Вечный зов. В 2 томах. Том 1

Широки и привольны сибирские просторы, под стать им души людей, да и характеры их крепки и безудержны. Уж если они любят, то страстно и глубоко, если ненавидят, то до последнего вздоха. А жизнь постоянно требует от героев "Вечного зова" выбора между любовью и ненавистью...
Автор Анатолий Иванов
Издательство Эксмо-Пресс
Серия Русская классика
Язык русский
Год 2009
ISBN 978-5-699-38831-8
Тираж 4000
Переплёт Твердый переплет
Количество страниц 656
Код товара 9785699167739
292
Магазин »
Нет в наличии
с 24 мая 2018
История цены:
Средний отзыв:
4.7
Вечный зов. В 2 томах. Том 1
5 5

Вот уже несколько дней как я не могу собраться и написать об этой книге.
Набор всхлипов, а не отзыв: широчайшее полотно; берет за нутро и не отпускает, перемешивает все до основания; жизнь как она есть; лучшее о нас, так как будто о тебе пишет мама - знает все твои самые гадкие стороны, но всё равно любит.

Может быть, попробовать пройтись по этим всхлипам, как по тезисам?

Широчайшее полотно. Меня поразило, насколько всеохватывающе и полно написан этот роман. Огромный период жизни страны – с гражданской войны по конец сороковых. Кажется период более плотный трудно себе представить. Мясорубка все эти годы шла такая, что иные две-три сотни лет уступят этим нескольким десятилетиям. Кроме того, героями романа будет не один десяток лиц. Если вы впечатлены обилием и хитросплетениями судеб героев «Песни Льда и Пламени» Джорджа Мартина, то вам сюда. Плотность и живость героев дадут многократную фору Мартиновским любимчикам. И не кидайтесь в меня тапками за сравнение теплого с мягким, чего хочу то и кладу в свой борщ. Хоть свёклу, хоть изюм. И поверьте, распределение между авторами вовсе не так очевидно, как кажется.

Берёт за нутро и не отпускает, перемешивает всё до основания. Герои полнокровные и человечные, судьбы их сложны и непредсказуемы. И снова Мартин вспоминается – А.Иванов не многим милосерднее Мартина. На ваших руках погибнет или зайдется в безутешном горе не один любимый герой. Спойлер? Да увольте! Две войны, коллективизация, плен, ужели вы думали, что все выживут и будут собирать ромашки на лугу? От того слёзы, когда судьба в очередной раз бьёт и без того настрадавшегося Ивана Савельева, от того тоска внутри и неразбериха, когда в очередной раз размышляет о своей жизни такой неодназначно плохой Фёдор.

Жизнь как она есть. Вот это, пожалуй, самое сильное из моих впечатлений от романа – многогранность натур персонажей романа. Те, кто казался такими негодяями весь роман, к концу, когда до них дойдет слово, вдруг окажутся такими… живыми, человечными, чистыми, светлыми и настоящими натурами. Нет, нет, речь не о беспримесной доброте, ангелочках с лицами котиков и повадками идеальной мамочки, это просто – живые люди, у которых внутри – настоящий Вечный зов к поиску себя в жизни, своего пути и предназначения. И поверьте, в романе это описано куда менее пафосно, чем мои корявые потуги.

Лучшее о нас, так как будто о тебе пишет мама - знает все твои самые гадкие стороны, но всё равно любит. Это еще одно глубокое впечатление – потрясение от романа, напрямую вытекающее из предыдущих двух пунктов.

У меня опять всё смешалось в голове и не удается собрать миллион впечатлений в единую картинку. Роман неохватен, многогранен и полнокровен. Настоятельно советую всем любителям классики, семейных саг и масштабных эпичных полотен. И несмотря на обилие идейности этого произведения, я бы назвала его обязательным для становления человеческих качеств.

Вечный зов. В 2 томах. Том 1
5 5

Этот роман меня ошеломил. Он удивительный.

В сентябре довелось мне побывать в Шантаре. Анатолий Иванов дал мне такую возможность. Шумит на её земле река Громотуха, стонет тайга, кипит человеческая жизнь. В революцию шли здесь бои партизан с карательным отрядом белых. В Великую Отечественную шли бои в тылу с природой и обстоятельствами, когда строили эвакуированный завод. После войны на полях шли бои за урожай. Во все времена шла борьба людей друг с другом и с самими собой. Шантара и село Михайловское - родина Савельевых и Инютиных, Кафтановых и Кружилиных, Назаровых и Якова Алейникова. История берет свой исток с трех братьев Савельевых, чтобы потом раскинуться широко и бурно, как воды Громотухи. Старший брат Антон вполне мог стать каторжанином, уж больно крутым нравом его наделила природа. И стал бы, если бы не родной дядя. Средний Федор был красным партизаном. В его груди бьется страшное, злое, коварное сердце. Младший Иван – чистая, светлая душа - оказался на службе у местного воротилы Кафтанова, который сколотил сначала свою банду, а после помогал белым. Милый, добрый Иван, ох, не место тебе здесь. Любовь виновата в твоей беде. Братья Савельевы… Их судьбы схлестнутся еще много раз в страшном выборе.

Судьбы… Какие здесь потрясающие судьбы! Каждая закладывает такие виражи! А уж какие хитросплетения тут будут, какие пикантности! И больше о них и слова не скажу. Эту книгу надо прожить самому страница за страницей. Это мучительно и горько. Это радостно и светло. Книга на все времена. Книга о вечном. О вечном вопросе – как и зачем на земле жизнь свою прожить. О Вечном зове совести – стать Человеком, быть Человеком, остаться Им.

Многие из нас, и я не исключение, любят истории о маленьких английских и американских городках. Поверьте, их истории не сравнятся с теми страстями, что кипят в Шантаре. Суровый край, буйные нравы. Когда-то я читала у Мураками, как с живого человека сдирали кожу. Когда-то я читала у Кинга про жестокий марафон на выживание. Когда-то я восхищалась пророческими книгами фантастов. Иванов всех обставил и ушел вперед с большим отрывом. Иногда это было почти невыносимо. Внутри всё обмирало и холодело. Иногда хотелось закрыть глаза, заткнуть уши и крикнуть «перестаньте, хватит, я устала!»

Всем надо знать, как и за что умирали люди, какой ценой оплачено всё, что нам оставлено…

Знать. Помнить. Читать. Перечитывать.
Вечный зов. В 2 томах. Том 1
5 5
Жизнь человеческая как недолговечный костер.
Вспыхнет он, отгорит, отполыхает, освещая вокруг себя большой или малый кусочек вечного и беспредельного пространства, рано или поздно огонь обессилеет, увянет окончательно, дрова превратятся в золу. Потом и прах этот развеется по земле, зарастет кострище травой, и эту траву будет волновать тот же ветер, который раздувал когда-то огонь...


Я что-то даже и не знаю, как писать об этом романе… Что тут скажешь?

Ожидания у меня были самые радужные, так что я сразу без раздумий купила огромный фолиант. Во-первых, я очень люблю семейные саги, а во-вторых – обожаю советский классический роман. В-третьих, я обожаю читать о предреволюционном времени, о революции, о том, как становилась Советская власть. В-четвертых, мне нравятся книги о войне… А тут на тебе, все это сразу в одном огромном томе. Поэтому я была уверена, что книга заслужит по крайней мере четыре звездочки из пяти. Ан нет… Все пять. И даже больше.

«Вечный зов» - это история семьи Савельевых, начинающаяся еще в царской России и оканчивающаяся много позже победы над фашизмом. Это вам подскажет любая аннотация, однако эти скупые строки, конечно, не способны дать сколько-нибудь четкое представление о романе. Ну да с другой стороны, передать хотя бы вкратце весь водоворот событий и судеб попросту невозможно.

И все же. В центре романа, как ни крути, братья Федор и Иван. Одна из частей романа называется «Великое противостояние», и сколько я ни напоминаю себе, что эти слова, вероятно, о войне, в голове неизбежно возникает образ враждующих братьев. Это не открытая вражда, нет, даже не ненависть, а умопомрачительный ком нитей судьбы, сплетшийся так, что не распутаешь. Оба конца, вырывающиеся из него, ведут один к добру, другой к злу… И пока пытаешься распутать этот клубок, путаешься, где, кто, что, как и почему, блуждаешь по извилистым жизненным тропам... Автор специально об этом позаботился, рассказывая нам о жизни героев то там, то здесь. Вот Федор и Иван по обе стороны боя… Федор – отчаянный партизан, Иван – выступающий за белых. А вот Федор – мрачноватый, но примерный вполне семьянин, а Иван – вернувшийся с каторги странный тип. Казалось бы, уже все ясно с ними, но вот… Детство Федора… Воспоминания Ивана… А потом…

Хотя нет, не буду говорить дальше. Это надо читать. Но, так или иначе, жизненные пути братьев и их противостояние удивительны.

Однако не менее интересны судьбы прочих персонажей, окружающих Ивана и Федора. Их семьи, боевые товарищи, друзья, враги… Идет беспощадное время, но прошлое нет-нет да и дает о себе знать… Казалось бы, конец старым воспоминаниям положит безжалостная война, но – жизнь! – наоборот, первые страницы книги явственно проявляются на последних... Разумеется, вместе с бравыми подвигами, позорными отступлениями, мучениями в концлагерях и всем тем, что никогда не должно быть забыто.

Огромный роман захватил меня на добрую неделю и все никак не хотел отпускать. Да и, в принципе, так и не отпустил и вряд ли вообще отпустит. Я буду перечитывать эту книгу, а жизни поколений Савельевых, Кружилиных, Инютиных и многих других будут снова и снова пробегать перед глазами…

Это как раз та редкая книга, когда ты оказываешься втянут в водоворот множества жизней, смеешься и плачешь, волнуешься о небывалых людских судьбах, читая о которых, сознаешь, что это не авторский вымысел, это – самая что ни на есть реальная жизнь… Это тот случай, когда невозможно оторваться, когда после прочтения долго стоит ком в горле, когда нет слов, чтобы выразить свои восторг, благодарность и почтение автору.

Вечный зов. В 2 томах. Том 1
5 5

И только я принялась за рецензию, все мысли испарились. Всё, что хотела написать, что хотела сказать куда-то ушло. Наверно потому что мало рассказаь словами об этом романе, его надо именно прочесть, почувствовать, пережить с героями.
Долгое время я жила лишь фильмом. Очень люблю этот фильм, замечательные актёры, образы. Но есть какие-то отклонения от текста, и, на мой взгляд, отклонения очень значительные. Скажем образ Петра Зубова. В фильме что- он пошёл служить к немцам, а в книге совсем по-другому, поиск себя, скитания, потери, чувства..
В фильм не вошли многие истории, которые могут объяснить нам некоторые поступки и характер героев. Поэтому надо читать. И я рада, что я прочла.
Книга тяжёлая, охватываюшая судьбы разных людей и разных поколений. От начала революции и послевоенных лет. Мы проживаем жизнь с героями. Нелёгкую жизнь. Ужасы войны, концлагерь, предательство, казнь..То, как отец не смог простить предателя-сына, и как через это непрощение, всё-таки сказал: «Оставьте меня. Он мне всё-таки сын был». И сколько боли..
По-другому открылось для меня предательство Полипова. Его согласие сотрудничать с полицией ведь произошло из-за любви. Можно ли оправдать его? И можно ли оправдать старшего из братьев Савельевых- Антона- на его глазах мучают жену и сына, а он молчит..Я не знаю, как это можно вынести. Не знаю..Полипов думал, что сможет добиться Лизы, и предал. Лиза оказалась предана Антону, но предав однажды..Как можно не запутаться в этом? Но несколько раз из уст героев звучала фраза, что жизнь сама всё расставит на свои места и потомки вынесут приговор, кто был прав..
Сильный диалог Лахновского с Полиповым, когда тот, будучи полковником у немцев рассказывает Полипову..план Даллеса! Яузнала его! Эти фразы о том, как погубить «этот странный русский народ». Поэтому Лахновский и отпускает Полипова. Полипов с его узким мышлением и выслуживанием перед руководством нужен ему для осуществления этого коварного плана. Даёшь сверхнормы! А то, что люди будут голодать, а нам плевать, мы галочки поставим и отчитаемся. И сколько хозяйств загубили такие Полиповы!
Книга заставляет думать, сравнивать, анализировать. Здесь всё неодназначно, здесь надо читать между строк, здесь надо прочувствовать кожей, так, что бы каждый волос на головове встал дыбом. Когда молодая девушка обливает себя кислотой, что бы не достаться фашистам. Когда на её глазах изнасиловали её мать.
Когда изнасилованная немцами и беременная выходит навстречу немецкой пуле и кричит: «стреляй в своего фрица!»..Смерть лучше, чем позор. И я не могу описать всех своих чувств! Это надо прочесть и прочувствовать самому..
Но как бы ни бушевали войны, всегда на этой земле найдётся место любви. И люди влюбляются, люди женятся, появляются новые люди..Любовь- это отдельный мотив этого романа. Любовь присутствует в каждой строчке. Любовь к земле, любовь к человеку, любовь к Родине.
А размышления Петра Зубова о поиске Родины? Война сорвала все маски, и мы увидели ясно, кто есть кто.
Нет, нельзя передать всего словами. И я пишу совсем не то, а сколько ещё надо написать, сколько отследить линий жизни. Тех же главных героев- братьев Савельевых. Фёдор, например. Очень непростой, но очень яркий образ. Его брат Иван. Агата, Кружилин, Субботин. Сколько их, таких разных, но таких настоящих. Иванов не рисует нам идеальных героев. Все они ошибаются, у всех свои промахи. Тот же Алейников, например. Или Кирьян Инютин.
Нет, это надо читать. В этой книге- мудрость. Есть чему поучиться. Есть над чем подумать.

В сей мир, где тьмы людей перебывало,
Приходит вновь и вновь людей немало,
Чтоб опытом столетий пренебречь
И путь неверный начинать сначала..

Вечный зов. В 2 томах. Том 1
5 5
Ветер перемен и людские судьбы.

"Люди - они как церковные колокола. Иной вроде и отлит чисто, на солнышке янтарем горит, по виду так и красивше нет. А ударь - с дребезгом звон, со ржавчиной, вроде в чугунку ударили. А бывает - и на вид неказистый, зеленью изъеден. А тронь - запоет, вроде бы заря по чистому небу расплывается, это и есть звень-колокол."

Это вот точно о людях, мудро... И книга - о людях и о ветре перемен. Лихое было время, кружило людей в вихре, да не в одном, а в нескольких - революции, войны. Люди вертелись в этом во всем, и каждый проявлял себя с разных сторон, творили эти самые вихри и сами же в них попадали. Первая часть о судьбах трех братьев - Антон, Федор и Иван Савельевы. Чего только не было в этой семье, разбрасывало братьев, снова соединяло, души разъединяло. Каждый делал свой выбор сам. Каждый шел по своей тропинке, порой пересекаясь, порой удалясь друг от друга. Очень много персонажей в книге и вокруг этих братьев. Всех их и не перечислишь. Тут и други-недруги, жены и любовницы, дети, предатели, молодое поколение, старшее поколение. Все они тут. Трудно каждому дать однозначную оценку, потому что не плоские они, не черно-белые, каждый со своим звоном, со своей червоточиной, со своими надеждами...

Такой роман ценишь за то, что в нем Жизнь бьет ключом, в нем все живые, и те, кто плох совсем, тоже живые.... Выпало им жить в такое время, двадцатый век- сколько в нем всего, но и они сами творили тот век, осознавая или не осознавая это... Время - это люди... Люди во времени. Кто-то песни поет, а кто-то душит за горло тех певцов, а порой ролями меняются.

Не буду давать конкретных характеристик, много это займет и времени и места, да и второй том впереди, дальше события тоже буду преломлять мое мнение о каждом из героев. Конечно, кто-то больше симпатичен, кто-то меньше, кто-то вызывает негодование, кто-то сочувствие. Сердцу не прикажешь... Мне трудно любить разрушителей, я гораздо больше люблю строителей. Прекрасные и женские, и мужские образы...

А еще - здесь ураган чувств. Любят - так любят, ненавидят - так ненавидят, зачастую тихо терпят, изнемогая от жизни с закрытыми чувствами. Ошибаются, мечутся, плачут, страдают...
Еще - здесь показана жизнь в глубоком тылу во время войны, ох и нелегко там было..., нельзя уже было жить только для себя, приходилось делать порой невозможное. И все это без бравады, геройства и пафоса описано в книге.
А какая здесь природа...
"Как вчера, как позавчера, на небе горели звезды. То ли выше звезд, то ли ниже - струился, пересекал Шантару, Млечный Путь, утопая в неведомье."

Вечный зов. В 2 томах. Том 1
5 5
Душераздирающе, эпохально, мощно

Но люди, Яков, интересные, что ни человек, то… экземпляр.

Восторг-восторгов от такого мощного эпохального творения.
Теперь окончательно убедилась в ее гениальности и своей глупости. Как я могла даже не планировать чтение книг Анатолия Иванова?!
Тут такие люди, такие экземпляры..

Временной охват произведение от революции до 60-х годов впечатляет только после прочтения, оглянувшись назад, округляешься от масштаба… не только прожитых лет с героям, их количества, но и от того, как быстро эти года пролетели, как стремительно пронеслись страницы, состарив уже таких любимых героев. Надо отметить, что обилие персонажей нисколько не повлияло на их качество. Они живые, они ошибаются, они любят и ненавидят, спотыкаются, падаю и чаще всего встаю уже осознавшими, где они были... эти пресловутые «грабли».

На то момент в Советском союзе существовала мощная система, с помощью которой кто-то упивался властью или находил теплое местечко неприкосновенности, а кого-то безжалостно втаптывала в землю, кому-то давала задрать нос, а кого-то медленно, но методично пригибала.
Но любая система это механизм их винтиков и шестеренок, в каждой системе главное звено – человек, и какое бы место он не занимал, оно не может быть незначительным.
И тут уж каждый выбирает - крутиться в приказанном направлении или пытаться тихо и мирно на личном примере доказывать неправоту и несостоятельность теории. Всегда надо помнить – победителей не судят. Не всегда этот закон работает в положительном направлении, но он работает.
О существовании приспособленцев, о борьбе, а точнее о множестве способов доказывать на деле что ты не верблюд, очень хорошо рассказано на примере функционирования колхоза в Шантаре. Ах, сколько сил и здоровья уходило порой у людей в борьбе с бюрократами, с их вечным стремлением подстричь всех как баранов под одну гребенку, создать единый план действий.
Сколько усилий приходилось прилагать людям с искреннем желанием и стремлением приносит пользу стране.
Но второй том не только об этом, это только малая толика проблем, забот и бед.

Основную часть второго том занимает война. Боевые действия, самые страшные кровавые, горящие очаги. И там уже родные полюбившиеся герои. Это было самым сложным и волнительным.
Каждый раз сжималось сердце от разрыва гранаты, опасные моменты, драматичны, трагичные, к сожалению, все это настолько явно, четко… слишком близко. И даже не разу у меня не возникло мысли – что ты творишь, автор?
Невозможно, просто не могу я теперь поверить, что кто-то из них… Семен, Иван, Яков, Кирьян, Олька… неужели это всего лишь выдумка автора?!
Нет! Конечно, нет! Таких людей были миллионы, советских людей в адском пекле войны, в непостижимых здравому разума фашистских лагерях.

Около 50 лет охват этого романа, более 2000 страниц, самое страшное время 20-ого столетия , несколько поколений.
Отцы и матери, пережившие революция и гражданскую войну, самое странное время, предательство самых близких и родных, противостояние, кровавая резня когда-то росших с тобой бок о бок.
Их дети и племянники, уже подросшие, но не набравшиеся ума-разума, теперь вместе с ними шагают в ногу на борьбу с фашистами. А у кого-то уже плачет в люльках новое поколение, ради которого проливали кровь отцы, защищая Родину, ради которых гнули спину матери, все еще надеясь на светлое будущее, пусть ни близкое, но обязательное спокойное.
Среди этого кровавого кошмара нашей истории было огромное место, постоянное, непоколебимое – Вере, Надежде и конечно Любви.
Значит все будет хорошо.
Читать… перечитывать… не забывать.

Вечный зов. В 2 томах. Том 1
5 5

Вспоминаю, как мы всей семьей вечером садились перед экраном телевизора и замирали в ожидании очередной серии "Вечного зова", а после просмотра начинались бурные обсуждения героев фильма, их поступков и слов. До сих пор не могу понять, почему сама книга в то время не попала мне в руки? Видимо, в библиотеке не оказалось лишнего тома, а купить ее было невозможно. В любом случае, я очень рада, что знакомство с этим глубоким произведением было отложено на такой большой промежуток времени, так как очень хорошо помню свои подростковые эмоции и безапелляционные суждения о поступках героев фильма. Спустя тридцать лет, я вновь в Шантаре, вместе с семьей Савельевых пытаюсь понять правду жизни, разобраться в тех сложных взаимоотношениях, приведших к трагедии всей жизни братьев.

Период повествования с 1902 по 1960-е годы. Чуть более пятидесяти лет, но в них столько перемен, утрат и боли, что невольно останавливаюсь передохнуть, посмотреть за окно на осенние березы, безмятежно машущие желтыми листьями. И вновь возвращаюсь к страницам книги. Она о самом сложном и самом простом - о жизни. О далеком сибирском селе, о людях, на долю которых выпали три войны, революция, коллективизация и послевоенные годы. О памяти, предательствах и прощении. Она о Родине, как бы несовременно это ни звучало.

Постепенно, шаг за шагом, мы вытравим историческую память у всех людей. А с народом, лишенным такой памяти, можно делать что угодно. Народ, переставший гордиться прошлым, забывший прошлое, не будет понимать и настоящего.

Хорошо, что автор сумел создать такую книгу, которая возвращает нас к этой памяти, помогает вспомнить, что у меня есть бабушки и дедушки, дяди и тети. Я с ними связана незримой нитью, которая помогает мне не заблудиться в нынешней буре перемен.

Героев книги много. Можно очень долго анализировать поступки Лахновского и Полипова, пытаться понять их ненависть не только к власти, но и к простым людям. Наверное, внутренняя свобода большинства людей, с которыми им приходилось встречаться, подогревала их озлобленность. Мне очень больно от того, что так сложно было женам Антона и Ивана. Самоотверженные Лиза и Агата, почему так жестока и несправедлива оказалась к вам судьба? Взаимоотношения Анфисы и Кирьяна. Вся жизнь их была построена на оскорблениях, изменах и огромном всепрощении. Очень сложная в таком плане для меня пара этих героев книги. И как противовес семье Инютиных - Назаров, сильный и смелый председатель колхоза, умеющий понять любую слабость человека. Что помешало тебе понять душу родного сына? Что помешало сказать единственно верные слова: "Прощаю"? Можно говорить часами о поступках и судьбах жителей Шантары. Но, основное ядро романа все же вот здесь - семья Савельевых. Их род стал основной нитью, связующей всех героев произведения.

Итак, центр романа - семья Савельевых. Страшные судьбы братьев.

Антон – старший брат. Он свою судьбу связал с революцией. Для него это было самым главным делом жизни. Смелый и честный в малейшей мелочи. Требовательный к самому себе и умеющий понять слабости другого. Мог ли он дожить до мирных лет старости? Не думаю. Его трагическая смерть закономерна и велика.

Федор – самый сложный и неуютный из братьев. Что ему помешало остаться человеком? Только ли отсутствие веры и безумная ревность? Очень много у меня вопросов именно к Федору. И знаете, я не могу однозначно сказать, что он негодяй и подлец. Даже после стольких лет издевательств над Анной, предательств и измен. Первый кто без греха, брось в него камень... Пусть совесть его будет судьей этому человеку, а я отойду лучше в сторону.

Иван – младший из братьев Савельевых. В русских сказках третьего сына частенько называли Иваном, считали дураком. Зато к концу сказки дурак превращался в супергероя и спасал всех принцесс, попавших в злые лапы серых волков, драконов и кащеев. Видимо, у автора тоже такой была задумка. Добряк, скрывший позор девушки. Но, ее ли был позор? Отсюда пошли все беды и трагедии. Так ли уж необходимо было брать на себя все оговорки и удары плетью? Супергероя из Вани не получилось, а бед его мягкость принесла немало. Не только ему самому и женщинам, попавшим в пламя страстей и раздоров. Но и тому же безумно взрывному характером Федору. Как все таки важно успеть во время сказать все самые необходимые слова, дабы не потянулся шлейф недомолвок и тайн. Ведь итог такого молчания - боль многих и братоубийство...

Я переворачиваю последние страницы романа. Потихоньку затихают голоса героев, звучавших в моей комнате полмесяца, рассказывавших очередную историю жизни людей. Сожаление от разлуки с полюбившимися мне сибиряками, надежда на будущую возможность повторной встречи. Таковы эмоции после чтения. Я не прощаюсь с вами, друзья. Мы еще не раз сможем пройти по ступенькам вашей нелегкой жизни.

Жизнь человеческая как недолговечный костер.
Вспыхнет он, отгорит, отполыхает, освещая вокруг себя большой или малый кусочек вечного и беспредельного пространства, рано или поздно огонь обессилеет, увянет окончательно, дрова превратятся в золу. Потом и прах этот развеется по земле, зарастет кострище травой, и эту траву будет волновать тот же ветер, который раздувал когда-то огонь...
Вечный зов. В 2 томах. Том 1
5 5

Закончив читать книгу, сижу и думаю, как бы написать так, чтобы заинтересовать побольше людей, которые прочитают эту книгу.
Эта сага о Людях, Войне, Любви. Перед нами предстает судьба семьи Савельевых из крохотной деревушки Михайловки.

Крохотная деревушка Михайловка, всегда будто закрытая от всего мира высокой Звенигорой и, несмотря на это, всегда пугливая какая-то, готовая, казалось, при малейшей опасности нырнуть в сырую темноту таежных дебрей.


Читала я, и будто видела своими глазами трех братьев, мелькали передо мной военные годы, вместе с героями я плакала за ушедшими в небитие героями, будто наяву видела своими глазами подстреленного немцами аиста, хотя мои глаза были в пелене слез. Царапали в клочья мое сердце и описание военных лет, вызывая мои рыдания, и я не стеснесняясь, ревела.

Война отошла в прошлое, кончилась она , казалось, давным-давно, а жуткие ее последствия встречались на каждом шагу. Не поднялись еще из пепла деревни, из руин города, по этим деревням и городам ходили на костылях инвалиды, почти в каждом доме висели, окаймленные человеческой печалью , фотографии тех, кого война , захватив страшным своим водоворотом , унесла навсегда, кто уже не увидит ни родных, ни близких, не почувствует буйных гроз , не услышит птичьего пения.

День сегодняшний никогда не похож на день вчерашний. Жизнь идет и все меняется в ней. И даже страшные годы войны не подавили в русских людях желание жить, любить. А ведь до Великой Отечественной войны, была гражданская, она эхом отзвучивалась и тут.
Читая эту книгу, невозможно пройти через всю горечь истории, но ведь не может так , чтобы все так было плохо! Конечно, несмотря на все беды , человек живет.

Покуда солнышко светит, жизнь не кончится, не замрет на земле-матушке.


Каждый герой этого замечательного произведения интересен, каждый притягивает к себе наш интерес. Даже Макар нас заинтересует своими жизненными принципами. Не оставят никого равнодушным и судьбы всех женщин романа, ведь незавидная судьба у каждой.
Хочу вам признаться, что фильм я не смотрела , вернее смотрела урывками, но никогда не смотрела его от начала до конца, по причине , что просто не смогла, жизненно тяжело, сейчас только понимаю, значит сейчас только пришло время посмотреть. И рада я , что именно сейчас прочитала книгу, будь это раньше, я не восприняла бы ее так, как поняла ее сейчас, для этой книги нужно вырасти, необязательно годами, душой.
В моей крови
Гудит набат веков,
Набат побед и горьких потрясений!
И знаю я-до смерти далеко.
И вновь зову веселье в час весенний...

Вечный зов. В 2 томах. Том 1
5 5

Есть тяжелые книги, есть книги необходимые для души и её роста. Вечный зов – и тяжела, и необходима, как мешок с хлебом. Страшные вещи описывает: смерть дочки Хохлова, судьба Алейникова, страшная в своей нелепости смерть Агаты, закономерная, но от этого не менее страшная судьба Федора, ужасы войны и концлагеря, убийство и любовь бабки Акулины, страшная участь матери Ольки, сын, сгубивший старика Назарова, как не сгубила его бандитская пуля, десятки лет торчавшая в легком, Субботина, его медведь и про горькие вести, которые его и убили. Но разве нет в этой книге рассветов и закатов? Детского смеха? Любви? Молодости и весны? Мудрой старости? Стихов? Есть, и это прекрасно.

Первый том я не пожалела: сняла с него один балл. Герои казалось мне ведут себя неправдоподобно, безумно, слишком экзальтированно: если ненависть, то до того, что зубы ломаются от судорогой сведенных челюстей, если любовь, то бешенная, горячая, обжигающая, как июльский ливень стеной.
Во втором томе я чувствовала себя более уверенно, сжилась, сроднилась с героями. И потом если бы можно было, то я бы поставила десятку из пяти баллов за второстепенных героев: за стариков. За конюха Головлёва, за плотогона Филата, за бабу Акулину.

Страшный ХХ век покорежил судьбы и души героев. Страшная ненависть сжигает Федора. Какой он бы не был мразью, а всё-таки жалко его. «В работе – золото, человек – дерьмо», - как точно определил его Назаров. Но всё-таки не могу понять его предсмертных слов. С этой женщиной же ты жил всю свою жизнь, неужто не жалко тебе её, когда ты узнал о самом страшном в её жизни?
И пара слов об Анфисе. Эта линия меня бесила своей похожестью на «Тихий Дон». Было, чего-то там такое помню по школе: Григорий, Наталья и так далее. Но Иванов ловко вывернул судьбу Анфисы наизнанку. И отлично! Мне кажется, что это и справедливо, и мудро. И хорошо, что в конце концов она разглядела того, кто рядом с ней.

Судьба Анны созвучна в моей душе с песней Касты «Романс для Анны» - не совсем про неё, а чем-то напоминает. Антон, Иван, Василий и Панкрат Кружилины, председатель Назаров, Димка-поэт. Как ж я со всеми ними сжилась, стали мне как родные! Я видела их жизнь, да и сейчас зажмурюсь и вижу: вот Володька Савельев и его Антонина, Дима и Ганька, и его стихи к ней, щемящие и простые-простые; и Агата всё бежит и бежит впереди бури к своему Ивану; а Иван с племянником воюют на высоте далеко в тылу противника; а вот и рота штрафников, и Яков Алейников разговаривает с великаном Кошкиным, а потом и с Зубовым, которого когда-то Иван спас от смерти; а вот Василий сжимает изо всех сил руки, раскачиваясь на ели, куда загнал и его фашистские собаки; а вот Ира и Елена, только глазами похожие сестры; а а вот великан, видный только с одного ракурса в громаде Звенигоры; а вот речка Громотушка, быстрая, мелкая, чистая, которая даже в лютые морозы не покрывается льдом.

И разве я поверила бы когда-нибудь, что с диким интересом буду читать про план хлебозаготовок, что душой буду болеть за рожь, поля под паром и фуражное зерно? Да никогда, а вот поди ж ты.

Короче. За этот совет я сначала даю по шее Арлетт, потому что тяжело невыносимо, а потом обнимаю до треска ребер, потому что по-настоящему и здорово, и языкато, и герои – люди, а не картонные тени, с разными, но яркими и объемными судьбами, потому что герои неоднозначны и плохой может подняться, перерасти себя, а хороший скурвится, и только иуда бесплоден и неизменен.

ЗЫ. А как Анатолий Иванов обращается со временем! Какие у него флэшбеки! Истинный мастер, браво!

Вечный зов. В 2 томах. Том 1
5 5
— Но человек, к счастью, наделён разумом, — продолжал Кружилин, глядя в упор на Фёдора. — Потому он и называется человеком. И рано или поздно он начинает задумываться над сутью и смыслом бытия, жизни окружающих его людей, общества и над своими собственными делами и поступками. Это его заставляет делать властный и извечный зов к жизни, извечное стремление найти среди людей своё, человеческое место. И я думаю, что с этого момента человек, каких бы ошибок он ни наделал, становится уже гражданином, а потом станет и бойцом за справедливость, за человеческое достоинство и за человеческую радость. Вот и выпьем, друзья, за этот вечный и благородный зов, за то, чтоб каждый ощущал его в себе постоянно.

Мне потребовались сутки и одно небольшое произведение на совсем другую тему, чтобы я наконец-то смогла выдохнуть и хоть что-то написать о том какая это Книга. Она великолепна! Я ждала от нее многого, а получила еще больше. Масштабное историческое полотно, люди, судьбы, мысли! Столько всего и даже больше. Попробую хоть чуть-чуть разложить по полочкам, но не обещаю, что получится.

Историческая составляющая. Первый том этой семейной саги охватывает почти всю первую половину 20 века: царскую Россию, революцию, гражданскую войну, начало Великой Отечественной и, учитывая тот факт, что книга написана в Советском Союзе, я, конечно, опасалась агитки, того, что все герои будут черно-белые, а точнее красно-белые, но почти с самого начала я испытала облегчение, этого в произведении нет. Белогвардеец испытывает сомнения и муки совести:

— Нет, тут со мной случилось ещё большее несчастье. Меня вдруг стали мучить вопросы — простые вопросы, которые вчера ещё были мне абсолютно ясны: а что, собственно, происходит на земле, что случилось в жизни, куда она идёт? И я, грамотный, культурный человек, интеллигент, — я когда-то преподавал в гимназии, я учил детей добру, человечности, справедливости, — кто же я, что я, зачем я на земле?

а партизан, герой гражданской войны, идейный коммунист превращается в безжалостного чекиста, палача, которого и свои пытаются, да оправдать не могут:

— Н-нет, паря, — произнёс он со вздохом, отвечая каким-то своим мыслям, — всё ж таки я при своём остаюсь, не оправдываю Якова. Не должен в одну кучу он всё сгребать. Не должен потому, что власть ему от народа большая дадена. Узлы всякие распутывать должен, добираться именно до истины — кто в самом деле молится, кто для вида рукой махает. А то что же получается? Как по старинной пословице: должен поп ночью с попадьёй лежать, а он монашку за алтарём тискает…

Ярко и реалистично показаны все ужасы гражданской войны, я не устану повторять, что это самая страшная война, потому что врагами становятся некогда близкие люди, по разные стороны баррикад оказались родители и дети, братья и сестры, друзья и возлюбленные. Не менее страшно показана и Великая Отечественная, люди рассуждают о том, как им жить, если война продлится еще полгода, а если год. А ты читаешь и понимаешь, что это только зима 41-го и впереди еще почти четыре страшных года, впереди еще несчетное количество убитых, попавших в плен, покалеченных, заморенных голодом. Читаешь и комок в горле...

Построение книги заслуживает отдельного упоминания. Сначала меня несколько смутило, что мы просто пронеслись по годам. Вот она гражданская война, а вот мы уже летом 41-го в самый страшный день. Ну, думаю, ладно, разберемся. И правда разобрались. Не ожидала от автора одного из самых своих любимых приемов — нелинейного повествования. С помощью флэшбеков мы частенько возвращаемся назад в прошлое и видим события глазами то одного, то другого героя. И все становится понятнее и понятнее. Например, как одни герои сошлись и поженились, будучи влюбленными только на взгляд со стороны. Или как очень приятный герой оказался в банде отпетого мерзавца. Написано просто отлично, герои и события приоткрывались постепенно и картинка складывалась с каждой страницей все более ясная.

Герои. Казалось бы география у книги не очень обширная, почти все события происходят в сибирской деревне, но на примере ее жителей автору прекрасно удалось показать несколько поколений людей нашей страны. Чем люди жили, что их волновало, о чем думали. Да, есть философские размышления, да, есть размышления о власти и строе, но главное всегда это личное. И в дореволюционной России, и в СССР, и в мирное время, и в военное люди знакомятся, влюбляются, создают семьи, заводят детей, разочаровываются, любят, страдают. Основные события происходят с братьями Савельевыми и их семьями. Твердый и самоотверженный Антон, единственная его слабость это жена, которой он не может ни в чем отказать по причине ее плохого здоровья. И не сказать, что жена его Лиза дурной человек, но вот ее любовь к сыну переходит всякие границы и вырастает у них далеко уже не такой положительный Юрка. А вот упрямому и непорядочному Федору (мой нелюбимый персонаж) и жена досталась хорошая, и дети замечательные, только не любит он никого и ничего и сам не знает зачем и для чего живет. Последний, младший брат Иван из-за большой любви наделал глупостей, за которые его заставили расплачиваться всю жизнь. И его, и жену, и детей. Ведь нет-нет да всплывает, кто где в гражданскую воевал, кто чей брат-сын-дочь. А люди беспринципные при любой власти найдут теплое местечко, с которого так удобно строить козни и интриговать.

Вообще героев очень много и, если я сейчас начну говорить про каждого, эта и так уже немаленькая рецензия превратится в бесконечную) А я не буду откладывать чтение второго тома в долгий ящик, ведь я оставила их всех там, летом 42-го: беременную Наташку, смелого Сему, запутавшегося Якова, одинокую Анфису, несчастную Анну... Что их ждет дальше? Кто выживет в то страшное время? Кто дождется любимых с фронта? А кого и дальше ждут одни потери?...

Вечный зов. В 2 томах. Том 1
5 5

Ну, ребята-а-а-а... Должен вам честно признаться, что давненько не испытывал такого двойственного чувства. С одной стороны хотелось нетерпеливо читать и читать и читать (что и делал, в т.ч. ночами), а с другой страстно хотелось, чтобы книга подольше не заканчивалась... Я, конечно, совсем не Добролюбов, но всё-таки белинское (спасибо, Хойти!) "энциклопедия русской жизни" употребительно/применительно к этой книге я стырю (да простит меня Александр Сергеевич). Не так давно читал "Тени исчезают в полдень" этого же автора, и хотя эти две книги частенько сравнивают и ставят рядом, но как по мне, так ВЗ куда масштабнее, монументальнее, тоньше и глубже Теней...

В принципе у меня нет ни одной значимой претензии к автору. Герои книги получились жизненные и рельефные (понятно, что есть строки пафосные и выдержанные в риторике 60-х годов прошлого столетия, так ведь нужно это и понимать, что автор не может выскочить за рамки того, что и как тогда было возможно писать), противоречивые и многоплановые — одни более, другие менее, но почти все разной степени хорошести или плохости. А главное, что Иванов почти по каждому персонажу идёт вглубь личности, и в процессе книги периодически возвращается к уже казалось бы знакомому читателю персонажу и поворачивает его (персонаж) таким боком, что наново нужно и знакомиться с ним и менять свою читательскую точку зрения едва ли не кардинальным образом. И такое раскачивание качелей в книге идёт постоянно, от главы к главе и от десятилетия к десятилетию. Проникновение внутрь личности героя получается таким достоверным, что периодически ловишь себя на том, что или затаил дыхание, или напряг все мышцы до судорог, или размазал по щеке невольную солоноватую каплю...

Влияние этой книги оказалось столь значимым и весомым, что точно поймал себя на том, что уже прикидываю, что ещё из "кирпичей" советского литературного производства прочитать, пока вкус есть... Марков... Шишков...опять Иванов... боже мой, наконец нужно прочитать "Тихий Дон" Шолохова!.. жадность моя кажется не имеет границ, пойду составлять список и готовить запасы на зиму :-)

Книгу и автора в "любимое" и в рекомендации к прочтению в разные-разные игры.

Вечный зов. В 2 томах. Том 1
5 5
Эта нескончаемая жизнь.

"Люди постоянно должны помнить: много из того, что делается на земле, - за пределами человеческого."

В этом томе большой саги много жизни, много горя, боли, преодоления, смерти, но не смерти духа, есть и предательство, есть надежда... Но главное - это нескончаемая жизнь "покуда солнышко светит..."
В основном здесь показаны события Великой Отечественной Войны. Множество флэшбеков, возвращений к судьбе каждого из героев, мы узнаем их на надрыве их возможностей, в самых экстремальных обстановках. Постоянное преодоление, в тылу ли, на фронте ли, женщина, мужчина, ребенок, старик - все боролись за жизнь, даже не свою, а за будущую жизнь. Кто-то преодолевал там, где казалось бы, это невозможно, кто-то сдавался и становился предателем.

Герои, каждый по-своему, пытаются понять смысл этой скоротечной жизни, каждый его постигает по-своему. Гнилье остается гнильем, а чистое остается чистым. И все не зря. Жизнь самоценна, но не любая жизнь, а чистая, либо прошедшая искупление и покаяние. Война - это боль и огромная беда человечества, и она же показывает кто есть кто. Здесь все на грани человеческих способностей, возможностей, сил, а порой и за пределами этой грани.
Будут и отзвуки репрессий, и штрафбат, и концлагеря, голод, болезни, потери близких... но люди совсем не всегда теряли человеческий облик... Любили, надеялись, ждали, сопротивлялись и верили...
А чудовищность окружала кругом и от врагов, и от своих... тоже врагов... С одной стороны враг, с другой стороны предатель-изверг.
Такие близкие герои и персонажи будут... уходить... Это неизбежно, непоправимо, они будут страшно прощаться с жизнью, останется несломленный дух... А значит, нескончаемая жизнь...
Наступит наконец мир, но жизнь будет и дальше очень непростой, покажут нам и детей уже знакомых нам персонажей, их терзания, их надежды, их боль, любовь...
Очень душевная книга, нет, не потому что уютная, наоборот, комфорта в душу она не принесет, но такие книги растапливают лед, разжигают сердца, наполняют жизнью каждую клеточку, дарят надежду, учат верить. ПОКУДА СВЕТИТ СОЛНЫШКО!

Вечный зов. В 2 томах. Том 1
5 5

Книгу хоть и читала в двух томах, хочется отметь и цельным произведением, ведь на два тома она делится только из-за объема.

Первый том.

— Но человек, к счастью, наделён разумом, — продолжал Кружилин, глядя в упор на Фёдора. — Потому он и называется человеком. И рано или поздно он начинает задумываться над сутью и смыслом бытия, жизни окружающих его людей, общества и над своими собственными делами и поступками. Это его заставляет делать властный и извечный зов к жизни, извечное стремление найти среди людей своё, человеческое место. И я думаю, что с этого момента человек, каких бы ошибок он ни наделал, становится уже гражданином, а потом станет и бойцом за справедливость, за человеческое достоинство и за человеческую радость. Вот и выпьем, друзья, за этот вечный и благородный зов, за то, чтоб каждый ощущал его в себе постоянно.

Мне потребовались сутки и одно небольшое произведение на совсем другую тему, чтобы я наконец-то смогла выдохнуть и хоть что-то написать о том какая это Книга. Она великолепна! Я ждала от нее многого, а получила еще больше. Масштабное историческое полотно, люди, судьбы, мысли! Столько всего и даже больше. Попробую хоть чуть-чуть разложить по полочкам, но не обещаю, что получится.

Вечный зов. В 2 томах. Том 1
5 5
— Может быть, и так. Но люди, Яков, интересные, что ни человек, то… экземпляр.

— Жизнь — это какая-то чудовищная бездна…

Не смогла я надолго отложить второй том так полюбившегося мне романа и, хотя читать было безумно тяжело, оторваться опять было невозможно. Тяжело, потому как почти вся вторая часть это война. Война страшная и беспощадная. Она показана автором во всей своей «красе».

Побываем мы и в концлагерях, которые были адом на земле: бесконечные побои, издевательства, непосильная работа, голод, унижение и каждую минуту осознание того, что жизнь твоя тебе не принадлежит. Ведь любой фашист, включая переметнувшихся на их сторону вчерашних друзей и сослуживцев, может убить тебя, когда угодно. Неудивительно, что люди не выдерживали и не мне судить таких, кто не вытерпел, начал лебезить и угождать. Не дай Бог никому оказаться на месте тех людей, никто не знает, как поведет себя тот или иной человек в таких нечеловеческих условиях. Кто-то будет все терпеть, предпринимать многочисленные попытки бежать, кто-то даже там будет пытаться организовать подполье и сопротивление, кто-то отдаст свою жизнь за других, а кто-то вцепится в свою с одной мыслью «выжить любой ценой: предательством, лицемерием, жизнью других». Не нам судить "назаровых", их имели право судить только "кружилины"...

Побываем мы и на передовой. Бойцы Красной Армии, бойцы штрафотрядов, партизаны — каждый из этих людей служил одной целе — Победе. Любой ценой выгнать врага со своей родной земли, любой ценой отстоять свою Родину. И они платили страшную цену. Сколько людей погибло! На эти цифры страшно смотреть. А сколькие из тех, кто выжил, пожалел об этом. Как жить дальше, оставшись без ног или без рук? Как жить дальше, когда только при мысли о том, чтобы лечь с мужчиной в одну кровать, перед глазами стоит мать, которую насилуют фашисты? Как жить дальше, когда твой муж/сын/брат пропал без вести? Жить только одной постоянной мыслью, что же с ним произошло.

Побываем мы и в тылу. Люди, работавшие там, внесли свой вклад в победу не меньше тех, у кого в руках было оружие. Работать, работать и работать. Без отдыха и без продыха. Чтобы давать фронту пули, гранаты и танки, чтобы давать фронту хлеб и мясо. И насколько было бы лучше, если бы среди начальства не было дураков и подлипал, тех, кто в погоне за цифрами ( Мой район первым сдал норму! А мой превысил норму в три раза!) не понимает и не хочет понимать реального положения дел!

Тяжелая, безумно тяжелая книга! Тяжелая тем, что читаешь и понимаешь, это было! Это не выдумки писателя с очень богатым и больным воображением. Это наша история. Среди этих людей были наши деды и прадеды. Читаешь и понимаешь, что никогда нельзя забывать свою историю и читать такие книги надо, несмотря на постоянно подступающие слезы. А слезы подступают. Ведь войну мы выиграли, но какой страшной ценой! И хэппи энда у этой книги ждать не приходится. Да, для некоторых жизнь еще сложится: судьба, отняв на войне физическое здоровье, подарит наконец-то такую долгожданную любовь, ведь и впрямь, лучше поздно чем никогда. Пока человек живой, всегда можно покаяться и найти в себе душевные силы исправить ошибки прошлого. Кто читал, я думаю, поймет о какой паре я говорю) Кто-то найдет свое место в жизни, кто-то переосмыслит всю свою предыдущую жизнь. Особенно почему-то обрадовалась я за Петра Зубова, бывшего уголовника, сына царского офицера. Пройдя войну и плен, он наконец-то смог примириться и с самим собой и с людьми. А кто-то так до последнего и останется трусом и лжецом и даже война его ничему не научит. Но скольким же война жизнь сломала и уже ничего не исправить, ведь нельзя поднять из мертвых родных и близких. Потому и потухнут глаза то у одного, то у другой. И даже радость за выживших детей и внуков не сможет до конца притупить горе.

Сколько их,
Убитых по программе
Ненависти к Родине моей, —
Девочек,
Не ставших матерями,
Не родивших миру сыновей.
Пепелища поросли лесами…
Под Смоленском, Псковом и Орлом
Мальчики,
Не ставшие отцами,
Четверть века спят могильным сном.
Их могилы не всегда укажут,
Потому-то сердцу тяжело.
Никакая перепись не скажет,
Сколько русских нынче быть могло!
Вечный зов. В 2 томах. Том 1
5 5
История делает людей или люди историю?!

Такие Книги встречаются один раз на сто, а то и на тысячу. Это масштабное творение не только касаемо временных рамок, но и количества характеров и судеб.
Такая Книга не может пройти мимо, не может быть даже малейших сомнений читать или не читать.. В сравнении с ней ранее прочитанное кажется бедноватым, глуповатым и незначительным.
Из последнего прочитанного мной, пожалуй «Мужики» Реймонта вызвали подобные эмоции и желание подольше задержаться в этой истории, оттянуть расставание, покопаться в героях.

Начинается роман с кровавых революционных лет, страшные годы гражданской войны. Но автор лишь слегка касаясь молодости и горячности главных действующих лиц, погружает нас в деревенскую жизнь предвоенных и военных лет.
Поначалу я задумывалась, почему сюжет построен так, что главные герои, а именно – три брата Савельевы Иван, Федор и Антон показаны уже в довольно зрелом возрасте и только по ходу повествования автор как бы оглядывается на их прошлое. А что, если бы нам сначала рассказали какими они были в юности, а потом преподнесли итог.
Вероятно, тогда было бы трудней ощутить зов души, сложней анализировать прожитое, содеянное… может не возникло бы желание анализировать.
Им есть что вспомнить. Годы то выпали на их долю смутные, требующие принятия решений, за которые приходилось расплачиваться всем и каждому, и не только своей жизнью, здоровьем, спокойствием, но и своих близких, любимых и родных.

Если поначалу многие герои вызывали у меня скрежет зубов, то в целом я пыталась остужать пыл и смотреть на них с разных сторон, повторяя - люди... они такие люди.
Антон Савельев для меня оказался самым загадочным и неоднозначным, как все члены его семьи в зрелом возрасте. А все потому, что автор не давит на какие-то идейные моменты, он скорей показывает борьбу, сомнения, метания и трудность выбора. Насколько разное настроение было у людей, насколько чужие души, это потемки для окружающих.
Вот вроде Федор Савельев такой положительный, сильный, смелый, отважный, решительный… защитник. Исполнительный, трудолюбивый, главный работник в колхозе, он из тех людей, чьё отсутствие болезненно ощущается рабочим коллективом.
Но какая душа у человека трухлявая, и вместо сердца огромная прореха… эх… Но ведь способен же он слышать, пересматривать, переживать… значит есть шанс повернуть жизнь в обратную сторону, есть возможность научиться прощать, и признавать свою вину. Или уже поздно?!
Иван Савельев для меня самая большая загадка, не могу говорить о нем ни хорошо, ни плохо, настолько он душевный, что мне симпатично, и настолько он ведомый и податливый, что меня бесит. Нельзя сказать, что он осмыслил революцию и сделал правильный выбор за ее идею. Нет, здесь революция была лишь путь к своим целям, незначительным в масштабах страны, но захлестнувшим каждого в своем собственном внутреннем мире. И от этого ещё страшней, сложнее и сомнительно.
Антон оказался самым идейным, от того и пугающим меня. Вот эта полная отдача рядом с неспособностью оберегать свою семью, неспособностью, а может и не желанием понимать. Вроде и любит он их, но как-то порывисто… и во всем он слишком порывист. Очень ему не хватает продуманности и приземленности младших братьев.

Из больших плюсов романа хочется отметить отсутствие пафосности и кровавости. Во всяком случае первый том не изобилует кровавыми моментами и если даже они имеют место быть, автор всегда умеет переключит внимание на другое, не смакуя и не упиваясь расправами и издевательствами. Вот что я очень ценю в советской литературе. Не жестокость ради жестокости, а как отражение действительности, только и всего. Ведь гораздо важней и гораздо более страшны, драматичны другие моменты, и именно они трогаю душу, заставляют кусать губы и судорожно бежать по тексту все быстрей и быстрей, с замиранием сердца ожидая исхода.
Точно могу сказать именно про первый том - это не хроника с полей битв, здесь описан глубокий тыл, как оно было – выживать самим, и помогать тем, кто воюет, не душевными флюидами и моральной поддержкой, криками «ура!», а обливаясь потом от тяжёлого труда, отказом от привычного куска хлеба.
А главное очень трудный выбор, между зовом души и совести воевать и защищать свою Родину или голосом разума – остаться и трудиться на благо Родины в тылу.
В этом романе главное люди, именно он них написано такое количество страниц… не о войне, не о рабочем советском человека, не об идеях революции… нет.
Это роман о людях, о любви, изменах, трогательных чувствах и расчетливых интригах, о самоотверженности, о заботе и трогательной бережности, о страданиях, семейных тайнах и смирении, о борьбе за счастье, о судьбе и желаниях ее изменить. И любовь здесь очень-очень разная – Вера, с хладным разумом, Наташа, нервно тонкая натура, горячая душой, как когда-то Анна, баламутный Юрка, серьезный Володька и пока еще читстый душой Семен.
Хочется поскорей узнать, как сложится жизнь у нового поколения Савельевых, на чью долю выпало еще более страшное время. И в тоже время… как не хочется с ними расставаться, даже с теми о ком я читаю скрипя зубами.

Я уже люблю этот роман, я уже хочу его перечитать.

Вечный зов. В 2 томах. Том 1
5 5
Жизнь-то человечья речка вековая...
Смерть валила людей на фронте каждый день и ночь, каждый час, минуту и секунду. Она валила их без разбору — пожилых и молодых, солдат и командиров, мужчин и женщин, взмахивала косой широко и безжалостно, и это было понятно — война.
Умирали люди и в тылу. Кто в свой положенный срок, отшагав по земле его полностью. А кто и без срока, в силу болезней и недугов, которые, может, и не пришли бы столь рано, не будь этой или прошлых войн, будь бы жизнь на земле вообще поспокойней, поуютней, поласковей, или в силу других обстоятельств, вызванных той же войной, тем же суровым временем. И это тоже было понятно.

"Понятно, но от этого не было легче. " И читать вторую книгу этой великой эпопеи тоже было тяжелее.
Столько смертей, столько утраченных жизней, попусту ушедших советских людей. Хотя нет. Почему попусту? Они ушли, чтобы мы могли любоваться берёзками, встречать рассветы, ходить в походы, восторгаться закатами, развалить советскую власть, в конце концов. И не знаю, виноваты мы перед ними, или так было предопределено...
Всё, к чему они стремились, за что боролись и отдавали жизни, всё оказалось неважным сейчас, ненужным, несущественным. Эх...
Но вернёмся к войне. Война во второй книге занимает большую часть рассказа. И мы снова встречаем братьев, Ивана и Фёдора Савельевых. Ох, до чего же крута у них судьба. Теперь они снова по разные стороны баррикад. И Семён Савельев тоже здесь, тоже воюет. Замечательный сын у отца-подонка получился. Герой.
Вообще, я, наверное, очень кровожадная. Ведь с первой книги ждала, когда же Фёдора накажут. Дождалась. Радости от этого не было. Только чувство какой-то неимоверной грусти и облегчения.
Вообще последние страницы читала, сдерживая слёзы. Так жалко было, так обидно. За всех. И за тех, кто на фронте, кто в плену выживал, как мог. За тех, кто в тылу боролся с бюрократией и во время войны, и в послевоенное время.
Жалко было вдов, сирот, солдат, этого пушечного мяса, которого не жалели и не жалеют до сих пор.
Ничему нас ничто не учит. Увы, я опять отступила от темы. Я потому и читала так долго, что постоянно возвращалась к некоторым отрывкам, перечитывала, думала, сопоставляла.
"День сегодняшний никогда не похож на день вчерашний. Жизнь шла, и все менялось в ней…"
Кто-то, как Пётр Зубов, искупал прошлые грехи, свои и предков, менял взгляды и менялся на глазах. Кто-то, как Пётр Полипов продолжал строить из себя коммуниста, на самом деле являясь мерзавцем и предателем.
Кому-то война возвращала отцов, детей, искалеченных, но живых. А кто-то, возвращаясь домой, заставал холмик любимой жены на деревенском кладбище. Судьба у каждого своя, что в военное, что в мирное время. Но когда война, шансов быть счастливым, а главное- живым, ещё меньше.
"День сегодняшний никогда не похож на день минувший, да прошлое из жизни не вычеркнешь."
И не надо вычёркивать. Прошлое- это память. О том, что совершили наши деды-прадеды. О том, какая беда пришла на нашу родную землю. И о том, как весь союз нерушимых встал на её защиту. И выжил. И победил. Потому что, как говорил один немец: "Это Проклятая страна, здесь все не как у нормальных людей!" Да, проклятая, благословенная земля, потому и у нас, а не у них праздник 9 Мая. И нашим ветеранам есть чем гордиться. Жаль только, что их всё меньше и меньше.

Прекрасная, эпохальная книга. Живые, очень яркие персонажи, картинки деревенской жизни, кадры боёв, герои войны и тыла. Есть и предатели, и подлецы, и просто тихие людишки. Жизнь... как она была... Жизнь, которая ушла. Страна, которой больше нет.

Только что такое высота? У каждого ведь она своя. Она не измеряется метрами или должностями, положением в обществе, она измеряется качествами человеческой души, нравственной сутью человека, его отношением к людям и к жизни, способностью каждого из нас увидеть в людях самое человеческое, а в жизни — самое справедливое и потому прекрасное.

Да, высота у каждого своя. Как и совесть. У кого-то она есть, у кого-то просыпается, а у кого-то нет и не было никогда. А "Вечный зов" читайте. Прописываю от лёгкой жизни.

Вечный зов. В 2 томах. Том 1
5 5
Жизнь - это бездна

Эти два томика стали тяжелее и увесистее, после того как я их прочел. И честно сказать, я не ожидал такого водоворота событий.
На страницах уместилось столько жизни, что у меня ощущение, будто я сам состарился пока читал, вместе с Савельевыми и всеми людьми, о которых идет речь в книге. Здесь столько горя человеческого, что мне даже писать об этом как-то кощунственно. Я восхищен тем, как заплетены серпантины людских судеб в романе, что никого не упускаешь из виду на протяжении всего времени. Обилие людских портретов и масштабы повествования до сих пор мне не дают покоя и поражают. Мне нравится, как действия в книге разворачиваются на фоне трагических и значимых с точки зрения истории событий, но не теряется главное - человек и его роль в происходящем, его самоопределение в сложившихся ситуациях, совесть и моральная чистота. Тема совести и поиска истинной своей задачи, своего чувства родины и места среди людей является актуальной практически для всех персонажей книги. Меня очень вдохновляют герои, вроде Василия Кружилина, которые умеют в самом аду, в нечеловеческих условиях оставаться людьми и не терять стержень, не падать духом. Мне подобные вещи кажутся почти фантастическими.
Вообще очень пронзительная книга. Складывается ощущение, что столько в жизни вообще невозможно вывезти, но потом я вспоминаю, как много людских портретов здесь описано. У каждого свои перипетии и жизненный путь. И автор к концу раскрывает все масштабы этого сложного узора.
Книга просто пропитана любовью к родной земле. Люди рождаются на ней, проливают в почву свой пот и кровь, оставляют после себя шлейф из поступков, стремлений, рожают сыновей и дочерей, а потом возвращаются обратно в нее же. В землю. И этот цикл бесконечно красив и трагичен. Умение отдать всего себя, прожить жизнь достойно среди людей - эти вопросы не раз поднимаются устами главных героев. А вот Лахновский, мне кажется, оказался прав. Он практически озвучил небезизвестный «план Даллеса» в своем разговоре с Полиповым. Что собственно, мы и наблюдаем за окошком.

Как и многие книги своего времени, здесь много откровенно «коммунистических» штук, святая вера в социалистическую революцию и тп. Но я уже спокойно отношусь к этому, ибо даже читая того же Макаренко к примеру, с его «Педагогической поэмой» ( пример не совсем уместный к данном роману, но все же), за идеологией социалистического образа мышления не пропадает суть и светлый посыл автора. Меня стала утомлять слишком уж затянутая концовка. Стихи Дмитрия мне показались слегка лишними и «притянутыми за уши». Или может быть мне хотелось, что бы автор уже пощадил своих персонажей и скорее закончил все это. Тем не менее, книга оставляет после себя ясный, светлый след и чувство будто стал гораздо старше.

Вечный зов. В 2 томах. Том 1
5 5
Роман о Человеке.

Искренний, душевный роман-эпопея «Вечный зов» вместил все вечные чаяния и идеалы, лелеемые людьми. Сюжет рассказывает о более чем пятидесяти годах, сотканных из несметного количества человеческих трагедий. Все описываемые события, так или иначе, связаны с одной семьей, члены которой сами выбирают свой путь, отвечают за свои поступки, ломаются или становятся крепче, перемалываясь под колесами трёх войн, тюрем, коллективизации, семейных неурядиц... Автор раскрывает множество судеб, многогранных характеров, и делает это настолько мастерски, что все герои произведения, даже те, которых ни в коей мере нельзя назвать «хорошими», сразу становятся любимыми, и за судьбу каждого из них остро переживаешь до последней строчки произведения.

Очень мощный и горький получился роман о людях, пусть даже и совсем незаметных и не выделяющихся в жизни, но о простых людях - настоящих героях, чей героизм виден в их поступках, труде и думах. «Вечный зов» - это роман об истинных чувствах, о любви и ненависти, о добре и зле, о слепых инстинктах и разуме, о чести и бесчестии, о предательстве и подвиге, о достоинствах и пороках, о любви к родине, о смысле жизни, о судьбе и попытках её обмануть. Но самое главное – это роман о надежде, той, которая дает силы бороться, той, которая дарует жизнь.

Вечный зов. В 2 томах. Том 1
5 5
— Я вот простая женщина, неграмотная почти, а только я знаю: жизнь обязательно все по полочкам разложит — хорошее к хорошему, плохое к плохому. Жизнь справедливость любит.
А. Иванов


Я люблю книги:
...о жизни, о простой человеческой жизни со всеми ее взлетами и падениями, находками и потерями, радостью и горем...
...о людях, таких разных: хороших и плохих, злых и добрых, выдающихся и ничем не примечательных, удачливых и не слишком, счастливых и несчастных, умных и глупых...
...о человеческих судьбах, об их хитросплетениях и перипетиях, об их поворотах и пересечениях...
...которые заставляют чувствовать и переживать, а еще сопереживать; те, которые не оставляют тебя равнодушным, трогают потаенные струны твоей души, выворачивают тебя наизнанку, оставляют след где-то глубоко внутри и не забываются никогда...
...которые вызывают слезы и улыбку, от которых бегут мурашки по коже и разливается тепло внутри, которые вызывают настоящие чувства и эмоции, которые сложно сдержать, даже находясь не наедине с собой...

"Вечный зов" - одна из таких книг.

Книга длинною в жизнь. Жизнь нескольких поколений.
Правдивая. Сильная. Эмоциональная. Страшная.

Как жаль, что она закончилась...

Вечный зов. В 2 томах. Том 1
5 5

Потрясающе!
Не ожидала, что так захватит, что настолько мощно и просто о самом важном: о жизни, любви, честности, верности. О Родине.
Что в этой книге?
История братьев Савельев? Да, три брата, такие разные и судьбы у них тоже очень разные. И нет, не только, в книге столько героев, столько судеб. И все герои живые.
История жизни Шантары и Михайловки? Да, действие большей части книги проходит здесь. Нет, не только, мы перенесемся и в Орловскую область, и в Германию, и даже в Норвегию ненадолго. Да и не в том дело, где именно жили, любили, сражались наши герои. Страна у нас большая, и вечный зов слышат и за Уралом, и у Черного моря, и у Белого.
История войны? Да. Но позвольте, какой именно войны? Первой мировой, гражданской, Великой Отечественной? Первую зацепили краешком, вторая дала корни почти всем линиям романа, третьей посвящено больше половины книги.
Книга написана в 70-е, но как же она современна. От последнего монолога Лахновского просто мурашки по коже.

Невозможно объяснить что за зов заставлял людей круглосуточно работать, голодать, идти под пули, терпеть нечеловеческие пытки, плакать от счастья, найдя безногого мужа, ждать любимых годами и десятилетиями. Остается только верить, что зов этот действительно вечный.

Вечный зов. В 2 томах. Том 1
4 5

Я читала эту книгу в юности, не раз смотрела сериал, поэтому сейчас откровением для меня эта книга не стала, но стало интересно , как воспринимается мощная эпопея Анатолия Иванова спустя много лет. Так вот, ощущение спорное. Я не хочу говорить о романе в целом и остановлюсь лишь на некоторых аспектах, которые в этот раз особенно задели

Самое сильное в романе – это человеческие судьбы. В большинстве своем это совершенно неоднозначные характеры, противоречивые и яркие. Федор Савельев, Яков Алейников, Агата Савельева, Вера Инютина – вот эти фигуры кажутся мне наиболее выпуклыми и интересными. Потому что в них есть динамика, есть рост личности, пусть и не всегда позитивный, но есть о чем подумать.

Почему произошла эта метаморфоза с Федором, почему лихой партизан и классный тракторист стал предателем? Автор ищет причины в несостоявшихся мечтах юности, не быть Федору зятем Кафтанова. Может быть, взглянуть шире? Что это – зависть? К кому? Ведь есть справный дом, хозяйство, сыновья. Ревность? Но он уже давно не любит Анну. Непреходящая злость за обман? Сколько можно лелеять в душе эту злость? Что терзает душу Федора?

Очень сложные испытания выпали на долю Якова Алейникова, осознать, что большую часть своей жизни ты занимался тем, за что тебе позже стало нестерпимо стыдно – такого не пожелаешь и врагу. И поняв это, он сознательно лез в самые горячие точки, сознательно искал смерти, потому что только так считал возможным искупить то зло, которое натворил. Но конечно, не такой смерти, которая досталась на его долю.

Агата сильно напоминает мне Мелани Уилкс, тихая, незаметная, любящая и преданная, с железным характером и неколебимыми принципами. Не главный персонаж, неяркий, но как камертон, по которому можно мерять нравственность в лучшем смысле этого слова

А Вера – да она вся целиком из нашего времени. Образ окреп, размножился и прекрасно себя чувствует – энергичные прагматичные деловые барышни, хорошо понимающее, что любовь преходяща, а загородный дом, машина класса люкс, отдых на Мальдивах вечны. Молодость проходит, поэтому надо успеть продать ее подороже. А если к этому моменту и девственность сохранить, так цена вообще взлетает неимоверно. Оглянитесь – пришло время Веры Инютиной.

Вечный зов. В 2 томах. Том 1
5 5
Да, жизнь трудная и жестокая, уж она-то знает, снова подумала Наташа. А где эти истинные начала жизни с ее извечным светом справедливости, радости и счастья? Красивые слова, и она даже как-то верит в них. Верит, но не видит этих начал. И не раз задавала она себе остающийся без ответа вопрос: для чего, в таком случае, живет человек?


Да, это советская литература. И я ее, такую, люблю. Пусть местами наивный идеализм, пусть время от времени повторяются слова: коммунист, партия и т.д. Но здесь нет идиотских, зомбированных героев, повторяющих, как у "нас" все хорошо, а у "них" все плохо, "они" там загнивают, а "мы" процветаем... Было не все хорошо. Было тяжко, горько, страшно, а местами настолько невыносимо, что не один, а многие персонажи задумываются о самоубийстве. Но они ищут. Ищут смысл жизни (как ни наивно это звучит), оправдание своего бытия... А время какое! Революция, гражданская война, потом Великая Отечественная - а многие из героев, несмотря на восторг перед молодой советской республикой сомневаются - в себе, в своих товарищах, в праве существовать в новом обществе. Они прошли такой длинный путь: Кружилин, Алейников, Назаров, Анна Кафтанова, Анфиса. Счастливы ли они? Нет. Им слишком тяжело дается это новое, слишком многое непонятно, а кое-что и вовсе неприемлемо. Раньше было проще - все они были бедны, малограмотны, вкалывали, жили в нищете. О чем им было задумываться? А теперь, разрушив старые устои, герои растерялись, не чувствуют почвы под ногами. Вот Алейников, офицер НКВД - сначала его ненавидишь (особенно прочитав воспоминания невинно репрессированных), а потом становится понятно, что не все так просто, что нельзя делить на черное и белое... Человек просто не понимает, что творит! А когда сознание проясняется - как он казнит себя! Или Федор Савельев - сложнейший герой. Так ли уж он мерзок? Или и в нем есть благородство, замутненное "не правильной" юностью?

Автор не одного героя не выписывает однозначно - в каждом борятся свои демоны. Именно это и делает их настоящими, живыми до содрогания и понятными. Там нет положительных и отрицательных. Даже Зубов, сын белобандита, вор-рецидивист - а если глубоко копнуть - ведь писатель и ему сочувствует. И в нем есть та высокая, вибрирующая струна, особенно прозвучавшая в его последнем разговоре с Наташей.

Для меня это произведение не закончено - впереди еще 4-я и 5-я часть. Но я его уже обожаю. И очень хочется, чтобы читатели перестали наконец приклеивать ярлыки: советская литература - это обязательно квасной патриотизм, крики: "Вся власть советам!", и если уж любовь - то доярки и тракториста на фоне выполненных и перевыполненных производственных планов. Были и такие, заказные, "мертворожденные" книги. А "Вечный зов" - не такой. Он живой. Он настоящий.