Доктор Живаго, размер 115x180 мм

Борис Пастернак - лауреат Нобелевской премии, гениальный поэт, автор знаменитого романа "Доктор Живаго". "Доктор Живаго" стал в конце пятидесятых причиной грандиозного окололитературного скандала и, может быть, стоил поэту жизни. "Я весь мир заставил плакать Над красой земли моей", - написал о своей книге сам Пастернак. И добавим: не для того ли явлена миру история жизни и смерти Юрия Живаго, чтобы еще раз "тайная струя страданья Согрела холод бытия"?

Автор
Издательство Азбука
Серия Азбука-Классика
Язык русский
Год 2020
ISBN 5-91181-045-X 5-352-00828-2 978-5-389-01724-5 978-5-91181-837-1 978-5-9985-0602-4
Тираж 5000 экз.
Переплёт мягкая обложка
Количество страниц 704
Штрихкод 9785911810450
Страна-производитель Россия
Размер 115x180 мм
Длина 115мм
Ширина 180мм
Высота 36мм
Объём 1
Входит в комплект Классики мировой литературы от издательства «Азбука»
Количество томов 1
Формат 75x100/32
153
История цены:
Средний отзыв:
4.1
* * * * *
Доктор Живаго
5 5
* * * * *

Роман, наделавший много шума. Он может нравиться, а может - нет, равнодушным так же может оставить, и это вполне нормально, ведь у каждого читателя свои литературные предпочтения и требования к книжному материалу. Но нельзя отрицать того, что у этого произведения интересная и непростая судьба. Успех на Западе и Нобелевская премия очень дорого обошлись Борису Пастернаку.
Мне нравится проза Пастернака, но как поэта я люблю его больше.
Касаемо романа хочу заметить, что эпоха, драма отношений между героями показана подробно и красочно. Я не могу осуждать, я только наблюдатель. Мне нравятся все мизансцены (не знаю, допустимо ли употребление этого термина по линии литературных творений).
Читать стоит хотя бы для того, чтобы знать, что из себя представляет роман, который запрещали, втаптывали в грязь, но … так и не смогли уничтожить.

Доктор Живаго
5 5
* * * * *

Мне даже как-то немного стыдно - я поставила высокую оценку книге, а почему - сложно объяснить. Даже самой себе! Не говоря уже о том, чтобы изложить мысли в более-менее приемлемом виде.
Я осталась впечатлена книгой, да. Не потому, что это “классика”, а потому, что это глубоко и навсегда. В том смысле, что НАД временем.
Я была просто поражена тем, КАК смог увлечь меня роман. Я сопереживала героям, проживала с ними каждый момент книги - бытовые и военные сцены, моменты душевных метаний и сомнений. Я читала о войне и видела ее глазами простых людей, чуждых политическим играм.Им бы жить, любить, детей растить, не расставаться с любимыми, не делать выбор между любовью и долгом отечеству, не бояться.
Конфуций желал своими врагам: “Чтоб ты жил в эпоху перемен!”. А для Живаго вся жизнь - перемены и революции.
Я знаю - я поставила 5 звезд за искренность в каждой строчке.

Доктор Живаго
5 5
* * * * *

Какое все родное в этой книге, какое свое, обычное. Как душевно Пастернаку удается отразить точку зрения на жизнь миролюбивого человека в те тяжелые времена в целом и на результаты революции в частности.

Ведь почти невозможно объяснить, что очень многим не нужна ни война ни революция, они не ратуют за одних или других. Таким людям просто нужна их единственная жизнь, им нужно их спокойствие и семья. Кажется, таковым и является Юрий Андреевич Живаго. Политические события почти не возмущают его сознания.

Он не понимает, зачем и за что умирать и убивать живых людей. Он не видит смысла становиться на ту или иную сторону, если цена этого лишь более эффективная пропаганда. Он не понимает, зачем заставлять воевать людей, которые не хотят воевать...

Через всю книгу проходит его стремление вернуться в его любимую жизнь, когда на каждом шагу обстоятельства бросают его из одного места в другое и обратно. Он хочет уехать от этой "истории", которая творится нашими руками подальше, в глубинку, насладиться полнотой жизни не творить ничего исторического.

Всю бессмысленность гражданской войны и истинное единство народа Пастернак показывает в одной короткой сцене, в перестрелке красных и белых, когда доктор Живаго находит библейский псалом для защиты от пуль сначала на груди мертвого красноармейца, а потом точно тот же псалом на груди у белого...

Пастернак познал жизнь очень глубого, и подарил частичку своего познания миру в виде этой книги.

Доктор Живаго
5 5
* * * * *
— Жалко. Своим рассказом вы пробудили во мне сочувствие к нему. А вы изменились. Раньше вы судили о революции не так резко, без раздражения.
— В том-то и дело, Лариса Федоровна, что всему есть мера.
За это время пора было прийти к чему-нибудь. А выяснилось, что для вдохновителей революции суматоха перемен и перестановок единственная родная стихия, что их хлебом не корми, а подай им что-нибудь в масштабе земного шара. Построения миров, переходные периоды это их самоцель. Ничему другому они не учились, ничего не умеют. А вы знаете, откуда суета этих вечных приготовлений? От отсутствия определенных готовых способностей, от неодаренности. Человек рождается жить, а не готовиться к жизни. И сама жизнь, явление жизни, дар жизни так захватывающе нешуточны! Так зачем подменять её ребяческой арлекинадой незрелых выдумок, этими побегами чеховских школьников в Америку?


Почему-то очень долго боялась браться именно за эту книгу, откуда-то была странная уверенность, что она очень сложная для чтения и восприятия. Зря боялась, как оказалось. Ничуть не сложнее другой русской классики, а по сравнению с некоторыми конкретными авторами так и легче. Те же многостраничные излияния Толстого порой вгоняют меня в сон, от Пастернака же, куда бы его мысль его ни заносила, спать не хотелось однозначно. А очень приятный слог помогал воспринимать живее и острее поднятые им непростые темы.

Юрию Живаго, как и многим другим, не повезло родиться в конце 19 века в России, на годы его жизни пришлась череда страшных событий: войны, революции, гражданская война, становление новой власти, которое просто не могло не быть жестоким и кровопролитным. Даже выжить было непросто, что уж говорить о том, чтобы жить, а не выживать. И тут человек либо приспосабливается к новым обстоятельствам, либо они его ломают рано или поздно.

Картины рисуемые автором поражают, хоть тема для меня и не новая, нет чего-то, что бы я не знала прежде, но от этого не менее горько и страшно. Очень ярко автор показал восприятие происходящего не теми людьми, которые безоговорочно относили себе к одной из воюющих сторон, к красным или белым, а теми, что являясь по сути своей господствующим классом, сочувствовали революции, хотели изменить мир к лучшему, хотели счастья даром для всех итд То, как постепенно приходит осознание происходящего, и нет уже правых и виноватых, все превратились в каких-то монстров, жаждущих крови, прикрывающихся красивыми и громкими, но уже такими бессмысленными и неживыми лозунгами. Кругом голод, запустение, заброшенные поля, сожженные деревни, брошенные под снегом поезда, трупы, казни, пытки, смерть. Эти картины, когда я их пытаюсь описать, напоминают мне современную фантастику об апокалипсисе. И тем страшнее, что это наша не такая уж и давняя история...

И на фоне всего этого люди. Большие и маленькие. Герои и негодяи, а скорее герои-негодяи, смотря под каким углом взглянуть. Поломанные, искореженные временем и обстоятельствами судьбы. Страшна история красного партизана, так любившего свою семью, что убил он ее собственными руками в страхе что их схватят белые и замучают. А ведь сколько там таких историй... Жуть..

Меня почему-то еще сильно зацепила судьба Антипова-Стрельникова. Как он превратился из влюбленного смешливого мальчика, чьи мечты о взаимности сбываются, в человека, на чьей совести массовые убийства по законам военного времени, который сам себя и приговорил по итогу? Как может человек так измениться? Но при этом нет ощущения притянутости, надуманности, автору веришь, объяснение таким переменам можно найти в самой книге :

На третий год войны в народе сложилось убеждение, что рано или поздно граница между фронтом и тылом сотрется, море крови подступит к каждому и зальет отсиживающихся и окопавшихся.
Революция и есть это наводнение.
В течение её вам будет казаться, как нам на войне, что жизнь прекратилась, всё личное кончилось, что ничего на свете больше не происходит, а только убивают и умирают, а если мы доживем до записок и мемуаров об этом времени, и прочтем эти воспоминания, мы убедимся, что за эти пять или десять лет пережили больше, чем иные за целое столетие.


Но даже в такие исторические моменты, даже в дни таких потрясений человек не перестает любить. Трагическая, какая-то по-достоевски надрывная любовь чужого мужа и чужой жены, Юрия и Ларисы, причем нет какой-то пошлости в происходящем, и даже встречи их с законными супругами не отдают чем-то нелицеприятным, тут драма, а не мелодрама, тут любовь, а не страсть, какое-то высшее стремление друг к другу, желание в первую очередь понять и поддержать. Очень понравилась мне характеристика, которой награждает Ларису жена Юрия Тоня:

Должна искренне признать, она хороший человек, но не хочу кривить душой, — полная мне противоположность. Я родилась на свет, чтобы упрощать жизнь и искать правильного выхода, а она, чтобы осложнять её и сбивать с дороги.


Но при всех своих восторгах не могу не сказать о нескольких минусах этого романа. Самый большой, пожалуй, это то, что из-за определенной своеобразной манеры повествования я где-то треть истории оставалась несколько в отдалении от героев. Не могла их прочувствовать, потому что частенько автор не описывает события ни их глазами, ни от третьего лица, а упоминает их уже пост фактум мимоходом, а ведь события эти порой очень важны для происходящего. Но потом я, видимо, привыкла и уже прониклась не только самой историей, но и людьми ее населяющими. Еще как-то уж много случайных встреч, понятное дело, что люди тогда перемешались и перемещались по стране из конца в конец в силу обстоятельств, но все равно чутка неправдоподобно, не могу сказать, что мне это прям сильно мешало, но в глаза бросилось. А еще, смешно сказать, но мне не хватило объема, в кои-то веки я была бы не против, если бы автор сильнее растекся мыслею по древу и остановился на каких-то происходящих в книге событиях более подробно, благо объем охваченных им лет позволял добавить страничек.

Но все эти придирки все равно не смогли заставить меня снизить хоть на полбала оценку этому роману. И не потому что это признанный шедевр, классика и бла-бла-бла. Просто он смог меня задеть, смог заставить сопереживать героям, смог заставить о многом задуматься и, конечно же, какие там прекрасные стихи! Так что чего уж тут придираться)

— Так было уже несколько раз в истории. Задуманное идеально, возвышенно, — грубело, овеществлялось. Так Греция стала Римом, так русское просвещение стало русской революцией.
Возьми ты это Блоковское «Мы, дети страшных лет России», и сразу увидишь различие эпох. Когда Блок говорил это, это надо было понимать в переносном смысле, фигурально. И дети были не дети, а сыны, детища, интеллигенция, и страхи были не страшны, а провиденциальны, апокалиптичны, а это разные вещи. А теперь все переносное стало буквальным, и дети — дети, и страхи страшны, вот в чем разница.

Доктор Живаго
3 5
* * * * *

Роман прекрасный, но какой-то весь насквозь не мой.
На сотню "как здорово!" находилась сотня "но...". Пожалуй, самая большая проблема была с тем, что я не прочувствовала главного героя, Юрия Живаго: не сложился его образ, его личность для меня во что-то цельное и понимаемое, во что-то самобытное и индивидуальное, чем является любой живой человек. И, не прочувствовав сердце романа, сложно проникнуться всем остальным.

Вся любовная линия вызывала у меня больше недоумения, чем любых других эмоций и чувств. Откуда что взялось? из чего выросло? Было ощущение, что мне как читателю предлагается просто принять на веру, а этот вариант обычно не срабатывает: мне нужно глубже, нужно осознанней, нужно с большим психологизмом и лучшей проработкой. Вот и не верилось ни во что, принималось мной как сухие факты.
Из всех отношений мне больше всего были понятны линии Лара/Комаровский и Лара/Паша. Лара, пожалуй, была раскрыта лучше всех прочих персонажей, но в случае с Живаго одна она не вывезла всё-таки.

Не пришлась по душе и манера автора вести повествование. Первые две части были сплошь игрой с читателем, причём в этой игре все козыри у автора: он постоянно то не называет героев, а ведёт сюжет так, чтобы читатель догадывался, о ком речь; либо герои известны, но при этом происходящее с ними описывается так завуалированно, смутно и неясно, что опять же читателю приходится проявлять чудеса интерпретации, чтобы выстроить предполагаемое развитие событий. К этому же автор вернулся и в конце романа. Основная часть, сердцевина романа, обошлась без этих игр, и на том спасибо.

Во всём остальном мне роман понравился и пришёлся по душе. Содержательный, наполненный, поднимающий много важных тем. Такие основательные романы стоит читать уже хотя бы за тем, что в них каждый может найти что-то для себя; что-то полезное для ума или приятное для души.

Доктор Живаго
5 5
* * * * *

Долго откладывала прочтение этой книги, ожидая чего-то нудного и тяжело воспринимаемого. Получила книгу, написанную красивым поэтическим языком. Местами я теряла нить повествования из-за обилия огромного количества персонажей и описания их судеб. Но именно всё это и дало очень тонкое и жизненное понимание жизни людей в те страшные времена: первая мировая, революция и чудовищная гражданская война. Мне сложно что-то говорить более конкретно, даже несмотря на то, что книга была прочитана несколько дней назад. Мысли мои сумбурны и до сих пор не могут уложиться. Книга всё ещё их занимает.
Если говорить более конкретно по персонажам. Наиболее симпатичны мне женские образы, а вот Юрий Живаго мне во многих бытовых, личных вопросах не симпатичен. Он слаб духом.
И просто шикарные стихи в конце произведения. Некоторые из них перечитывала по несколько раз.

Доктор Живаго
3 5
* * * * *

Очередная книга из списка классической литературы "для галочки", что вовсе не делает ее хорошей. Скучные, лишенные логики персонажи, вялый сюжет, слабо проработанный исторический фон. Не вижу ни одной причины для получения данным творением Нобелевской премии, кроме политической.

Доктор Живаго
3 5
* * * * *

Впечатления остались смешанные. Очень понравился исторический фон, описание революции, мысли людей,язык книги, но вот если брать сюжет, то тут все уже не так радужно.
Практические все персонажи скорее отталкивали, чем вызывали симпатию, причем само по себе это неплохо, плохо то, что помимо этого они не вызывали интереса.
Сам Живаго эдакий типичный интеллигент который любит размышлять о высоком и вечном, боге, семье и, в первую очередь, любви. Обвиняет своих друзей в скудоумии и лицемерии при этом сам не делает практически ничего, предоставляя все время разбираться другим. Так было с решением ехать в Юрятин, отпусканием Лары с Комаровским, и бегством от Марины. По сути единственным его осознанным решением было бегство от партизан, все остальное время доктор болтается как...листок на ветру и философствует. Однако с жизнью его рассуждения имеют мало общего, и складывается все весьма прозаично, что резко диссонирует с высокопарностью его высказываний. Он обманывает жену, встречается с замужней женщиной и объясняет отсутствие ревности к ее мужу пространственными речами об уважении к равному, и в этом как никогда прослеживается общая инфантильность доктора.
Живаго ничего не выбирает и не решает, он просто действует так как ему удобно. Поэтому он позволяет Марине заботящейся о нем остаться, но сбегает сразу как только встречает Ефграфа, который предлагает ему такие же тепличные условия только без забот о жене и детях. О которых он не очень то и беспокоился позволяя им бедствовать в угоду своим прихотям.
О всех трех женах доктора мы не знаем практически ничего, кроме того, что Тоня и Юра росли вместе, Лару соблазнил Комаровский и она по матерински привязана к своему мужу, Марина дочь бывшего управляющего, в доме Живаго, и все они трое безумно его любят. Не говоря уже о брате, Стрельникове и др.
К сожалению, вместо книги о судьбах людей, о ужасах и бессмысленности революции получилась весьма посредственная, и сумбурно рассказанная любовная история.

Доктор Живаго
3 5
* * * * *

Когда-от давно я пыталась начать читать эту книгу, но бросила, не выдержав даже четверти. И вот, спустя несколько лет я решилась вернуться к ней, надеясь, что вкусы мои с того времени изменились. И вот, пересилив себя и на этот раз прочитав Доктора Живаго до конца, поняла, что в тот раз ничего не потеряла. Не спорю, Пастернак прекрасный писатель, а «Доктор Живаго» - хорошая книга. Но совершенно не моя. Для меня это всего лишь еще одна книга из списка классической литературы, что называется, для галочки.