Дионис и прадионисийство

Выдающийся русский поэт, ученый и антиковед Вячеслав Иванов (1866-1949) широко известен своими многочисленными талантами. Но даже на этом фоне `Дионис и прадионисийство` - уникальная книга. Начатая в 1912 г. в Риме, книга была закончена и опубликована только в 1923 г. в Баку. `Новым Заветом в эллинстве` называет Вяч. Иванов религию Диониса, `потому что она впервые устанавливает между человеком и божеством единящую обоих связь, переживаемую во внутреннем религиозном опыте энтузиастических очищений`. По мысли Вяч. Иванова, дионисийство есть некое `упреждение` христианства в самых его существеннейших чертах. Написанная в блестящем стиле, тонко и умно, эта книги станет настоящим подарком каждому читателю.
Автор Вячеслав Иванов
Издательства Алетейя, Санкт-Петербургский университет МВД России, Академия права, Фонд поддержки науки и образования в области правоохранительной деятельности "Университет"
Серия Античная библиотека. Исследования
Язык русский
Год выпуска 2000
ISBN 5-89329-243-X
Тираж 2000
Переплёт 60x88/16
Количество страниц 352
Код товара 9785893292435
1409
Магазин »
Нет в наличии
с 20 ноября 2017
История изменения цены:
Средний отзыв:
4.1
Дионис и прадионисийство
4 5

Ещё одна работа на тему противостояния апполоновского и дионисийского начал античной культуры, мистического и рационального, борьбы и единства противоположностей. По сути подборка лекций автора в Петербургском университете. Иванов принадлежал к кругу Мережковского, Анненского, Зелинского, т.е. вершина интеллектуальной элиты Серебряного века. Эрудиция Иванова колоссальна, знание связей, первопричин и следствий культурного наследия Греции от доисторических до раннехристианских времен невообразимое, материал интереснейший, полный филологических отсылок, парадоксов и может быть даже спорных выводов. И хотя, как ученый, Иванов достаточно беспристрастен, у меня сложилось впечатление (возможно ошибочное), что милее ему Дионис, что он, быть может, и не совсем и не во всем согласен с Ницше (чьего "Сверхчеловека" он рассматривает в одной из заключительных глав книги), но в общем как-то понимает и симпатизирует его взглядам...Да, Иванов скорее с досократиками и мистиками/орфиками, чем с Платоном и уж тем более Аристотелем (признаться, он и меня по моей неопытности этой склонностью к ионическим/эллейским философам заразил).
Всё бы прекрасно, НО... Что за язык?! Для кого это написано? Вот иногда читаешь какого-нибудь автора, поражаешься - ну придумает же какое-то слово, новое, до селе не встречающееся нигде ни в одних словарях, но так прям метко и точно характеризующее описываемый процесс или явление, что остается только восхититься богатством словарного запаса и образностью мышления придумавшего его автора. Здесь не так. Чудовищное нагромаждение оборотов, каких-то просто гомеровских определений ("тайнодейственные") и нарочитая искусственность терминологии ("энтузиастический") просто выводят из себя. Странная смесь наукообразия и старорусской, какой-то былинно-фалькльорной присказки, Гомер, Ницше и Афанасьев в одном флаконе, а построению предложений могут позавидовать Пруст, Т. Манн и Джойс вместе взятые. Вот, например, частенько встречающееся на страницах книги слово "мусический" - ну ладно, достаточно редкий, специфический термин от слова «муза», применяемый в академических кругах классицистов, в принципе в контексте развития данной темы рождения театра Диониса вполне приемлемый. Однако через несколько абзацев этот... уже вставляет слово "мусикийский"!!! Что за мусикийский?! Я, конечно, понимаю, что это то же самой, что и "мусический", но какого хрена надо было ещё раз извращаться и заменять одно нормальное слово на некий жаргон? Явно только из нарочитого стремления к оригинальности, к какой-то извращенно-барочной вычурности слога…Такое ощущение, что автор и сотоварищи намеренно усложняют и утяжеляют тему, к которой «кухаркиным детям» не должно было быть доступа в силу какой-то особой сектанской посвященности. Несколько раз после таких экивоков хотелось зашвырнуть со всей силой книженцию в какой-нибудь дальний угол. А ведь я ещё ранее была в принципе в курсе основных вопросов темы, да и уже давно ушла от Трех поросенков и туристических путеводителей, сие как бы не первый «научный труд» по антиковедению. Рискну предположить, что человек, впервые захотевший приобщиться к глубинам античной цивилизации по этой книге рискует получить психическую травму. Зато одолевшим все эти бесконечные многобукв, все остальное будет казаться уже сплошным развлекаловом, читать рекомендую без особо длительных перерывов, в данном случае погружение в специфическую атмосферу книги способствует её лучшей усвояемости.
Итого, блестящее, глубокое раскрытие заявленной темы, и снимаю одну звезду за нарочито усложненную подачу материала .