Одиссея. В прозаическом переложении Лоуренса Аравийского

Новый полный перевод "Одиссеи" Гомера, освобожденный от архаизмов, повторов, старомодного гекзаметра, следует традиции современных английских переводов бессмертной поэмы. Это, в первую очередь, "Одиссея" для чтения - увлекательный роман, написанный для современников автора и переведенный для современников переводчика. Книга призвана показать далекому от классических наук читателю, почему "Одиссея" является одной из самых читаемых книг XX века в Англии. Приложения и комментарии помогают установить связь с великим романом Джеймса Джойса "Улисс". Исраэль Шамир, археолог, путешественник, военный корреспондент и переводчик, создал сегодняшнюю "Одиссею", сохраняя неизменную верность тексту.

Автор Гомер
Издательство Алетейя
Перевод Исраэль Шамир
Язык русский
Год 2000
ISBN 5-89329-297-9
Тираж 1200
Переплёт Твердый переплет
Количество страниц 320
Код товара 9785893292978
200
Купить »
История цены:
Средний отзыв:
4.1
Одиссея. В прозаическом переложении Лоуренса Аравийского
5 5

Гомер, легендарный древнегреческий поэт и сказитель, стоял у истоков европейской литературы. Его гениальная поэма «Одиссея», памятник мировой литературы, который никогда не утратит своей актуальности. Поэма была написано в 7-8 веке до нашей эры, в 24-х песнях, каждая из которых, это отдельное приключение Одиссея, его многолетнее возвращение в родную Итаку, невероятные приключения - лотофаги, циклопы, лестригоны, царство мертвых, хищницы Сирены, чудовища Сцилла и Харибда и многие другие, наконец, остров Солнца-Гелиоса, после которого Одиссей попал к Калипсо. Царь Алкиной выполняет свое обещание, и переправляет хозяина Итаки на его родной остров. Одиссей храбрый воин, с огромным жизненным опытом, он действует не только оружием, но и умным словом и советом, личным примером ведя воинов, его любовь к родной земле, к жене и сыну, достойна восхищения!

Одиссея. В прозаическом переложении Лоуренса Аравийского
4 5

Между пирами у вас может получиться услышать несколько занятных историй. О том как вышибить гостей. Как разгневать богов. Как пережить встречу с монстрами.
Сам Одиссей личность достаточно противоречивая. Но то, что все-таки он не забыл Итаку и Пенелопу идет ему в плюс.
Стиль гипнотизирует. Просто качаешься на строчках как на волнах. Невероятные сравнения и эпитеты. Если не равнодушны к классическому слогу, обязательно читать!

Одиссея. В прозаическом переложении Лоуренса Аравийского
4 5

До чего же приятен глазу и слуху этот невыразимый слог, превносящий в темп говествователя ту свойствейнную всякому эпосу изюминку, делающую историю столь значительной, а персонажей - героическими в исконном смысле этого слова.

Казалось бы, одно удовольствие наслаждаться этим чарующим сочетанием ритма и слова, однако в какой-то момент повтряемость сочетания крылатых слов набирает критическую массу и статновится уже не такой приятной. И, так как все выражения встречались читателю уже не раз и не два, удовольствие от сменяемых морфологических декораций сменяется желанием избавиться от назойливых сочетаний. Раздражение тем больше растёт, что употребляться они начинают без всякого смысла: всякое обращение одного перснажа к другому именуется здесь «бросанием крылатого слова» (иногда эпитет меняется, однако «крылатый» здесь превалирует, побеждая конкурентов с огромным отрывом), потому крылатыми словами здесь бросаются бещ преувеличения в каждой строчке; богоподобность в определённым момент приписывается едва ли не каждому (если про Итаки царя Одиссея или Телемаха, прославленного Лаэртова внука, это ещё бы можно было понять, то вот простолюдина-свинопаса, равно как и кого-то из прохиндеев-женихов Пенелопы, представляющихся средоточением всего низменного и в высшей степени безобразного, это уже вызывает вопросы.
Здесь можно бы порассуждать о свойственной появившейся позже христианской традиции принципа, согласно которому каждый из смертных, будучи созданным по образу и подобию и являясь сыном Божьим, может без нарушения лошики претендовать на упомянутый титул, тем не менее столь частое употрбление изначально сильных эпитетов обесценивает их значимость в глазах читателя, из-за чего окончательное впечатление оказывается гораздо слабее, чем могло бы.

Сам Одиссей, сказать по правде, представляется героем сомнительным: только лишь из одного самолюбия он подвергает опасности свой корабль - для капитана, к тому же царя, непозволительная неосмотрительность, - подчиненные ему люди могут легко ослушаться данного Оддиссем приказа, если только царя не будет поблизости - опять же факт, говорящий не в пользу лидера, - убивает знатнейших мужей Итаки только за то, что после двадцати (!) лет его отсутствия, позарились на супругу его, Перелопу. Телемах в этом плане показался читателю куда более последовательным и благородным: всё делал он по велению богов либо отца, а так как почитание последнего входит в число добродетелей, как и защита чести собственной матери, этому юношу нам нечего предъявить.
Но пытаться понять мораль древних, руководствуясь современными представлениями - занятие едва ли осмысленное.

С другой стороны, претензии по поводу последовательности сюжета и поступков героев мы не вправе предъявлять автору потому хотя бы, что тот и другие взяты взяты из преданий и мифов и являются всего-навсего переложением уже известной истории в новую форму при сопутствующем дополнении и обогащении текста теми подробностями, каковые счёл нужным автор.

Но что точно не могло не порадовать - то, какую роль играет греческий пантеон в судьбах смертных, то, как эти боги способны услышать обращённое к ним воззвание и содействовать осуществлению желаний просителя. Приятно удивлять и то, что божества не всесильны и, хоть и помогают иными и карают других, всё же не могут силою заставить делать то либо иное - оставляют место для того, что позже, в христианстве, будет названо свободной волей.

Что ж, видимо, словоблудие автора заразительно, а читателю на этом стоит послушать своих же советов и не растягивать повествование, если всё по существу уже сказано, вино выпито, а кровь пролита.

Одиссея. В прозаическом переложении Лоуренса Аравийского
5 5

«Одіссея» Гомера цілком законно вважається найважливішим літературним твором усіх часів і народів, і єдиний, кому вдається сперечатися з цієї поемою за першість, це «Дон Кіхот» Сервантеса. Та й то лиш тому, що жанр роману в сучасній культурі має більше значення, аніж епічна поезія. «Дон Кіхота» я читав давно, тож мені важко їх зараз порівнювати, але «Одіссеєю» я був вражений навіть більше, ніж очікував. Хоч під час навчання я читав окремі фрагменти, виклад змісту і купу літературознавчої літератури про Гомера, але саму поему так повністю і не прочитав. Тож тепер я нарешті заповнив цю, очевидно, мою найбільшу літературну прогалину.

Цей твір досконалий і по композиції, і по сюжету, і образами, і різними мотивами. Звідси походить безліч речей, які зараз стали буденними у нашій мові. Наприклад, «Бог дав, Бог взяв» і ментор як наставник теж звідси, про що я і не знав. Саме тут містяться всі ті вічні образи, про які стільки говориться: Сцилла і Харибда, циклопи, сирени, Каліпсо, Навсікая, сходження в Аїд, та й сам Одіссей. Без читання «Одіссеї» неможливо повністю зрозуміти не тільки «Улісс» Джойса, а й безліч інших ключових творів світової літератури — «Божественну комедію» Данте, лицарські романи і куртуазну лірику, «Страждання молодого Вертера» Гете, прозу і поезію романтиків XIX століття… Одним словом, це той текст, який обов’язково має прочитати кожна освічена людина.

Твір читається значно легше і захопливіше, ніж «Іліада», котра вже більш специфічна по жанру і важче сприйматиметься сучасною людиною. Тут же все, попри 2,5-тисячолітню різницю в часі, лишається близьким і актуальним. І повернення додому, а насправді мандрівка до самого себе, і питання вірності та chercher la femme, і проблема злої долі та перемоги справедливості, і навіть питання добра і зла. Тут прописані практично всі яломівські екзистенційні діади: любов і самотність, життя і смерть, свобода і необхідність. Тільки про смисл і абсурд тут прямо не говориться, це вже проблема Нового часу, для тодішніх людей питання абсурду особливо не стояло, все було наповнене смислами.

Власне, писати про цей шедевр можна безкінечно. Краще його просто прочитати.

12 з 12

Одиссея. В прозаическом переложении Лоуренса Аравийского
5 5

Взяв в руки книгу я была намерена ее прочитать, так как это классика, которую я ещё не знала. Но ожидала что-то скучное, нудное, напичканное непонятными словами. Как же я ошибалась! Когда читаешь, ощущаешь очень приятные чувства (читала в переводе В. Жуковского). Мёдом разливается. Не зря песни, а не главы. Просто в восторге : "Встала из мрака младая с перстами пурпурными Эос" А сюжет! Настоящий блокбастер! Нет, вы предоставляете, когда Одиссей со своей командой переночевать у Цирцеи, утром, когда они отправились на корабль, один из них, ночевавший на крыше, упал с неё и разбился. А как написано:
"Прянул спросонья вперед, сорвался и, ударясь затылком
Оземь, сломил позвонковую кость, и душа отлетела
В область Аида. ...."
Вместо того, чтобы похоронить товарища:
"Не был он нами оплакан; ему не свершив погребенья,
В доме Цирцеи его мы оставили: в путь мы спешили. "
И душа его явилась Одиссею, когда он совершал возлияния мертвым.
А как Одиссей разделывался с женихами в своём доме, когда вернулся! Как будто я смотрела фильм Тарантино.
"Так женихов (разогнав их по горнице) справа и слева,
Как ни попало, они убивали; поднялся ужасный
Крик; был разбрызган их мозг, был дымящейся кровью их залит
Пол...."
Жестокий мужской мир. А женщины по 20 лет их ждут)))

Одиссея. В прозаическом переложении Лоуренса Аравийского
5 5

Много воды утекло с тех времен стародавних, как начал
Путь свой домой Одиссей, хитроумный правитель Итаки,
Волею грозных богов направляемый, бывших в почете.
Боги те уж позабыты давно, на потеху служа лишь
Публике странной, живущей в сетях социальных отныне.
Но Одиссей не забыт, чья судьба продолжает тревожить
Тех, кто бессмертных гомеровских строк ощущает биенье.
В сильном в почете у них «Одиссея», иначе же – сиквел
Гимна войне, «Илиады». Оно и понятно. Чудное
Странствие здесь, приключений опасных богатое, может
Заворожить, заставляя забыть о реальности серой.

Повесть о чудищах, злом колдовстве и богов провиденьи –
В ней поученье о храбрости, вере и верности женской,
Вечном стремленьи отеческом к сыну, а сына – к отцу, о
Тайных намерениях подлых и их наказаньи постигшем.
Стала она основаньем огромного зданья, иначе
Литературой зовущимся западной, новой и старой.
Статус незыблем ее как фундамента прочного, так что
В долгих веках суждено ей остаться, богов переживши,
Вкусов и ценностей смену, а также веяния моды.

Одиссея. В прозаическом переложении Лоуренса Аравийского
5 5

Книга стала для меня испытанием (начнем с плохого!)
Было трудно не засыпать после каждой 3 страницы. В слог переводчика приходилось долго вчитываться, долго привыкать к тому, что в целом книга имеет описательный характер. Это тебе не современная книга (ничего против не имею!), где в основном происходит действие и все заключено в глаголы. Некая расширенная версия "Пришел, увидел, победил!"
А теперь перейдем к хорошему)
После настойчивого и упорного вчитывания входишь в ритм. И дальше 30 страниц пролетают просто на ура.

И все-таки, вернемся к содержанию.
Слишком много вопросов возникает в голове. Кто такой Одиссей? Почему именно его выбрали Боги? Да и что символизируют сами Боги? Кто такие сирены, Сцилла и Харибда, Цирцея, Калипсо?
Кажется, что в произведение Гомер заключил какие-то законы, по которым живет вся Вселенная, которым поклоняются не только люди, но и сами Боги, так как есть вещи, которые даже Боги не в силах остановить.

Один ли Одиссей проходит испытания? Мне кажется, что нет. Ведь Пенелопа, его супруга, тоже терпит незваных женихов в своем доме и желает, чтобы они поскорее покинули ее. Любовь ли это? Связь, держащая двух человек вместе на протяжении 20 лет?

Почему Одиссею так хотелось вернуться домой? Ведь его желание не угасало ни на одну минуту. И каждый свой миг в сердце он проводил вместе с супругой и сыном, думая о них. Несмотря на все испытания, какая должна быть у человека сила воли, чтобы 20 лет стремиться домой!
Да и вообще, является ли Одиссей "смертным мужем"? Или он архитепальный герой, который показывает нам универсальность пути человека?

Знаю, что еще ни раз вернусь к этой книге. Ведь так много в ней загадок!)

Одиссея. В прозаическом переложении Лоуренса Аравийского
4 5

Пол месяца читала, вот это да. Сначала было тяжело, но потом втянулась. И даже читала вслух.

И очень даже интересно, такой приключенческий блокбастер древности. Как обычно до меня много чего не дошло, но пора бы переставать обращать свое внимание (типа ради какой цели ты туда пошел? Зачем ты это сказал? Логика, не?), потому что так со всеми произведениями.

Кто не знаком, то читать можно и даже приятно. Меня особенно "отчества" заинтересовали.