Село Степанчиково и его обитатели. Из записок неизвестного, размер 229x152x7 мм

Эта книга будет изготовлена в соответствии с Вашим заказом по технологии Print-on-Demand.
Автор Федор Михайлович Достоевский
Издательство Книга по Требованию
Язык русский
Год выпуска 2010
ISBN 978-5-4241-0623-1
Переплёт мягкая обложка
Количество страниц 124
Размер 229x152x7 мм
455
Купить »
Размер: 229x152x7 мм
История изменения цены:
Средний отзыв:
4.3
Село Степанчиково и его обитатели. Из записок неизвестного
5 5

«Село Степанчиково и его обитатели» - это поистине шедевр русской классики! Шикарный концентрированный гротеск, великолепная трагикомедия! Достоевский в роли сатирика – это лебединая песня мировой классической литературы! Повесть Достоевского о том, что добро должно быть с кулаками, читается на удивление легко. Язык произведения богат и колоритен, характеры персонажей показаны во всей многогранности.

Итак, главные действующие лица:

Полковник, он же дядя, - мягкий и слабохарактерный человек, истово нуждающийся в спасении, наивно обрекший себя на добродушное рабство ради матери и общего мнимого спокойствия. Он обманывается из лучших побуждений сам и принуждает других принимать игру некоего Фомы Фомича, «захватившего власть» в доме.

Матушка полковника - капризная идиотка, вторящая во всем запудрившему ей и без того засохшие мозги, приживальщику.

Фома Фомич (далее ФФ) - наследник гордой фамилии Опискиных (вообще фамилии героев в произведении говорящие – Опискин, Обноскин, Мизинчиков, Видоплясов). ФФ не имеет за душой ни гроша и долгое время подвизывался в доме генерала ничтожным чтецом-шутом, да так и достался по наследству пасынку почившего генерала, то бишь, дяде-полковнику. Теперь он занимает более важную должность в структуре помещичьего мирка – теперь он сатрапствующий неблагодарный приживальщик, эдакий провинциальный Тартюф, чьи основные достоинства - владение в совершенстве искусством осуждать ближнего и непомерно раздутое самолюбие. Опискин – редкостного полета мозгоклюй, способный довести до края любого, даже самого терпеливого человека, и вывернуть, казалось бы, безвыходную ситуацию в свою пользу, давя на лучшие человеческие чувства и порывы. Удивительный образ, яркий, двуликий – тут и плюгавенький лгунишка и деспотичный геракла, затмевающий своим длинным языком солнце для жителей имения. Как называет его сам автор – «бесполезный, малодушный выкидыш из общества», вот только выкидыш цепкий, тщеславный, хитрый и до омерзения прилипчивый. Весь мир вертится только вокруг него и покорен только ему.

Племянник – прифигевший от открывающихся перспектив молодой человек, хорошо воспитанный и жаждущий спасти погибающего дядюшку.

Прочие действующие лица из мещан и дворни либо служат декором в спектакле, либо являются орудием в руках главных действующих лиц и используются исключительно для достижения разнообразных целей.

Сюжет.
Попытка мозгоклюя ФФ при поддержке тяжелой артиллерии (капризной матушки полковника) женить полковника-дядю на деньгах и оттяпать оные деньги для собственного пользования, а также пожать все возможные плоды с нивы хлебного Степанчикова. Встречающееся сопротивление со стороны второстепенных действующих лиц немедленно сминается танковой атакой ФФ (угрозами не уважать/уйти/помереть) и редкими сбросами бомб (нравоучительно-мозговыносительными беседами). Действо изредка разбавляется безумными амурами сбрендившей от свалившегося на голову наследства старой девы из второстепенных действующих лиц.

И лишь само присутствие рыцаря в белом тарантасе (племянника), вынуждает тёмную силу ФФ сделать финт ушами и, получив в результате по тыковке, обиженно совершить недолгий, но показательный великий исход из земель Степанчиковых. Пораженный же молнией раскаяния и уподобившийся мокрой курице, ФФ по-хамелеоньи перелицевавшись в мудрого «гения добра», возвращается на тепленькое местечко.

Так, не столь благодаря умению действующих лиц, сколь волею случая, был спасен и осчастливлен счастием интимного толка полковник-дядя.

Занавес.

P.S. Прочитав эту замечательную повесть, по объему больше похожую на роман, я внезапно поняла, что мне очень хорошо знакомы некие двойники Опискина, Мизинчикова,… И вообще я ежедневно пребываю в селе Степанчикове, не таких, конечно грандиозных масштабов, но все же аналогия четко прослеживается. Офис ты мой родной, село моё, Степанчиково…

Село Степанчиково и его обитатели. Из записок неизвестного
4 5

Тут никто никого не убивает топором. Совсем. Никто не убивается по своей воле. Совсем. Никто не строит умопомрачительных теорий обо всём и всех. Совсем. Тут даже нету банальных убийств. Совсем. Нету ни одной проститутки. Совсем. И блэкджека тоже нет. Однако, традиционное достоевское ощущение «что-за-чёрт-тут-происходит?!» всё равно в полной мере присутствует.

Если коротко охарактеризовать, то почти всех героев можно назвать lucky idiots. И ещё там есть Серёжа, который не понимает, что вокруг происходит. Было бы логично, если бы он проснулся и понял, что всё это сон – так было бы всё ясно-понятно тогда. Или мы внезапно обнаруживаем, что это такой весёлый шутка и на самом деле эту книгу написал Кафка, например. Но это не сон, и это написал не Кафка, это происходит «на самом» деле; это — фарс.

Это такая дилемма: если ты в окружении дураков и ты ничего не понимаешь, то ты тоже дурак? С одной стороны, если ты разумен, то должен бы понять, что происходит; но с другой стороны, если ты понял дураков, то сам дурак, наверное.

Герои делают нелогичные поступки. Все они представляют какие-либо крайние степени всяких разных идиотизмов. Один подвержен влиянию других, причём, в своём же доме и от своих приживальщиков-дармоедов. Без истеричных капризных барышень не обошлось. Ещё есть самодур, который настолько самодур, что своей верой в свою избранность смог убедить не только себя в этом, но и других всех. Парочка любовных интрижек для проформы и сюжета. И ещё есть приехавший в это милейшее место Серёжа, который ходит, глазками хлопает, а в голове у него скачет обезьянка и орёт «что за достоевский тут происходит, Кафку вашего за ногу!», но Серёжа виду старается не подавать и обезьянку тщательно прячет внутри головы, затыкает ей рот и всячески улыбается.

Конечно, Достоевский уже не тот. Стоп, не так: конечно, Достоевский уже Гоголь. Стоп, опять не так, это уже у Белинского было. Хм. Во: конечно, Достоевский уже Грибоедов. Или не Грибоедов… Я запутался, кажись. В общем, Достоевский отличился от себя самого, это очень другой Достоевский в сравнении с более «популярными» его произведениями. Впрочем, почитать стоит определённо, хотя бы для того, чтобы увидеть талант Фёдора Михайловича в другом проявлении.

Село Степанчиково и его обитатели. Из записок неизвестного
5 5

Каждый человек видит других людей по разному. Кто на что обращает внимание - кто-то на внешний вид, кто-то на манеру вести беседу, кто-то ловит слова или ждет поступков. Соответственно, писатели пишут о своих героях, показывая нам то, что видят в людях они. Что же видит ФМ? Видит неловкость каждого своего являемого. Видит неуют его жизни. Видит его кругозор. Еще - обязательно - его материальное положение и как он в нем уживается. Изюминкой же его взгляда является последствия перенесенного унижения героя. За ней то он и гоняется, ее то и смакует. Что это было за унижение? Какая глубина борозды в душе? Куда затянет оно потом, в какие дебри? В смирение ли? В добродетель? В смерть? В страх? В желание оправдаться или отыграться? В ярость? Как униженного будут видеть другие? Захотят тоже унизить или спасти?

В расстановке сил села Степанчикова прожженные обитатели играют против добрейших, а главный, униженный в прошлом, антигерой хочет выжить. И не только выжить, а утвердить свое превосходство над всеми остальными. Он свое возьмет, всех себе подчинит используя то, что сумеет понять о других. Они ему охотно позволят. Почему? Им нравится быть униженными. Хотя бы чуть-чуть. Без боли этот мир не прочувствовать. Пусть будет лучше так, чем по другому. Не хотеть быть униженным это гордыня. Гордыня это грех. Получается, не антигерой он вовсе, никому не навредил, а даже помог.

Если попытаться объяснить одним критерием как видит ФМ своих героев, то проще сказать о них, что они либо игроки, либо идиоты. Игроки всех мастей и идиоты тоже. А потом уже стоит говорить, что Униженные есть в обеих командах и главный двигатель всего происходящего - страдание от унижения. А вот как его отработать - два пути. Путь лукавства и путь святости. Причем, вопреки здоровому принципу "сын за отца не в ответе, а вот отец за сына еще как". Все наоборот! У ФМ еще как в ответе! Унижение отца это мина замедленного действия в мировоззрении сына. Или не замедленного.

Путь святости он и есть путь святости. Мышкин, Алеша, теперь еще и дядя этот Егор. Полковник, к тому же. Бедные рыцари, хоть и не бедны. Доброта, смирение, способность видеть хорошее и светлое, набираться от этого недюжинных сил. С воды и то узор снимут. ФМ бессилен перед ними, он их любит и любуется ими. Перед этим идеалом православного человека. Настолько, что повествуя об их качествах не может привнести в их образы разнообразие. У него от них руки в восхищении опускаются. И не поднимаются окончательно очернить весь этот мир, униженных и оскорбленных. Он верит, что у мира есть шанс, пока есть такие люди.

С игроками он пожестче. Со смаком, пониманием и бесконечным многообразием в вариациях. Их у него много. Этих мужчин и женщин... Умных и глупых. Толстых и тонких. Франтов и оборванцев. Богатых и бедных. Жизнь проживших и только начинающих ее проживать. Расчетливых педантов или самодуров с изощренной фантазией. Пройдох и приспособленцев. Истеричных и зануд. Готовых унижать с умыслом или по неосторожности.

Вот у кого, у какого еще автора можно увидеть этот концентрат унижения в таком масштабе? Русская классическая литература, в основном, творчество дворян. Дворянин значит рабовладелец. Будет ли рабовладелец писать со смаком о своей хозяйской власти во всех ее проявлениях? Сильно ли он замечает то, что унижает уже тем фактом, что является хозяином? Придает ли этому значение? Будет ли писать об этом, если заметит? Граф Толстой со своими причудами писал, но сейчас речь не о нем. Достоевский не был дворянином. Значит, не был рабовладельцем. Но жил в среде рабовладельцев и рабов, хоть бы и бывших (бывают ли бывшие те и другие?). У него был другой взгляд. Когда, в следствие этого понимаешь, что он объективен, в силу происхождения, как никто другой из одаренных талантом - становится страшно. Страшно за наследодателей национального характера в лице его героев. За такую наследственную массу страшно. За такую антропологию. Где на пару сотен игроков и десятка не наберется идиотов и кротких, за которых тоже страшно. Где если не игрок и не идиот, то просто с диагнозом - дурак. А обыденных людей то и нет вовсе. Кто в русских корнях 120-летней давности по-Достоевскому, что за обитатели?

Очень хотелось бы предположить, что ФМ не объективен. Что все дело в его особенном, индивидуальном видении, том самом взгляде. Что пишет он об общечеловеческих проявлениях и смятении, через призму собственного гипертрофированного ощущения неуюта. И национальный колорит тут не при чем. И вообще: преувеличил, фарс это все. Фарс. Но страшно реальность напоминает. Наверное, фарс все же унаследован.

Село Степанчиково и его обитатели. Из записок неизвестного
5 5

Писать рецензии на Достоевского практически невозможно. Во всяком случае, у меня это не получается. Рассыпается что-то неуловимое, понятное без слов. Вернее, только без слов оно и существует. Еще вернее - за пределами слов.
Потому что начнешь рассказывать, о чем "Село Степанчиково" - получается Даунхаус какой-то. Собрание уродов и обалдевших от абсурда бездеятельных наблюдателей.
А на самом деле "Село Степанчиково" - это роман "Идиот". Только пока еще без князя Мышкина.
Да он здесь и не нужен.
А вот по глубине и посылу эти две вещи необыкновенно похожи. Только в этой повести ситуации - декорации более карикатурны, абсурд более подчеркнут.
Автор почти всегда делает читателя сторонним наблюдателем, потому что влезть в образ какого-либо персонажа, принять чью-либо сторону читателю вряд ли удастся.
Единственное, наверное, что воскликнет практически каждый читающий повесть: "Ну как же так!, это же невозможно терпеть! Вот я бы..."
А потом понимаешь, что ничего-то ты не сделал бы. Ни на чьем месте. И представление о справедливости, о том, как должно быть - это просто детские фантазии. Ситуация не разрешается посредством изгнания под зад коленом зарвавшегося негодяя. И, причинив справедливость, ты становишься на одну ступеньку с тем самым негодяем. Изменить ничего и никого нельзя. Не получится.
В "Идиоте" Достоевский немножко упрощает задачу читателю, преподносит инструмент восприятия мира - того самого князя Мышкина. Это через него автор заставляет сострадать и сочувствовать героям. Видеть вот то, что разбивается при описании. Если примитивно - то свет, добро, красоту.
В повести автор предоставляет возможность читателю самому увидеть этот свет, увидеть человеческое в человеке или даже в карикатуре на человека.
Как бы смешная история про чудаков...
Но если оторвать взгляд от декораций, которые в данном случае состоят из действий, то получается жуткая вещь - Достоевский описывает то, что находится над человеческими отношениями. Тончайшие какие-то материи, о которых бессмысленно говорить. Они поддаются только перу великого Достоевского (да еще может быть паре писателей*).

_____________________________________________
одна из них - Вирджиния Вулф. Кто еще - не могу вспомнить, не Глуховского же называть.

Село Степанчиково и его обитатели. Из записок неизвестного
5 5

До этой повести я читала у Достоевского только "Преступление и наказание" (было это еще в школе). И вот, приступая к чтению "Село Степанчиково...", я ожидала чего-то мрачного, безысходного, депрессивного...Как же я ошибалась! Здесь Достоевский открылся мне совершенно с другой стороны. Это очень увлекательное, легкое, "водевильное" (здесь будет и погоня:), романтичное произведение, написанное с юмором и иронией (одни прожекты Мизинчикова чего стоят!). Чем-то оно напоминало мне и "Повести Белкина" Пушкина, и сатиру Гоголя и Салтыкова-Щедрина, и произведения о любви Тургенева (у Достоевского интересная любовная линия дяди и Настасьи Евграфовны). Это своеобразная трагикомедия: здесь есть и над чем поплакать, и над чем посмеяться (вспомним экзальтации Татьяны Ивановны). И даже Фома Фомич Опискин не кажется таким уж отрицательным героем: хоть и иронизирует над ним автор, но к концу повести становится даже немного жаль этого безвредного в сущности героя.

Мое первое книжное открытие 2018 года.

Смело всем рекомендую: живая и нескучная классика, актуальная и современная.

5 баллов из пяти.

P.S. (Мысли вслух) Почему такого замечательного произведения нет в школьной программе по литературе?!

Село Степанчиково и его обитатели. Из записок неизвестного
5 5

Я так отчетливо представляю, как хихикает Гоголь, пожимая руку Федору Достоевскому.
Ха-ха-ха…
Хи! Хи!
А Достоевский бубнит:

Про себя же скажу, что несчастье есть, может быть, мать добродетели. Это сказал, кажется, Гоголь, писатель легкомысленный, но у которого бывают иногда зернистые мысли. Изгнание есть несчастье!

Но я чуть отвлеклась, почувствовала виртуальную усмешку Гоголя.
Не могли они встретиться.
Но встретились. Пересеклись.
Гоголь дал жизнь русской действительности.
В этом сила его. Розанов называл Гоголя неувядаемым…
Снова отвлеклась. Село Степанчиково и его обитатели.
Там обитают т-а-к-и-е колоритные персонажи!!!
Один другого фантасмагоричнее. Никто не замечен в простоте. У каждого свой выкрутас имеется. И этот выкрутас, вытащенный Достоевским из нутра человеческой сути, уникален.
Вот взять, к примеру, дядя Сергея Александровича, от лица которого рассказ, хозяин села Степанчиково – Егор Ильич Ростанев.

Это ребенок в сорок лет, экспансивный в высшей степени, всегда веселый, предполагавший всех людей ангелами, обвинявший себя в чужих недостатках и преувеличивавший добрые качества других до крайности, даже предполагавший их там, где их и быть не могло. Был добр до крайности, человек утонченной деликатности, высочайшего благородства.

Все люди, окружающие его и живущие за его деньги, не стеснялись сибаритствовать за чужой счет. Приживалками и приживалами был полон дом дяди. Да и сам Сергей, потеряв в раннем детстве родителей, воспитывался и учился за счет дядя и очень его любил.
А вот какие люди водились в доме, когда племянник приехал по настоятельной просьбе дяди. Очень любопытны. Чуть-чуть самый небольшой экскурс
Павел Семенович Обноскин с матерью; молодой человек, но высочайшего ума человек что-то зрелое, незыблемое… (Определение сих персонажей с точки зрения дяди).
Татьяна Ивановна – девица, немолодая, но… с приятностями девица; богата так, что два Степанчикова купит. Она такая болезненная …, что-то фантасмагорическое в характере…
(Определение сих персонажей с точки зрения дяди).
И так далее. Важно одно – все живущие за счет дяди – интересные для него люди, несмотря на их чудачества, ложь, козни, воровство и склоки. Он упорно терпелив., но, наверное, человеколюбив.
Но самое главное начинается в этом необыкновенном произведении, когда в жизнь дяди и всего села Степанчиково входит Фома. Да, чуть не забыла: в дом к сыну введет его мамочка, вздорная старуха, вдова генерала с повелительными манерами.
Что же есть такое Фома Фомич Опискин?

Сначала приживальщик генерала Крахоткина, приживальщик из хлеба – ни более, ни менее. Он поступил к генералу в качестве чтеца и мученика. Не было унижения, которого бы он не перенес из-за генеральского хлеба. Генеральша же питала к нему мистическое уважение

.
А после похорон генерала – переезд к сыну в село Степанчиково.
И так начинается непостижимое и бесчеловечно-деспотическое влияние Фомы Фомича на дядю.

Представьте себе человека, самого ничтожного, самого малодушного, выкидыша из общества, никому не нужного. Совершенно бесполезного, совершенного гаденького, но необъятно самолюбивого и вдобавок не одаренного решительно ничем, чем бы мог он хоть сколько-нибудь оправдать свое болезненно раздраженное самолюбие. Фома Фомич есть олицетворение самолюбия самого безграничного. Самолюбия оскорбленного, подавленного тяжкими прежними неудачами, загноившегося давным-давно, и с тех пор выдавливающего из себя зависть и яд при каждой встрече, при каждой чужой удаче. Все это приправлено самою сумасшедшей мнительностью и самою безобразной обидчивостью

.
И что он будет вытворять в доме, где он всего-навсего приживальщик, уму не постижимо. Иногда мне хотелось его сильно-сильно укусить, избить, выгнать, приструнить, поставить на место, а дядюшка у меня не вызывал никакой жалости, он представлялся мне невыносимым дураком, тюхой, киселем, рохлей, потом я снова понимала и любила его, а Фома Фомич вызывал жалость. И так происходило все время. Я жила среди героев.
Достоевский так умело бросает гирьки, уравновешивая весы чувств, так умело, что нам кажется, что судьи мы, и мы вправе решать и судить. У автора, якобы, нет своего мнения. Он полностью доверяет читателям. Иллюзия проглочена. Наживка съедена и до чего же она вкусна!
Я уверена Достоевский будет читаем ВЕЧНО!!!
Фома Опискин – это один из нас.
Дядя Егор Ильич – один из нас.
Все дамочки произведения живут среди нас. Герои живы.

Ссылаясь на Шекспира, скажу, что будущность представлялась мне, как мрачный омут неведомой глубины, на дне которого лежал крокодил. Я чувствовал, что моя обязанность предупредить несчастье

.
И это Фома. Представляете?

Рецензия написана в рамках «Игры в классики»

Село Степанчиково и его обитатели. Из записок неизвестного
5 5

Как-то так получилось, что Достоевского я продолжаю только открывать для себя. Не могла читать его раньше, не "заходил" и был не понят мною. Признаваться в том, что Федора Михайловича нет не только в списке моих любимых авторов, но и прочитанных...было как-то стыдно. Я обходило этот острый угол стороной. Но жизнь очень интересна, наконец-то я доросла до автора (нет-нет, я не форсирую события и не кидаюсь читать все непрочитанное), просто наслаждаюсь каждым произведением. Но как наслаждаться "Селом Степанчиковым и его обитателями"? Можно, если осторожно)))

Сразу отмечу тот факт, что читала я книгу в электронном варианте. Гаджет был только подарен и очень дорог (по всем параметрам)...иначе летала бы моя бумажная книга в стену (нет-нет, я не варвар, бережно отношусь к книгам!), но сдерживать эмоции на этот раз было предельно сложно. А все дело в Фоме Фомиче Опискине. Господи, да он своей мерзостью и поступками мне душу вывернул. И ведь как он весь дом под себя подмял, как всех заставил слушать (слушаться) себя...пустышка и манипулятор. Но ведь он как хамелеон, мимикрировал...и разглядеть-то его можно только свежим глазом!

На новенького в повести выбран Сергей Александрович - племянник полковника. Полковник прислал "мутное" письмо (про свадьбу и кто на ком должен жениться) и племянник срывается "спасать" дядю. По пути встречаются знакомые, которые "вводят" в курс дела. Читаешь и думаешь: "нагоняют тучи на ясно небо"...ну, нет же!!! Когда попадаешь в Степанчиково вообще испытываешь читательский ступор***)))

И вот как все тут поворачивается и изворачивается, что искренне радуешься тому, что Фому Фомича однажды за дверь да в дождь...Ну-ну...не все так просто. Иначе это был бы не Достоевский.