Египетская марка, размер 229x152x10 мм

Эта книга будет изготовлена в соответствии с Вашим заказом по технологии Print-on-Demand. Воспроизведено по изданию 1928 года (Ленинград, издательство "Прибой") Книга представляет собой репринтное издание 1928 года (издательство "Ленинград, издательство "Прибой""). Несмотря на то, что была проведена серьезная работа по восстановлению первоначального качества издания, на некоторых страницах могут обнаружиться небольшие "огрехи": помарки, кляксы и т.п.
Автор Осип Эмильевич Мандельштам
Издательство Книга по Требованию
Язык русский
Год выпуска 1928
ISBN 978-5-4241-0641-5
Переплёт мягкая обложка
Количество страниц 192
Размер 229x152x10 мм
697
Купить »
История изменения цены:
Средний отзыв:
3.9
Египетская марка
4 5

Только вернулась из Питера, и эта книга. Моя любовь к этому городу настолько огромна, что ее невозможно выразить словами, звуками, красками, эмоциями. Мне диапазона всего этого мало. А в этом произведении так много Питера, его воздуха, особенностей, причуд. Книга вся пропитанна ассоциациями, навевает Пушкиным. Читаешь и попадаешь в в пространство между Миллионнией, Адмиралтейством и Летним садом.
«Парнок – египетская марка, парикмахер,держаший над головой героя пирамидальную фиоль или слова комара: «я последний египтянин — я плакальщик, пестун, пластун, — я маленький князь-раскоряка — я нищий Рамзес-кровопийца”» одинок и чужероден.
В повести Мандельштама предельно сконцентрированы, сдвинуты, тесно-тесно прижаты друг к другу не события, а детали и вещи. «Но как оторваться от тебя, милый Египет вещей? Наглядная вечность столовой, спальни, кабинета. Чем загладить свою вину?»
«Египетская марка» — обидное гимназическое прозвище Парнока — значит, как указывают составители «Пояснений к читателю», «лишняя, ни к чему не пригодная». Мандельштам показывает, как все сыплется, испаряется, тонет, становится лишним.«Лифт не работает.... И страшно жить, и хорошо! Он — лимонная косточка, брошенная в расщелину петербургского гранита, и выпьет его с черным турецким кофием налетающая ночь». Наведя на мандельштамовскую ночь и звезды телескопы с тысячекратным увеличением — рассматривая каждую упомянутую здесь щепотку свежего кяхтинского чая и чайную ложечку сквозь призму русской и европейской истории и культуры.
Читая их, понимаешь, во-первых, что нас действительно отделяет от «Египта вещей» — вечность, но, во-вторых, открываешь, почему «Египетская марка», несмотря на свой крошечный объем, кажется столь насыщенной и глубокой. Потому что в каждой детали здесь прячется культурный космос, просвечивает и Пушкин, и Достоевский, и Андрей Белый, и Розанов, и Данте, и Киплинг, музыка Бетховена и Баха, живопись Брейгеля и Ван Гога.

Египетская марка
2 5

Книжка, конечно, отвратительная, на мой вкус.
Читать меня ее заставила идея, что надо ее прочитать, прежде чем сходить на постановку в Фоменко (которая, к слову, гениальная).
Идея была средней степени адекватности, т.к. сквозь чтение я продирался, словно через стальные прутья громадоподобным скипетром судьбы непринужденно вогнанные в топ-топ поверхности асфальтовой безлюдной мостовой (ну вы все знаете Мандельштама, да).

А вот постановка...это было сильно.

Египетская марка
3 5

Слишком вычурно (да, это говорит любитель прозы Белого!), слишком по-еврейски; при этом слишком по-петербургски, что мне скорее нравится. Но все-таки это Мандельштам, и это чувствуется, а я его не люблю.
Впрочем, ничего непонятно; пойду читать лекмановский комментарий.