Осажденный город

В романе Кларисе Лиспектор `Осажденный город` история города рисуется как история любви - любви истинной, с враждебностью, ненавистью, изменой, и в `палитре` писательницы - романтизм и философия, миф и фольклор, тонкий психологический анализ и изыски модернистского стиля. Судьба города - главного героя романа - переплетается с судьбой наивной деревенской девушки Лукресии.
Автор Кларисе Лиспектор
Перевод Инна Тынянова
Издательство Амфора
Серия Новый век
Язык русский
Год выпуска 2000
ISBN 5-8301-0108-4
Тираж 6000
Переплёт Твердый переплет
Количество страниц 288
Код товара 9785830101080
Тип издания Отдельное издание
Публикации Осаженный город, От переводчика
Жанр Роман, Комментарии
86
Магазин »
Нет в наличии
с 16 июня 2018
В других магазинах:
История изменения цены:
Средний отзыв:
3.4
Осажденный город
2 5

Большей частью не понравилось. Для меня здесь слишком много красивостей, субъективного восприятия и потока мыслей, чтобы не потеряться в изложении. А сюжет, теряющийся на фоне повествования, не представляет особого интереса. Некоторые сравнения оказались весьма интересными, восприятие героиней мира тоже оригинально. Но, видимо, чтобы понять книгу, нужно было вчитываться глубже.

Осажденный город
5 5

Какими большими казались вещи, если смотреть в узкое отверстие. Они приобретали объем, тень и свет: они выявлялись.

Проза, похожая на музыку. Читать Кларисе Лиспектор - все равно, что слушать ''Жар птицу'' Стравинского: мощно, порой надрывно, порой лирично, порой запредельно прекрасно, порой волнующе магически, порой волшебно, порой трудно, но невыразимо прекрасно. В прозе Лиспектор слышны отголоски европейского модернизма - Джойс, Вирджиния Вулф; в прозе Лиспектор слышны проблески магического реализма - Амаду, Роса,Маркес; но более всего в ее прозе слышны отголоски мифологии, магии, народных преданий и древнегреческих мифов и легенд. Чтение ее текста порой напоминает продвижение в густых зарослях тропических джунглей, когда острым мачете приходится разрубать дорогу, сквозь переплетения прекраснейших лиан: ты движешься с трудом, преодолевая не сочетаемые связки слов, метафор и сравнений, но уже само движение доставляет тебе непередаваемую радость от встречи с запредельной красотой этих не сочетаемых слов, предложений, сравнений...Чтение этой прозы напоминает прикосновение к хрустальным колокольчикам, звук которых магнетизирует и наполняет душу чем-то хрупким и загадочным: только тронь - разлетится, разобьется, рассыпется хрустальным перезвоном.

История Города, рассказанная ''смотрением'' изнутри, ''смотрением'' сквозь узкую щелку через взгляд магической девушки Лукресии...Вот она то мифологическая девушка-птица, взмахом своего крыла перелистывает страницу за страницей; вот она девушка-лошадь, промчавшаяся в ночной тиши спящего города; вот она таинственная статуя в зарослях спрятавшегося сада; вот она постепенно сама становится Городом: и ее лик то прекрасен, то уродлив,- в зависимости от того под каким углом и в каком настроении смотреть на него...Так же как и Город...любой город может быть то прекрасен, то ужасен...Через историю ее благополучного замужества - рассказана история урбанизации Города, когда цивилизация вытесняет корни, мифологию, легенды, народное мышление, сказочность и свободу. Когда Город покидает Душа. Когда Город покидают ''первые беглецы''.

Его жители уподобились изгнанникам, вернее, изгнали из него свои души. Зато, правда, обрели свободу и одиночество



Красивая, сложная для восприятия вещь, многогранная, и, повторюсь, очень-очень красивая...

Осажденный город
2 5
... девушка спала с нечеловеческим усилием.

Я выбрала эту книгу для знакомства с бразильской литературой, о которой знаю не так много - Жоржи Амаду, Бернардо Гимараенс да Паоло Коэльо. Знакомство состоялось!

Все время, пока я читала этот не очень-то объемный роман, я вспоминала, как была студенткой, как на курсе истории зарубежной литературы мы дошли до Марселя Пруста, как наш лектор рассказывал, что "В сторону Свана" и все "Потерянное время" его любимые книги, а я по полдня мучила сцены с бисквитом и липовым чаем и удивлялась, как же можно так писать: вроде, и смысл, и глубина, и стиль есть, а читать невозможно. Короче говоря, "Осажденный город" тоже не пришелся мне по душе. Некоторые моменты к концу чтения даже стали раздражать. Например, то, что Лукресия, героиня романа, мается откровенным бездельем и скудоумием, поэтому воображает себя то лошадью (кстати, образ лошади тоже приелся), то статуей. А еще она постоянно бродит по окрестностям и полагает, что строит город - буквально силой мысли. Как будто из-за нее возводят новые здания, мосты, виадук в ее захудалом предместье. (Мозгом я, конечно, понимаю, что все это призвано показать нам, как цивилизация борется с традициями, как урбанизация смывает индивидуальность, искренность и непосредственность восприятия жизни, но душа не принимает.) В общем-то, Лукресия только и занимается, что созерцанием окружающих предметов, "падая с поверхности вещей в их глубину", или придумыванием себе разных чувств, например, счастья с первым мужем, любви на стороне, горя от смерти первого мужа и так далее. Кроме Лукресии, в романе более-менее действует ее бывший жених Персей, который предпочел карьеру женитьбе на героине; Матеус, первый муж Лукресии; Ана, ее мать, и доктор Лукас, объект незаконной страсти, но их жизням, мыслям и наблюдениям отводится не так много места.

В общем, жизнь Лукресии в расцветающем предместье наполнена тонким психологизмом и одновременно так скудна, что создается впечатление, будто она делает что-то очень физически простое, но с гигантским усилием и терпением. Поэтому читать мне было очень тяжело.

Осажденный город
3 5
Скажу так - книгой я не прониклась, не смогла я понять и воспринять всю глубину данного романа (а ведь она тут есть!). Да, язык хорош, автор мастерски описывает и город, и воприятие окружающего главной героиней. Но я все время была на поверхности, не смогла попасть в глубь, в самую суть. Как будто что-то меня не пускало. Дочитав последнюю страницу, вздохнула с облегчением. Теперь дам почитать книгу маме, может у неё по-другому пойдет.