Поэтический сборник, размер 203x133x13 мм

Эта книга будет изготовлена в соответствии с Вашим заказом по технологии Print-on-Demand. "Служил забытому искусству Жизнь выражать через слова - И непосредственному чувству Вернул в поэзии права. Над ним одним дыханье ада И веющая благодать. Обожествлять его не надо, Необходимо оправдать."
Автор А. Межиров
Издательство Зебра Е
Язык русский
Год выпуска 2006
ISBN 9785946633727
Переплёт мягкая обложка
Количество страниц 256
Размер 203x133x13 мм
393
Купить »
Год выпуска: 2006
История изменения цены:
Средний отзыв:
4
Поэтический сборник
5 5
Существует такое представление, что книги стихов пишутся, они вовсе не пишутся, они складываются, как жизнь, или не складываются вообще. Мы ведь говорим, что «жизнь не сложилась» или «жизнь сложилась». И поэтому всегда на вечерах, когда я получал записки, где было сказано: «Над чем Вы работаете?» – я обычно отвечал, ну, приблизительно так: «Я читаю «Тихий Дон» или «Дон Кихота». Вот это – работа. А напишется - не напишется, это уже как судьба. Александр Межиров


Но Межиров оказался не только поэтом плеяды, и не только Двадцатого века. Он давно предугадал многое уже случившееся в Двадцать Первом веке, и предупредил о многом,что нас еще ждет. Евтушенко


Три года срок, казалось бы, небольшой. Ну что такое, скажете вы, три года! Так, пустяк, мелочишка. В масштабах жизни, пожалуй. Но какой жизни? И в какой период? Очень быстро человек меняется до 30, а затем его не так-то легко запутать. изменить, а многих и того раньше, если только не случится потрясения, от которого сдвинутся тектонические плиты мировоззрения. Например, тюрьма, смерть очень близкого человека, война.
Эти три года, что я знаком с Межировым, были сложными, очень сложными, и тем ближе, понятней становились его стихи. Ведь пока сам не переживёшь, не пожуёшь, не обмозгуешь — стихи ничего не весят, это пыль на бумажных листах.

Я не хватаюсь за стихи усилием памяти. Если я их забыл, значит не так уж они были и глубоки, а вот те, что были порой неврачны с виду, но читались в самые трудные моменты — те настоящие, важные, нужные, как воздух. И стихотворения Межирова среди них были.

Я люблю — и ты права,
Ты права, что веришь свято,
Так, как верили когда-то
В эти вечные слова.

Я люблю...
Так почему,
Почему же, почему же
Мне с тобой гораздо хуже
И трудней, чем одному?

Прохожу всё чаще мимо,
И любовь уже не в счёт,
И к себе
Неотвратимо
Одиночество влечёт.



Поразительно, как он в "Странной истории", в "Бормотухе" предугадал истерию разнузданной свободы: люди будут умиляться "в каком-то модернистком упоенье какой-то модернисткой стариной", а потом вдруг (а на самом деле не вдруг) уверуют в Перуна, Заратустру, лишь бы не быть "такими же как все". Межиров предвидел это, потому что был одиночкой по сути. Мы можем назвать его коммунистом, с таким же успехом как и антикоммунистом. Он такой же фронтовой поэт, как поэт эмиграции третьей волны.
Главная его стремление — это быть с униженными и оскорблёнными, вопреки всем своим сподвижникам. К сожалению, в жизни это губительная тактика. Но иного пути нет.

Слава богу, что Межиров малоизвестен, а, если и известен, то своими (талантливыми!) фронтовыми стихами и почти никто не знает об этом сборничке с поздними стихами, из эмиграции. Он там другой, но суть его не поменялась.

Я не рекомендую брать ЭТО издание. Редактору я бы просто отрезал шары так же, как он обрезал стихотворения — обрезанных примерно четверть от общего объёма, то есть до-хе-ра.

***

Покинув неприютную обитель,
Где статуи продрогли нагишом,
В проулке жил роденовский мыслитель,
В Лебяжьем переулке небольшом.

Пил водку, запивал ее рассолом,
Натужно думал о добре и зле,
О гнете справедливом, но тяжелом,
О равенстве и братстве на земле.

Шла женщина в проулке под капелью.
Была весна. Мыслитель ощутил
Повадку позабытую кобелью,
Предшествующую припадку сил.

Не те чтобы душа помолодела, -
Но отрешенно, жадно и темно
Всем телом эта женщина глядела
В его давно не мытое окно.

И упиваясь зрячестью слепой,
Следил Мыслитель не без интереса
За взглядом, отрицающим собой
Возможность социального прогресса.

***

Жизнь ушла, отлетела,
Поневоле спеша,
На лицо и на тело
Проступает душа.

Огорчаться не надо, —
Всяк получит своё:
Старость — это награда
Или кара за всё.

Так что слишком и очень
Не сходите с ума,
Если кончилась осень
И настала зима.

***

У человека
в середине века
Болит висок и дёргается веко.
Но он промежду тем прожекты строит
Всё замечает, обличает, кроет,
Рвёт на ходу подмётки, землю роет...

И только иногда в ночную тьму
Все двери затворив, по-волчьи воет.

Но этот вой не слышен никому.