываясь каждый вечер, что заработался на фабрике, Чеп просто упивается своим обманом.

От секса и пива Чеп и стал похож на утомленного труженика.

Зато Бетти разбирается в делах королевской семьи намного лучше, чем в своих собственных, а уж снобизма ей не занимать. Впрочем, это у них семейное - они принципиально не едят китайскую еду, не учат китайский, китайцев считают за низшую расу, дома у них исключительно вещи британского производства, а Чеп за всю свою жизнь ни разу не выбрался за пределы Гонконга: до Китая час езды, но что он там не видел.

Тот, кто назвал китайцев загадочными, возможно, и повстречал на своем жизненном пути одного китайца - но никак не двух.

И читаешь, а на душе так гаденько. От всей этой истории, от персонажей, да и автор уж слишком постарался подчеркнуть человеческую гниль. Плюс редко встретишь настолько отвратительные описания интимных сцен, плеваться хочется.

В целом, книга интересная и жизненная, и мне бы понравилась, если бы не неприятный авторский стиль.

Коулун Тонг
5 5

Честный рассказ о боязни перемен, неосознанном поиске поддержки в период перемен в жизни личной и жизни государства. Книга понравилась. Очарована главным героем. Обычный человек, такой же как я.

Коулун Тонг
4 5

Книга про человека-пустышку. У него нет родины: он такой же чужой в Великобритании, где ни разу не был, но чьим подданным является, как и в Гонконге, где родился и вырос. У него нет семьи: до 43лет не обзавелся ни женой, ни детьми, а отношения с матерью крайне сложны. Мистер Чак, партнер отца по бизнесу, пожалуй и есть самый близкий ему человек. (Хотя, куда уж дальше, казалось бы, ведь он всего лишь китаец, один из тех, кого так презирают белые господа.) У него и личности-то собственной нет: он и сам не может определиться, чьей тенью является - то ли умершего во младенчестве брата, то ли погибшего отца. Даже имя и прозвище у него от брата - Невилл-Чеп.
И вот живет себе такой "гуэйло" как по накатанной: каждый день в компании маман употребляет свой английский завкрак, приготовленный китайским слугой, едет на свою фабрику с развевающимся над ней Юнион Джеком, где трудятся прилежные китайские женщины, а вечером заходит в ближайший бордель, чтобы поиметь какую-нибудь филиппинку, ну или китаянку. Так и хочется сказать: "И жил он долго и счастливо, пока не помер". Пока не помер мистер Чак, естественно. Вот тут-то и придется остаться один на один со всем миром. И с собой.

Вот как делается история: ни с того ни с сего человек чихнул и умер и потащил за собой в тартарары все, и тебя в том числе.

Ну и, конечно же, есть политический подтекст. Повествование о гибели целой эпохи, об утрате последнего оплота экс-империи. В мою голову постоянно лезут поговорки про "чужой монастырь" и про "кто к нам с мечом". Поэтому позволю себе привести цитату переводчика, С. Силаковой: "...изображая переломный момент в истории Гонконга, он [Пол Теру] создал нечто парадоксальное: начисто лишенный сантиментов реквием по былому величию Британии, историю о необыкновенной (охватившей так и не созревшего для любви человека) любви и ужасающем (буднично-бесчеловечном) предательстве."