Детство. Юношеские опыты, размер 229x152x16 мм

Эта книга будет изготовлена в соответствии с Вашим заказом по технологии Print-on-Demand. Книга представляет собой репринтное издание. Несмотря на то, что была проведена серьезная работа по восстановлению первоначального качества издания, на некоторых страницах могут обнаружиться небольшие "огрехи": помарки, кляксы и т.п.
Автор Лев Николаевич Толстой
Издательство Книга по Требованию
Язык русский
Год выпуска 2010
ISBN 978-5-4241-0691-0
Переплёт мягкая обложка
Количество страниц 304
Размер 229x152x16 мм
1470
Купить »
История изменения цены:
Средний отзыв:
4
Детство. Юношеские опыты
5 5

Трилогию Льва Толстого, описывающую жизнь типичного отпрыска дворянского сословия начала 19 века Николая Иртеньева и, к сожалению, так и не вылившуюся в тетралогию, нельзя назвать автобиографической - слишком много расхождений с настоящей жизнью автора, но она несомненна автопсихологична. В трех повестях рассматривается период жизни молодого человека с 10 до 18 лет. Толстой фокусируется на определенных, значительных моментах жизни Николая Иртеньева: первая влюбленность, первая обида, впечатления от смерти матери, расставание с беззаботным детством, противопоставление себя окружающему миру, смена подростковых интересов и ценностей на "взрослые", поступление в университет, взаимодействие с людьми в абсолютно новой и непривычной среде, крах юношеской системы ценностей, потеря себя, нравственный срыв и раскаяние.

С первых страниц повести "Детство" поражаешься глубине проникновения в переживания и мысли главного героя, которые изображены так четко, что их источник - собственная память автора - сразу становится ясен. И в тоже время Толстой пытается в каких-то моментах сделать Николая Иртеньева универсальным героем книги о взрослении человека. Особенно это становится заметным в повестях "Отрочество" и "Юность". Очень органично выписан период переходного возраста подростка со всеми присущими ему завихами в поведении и психологическом развитии. Не менее правдоподобны и универсальны, в общем-то, для каждого человека, устремления и заблуждения юности Николая. Уверен, что читатель, не привыкший лгать самому себе, всенепременно найдет в образе Иртеньева и собственные, наиболее характерные черты взросления.

Нужно заметить, что в этой книге Лев Толстой проявился не только как тонкий психолог или мудрый философ, но и как блестящий художник. Книга насыщенна замечательно живыми описаниями природы, людей, событий, которые сразу западают в душу. Так видеть мир, а самое главное уметь свое видение так ладно переложить на бумагу в столь еще юном возрасте ( трилогия написана Толстым в возрасте 23-29 лет), способен только действительно настоящий гений литературы, коим является великий русский классик.

Детство. Юношеские опыты
5 5
   _*_
ǀ
/ \

"ДЕТСТВО". Весь мир - внутри родного дома. Пиитет, уважение к отцу и матери. Детские игры, для которых нужна лишь хорошая фантазия. Первая влюблённость, первая зависть. Сравнение себя с окружающими: с братом, со взрослыми. Размышления о чужих людях, не из своего дома. Первые мечтания, первое горе.

 ___о___
ǁ ǁ
/ \
/ \

"ОТРОЧЕСТВО". Соперничество с братом. Строительство планов, написание списков дел, заглядывание в будущее. пристальное внимание к девочкам, анализ их поведения. Влюблённость во взрослую женщину. Первая любовь. Неуёмная фантазия, философские открытия. Гордость и самоуверенность, пренебрежение ко взрослым.

  ____Ο____
ǁ ǁ
ǁ ǁ
/ \
/ \

"ЮНОСТЬ". Вторая, третья любовь. Постоянный самоанализ. Превозношение дружбы, идеализирование чел.отношений и любви - "красота чувства". Тщеславие, соперничество со сверстниками. Частые уступки лени, несобранность. Приступы одиночества, непонимания со стороны окружающих. Подготовка к грядущим жизненным переменам.

Это типические черты взросления практически каждого мальчика, и Толстой необычайно правдив в изображении любого штриха. Он точно показывает все нюансы мироощущения молодого/юного Николеньки, которые приложимы, думается, к большинству читателей-мужчин (за вычетом 19-го века и дворянской среды). Сей точности способствует метод: повествование ведётся как будто от двух лиц сразу - от мальчика Коли и от выросшего Николая Иртеньева, с ностальгией взирающего на своё взросление. Толстой одним из первых описал детство от лица самого ребёнка.

Детская и отроческая тема мне особенно близка в силу профессии, посему читать книгу было и интересно, и полезно - она напомнила, что мотивы поведения и психология "подопечных" это отнюдь не линейное уравнение, это формула со множеством неизвестных.
Книжное совпадение №555: начал читать и понял, что на носу 1 июня - День Защиты Детей.

2,5 / 4 это пропорция написанного к планируемому. 3-я повесть "Юность" не дописана, а 4-й должна была стать "Молодость". В совокупности это должно было называться "Четыре эпохи развития". Жаль, что замысел не осуществился, ибо дико интересно, что и как мог написать мэтр-Толстой о той поре, в которой я - и вы, мои молодые друзья - пребываем прямо сейчас.
Решив взяться за Толстого, я начал с азов, чего и вам советую - чтобы понять, откуда растут ноги у толстовского стиля и его тем. Например, его избыточное, "исследовательское" письмо, пропущенное через призму нравственности, видно уже здесь. Или думы о классовом неравенстве, о непрестанном самосовершенствовании, о зле и (не)противлении ему, с особой силой развернувшиеся в главных произведениях, посещают писателя уже в первых его "больших" творениях.

Наташа и Анна, Пьер и Алексей, ждите меня! Я взял два билета! Не обессудьте, что я сначала заеду к одним, а потом к другим. Для меня это даже двойная радость, две приятных встречи! До скорого!!
P.S. Аня, я ни на что не намекаю, не думай.

Детство. Юношеские опыты
3 5

К сожалению, не прониклась данным произведением. Было мне откровенно скучно, отрицательную оценку не дал поставить только потрясающий язык. Вот этого у классики не отнять! Можно не проникнуться сюжетом, героями, событиями, но вот язык всегда вытянет для меня классику хотя бы на нейтральную оценку.

Так о чем рассказ? Для меня ни о чем, увы и ах. Ехали, ехали, кругом метель, пурга, не видно дальше собственного носа, куда едут непонятно, выедут ли тоже непонятно, в принципе можно проникнуться атмосферой возможной смерти от бушующей стихии, но у меня что-то не получилось. Какой-то апатичный главный герой, постоянно полудремлющий...Вот и я продремала все вместе с ним) Отсюда какое-то отстраненное восприятие происходящего..А! Уже приехали? Ну и слава Богу!)

Дальше...

Детство. Юношеские опыты
5 5

Я снова здесь! Я снова читаю книги! И я снова пытаюсь написать рецензию на прочитанное! Охо-хо!
Не иначе, как вспомнила о своих должностных обязанностях - читать классическую литературу для укрепления ума и для развития навыка написания будущих школьных сочинений. И вот, еще одно произведение было вычеркнуто ярким фломастером с радостных восклицанием: "Я снова люблю списки!"
Признаюсь честно, Толстого я открыла для себя не так давно - когда снова пришлось черкать школьные списки в прошлом году и читать рассказ "После бала". И знаете, что?
Толстой - один из тех писатель, чьи труды я готова читать не проверяя каждую секунду на какой я странице и сколько осталось до конца. И да, я часто открываю конец книги, всегда знаю сколько до "победного" конца, дабы это Я и разъяснения здесь неуместны...
Да, много было тех слов, которые приходилось переводить с русского на русский, как бы странно это не звучало - вот вы знаете, что такое доезжачий, черепеник, пуассардка и вакштаф? Я тоже нет. Плюс много слов было "французи", но замечу, что это плюс, т.к. слова из другого языка всегда полезны. Но все это не мешало мне читать и, позволю себе выразиться так: "не заморачиваться".
"Детство" оказалось не таким счастливым, каким его хотелось бы видеть. Неожиданно смерть пришла в дом Льва Николаевича, которого здесь зовут Николай...
"Отрочество" - это мое время. Время, когда многое в твоем мировоззрении меняется, начинаешь вести себя по другому, думать по другому, быть другим... Пора взросления вообще никого спокойно жить не оставит - и депрессия придет, и тоска, и скука заодно...
"Юность" же для меня предел мечтаний, хоть и ждать его уж не так и долго. Но знаете, что то эта "юность" долгожданной не назовешь... Учеба, где каждый сам за себя... Выходы в свет, где каждый сам за себя... Жизнь, где каждый сам за себя...
Но знаете, если все переживают такие периоды в своей жизни, переживают многие неприятности и невзгоды и потом, в более сознательном и менее невинном возрасте могут вспомнить все и осознать - значит, эти промежутки прожиты правильно! Именно такая мысль посетила меня во время чтения. Возможно, все совсем не так, и автор хотел сказать совсем другое. Но каждый видит то, что хочет или может увидеть.
Думаю, что я в свое время перечитаю свои "личные дневнички"... И может даже опубликую... Может, и в моей жизни кто найдет чего на заметку...
И да, я продолжу знакомство с Толстым вместе с "Анной Карениной". А как вам трилогия Льва Николаевича?

Детство. Юношеские опыты
4 5

Ни к одной книге я не подбиралась так долго, как к этой, хотя на полке она у меня стоит очень давно, со дня вручения ее мне в день вступления в пионеры (sic!) и имеет соответствующую дарственную надпись на обороте форзаца; более того, из разложенных на учительском столе книг я, воспользовавшись правом выбора, указала не нее сама – остальные были слишком пестрыми (”несерьезными“), и я специально выбрала ее слегка ”навырост“, но приступить к чтению не могла долго: сначала спотыкалась о фразы на немецком и французском (в книге есть перевод в сносках, но все равно было неудобно), потом что-то не складывалось и останавливало; и вот наконец я ее прочла, с интересом и удовольствием (даже несмотря на то, что язык Толстого из-за некоторых стилистических особенностей я недолюбливаю – что, впрочем, не мешает мне любить многие его произведения за точность психологической проработки героев).

* * *


Это автобиографическое произведение, написанное молодым Л.Н. Толстым в период с зимы 1850-51 по 1855 год; однако это прежде всего художественное произведение, и автобиографично оно в большей степени в описании душевного состояния героя, чем в событийной части, где есть расхождения с биографией. Книга была задумана в четырех частях, и финальная фраза третьей части – «Юности» – обещает продолжение, но четвертая часть тетралогии – «Молодость» – так и не была написана.

Толстой описывает переход главного героя, Николая Иртеньева, из детства в отрочество и затем в юность на фоне сентиментальной эпохи, когда мужчинам, и тем более молодым людям и мальчикам, еще было не зазорно рыдать и быстрые слезы по разным чувствительным поводам служили доказательством тонкой и восприимчивой организации души («Я продолжал плакать, и мысль, что слезы мои доказывают мою чувствительность, доставляла мне удовольствие и отраду» – из «Детства»), а к отношениям – в юношеской среде – предъявлялись абсолютные, свойственные этому возрасту максималистские требования: либо возвышенная, чистая и крепкая дружба, либо полная невозможность общения, третьего не дано. Время высоких стремлений, крайностей в оценках, идей самоусовершенствования (в морально-этическом отношении) и жажды воплощения идеала, – и неизбежных заблуждений на этом пути.
Все это отражалось на взрослении Николая, накладывалось на естественные для его возраста изменения в характере, сказывалось на его самооценке и в оценках происходящего вокруг, сбивало его с толку, но вместе с тем и удерживало от опасных крайностей.
Герой книги искренен и всегда предельно откровенен – в описании как своих страхов, так и надежд, в переживаниях о своей внешности, в описании и в моральных оценках тех или иных событий, участником или свидетелем которых он становился, – вначале незрелых и идеалистичных, но становящихся все более осмысленными по мере взросления.

Книга содержит также множество бытовых подробностей жизни того времени, которые позволяют ощутить дух описываемого времени, живой язык Толстого, не пропускающего малейший подробностей, создает ”эффект присутствия“, дает возможность практически почувствовать обстановку, в которой происходят описываемые события; местами эти подробности описаны так скрупулезно, что становятся утомительными (такими для меня оказались описания сборов на охоту и перед поездкой в «Детстве»), но в целом они, без сомнения, необходимы в этой книге не только как свидетельства времени, но и как элементы, создающие ”атмосферу“ происходящего и даже объясняющие то или иное душевное состояние героев.

— Знаете, отчего мы так сошлись с вами, … отчего я люблю вас больше, чем людей, с которыми больше знаком и с которыми у меня больше общего? … У вас есть удивительное, редкое качество – откровенность.
— Да, я всегда говорю именно те вещи, в которых мне стыдно признаться, — подтвердил я, — но только тем, в ком я уверен.


Одно из главных достоинств книги – проникновение в движения души героя, в его восприятие мира и окружающих его людей, его попытки понимания и объяснения происходящего и изменения этого понимания с течением времени или под влиянием новых событий; все это передано очень точно, и очень приятно оказаться в числе тех, в ком герой книги уверен, и которым поэтому доверяет во всех подробностях свои мысли и чувства.

Детство. Юношеские опыты
4 5

Честно говоря, пока читала "Детство" и "Отрочество", мне этой книге хотелось вообще трояк влепить (шестерка по местной шкале). Ну неинтересно, ну пресно, ну ни о чем. Язык... Извините, но после Тургенева любой автор графоманом покажется. Описания... внешности - нудно, характера - Достоевский куда лучше умеет души препарировать.
Но вот Николенька вырос (наконец-то!) и наступила пора его юности. Эта часть понравилась мне больше. Возможно, она получилась у Льва Николаича живее потому, что он (т.е., герой) на тот момент находился в более сознательном возрасте. Детство-то и отрочество у него были счастливые вот прям до приторности. Нет, конечно, смерть близкого человека - это трагедия, но в остальном... голодный сытого не разумеет, короче. Его проблемы казались мне надуманными, а за хамское поведение я бы поговорила с ним очень серьезно. Противный...
Ну и вообще, мне претит, когда мальчики-подростки ведут себя то как фарфоровые статуэтки, то как кисейные барышни, то как ясельники. Момент, когда Николенька показал язык гувернеру и раскапризничался, меня просто выбесил. Угадайте, сколько лет было на тот момент капризуле?.. Не угадали. Четырнадцать. Че-тыр-над-цать!
Проблема в том, что Толстой хотел проанализировать события мира своего детства и отрочества именно с позиции ребенка и подростка. Но, т.к. автор, видимо, помнил свое относительно счастливое детство достаточно смутно (так всегда бывает, кстати. А вот тяжелое детство просто таки врезается в память...), получилось у него поверхностно, сухо и однообразно. Сам герой симпатии также не вызывает. Это не то, чтобы эгоист - это просто тепличное растение. Довольно ограниченное. Именно таких вот николенек рафинированными аристократами называли.
В "Юности" события поданы более вкусно. Сразу чувствуется, что писатель каждое событие перенес через себя. И поэтому "Юность" кажется куда обаятельнее "Детства" и "Отрочества".
В общем, я пока так и не поняла, почему многие читатели произносят имя Толстого с придыханием и полагают, что не любить его - это моветон. За смелость и самокритику я автору искренне благодарна, но как-то маловато этого для шедевра, не?
Впрочем, у меня еще "Анна Каренина" не читана. И "ВиМ" еще со школьных лет с упреком смотрит на меня с книжной полки... Если не полюблю Толстого, значит, в мысли, что-де поклонникам Достоевского Толстого не полюбить никогда, есть зерно истины.
...А пока пойду-ка дочитаю про афганского парнишку, который, спасаясь от талибов, голода и безработицы, работал то на иранской стройке, то в пакистанских сортирах...